Из донесения штаба ВСЮР генералу А.С. Лукомскому (4)

14 Сен
2017

Из донесения штаба ВСЮР генералу А. С. Лукомскому об изменении положения в Тереке-Дагестанском крае и Чечне в период с 1 по 15 октября 1919 г.
До 15 ноября 1919 г.

№ 25834 г. Пятигорск
Политическая сводка
С 1 октября по 15 октября 1919 года Штаба командующего войсками Северного Кавказа.
Дагестан
В отчетном периоде вполне определенно устанавливается доминирующая руководящая роль Азербайджана и турок в дагестанском восстании.
Ранее, когда восстание имело глубокие корни в народном настроении, имело свои побудительные причины и широкой волной охватило почти весь Дагестан, роль Азербайджана и турок сводилась только к участию в организации движения, приданию ему планомерного характера и к оказанию материальной помощи повстанцам. Тогда еще у азербайджанского правительства и турок жила уверенность, что горцы слишком глубоко захвачены идеей борьбы [и] не было нужды в более активном участии в восстании.
В отчетном же периоде стихийная волна движения, охватившая горцев, схлынула, и среди горцев стали отмечаться признаки утомления и нежелания продолжать борьбу. Эти признаки перелома заставили агентов турок и азербайджанского правительства взять все руководительство движением в свои руки и принять меры к тому, чтобы продолжить восстание.
Из документов, захваченных в районе Шуры, написанных на местном и арабском языках, устанавливается, что высший командный совет повстанцев состоит из двух турецких офицеров и двух дагестанских имамов, что отрядами повстанцев командуют турецкие и азербайджанские офицеры, что все восстание субсидируется руководителями, штаб которых находится в Левашах. Там же заседает созванный меджлис из представителей горцев, руководимый деятелями Горского правительства и отчасти большевиками с Урусовым и Коркмасовым во главе.
В прошлом отчетном периоде отмечалось зачатие перелома в настроении горцев. В настоящем периоде под влиянием успеха наших войск под Шурой и Дербентом перелом этот более резко обозначился. Горцы массами стали уходить в горы, бросая фронт. Среди них начались раздоры. Поступали сведения, что насущным желанием горцев является маслагат – мир, который нужно достигнуть при условии отмены мобилизации, обеспечения горцев от жестоких насилий, чинимых воинскими частями, и установлении честной местной администрации. Перечисленные условия явились главными поводами восстания, которыми воспользовались агенты для успешной агитации.
Этому стремлению горцев к миру и прекращению борьбы всемерно препятствуют главари движения, обещая прибытие скорой поддержки из Азербайджана, Грузии и Турции и обещаниями скорого изгнания неверных, стремясь этим удержать горцев в повстанческих рядах. Одновременно агентами ведется пропаганда панисламистских идей и газавата.
Нужно признать, что кульминационный период возбуждения уже прошел, и движение идет на поводу внешних руководителей, стремящихся вывести его из рамок чисто местного восстания и придать ему характер широкого и националистического движения, ищущего единения со всем мусульманским миром.
Устанавливается, что нити организовавшегося руководительства дагестанским восстанием идут в Азербайджан, Грузию и далее к Эрзеруму, где сосредоточивается руководительство возникшим движением в целях воссоздания разгромленной Турции и развития панисламистского движения.
Роль большевиков в Дагестане также значительна. Панисламистские круги, стремясь устранить большевиков от захвата руководительства движением, все же идут с ними рука об руку, видя в них вспомогательное оружие для достижения своих целей.
Таким образом: дагестанское восстание начинает терять сочувствие горского населения и теперь находится всецело в руках панисламских руководителей, стремящихся проводить свою политику в целях достижения широких панисламистских замыслов, зародившихся в Турции и перелившихся в Азербайджан и ищущих себе поддержку у большевиков и Горского меджлиса .
Чечня
В отчетном периоде произошел резкий перелом в настроении повстанцев, и движение, охватившее всю Чечню, быстро шло к ликвидации.
Если восстание в Дагестане можно объяснить недовольством населения теми или иными действиями Добрармии и местной администрацией, то этого нельзя признать в отношении Чечни. Движение было явно инспирировано извне и поддерживалось разными агентами и главным образом Грузией, преследующей свои политические цели.
Как и в Дагестане, к началу отчетного периода движение изжило себя. Отсутствие общего объединяющего сознания о целях борьбы все более проникало в массы населения, и одновременно росло сознание ответственности за содеянное и ожидание надвигающейся угрозы наказания целых аулов. Идейная бессодержательность движения усугубляла все тягости для населения состояния войны: постоянные потравы, мобилизация Узун-Хаджи, недостаток одежды, обуви и продовольственных продуктов создавали сильное брожение и усиливали нежелание населения продолжать борьбу.
Как и в Дагестане, инерция остывающего возбуждения поддерживалась главарями, преследующими свои цели, с той разницей, что в Чечню шла помощь из Грузии и большевики в движении принимали более активную роль.
Представители чеченцев прямо заявили полковнику Ролансону, что движение погасло бы само собой, если бы прекратилась помощь, идущая из Грузии и Азербайджана.
Наступивший перелом в настроении чеченских масс был широко использован председателем Национального совета Ибрагимом Чуликовым. Им были организованы чеченские отряды для изгнания банд Узун-Хаджи и борьбы с бандами большевика Гикало, им были разосланы агитаторы в занятые бандами аулы для поднятия восстания. Аулы Костек и Урус-Мартан собственными силами, под влиянием агитации агентов Чуликова изгнали банды Узун-Хаджи. В аулах Новые и Старые Атаги населения встретило Чуликова как избавителя, обещая ему полную поддержку в дальнейшей борьбе с Узун-Хаджи.
При помощи отрядов Чуликова к концу отчетного периода почти вся плоскостная Чечня была освобождена от повстанческих банд.
Но деятельность вождей и зарубежных агентов, главным образом Грузии и большевиков, солидарно стремящихся использовать чеченское движение в своих целях, не прекращается, несмотря на то что чеченцы уже уходят от движения. Агенты эти стремятся продлить восстание и создать из него серьезную угрозу тылу Добрармии.
Работавший все время с Узун-Хаджи бывший его советник Гикало пытался самостоятельно, по агентурным сведениям, без участия чеченцев, с набранными им бандами красноармейцев-ингушей и дезертиров-кабардинцев, перейти в наступление; им была занята ст. Воздвиженская, вскоре очищенная отрядом Чуликова. По-видимому, Гикало не оставит своих намерений вновь поднять восстание, перебросить его в Хасав-Юртовский округ, соединиться с камышанами и дальше с астраханскими большевиками, с которыми у него, нужно предполагать, поддерживается связь. Одновременно камышане в отчетном периоде проявляли активность и даже попытки к широкому движению совместно с чеченцами. Но незначительное сочувствие кумыков чеченскому движению не дало распространиться восстанию.
Узун-Хаджи, потерпев неудачу в своем стремлении поднять восстание кумыков путем разжигания классовой борьбы и призывом к газавату и изгнанию неверных и князей – сторонников Добрармии, резко изменил свою политику и обратился к князьям кумыкским с воззванием, в котором призывает их к борьбе против Добрармии, обещая им личную неприкосновенность. Между прочим, в этом воззвании он указывает, что по соглашению с большевиками он принял на себя командование всеми отрядами горцев и остатками Красной армии и назначен народом временным правителем горских народов.
Кумыки, поддавшиеся первоначально агитации агентов Узун-Хаджи и оказавшие ему пассивную поддержку, скоро отрезвились и изъявили полную покорность и обещали поддержку нашим частям в борьбе с большевиками и Узун-Хаджи.
Участие Грузии нужно считать установленным документально открытым. Руководящий действиями чеченцев генерал Лео Кереселидзе за своей подписью прислал короткое и угрожающее письмо правителю генералу Алиеву.
Таким образом, движение в Чечне идет на убыль. Оставшееся еще возбуждение, как и в Дагестане, поддерживается агентами и главным образом Грузией.
Ингушетия
Значительные перемены в политическом настроении Ингушетии за отчетный период не замечались.
Плоскостная часть, за исключением аулов Пседах, населенного чеченцами, и трех Ачалуков, продолжает оставаться условно дружественной. Продолжающееся движение в Чечне и Дагестане препятствует полному умиротворению страстей и укреплению уже наметившегося перелома в сторону укрепления доброжелательного отношения населения к Добрармии.
Ингуши с большим вниманием следят за событиями, происходящими в Чечне, но в успех восстания не верят. Эта неуверенность удерживает от выступления и от оказания активной помощи Узун-Хаджи даже наиболее неспокойный элемент населения. Аулы Сурхохи, Экажевский и Галашки продолжают поддерживать связь с Узун-Хаджи, но на его предложение сформировать отдельный отряд население ответило отказом.
События в Чечне и Дагестане значительно сильнее отражаются в горной Ингушетии, где наблюдаются волнения. Население поголовно вооружено, но выступить также не решается и пока держится выжидательно.
На настроение горной Ингушетии влияет агитация большевиков, усиливающих в последнее время свою деятельность в Грузии и стремящихся, в связи с движением горцев, вновь завоевать у населения Северного Кавказа отмирающие симпатии недавнего прошлого.
Большевистское влияние прежде всего сказывается на горной Ингушетии, куда большевики имеют доступ по горным проходам: ингуши, занимающие посты по Военно-Грузинской дороге совместно с нашими частями, в разговорах проявляют склонность к большевизму и неоднократно выражали уверенность в скором возвращении большевиков из Грузии. Очевидно, агитаторы распространяют слухи о готовящемся в Тифлисе большевистском перевороте и предполагаемом в связи с этим движении на Северный Кавказ.
Вообще по всем наиболее отдаленным аулам замечается усиление большевистской агитации.
Положение продовольственного вопроса ухудшается. Ощущаемый недостаток зерна особенно сказывается в горной Ингушетии. Питаются только теми незначительными запасами, которые можно провезти на вьюках. На почве недоедания свирепствует голодный тиф и холера. Эти трагические условия заставляют горных ингушей как можно скорее установить путь во Владикавказ по нейтральной территории в обход ст. Тарской и Сунженской. Отмечались вновь работы по постройке моста через Терек у ст. Валта. Разбои и грабежи приняли угрожающие размеры.
Таким образом
В истекшем периоде довольно отчетливо проявилась разница в настроении населения нагорной полосы Ингушетии и плоскости. Плоскость все более и более успокаивается и переходит к нормальным условиям жизни. Несмотря на влияние событий в Чечне, все же отмечается рост доброжелательного отношения к Добрармии, в которой видят силу, способную умиротворить население и установить законность и порядок. Малозначительный и преступный элемент остается враждебным Добрармии. В нагорной же полосе возбуждение растет. Объясняется это отчасти теми весьма тяжелыми условиями жизни и наступающим холодом, главным же образом влиянием той организованной широкой деятельности большевиков и членов бывшего Горского правительства, которую они предприняли среди горцев Северного Кавказа. Работа эта прежде всего дала свои результаты в тех местностях, которые являются смежными с Грузией […]
Таким образом
Дагестан – восстание начинает терять сочувствие горского населения и поддерживается исключительно деятельностью внешних агентов.
Чечня – движение идет на убыль и поддерживается, как и в Дагестане, агентами и главным образом Грузией.
Ингушетия – отчетливо выявилась разница в настроении плоскостной и нагорной частей: в плоскостной растет доброжелательное отношение к Добрармии, в нагорной под влиянием пропаганды настроение по-прежнему враждебно-выжидательное.
Осетия – настроение спокойное, но замечается усиление агитации большевиков и Горского правительства.
Кабарда – настроение устойчивое. Предложение организовать одну общую власть с казаками не встретили сочувствия Кабарды, стоящей на платформе единой России.
Приморский район – отмечается недовольство населения постоянными реквизициями, связанными с войной и поборами казаков.
Терское войско – настроение спокойное и доброжелательное Добрармии. Войска – настроение войск во многом зависит от состояния материальных условий, офицерского состава частей и организации пропаганды.
Азербайджан – настроение враждебное Добрармии. По-прежнему продолжается оказывание помощи восставшим. Шовинистические круги приобретают большое влияние. Усиливается также деятельность большевиков под покровительством правительства
Грузия – отношение к Добрармии враждебное. Горский меджлис, поддерживающий восстание, нашел себе приют в Тифлисе. Правительству угрожают большевики и национал-федералисты.
Подлинную подписал
За начальника Штаба Генерального штаба полковник Булгаков
За генерал-квартирмейстера Генерального штаба полковник Калинин
Верно:
За старшего адъютанта Военно-Политического отделения, подпоручик
ГАРФ. Ф.Р-446. On.2.Д.32.Л. 175-177,180об.Подлинник.

Комментарии закрыты.