Из докладной записки Ш. Кабылбаева

15 Сен
2017

Из докладной записки министра внутренних дел Казахской ССР Ш. Кабылбаева заместителю министра внутренних дел СССР В. П. Петушкову о ходе выполнения постановлений ЦК КПСС и Совета министров СССР «О снятии некоторых ограничений в правовом положении спецпоселенцев»
9 ноября 1954 г.
Совершенно секретно
Заместителю министра внутренних дел СССР полковнику т. Петушкову В. П.
Во исполнение постановлений ЦК КПСС и Совета Министров СССР и приказов МВД Союза ССР № 00597 от 16 июля 1954 г. «О снятии некоторых ограничений в правовом положении спецпоселенцев» и № 00713 от 20 августа 1954 г. «Об освобождении из спецпоселения местных немцев и бывших кулаков, выселенных в 1929-1933 гг. из районов сплошной коллективизации» органами МВД Казахской ССР проделана следующая работа .
С получением названных приказов МВД Союза ССР и УМВД областей Казахской ССР были направлены руководящие и опытные оперативные работники Отдела «П» МВД Казахской ССР для организации работы по изучению этих приказов оперативно-комендантским составом и оказания им практической помощи по их выполнению. В этих же целях в районы расселения спецпоселенцев направлялись работники отделов «П» УМВД областей.
К практической работе по объявлению спецпоселенцам об их правах и обязанностях и об уголовной ответственности за побег с места обязательного поселения приступили 10 августа с. г., а 14 августа эту работу по указанию МВД СССР приостановили и возобновили ее только 8 сентября 1954 г.
По состоянию на 1 ноября 1954 г., из числа 633 069 спецпоселенцев, состоящих на учете в органах МВД Казахской ССР, новое правовое положение объявлено под расписку 570 425 спецпоселенцам.
Осталось 21 146 спецпоселенцев, которым новое правовое положение еще не объявлено. Эта работа продолжается и в ближайшие дни будет закончена.
Задержка с объявлением оставшемуся количеству спецпоселенцев объясняется тем, что в проведении этой части работы был 24-дневный перерыв, к тому же значительная часть спецпоселенцев находится на уборке хлопка, вывозке зерна из глубинных пунктов, в местах отгонного животноводства, в командировках, в отпуске и на учебе.
Состоявшие на учете в органах МВД дети спецпоселенцев, родившиеся после 31 декабря 1937 г., в количестве 295 023 чел., полностью сняты с учета спецпоселения, о чем объявлено их родителям.
К снятию с учета детей спецпоселенцев старше 16 лет, зачисленных в учебные заведения, приступили 22 августа с. г., т. е. после получения из МВД СССР разъяснения, на какие категории учащихся распространяется приказ МВД СССР № 00597.
По состоянию на 1 ноября с. г., снято с учета детей спецпоселенцев, обучающихся в учебных заведениях, 1437 чел. Однако эта работа не закончена, так как значительная часть из них обучается за пределами области и республики, в связи с чем документы, могущие служить основанием для снятия с учета, от них пока не получены. Таких лиц по республике учтено 312 чел.
Одновременно с объявлением спецпоселенцам их правового положения проводилась работа по выявлению из этой среды лиц, уклоняющихся от общественно полезного труда и нарушающих режим и общественный порядок в местах поселения, на которых не распространяется новое правовое положение.
В целом по республике учтено спецпоселенцев этой категории 410 чел. Всем им объявлено, что на них новое правовое положение не распространяется.
[…]
Подавляющее большинство спецпоселенцев после объявления им о снятии некоторых ограничений и освобождении из спецпоселения их детей, а также о снятии с учета местных немцев, выражают благодарность Коммунистической партии и советскому правительству за проявленную в отношении их заботу и обязуются ответить на это безупречным трудом в колхозах, совхозах и на предприятиях.
Спецпоселенец-ингуш Чагаров, проживающий в Джамбулской обл., касаясь вопроса снятия некоторых ограничений со спецпоселенцев, заявил: «…Наше советское государство все равно что родная мать, побьет, поругает и тут же пожалеет. Спасибо нашей родной партии и советскому правительству за проявленную заботу о нас. Своим честным трудом я оправдаю доверие партии и правительства».
[…]
Спецпоселенец-ингуш Гаудаханов, проживающий в Кзыл-Ординской обл., среди чеченцев говорил: «Мне уже 70 лет, но такого радостного дня в моей жизни, как сегодня, не было. Спасибо руководителям коммунистической партии за их заботу о нас».
Спецпоселенец-чеченец Магамадов Умар, проживающий в г. Кзыл-Орде, обращаясь к собравшейся молодежи из числа спецпоселенцев, заявил: «Когда нас выселяли, нам объявили Указ , что за побег наказание 20 лет каторжных работ. Прошло всего 10 лет нашего пребывания в Казахстане, и нам предоставили большие льготы. Это есть забота партии и правительства о нас. На это мы должны ответить честным трудом, не допускать пьянства, хулиганства. Если призовут в армию, нужно идти и показать пример защиты Родины».
Отдельные спецпоселенцы высказывают намерение использовать предоставленное право свободного передвижения в пределах республики для выезда к прежним местам жительства и, в частности, на Кавказ.
Спецпоселенец-ингуш Эдилов, проживающий в Чкаловской районе Кокчетавской обл., в беседе с группой спецпоселенцев о снятии некоторых ограничений со спецпоселенцев, заявил: «Теперь можно ехать и на Кавказ. Раньше был строгий режим, а теперь можно ездить везде, можно потихоньку уехать на Кавказ и там жить, а к концу года явиться на отметку».
Спецпоселенец-чеченец Сетитханов, проживающий в г. Кзыл-Орде, в беседе с группой чеченцев говорил: «Регистрация спецпоселенцев будет проводиться один раз в год, поэтому можно будет поехать на Кавказ, где пожить несколько месяцев, а ко времени регистрации возвратиться к месту поселения, после чего выехать обратно. Таким образом можно жить на Кавказе, пока нас всех не освободят из спецпоселения».
Спецпоселенец-ингуш Добриев, проживающий в Кокчетавской обл., говорил: «Это хорошо, что разрешили свободно ездить и жить в пределах Казахстана. Теперь все наши ингуши переедут на жительство в теплые края, на юг, а может, даже удастся выехать и на Кавказ».
Спецпоселенец-ингуш Папанов, проживающий в Восточно-Казахстанской обл., в беседе со спецпереселенцами о новом правовом положении заявил: «Это очень хорошо. Теперь под предлогом выезда в пределах Казахстана мы можем побывать в Москве и на Кавказе, и об этом никто не узнает».
Спецпоселенец-чеченец Цуров, проживающий в Кокчетавской обл., в беседе со спецпереселенцами о новом правовом положении заявил: «Теперь нам можно жить и ездить везде, в том числе и на Кавказ». На замечание одного из спецпереселенцев о том, что можно жить не везде, а только в пределах Казахстана, Цуров ответил: «Можно жить и на Кавказе. Туда лишь бы выехать временно, а потом в Казахстан больше не возвращаться».
Спецпоселенец-чеченец Сагаев, проживающий в Кзыл-Ординской обл., говорил: «Я знаю, что чеченцев освободили совсем, но нас не пускают. Это неправильно делают органы МВД. Мы можем ехать на Кавказ, и я обязательно уеду. В пределах Казахстана жить не буду, на Кавказе лучше жить. Кавказ наша Родина».
Спецпоселенец-чеченец Шахбулатов, проживающий в Кзыл-Орде, в беседе с группой чеченцев говорил: «Надо всем спецпоселенцам взяться за дело и писать в правительство, чтобы разрешили нам ездить и проживать на Кавказе. Одновременно нарушать режим, за что всех в тюрьму сажать не будут».
Спецпоселенцы, уклоняющиеся от общественно полезного труда, нарушающие режим и общественный порядок, на которых по этим причинам не распространено право свободного передвижения, высказывают мнение, что ограничить их в выезде с места поселения не смогут, так как коменданты в отношении их никаких административных прав не имеют.
Спецпоселенец-чеченец Сайдулаев, проживающий в г. Джамбуле, в беседе со спецпоселенцами о том, что на лиц неработающих не будет распространено новое положение, заявил: «Теперь коменданты нами командовать не будут, прав у них в отношении нас нет».
Спецпоселенец-чеченец Мусаев, проживающий в Южно-Казахстанской обл., говорил: «Теперь коменданты не хозяева над нами, будем делать как знаем».
Спецпоселенец-ингуш Яндиев, проживающий в Макинском районе Акмолинской обл., в присутствии других спецпоселенцев говорил: «Снятие ограничений меня не интересует. Я знаю, что время органов МВД отходит, и скоро наступит то время, когда работники МВД будут стоять у моих ног на коленях и просить, чтобы отпустил».
Спецпоселенец-чеченец Митаев, проживающий в Уджарском районе Семипалатинской обл., в беседе со спецпоселенцами заявил: «Все это чепуха, что могут лишить права передвижения, если не будешь работать. Раз сняли ограничения, то все имеют право ездить в пределах Казахстана, независимо от того, работают или нет. Я сейчас и спрашивать никого не буду, куда захочу, туда и поеду».
Отмечаются факты, когда отдельные спецпоселенцы, особенно спецпоселенцы с Северного Кавказа, после объявления им нового правового положения, *стали вести себя более развязно, не реагируют на замечания работников спецкомендатур, не являются по вызову в спецкомендатуру, даже в том случае, когда они приглашаются для объявления им результатов по заявлению, а в отдельных случаях проявляют дерзкие поступки *.
Проживающий в Чиликском районе Алма-Атинской обл. спецпоселенец Тагиров был неоднократно замечен в проявлении хулиганских поступков. С объявлением ему нового положения он стал вести себя еще более дерзко, в связи с чем был арестован органами милиции за хулиганство. Когда его доставили в Чиликский винсовхоз для сдачи числящегося за ним склада, Тагиров встретил во дворе директора совхоза, нанес ему несколько ударов и плюнул в лицо. В связи с этим в совхоз был приглашен комендант спецкомендатуры капитан Задорожный, который сделал Тагирову замечание. В ответ на это Тагиров набросился на коменданта, порвал ему гимнастерку и сорвал погоны. Тагиров привлечен к уголовной ответственности по ст. 73 и 74 УК РСФСР .
С объявлением спецпоселенцам нового правового положения отмечается значительное передвижение спецпоселенческих контингентов внутри республики, особенно спецпоселенцев с Северного Кавказа и «басмачей», которые проявляют особое стремление к выезду из северных областей, занимающихся освоением целинных и залежных земель, на жительство в южные области республики, а также из сельской местности в города и промышленные центры.
Только за два месяца с территории Кокчетавской обл. выехало на жительство в южные области республики 893 спецпоселенца, в том числе спецпоселенцев из Северного Кавказа – 573, «басмачей» – 182. Основная часть выехавших спецпоселенцев (525) работала в колхозах и во вновь организуемых совхозах области.
Из Акмолинской обл. выехало в южные области республики 306 чел., в том числе спецпоселенцев Северного Кавказа – 219 чел.; из них из Восточно-Казахстанской области – 338 чел.
Из районов Карагандинской обл. переехало на жительство в г. Караганду свыше тысячи человек и 600 чел. выехало на жительство в южные области республики.
В г. Чимкент Южно-Казахстанской обл. за 2 месяца прибыло 657 спецпоселенцев, в том числе из хлопководческих районов области – 357; из северных областей республики – 282 чел.
За это же время в города Талды-Курганской обл. прибыло из северных областей свыше 500 чел.
В г. Алма-Ату и его окрестности прибыло на постоянное жительство свыше 1000 спецпоселенцев, подавляющее большинство чеченцы и ингуши, в том числе 602 чел. из северных областей, занимающихся освоением целинных и залежных земель.
МВД Казахской ССР получен ряд агентурных материалов, свидетельствующих о том, что спецпоселенцы-чеченцы, проживающие в районах г. Алма-Аты, в том числе член КПСС Казалиев, рассылают спецпоселенцам других областей письма с приглашением переехать на жительство в АлмаАтинскую область.
Спецпоселенец-чеченец Мальгасов Азмет Галиматович, член КПСС, среди спецпоселенцев говорил: «В г. Алма-Ате с 1 января 1955 г. будет издаваться газета на чеченском и ингушском языках, кроме того, на чеченском языке будут открыты школа и театр. Правительство Казахстана вынуждено будет удовлетворить эти требования, так как большинство чеченцев и ингушей будут проживать компактно в центре республики».
Передвижение спецпоселенцев внутри республики в основном происходит по маршрутным листам с разрешения органов МВД, при наличии у спецпоселенцев документов, что они уволены или исключены из колхозов . Вместе с тем отмечаются факты, когда спецпоселенцы после объявления им нового правового положения самовольно бросают работу на предприятиях, в колхозах и совхозах и без разрешения органов МВД выезжают на жительство в другие области, а некоторая часть из них выезжает за пределы республики. Спецпоселенцы, выезжающие по маршрутным листам, во многих случаях к избранным местам не являются, в связи с чем вызывается необходимость проведения мероприятий по их розыску.
Из Кокчетавской обл. выехало 3 семьи спецпоселенцев по маршрутному листу в г. Алма-Ату, но фактически в Алма-Ату они не прибыли и только в конце октября были установлены на станции Чу Джамбулской обл.
Спецпоселенец-ингуш Адаев Алаудин, проживающий в Кзыл-Ординской обл., снялся с учета и получил маршрутный лист на выезд в Джамбульскую обл., но выехал с семьей в Таласскую обл. Киргизской ССР.
Спецпоселенка Хасиханова выехала по маршрутному листу из КзылОрдинской обл. в г. Ленгер Южно-Казахстанской обл. на соединение с родственниками. Проверкой через Ленгерский ТОМ МВД установлено, что она в Ленгер не прибыла и указанные ею родственники там не проживают.
Работавшие в колхозе в Чимкентском районе Южно-Казахстанской обл. спецпоселенцы Рымзанов, Сулейманов и другие после объявления им нового правового положения самовольно бросили работу в колхозе и переехали на жительство в г. Чимкент. Из Кокчетавской обл. только за последнее время выехало без разрешения 102 спецпоселенца.
Спецпоселенцы Дохкаев, Сулейманов, Хатуев и Индербиева, работавшие на кирпичном заводе г. Семипалатинска, самовольно бросили работу и без разрешения УМВД выехали из г. Семипалатинска. Место их нахождения не установлено.
[…]
Аналогичные факты имеют место в большинстве областей республики.
В вопросах закрепления спецпоселенцев по месту их прежнего жительства должны сыграть значительную роль руководители хозяйственных организаций и колхозов, однако отдельные из них беспрепятственно увольняют спецпоселенцев с работы, исключают из колхозов и выдают им документы, по которым органами МВД разрешается выезд на жительство в другие области.
В Кармакчинском районе Кзыл-Ординской обл., после объявления нового правового положения 14 семей – 32 чел. спецпоселенцев обратились с заявлениями к дирекции механического завода об увольнении их с работы в связи с выездом на жительство в другие области. Дирекция завода беспрепятственно всех их уволила с работы, после чего они выехали на жительство в Южно-Казахстанскую, Джамбулскую и Алма-Атинскую области.
На одном из собраний колхоза «Большевик» Зерендинского района Кокчетавской обл. исключено из колхоза сразу 7 семей ингушей.
Председатели колхозов им. Ленина и им. Сталина Затобольского района Кустанайской обл. без решения собрания выдали 25 спецпоселенцам справки об исключении их из колхоза. Директор Чагалинской МТС СевероКазахстанской обл. беспрепятственно увольняет с работы трактористов и комбайнеров-ингушей, когда в МТС ощущается недостаток в механизаторских кадрах.
Многие руководители колхозов и совхозов заявляют, что подавляющее большинство чеченцев и ингушей к работе относятся плохо, поэтому нет смысла удерживать их в колхозах и на предприятиях. Председатель колхоза им. Ленина Верхне-Убинского района Восточно-Казахстанской обл. заявил: «Я был бы рад, если бы у меня из колхоза уехали куда-нибудь все чеченцы».
Центральный Комитет Коммунистической партии Казахстана постановлением от 10 августа с. г. обязал местные советско-партийные органы республики проводить разъяснительную работу среди спецпоселенцев о значении постановления правительства с целью закрепления их в местах прежнего жительства.
Органы МВД Казахстана обо всех фактах беспрепятственного увольнения с работы спецпоселенцев и их самовольных выездах с места поселения немедленно информируют местные советско-партийные органы и вместе с ними принимают меры по предупреждению массовых переездов и закреплению в местах поселения. Кроме этого, нами регулярно направляется по этому вопросу информация в ЦК КП Казахстана и Совет Министров республики.
В процессе выполнения постановления правительства органы на местах встретились с определенными трудностями, а также имели место отдельные упущения и недостатки в работе.
Комендантский состав и работники районных аппаратов МВД, не имея достаточного опыта в новых условиях, выдавали маршрутные листы на выезд в другие области даже тем спецпоселенцам, которые не имели паспортов. В результате такие спецпоселенцы, прибыв в другие города или областные центры, длительное время не могли получить паспорта, прописаться по новому месту жительства и устроиться на работу.
Серьезным затруднением в работе по обслуживанию спецпоселенцев в новых условиях является тот факт, что многие спецпоселенцы, особенно с Северного Кавказа, нарушающие режим и общественный порядок в местах поселения, на которых не распространяется правовое положение, не чувствуя ответственности за свои поступки, самовольно меняют местожительство в пределах республики, выезжают за пределы района расселения, а спецпоселенцы, которым предоставлено право свободного передвижения в пределах республики, переезжают на жительство в другие области без оформления документов о снятии с учета и разрешения органов МВД, с прибытием к новому месту жительства не являются в спецкомендатуры для взятия их на учет, а также совершают самовольные отлучки за пределы республики.
Учитывая сложившиеся затруднения в работе по обслуживанию спецпоселенцев в новых условиях, МВД Казахской ССР вносит ряд предложений, направленных на улучшение работы среди спецконтингента, и представляет на Ваше рассмотрение специальной докладной запиской .
Министр внутренних дел Казахской ССР Ш. Кабылбаев
ГА РФ. Ф. P-9479. On. 1.Д. 842. Л. 41-56. Подлинник.

Комментарии закрыты.