Из донесения штаба ВСЮР генералу А.С. Лукомскому

14 Сен
2017

Из донесения штаба ВСЮР генералу А. С. Лукомскому об изменении положения в Терско-Дагестанском крае и Чечне в период с 15 августа по 1 сентября 1919 г.
До 22 сентября 1919 г.

№ 25498 Секретно
г. Пятигорск
Политическая сводка
С 15 августа по 1 сентября 1919 г. штаба войск Северного Кавказа
Дагестан
К началу отчетного периода, а именно к 15 августа, непрекращающаяся агитация большевистских, турецких и азербайджанских агентов в Дагестане усилилась, и среди населения началось брожение. Агенты говорили о скором приходе в Дагестан азербайджанских и даже турецких войск, распускали вымышленные ими сведения о якобы неуспехах в Добровольческой армии и подстрекали население не давать всадников по мобилизации. Агитаторы, местные и внешние, удачно использовали первый набор горцев как лишний шанс для возбуждения против нас населения, истолковывая распоряжения правителя Дагестана в превратном для нас духе. Некоторые наши части не совсем тактичным поведением, реквизициями и поборами, озлобляли часть населения, создавая удобную почву для агитаторов, а начавшееся в Чечне восстание, успех Узун-Хаджи и появления его агентов в Дагестане были последним толчком для начала движения среди населения Дагестана.
Приверженцы Узун-Хаджи появились в Андийском округе, и там началось брожение; администрация разбежалась, сторонники Узун-Хаджи разрушили в районе Ботлиха все мосты, кроме одного, и выставили на нем заставу, перестав пропускать кого бы то ни было в этом районе. Казенные здания в Ботлихе были разграблены, причем жители Ботлиха принимали участие в грабеже.
В Даргинском округе также на почве нежелания дать всадников по мобилизации началось брожение. Жители аулов этого округа начали присылать приговоры об отказе дать всадников по мобилизации.
В этом округе недоброжелательство к русским более, чем в других округах, замечалось и ранее. Приписывалось оно пропаганде полковника Магомедова – начальника этого округа, ненавидевшего все русское. В 20-х числах августа этот полковник, а также правитель Дагестана были устранены от должностей.
Неудача с отрядом полковника Лаврова, попавшим в засаду на Мекегенском перевале (восточнее Леваши) и потерпевшим здесь поражение, имела новое значение для распространения восстания. Это поражение было истолковано горцами как наша слабость, и восстание приняло широкие размеры; к концу отчетного периода уже весь Дагестан, за исключением Аварского округа, был охвачен волнением, а агитаторы появились даже в районе Дербента с призывом восстать против добровольцев. Восставшие стали нападать на поезда и портить путь на линии Грозный – Дербент. Настроение в Грозном, Петровске, Дербенте, Шуре стало тревожным, а положение этих пунктов небезопасным.
Нельзя, однако, считать, что авторитет русских стал недостаточно сильным и восставшие не считаются с могущей прибыть для их усмирения вооруженной силой Добрармии. Первые успехи горцев подействовали возбуждающе на их умы, и они истолковали свои удачи как нашу слабость, а руководители движения поддерживали в горцах эту уверенность. Для руководства восстания и поддержки движения в Дагестане туда прибыл Гаджи-Нури, сформировавший в районе Ботлиха отряд в 700 человек, Тари-бей с тремястами человек и со своими аскерами Нури-Паша, стоящий во главе всего мусульманского движения в Закавказье. Азербайджанские войска были подведены к самой границе Дагестана и Самурского округа, а в Меджет прибыл член азербайджанского парламента Расуль-Зала, призывавший к борьбе с Добрармией.
Все это, конечно, поддерживало настроение горцев против русских и вселяло в них некоторую веру в скорую помощь со стороны Турции и Азербайджана, но более трезвые умы указывали на силу русского оружия и возможное возмездие со стороны Добрармии. На совещании в Левашах часть населения определенно указывала на необходимость прекратить движение, а Аварский округ не присоединился к движению и выставил стражу для охраны своих границ против желающих проникнуть туда повстанцев. Имени Али-Хаджи не упоминалось в этот период движения, он, как будто сознавая бесцельность этой затеи, не примкнул к движению, а наоборот, по слухам, уговаривал повстанцев прекратить восстание, однако его сыновья принимают деятельное участие в восстании.
Таким образом
Агитация местных и внешних агентов против Добрармии в связи с распускаемыми ими слухами о скором приходе в Дагестан азербайджанских и турецких войск возбуждала население не давать всадников по мобилизации; удачные действия Узун-Хаджи послужили последним толчком для восстания в Андийском и Даргинском округах, а успехи восставших над отрядом полковника Лаврова расширили восстание среди горцев, понявших это поражение как нашу слабость, и к концу отчетного периода восстание охватило весь Дагестан, за исключением Аварского округа.
Авторитет русских все же стоит среди горцев очень высоко. Горцы боятся вооруженных русских сил и возмездия за восстание. В Левашах благоразумная часть населения призывала повстанцев прекратить движение, и будто бы о подчинении русским уговаривал повстанцев сам Али-Хаджи, стоящий в стороне от движения, которым руководят другие вожди и между ними турецкие офицеры.
Ингушетия
Наступившее в прошлом отчетном периоде успокоение продолжает оставаться не изменившимся и в отчетном периоде. Но события, происходящие в Горной Чечне и Дагестане, не могли не отразиться и на Ингушетии.
Из Чечни стали прибывать отдельные агитаторы, стремящиеся поднять восстание. Успокоение поддерживается, видимо, вследствие еще не выветрившегося сознания нашей силы, которую ингуши почувствовали у Сурхохи. Но полного умиротворения и полного отказа от какого бы то ни было выступления и наличия искреннего доброжелательного отношения к Добрармии, несомненно, нет.
Назначенные две комиссии для определения степени зажиточности Горной Ингушетии, обнаружения у них казенного имущества и выяснения отношения населения к Добрармии по возращении из поездки представили доклады, из которых устанавливается следующее.
Продовольственный вопрос в угрожающем положении. Запасов зерна нет. Посевы не сделаны. Скотоводство вследствие бывшей в прошлом году эпидемии чумы в упадке. В некоторых аулах жители голодают.
В условиях мирного времени ингуши обычно арендовали под пахоту земли, принадлежащие Терскому войску, так как своей земли не имеют или имеют только пастбища. Вследствие же враждебных отношений с казаками в этом году земли не заарендованы и посевы не производились.
Служивший подспорьем для добывания средств к жизни лесной промысел с занятием станиц Фельдмаршальской, Аки-Юртовской, Тарской и вследствие этого закрытием удобных путей для вызова дров во Владикавказ доходов не дает. Последнее обстоятельство – занятие станиц, – закрывая все пути из горной Ингушетии в плоскостную и Дорийский округ, разобщая жителей, создает особенно тяжелое положение в Ингушетии.
Начавшийся в прошлом году тиф не прекратился и до настоящего времени. Медицинской помощи нет.
Отмечаются грабежи, чинимые хевсурами, живущими смежно с горной Ингушетией и шайками, приходящими из горной Чечни. Все ингуши отлично вооружены, и почти поголовно.
Общее желание ингушей – скорейшее установление твердой и справедливой власти, бесплатный надел земли, годной для обработки. Просьба открыть свободный проезд из Мужичьего на Аки-Юртовскую и из Бартабос на Тарскую и Владикавказ для вывоза леса и одновременно принять меры к обеспечению безопасности проезда со стороны терских казаков. Способствовать улучшению отношений с казаками и осетинами.
Общий вывод комиссии: бедственное положение жителей.
Осведомленность населения о событиях, происходящих на Юге России, и о целях Добрармии сводится почти к нулю.
Таким образом
Достигнутое в Ингушетии спокойствие вследствие непрекращающейся агитации у них, волнений – в Чечне и Дагестане неустойчивое. Крайне бедственное положение горной Ингушетии может вынудить жителей предпринять отчаянную попытку с оружием броситься на казаков с целью добиться пропуска по проездным дорогам. Неосведомленность в текущих событиях замедляет восстановление порядка и создает неправильные взгляды на цели Добрармии. Нужна широкая пропаганда.
Чечня
Брожение в Чечне, не замолкнувшее и после изъявления чеченцами нам покорности, усиленно поддерживалось и развивалось агитаторами-большевиками, а также агентами Грузии, Азербайджана и Турции, обещавшими скорую помощь со стороны этих государств и распускавшими разные слухи о якобы неудачах Добровольческой армии. Эта агитация создала в Горной Чечне брожение, перекинувшееся затем на южную часть плоскостной Чечни. Узун-Хаджи объединил возникшее в Чечне движение, дал ему свое имя и придал ему «священный» характер войны против неверных. Шерипов стал душой этого движения, организатором и руководителем боевых действий. Большевик Гикало снабжал повстанцев деньгами.
К началу отчетного периода продолжавшиеся в Чечне волнения приняли широкие размеры и, наконец, вылились в вооруженное восстание: 13 августа чеченцы перешли к активным действиям, атаковали наши части у Сержень-Юрта и заставили их отойти на север.
Настроение плоскостной Чечни к этому времени продолжало, видимо, оставаться спокойным и даже доброжелательным Добровольческой армии; так, аул Шали выставил всадников для охраны нашего тыла, а маюртунцы выставили охранение в сторону Джучурты, где были расположены шайки Узун-Хаджи.
Первоначальные успехи Узун-Хаджи над русскими у Сержень-Юрта сразу подняли авторитет его среди горцев, и на его сторону стала вся горная Чечня, а также начали к нему стекаться в Веденский округ осетины, ингуши, тавлинцы и скрывавшиеся в горах русские большевики. Военнополитическим центром, откуда Узун-Хаджи управлял движением, явился Ведено, заняв который и прикрыв Веденский район от покушения со стороны русских, Узун приступил к мобилизации чеченцев, потребовав от десяти домов по одному всаднику, грозя в случае отказа сжечь непокорные ему аулы. Объявленная Узуном мобилизация имела некоторый успех, и к 20 августа Узун-Хаджи насчитывал в своих рядах до 1500 чел. при 4 орудиях.
Успехи Узун-Хаджи отразились на плоскостной Чечне, где настроение стало неустойчивым, и аулы, не зная за кем сила, выжидали, чтобы примкнуть к более сильному. К 26 августа повстанцы, спустившись на плоскость, заняли Воздвиженскую, Атаги, Шали, привлекли на свою сторону часть аулов плоскостной Чечни; к 30 августа выяснилось, что аулы плоскостной Чечни начинают присоединяться к восставшим, и Грозненский отряд, чтобы не быть совершенно отрезанным, начал отходить к Грозному и разъезду Аргун.
Таким образом
Агитация, веденная большевиками и агентами Грузии, Азербайджана и Турции, создала в Нагорной Чечне брожение, которое постепенно перебросилось и на южную часть плоскостной.
Первоначальный успех Узун-Хаджи у Сержень-Юрта привлек на его сторону всю Нагорную Чечню, а затем к нему после некоторого колебания примкнули и некоторые аулы плоскостной Чечни, считая, по-видимому, что сила на стороне повстанцев. Вообще, незначительный успех Узуна, как бы подтверждавший слова агитаторов о слабости Добровольческой армии, подействовал возбуждающе на умы чеченцев. К концу отчетного периода волнение охватило всю Большую Чечню […]
Общий вывод
1. Дагестан – охвачен восстанием.
2. Чечня. Большая Чечня восстала, в Малой относительно спокойно.
3. Ингушетия. Настроение выжидательное.
4. Осетия – настроение спокойное.
5. Кабарда – устойчивое.
6. Степной край – положение не вполне удовлетворительное.
7. Астраханский район – настроение антибольшевистское.
8. Приморский район – неудовлетворительное.
9. Азербайджан – настроение враждебное. Замечено стремление оказать поддержку Дагестану и Чечне.
10. Грузия – настроение враждебное.
11. Англичане помогают нам материально, но в Закавказье ведут политику своих интересов, часто идущих вразрез с нашими.
За начальника Штаба Генерального штаба полковник Булгаков
За генерал-квартирмейстера Генерального штаба полковник Калинин
За старшего адъютанта Военно-Политического отделения полковник
ГА РФ. Ф. P-446. On. 2. Д. 32. Л. 30-32 об., 36. Подлинник.

Комментарии закрыты.