Межидова Т.У. Проблема территориального расселения чеченцев в XVIII-XIX вв.

27 Ноя
2018

МЕЖИДОВА Т.У. ПРОБЛЕМА ТЕРРИТОРИАЛЬНОГО РАССЕЛЕНИЯ ЧЕЧЕНЦЕВ
В XVIII-XIX ВВ. (НА ПРИМЕРЕ ДАГЕСТАНА И ОСТРОВА ЧЕЧЕНЬ)

Межидова Тамуса Умаровна
кандидат политических наук, доцент Международная академия бизнеса и управления
г. Москва, 5-й проезд Марьиной рощи, 15 А

Данная статья посвящена проблеме территориального расселения чеченцев в XVIII – XIX вв. (на примере Дагестана и острова Чечень). В статье представлены исторические документы, на основе которых следует, что территория расселения чеченцев в исследуемый период доходила до берегов Каспийского моря, включая остров Чечень, находящийся у самого мыса Аграханского полуострова.
Ключевые слова: территория, история, чеченцы, аккинцы-ауховцы, Каспийское море, остров Чечень, Чеченская плоскость, Дагестан, кумыки.

Чеченцы являются древнейшими и коренными обитателями Кавказа и Чечни. Подчёркивают своё единство с ингушами (самоназвание: галгаи), называют сами себя нохчуо//нахчуо (ед. ч.), нохчий//нахчий (мн. ч.), а чеченцев и ингушей, взятых вместе, вайнах – «наш народ», «наши люди». На ингушском языке это слово звучит вейнах с тем же значением [7, с. 5]. К нахской языковой группе относятся наряду с чеченцами и ингушами цова-тушины (бацбийцы, самоназвание «бацав», «бацбо-нах») и кистинцы, проживающие в Грузии. По мнению А.С. Хаханова цовцы представляют смесь грузин и огрузинившихся кистинцев [24, с. 41].
Чеченский народ сформировался под влиянием географических, культурных, этнонациональных, экономических, политических и иных факторов. Как и любой народ на Кавказе, чеченцы тесно контактировали с другими цивилизациями и народами, которые по воле судьбы или иных факторов оказывались в этом краю, и не миновали множество этнических процессов, характерных для близкородственных племён: межэтническую интеграцию, межэтническую миграцию, межэтническую консолидацию, внутриэтническую консолидацию [11, с. 28-35].
Многонациональный Кавказ всегда привлекал внимание разных народов мира. Этот край по праву можно назвать одним из древнейших культурных очагов нашей страны и всей Европы. В результате миграционных процессов, насильственного переселения, или в целях освоения новых земель в крае оказывались представители разных народов. В период владычества на Кавказе греков, персов, арабов, русских и др., край заселяли многими племенами из других стран. Так, А.К. Бакиханов сообщает, что Кубад и Ануширван переселили в район Дербента племена из Персии и основали в этом краю много городов и селений [9, с. 44-45]. Екатерина II (1762-1796) основала Кизлярскую провинцию и переселила на Терек пятьсот семнадцать семейств волжских казаков и сто семейств донских казаков, формируя из них полк моздокских казаков [16, с. 22]. На территории, где проживали абхазо-адыгские племена, в частности Анапа, Туапсе и др., сегодня проживают другие народы (русские, греки, армяне и др.).
Как отмечают ряд учёных, становление Чечни (Нохчичоь, ДегIаста, Даймохк) как страны, а также формирование собственно чеченского народа на базе нахского этномассива, носило длительный многовековый характер и закончилось в основных чертах в течение XVI-XVIII вв. [8, с. 35]. По мнению Н.Г. Волковой, «формирование вейнахской этнической общности уходит в глубь веков и, видимо, если учитывать косвенные свидетельства топонимии, языка, мифологии, происходило на более широкой территории, включая некоторые области южных склонов центральной части Кавказского хребта. Многообразные политические и этнические процессы, происходившие в этих районах на протяжении веков, привели к изменению этнической территории вайнахов. Это обстоятельство необходимо учитывать в поисках древних чечено-ингушских этнонимов и не исходить из более поздних этнических границ этих народов» [12, с. 174].
Следует отметить, что изучение прошлого чеченского народа связано с определёнными трудностями, связанными с получением объективной научной информации. Предания, легенды, и рукописи не всегда можно рассматривать как основу для построения объективной картины прошлого. Так, В.А. Шнирельман в статье «Подделки и альтернативная история» замечает по поводу одной рукописи, называемой «Рукопись Ибрагимова-Магомедова», что она призвана доказать право чеченцев на обширные территории Дагестана. Учёный пишет: «Рукопись Ибрагимова-Магомедова» появилась в конце 1980-х гг., когда набирало силу чеченское национальное движение. А с возникновением независимой Чечни-Ичкерии этот документ давал ей основания для того, чтобы претендовать на земли Центрального Дагестана, где жили чеченцы-аккинцы. Мало того, «рукопись» рисовала фантастическую картину расселения чеченцев-аккинцев в XVI-XVIII вв., когда они будто бы занимали изрядную часть Северного Дагестана вплоть до Каспийского моря, где использовали рыболовные угодья о. Чечень» [27, с. 31].
Не будучи знакома с содержанием «Рукописи Ибрагимова-Магомедова» сложно сказать что-либо относительно данного сочинения. Однако, на наш взгляд, В.А. Шнирельману следовало бы учитывать, что отсутствие исторических фактов не является основанием для обвинений в адрес отдельных личностей и тем более народа в стремлении присвоить себе чужие земли. Задача учёного, прежде всего, должна заключаться в поиске истины, а не в стремлении оторвать кусок земли у родственных народов. Более того, при анализе исторического прошлого чеченцев следует учитывать, что по окончании войны на территории Восточного Кавказа (Чечни и Дагестана) в 1859 году царской властью не учитывались интересы именно чеченцев, потому, что этот народ в прошлом активно противостоял царскому самодержавию.
Ниже представлены фрагменты исторических документов и научных трудов, на основании которых можно определить территориальное расселение чеченцев в XVIII – XIX вв., в частности, в Дагестане и роль острова Чечень в истории чеченцев.
Прежде всего, приведём фрагмент работы А. Сулейманова: «Аьккхийн (1овхойн) мохк. … Граничит она на востоке по левому берегу р. Сулак, на севере – по правому берегу р. Терек, а на западе и юге – с территорией обитания основного этнического массива чеченцев – с Чечнёй. Если в прошлом аккинцыауховцы жили на всем пространстве между р. Сулак, Терек и Каспийским морем, то позже, в результате нашествия татаро-монгольских кочевников, борьбы с золотоордынским ханством, нашествием полчищ Тимура, длительной Кавказской войны, карта исторического обитания аккинцев-ауховцев десятки раз перекраивалась. Этническая ситуация на Северном Кавказе не раз менялась и не всегда в пользу коренного населения. В 1944 году, чеченцев подвергли поголовному выселению с исторической родины. Выдержав тяжёлые испытания на крепость духа, они вернулись на родину и если по всеобщей переписи населения Дагестана в 1926 году аккинцы-ауховцы жили в 84 населённых пунктах, то сегодня они живут менее компактно. … Напрасны труды тех, кто пытается внушить самим аккинцам-ауховцам и их соседним племенам, что аккинцы-ауховцы не являются коренными жителями междуречья Сулак-Терек. Давайте спросим у давних врагов аккинских. Они расскажут правду и не ради нас, живущих сегодня, а ради тех коварных целей, которые они вынашивали против чеченцев: «К управлению начальника Левого фланга Кавказской линии отнесено пространство, ограниченное главным хребтом гор, рр. Андийским Койсу, Сулаком, Каспийским морем и рр. Тереком, Ассой и Даут-Мартаном. Главное народонаселение этого пространства составляет чеченское племя, самое сильное, самое буйное и воинственное из всех кавказских народов …» [23, с. 345-346].
Документ, на который ссылается А. Сулейманов – это Докладная записка ген-м. Пулло о положении на левом фланге кавказской линии с 1834 по 1840 год и мерах необходимых к упрочению власти царского правительства над горцами [14, с. 280-291; 26].
В «Историческом описании Российской Коммерции …» читаем: «Дагестан. Оная земля разделяется на верхний и Нижний Дагестан. В Верхнем Дагестане находятся следующие места: Тарху, Андреева, или Эндери, Чечень, Боинак, Утемиш и Кубеша» [18, с. 471]. Далее читаем: «Жилища Чеченцев простирались прежде сего от гор, недалеко от Эндери находящихся, до самого моря; …» [18, с. 477.].
В примечаниях на странице 69 выше представленного труда читаем: «Кабарда большая и малая окружена к Западу Кубанью, или Кубанскими Татарами, к Юго-Западу и к Югу Кавказскими, или снеговыми горами; к Северо-Востоку рекою Тереком и Астраханской степью; а к востоку рекою Аксаем. Длина её на темном шаре простирается почти от 77 до 80 градуса, а ширина от 44 до половины 47 градуса. Разделяется на пять частей, а именно: … 4. Горская земля, или горные Татары, то есть Кубанские Горские Осеты, Кисты, или Ингушефы; 5. Кумыцкая, или Чеченская земля» [18, с. 69].
В начале XIX века территория расселения чеченцев всё ещё простиралась до берегов Каспийского моря. Так, ген.-л. Кнорринг в рапорте от 16-го января 1800 года сообщает: «… и словом, сохранят на всей черте кордона, противопоставленного их Чеченским жилищам, простирающего до 200 вёрст от реки Сунжи до берегов Каспийского моря, …» [1, с. 716].
В этой связи интерес вызывает точка зрения А.П. Берже, который замечает: «… Кумыки появились в первый раз во владениях Чеченцев. Им дозволено было пользоваться землями только по ту сторону Аксая и Чеченцы взяли с них обещания никогда не переправляться чрез эту реку; но впоследствии времени Кумыки постепенно и исподволь завладели Чеченскою плоскостью, отчего она и носит теперь название Кумыкской. …» [10, с.136-137].
В примечаниях А.П. Берже уточняет, что Кумыкскою плоскостью и до сих пор туземцы считают только пространство между левым берегом Сулака и правым Аксая. Начиная от левого берега Аксая, плоскость называется Качкалыковскою [10, с.135-136].
Итак, выше было упомянуто, что Чеченская плоскость называлась «Кумыцкая, или Чеченская земля», что подтверждается данными, представленными в книге А.П. Берже. Следует отметить, что «Историческое описание Российской Коммерции …» было опубликовано в 1785 г., а книга А.П. Берже «Чечня и чеченцы» вышла в свет в 1859 г., что позволяет утверждать, что в XVIII-XIX вв. территория, называемая Кумыкской плоскостью, называлась Чеченской, что, несомненно, важно при определении роли чеченцев в данном регионе. Более того, А.П. Берже замечает, что данная территория раньше называлась Чеченской плоскостью, что позволяет предполагать, кто были первыми насельниками на данной территории.
Приведём фрагменты работы Н. Дубровина, где историк описывает, как выгоняли с родных мест чеченцев, в том числе из деревень Андреевская, Костюковская и Аксаевская и др. «Перенесение линии с Терека на Сунжу отнимало у чеченцев большую часть плодородной земли и стесняло их свободу в хищничестве. Низменное пространство земли и обширные луга, лежавшие между Тереком и Сунжею, с давних пор служили чеченцам местом для посева хлеба и прокормления скота. Чеченцы, а за ним и все прочие племена Дагестана неприязненно смотрели на построение Грозной и не могли не сознавать, что час их пробил». «Страшась за имущество и семейства, чеченцы ближайших к нам селений скрылись в горы и леса и жили в устроенных наскоро шалашах. Жёны и дети их были в постоянной готовности по первой тревоге оставить и эти скромные жилища. Принудительное переселение или, лучше сказать, изгнание в необитаемые горные пространства, недостаток в жизненных потребностях и другие лишения породили между переселенцами болезни, от которых гибли целые селения. Видя безвыходное положение, многие из бежавших явились с покорностью, получили прощение и дозволение селиться на низменных местах, между реками Тереком и Сунжею» [15, с. 299]; II. «… Ермолов начал с того, что приказал живших на андреевских землях чеченцев выгнать из владений, как единственное средство достигнуть покоя. Разрешено оставить только тех из них, за которых поручатся все князья андреевские, аксаевские и костюковские, и затем за каждое воровство или разбой должны отвечать князья и уздени, которых Алексей Петрович грозил лишить достоинства, отнять имение и выгнать. … Чеченцы, жившие в Костюковской и Аксаевской деревнях, также отправлены в горы;…». [15, с. 301-302].
Таким образом, в начале XIX века чеченцы проживали в Андреевской, Костюковской и Аксаевской деревнях. По приказу Ермолова чеченцы были изгнаны с занимаемых территорий. Более того, следует отметить, что Аксаевские владельцы занимали обширные территории самовластно. Так, приведём фрагмент документа, адресованного ген.-л. Мусину-Пушкину, от 1-го апреля 1811 года, № 165: «Есаул Чернов от 12-го числа марта рапортует мне, что многие Чеченцы хотят присоединиться к Качкалыкским народам, желающим быть в подданстве России, к чему единственно препятствует неимение для хлебопашества земли; … как уведомляет есаул Чернов, не соглашаются отдать первые Аксаевские владельцы, а последние – Брагунские, земли-же сии заняты ими самовластно и за похищения на сих землях делаемые они не ответствуют, да и не хотят отдавать Чеченцам, которые нам дают в залог аманатов и обязуются ответствовать за похищения, то я поручаю в.пр., вошед в посредство дела сего, привесть оное в порядок, употребя все возможные меры к склонению Аксаевских и Брагунских владельцев на отдачу тех земель, самовластно ими занятых, Чеченцам. …» [2, с. 905].
В этой связи интерес вызывает точка зрения Ермолова о взаимоотношениях князей Кумыкских и чеченцев: «…Ни один из Князей Кумыцких не смел, выезжать, не будучи сопровождаем Чеченцем. Так общество Качкалык заняло лучшие земли Аксаевские, и в самом городе Аксае не менее половины жителей были Чеченцы. Кумыки должны были давать им проход чрез свои земли на разбой в наших границах и, в случае преследования, убежище. Многие и сами добровольно, и по принуждению, участвовали с ними в воровствах. …» [17, с. 20-24].
Таким образом, вышесказанное позволяет утверждать, что на Чеченской плоскости, впоследствии названной Кумыкской, чеченцы жили по праву первых хозяев этих земель. Половина жителей Аксаевской, Андреевской и Костековской деревень были чеченцы. Приведём фрагмент ещё одного документа: «Отношение начальника штаба войск левого крыла кавказской линии ген.-м. Зотова И.Д. Начальника Кумыкского округа о стремлениях кумыкских князей наложить подати на крестьян, освободившихся в период борьбы горцев. 19 августа 1859 г. … на объяснении этом в.с. гр. Николай Иванович изволил положить следующую резолюцию: 1) «Поземельная собственность аксаевских князей до того запутана, что не бесполезно бы, впредь до открытия действий по сему делу комитета, допустить тяжущихся разобраться шариатом или адатом по взаимному согласию спорящих; но дело представить ко мне для передачи на окончательное обсуждение в комитет. … Не будь русской силы, эти горцы поработили бы все ближайшие к нам общества. Не странно ли после того видеть такое неосновательное домогательство кумыкских князей на потерянные права, когда они вполне обязаны русским за сохранение последнего достояния и даже своей личности. …» [14, с. 677-678; 25].
Следует также отметить, что в исторических документах ряд населённых пунктов на территории Дагестана указаны как чеченские. Так, приведём фрагменты исторических документов с описанием чеченских деревень, представленных в АКАК: 1. «Отношение барона Розена к гр. Чернышову, от 19-го января 1838 года, № 80. Командовавший в истекшем году отрядом, действовавшим в Дагестане, ген.-м. Фезе доносит мне следующее. Совершённое им в продолжение 1837 года действиями его покорение Чечни и разных племён Нагорного Дагестана произвело благоприятные впечатления на самых отдалённых горцев, обитающих против левого фланга Кавказской Линии. … Гумбетовцам предложил собраться в Чеченской деревне Буртунай (Буртунай – село в Казбековском (бывшем Ауховском) районе Дагестана. Является административным центром Буртунайского сельского поселения. До депортации 1944 году в селении проживало значительное число чеченцев. – М.Т.), на реке Акташе, куда они 24-го ноября, в числе более тысячи чел., вместе с Али-беком и кадием своим, прибыли и в присутствии посланных ген.-м. Фезе чиновников принесли присягу на верноподданство Е.И.В.» [4, с. 624-625]; 2. «Тоже, от 20-го сентября 1832 года, № 173. … Произведённая мною экспедиция в Ичкеринские земли имела сильное влияние на умы здешних жителей. Войска наши никогда ещё не проникали в горы сии, почитавшиеся для нас не проходимыми, как по трудности дорог, так и по дремучим лесам своим. Во время движения моего все Качалыковские деревни вновь изъявили покорность, выдали аманатов, заплатили штраф и подати. Тоже исполнили Чеченские селения Бельтин-аул, Аку-юрт, Умахан-юрт и часть Бачинюрт, Элесхан-юрт, Гертме (Гертма – село в Казбековском (бывшем Ауховском) районе Дагестана – М.Т.), явившиеся к ген.-м. кн. Бековичу-Черкасскому; Гемсеюрт, Енда-юрт, Маслыгаш, Анто-юрт, Камсо-юрт, Чертой-юрт, Абешим-юрт, Хаджи-ирзо и хутора Зандак и Елдар, представившие аманатов полковнику Цепленеву, оставленному мною при Маюртупе …» [4, с. 693].
А теперь остановимся кратко на истории острова Чечень. Как выше было отмечено, В.А. Шнирельман полагает, что «Рукопись Ибрагимова-Магомедова» рисовала фантастическую картину расселения чеченцев-аккинцев в XVI-XVIII вв., когда они будто бы занимали изрядную часть Северного Дагестана вплоть до Каспийского моря, где использовали рыболовные угодья о. Чечень [27, с.31].
В этой связи приведём фрагмент работы А. Сулейманова: «Нохчийн гIайре (Нохчийн гайре) «Чеченский остров» – остров Чечень находится у самого мыса Аграханского полуострова. То же, что и Нохчийн гIайре. Чечень (Чечень) – так назывался «городок», поселение чеченцев, находившееся на острове Чечень. Чеченцы акинцы-ауховцы его называли Чечана, произнося его с ударением на первом слоге. В настоящее время посёлок называется Чапаевка» [23, с. 349-350].
В примечании в работе «Историческое описание Российской Коммерции …» читаем: «Каспийское море по Латине – Маre Calpium, Персиане называли оное Кульсум и Казарским, древние Греки Гирканским, Россияне Хвалынским и Хвалисским, от народа Хвалиссов; а Хвалиссами именовали Болгаров, при устье Волги реки живших; Татары зовут АнЪ-ДенгиоЪ, то есть Белое море … ЧтожЪ принадлежит до буруна Каспийского моря, то об оном Тайный Советник Татищев в некотором своём сочинении писал следующим образом: бурунЪ в море Каспийском есть чрезвычайное движение моря близ берегов от острова Чечня к югу подле западного и южного берегов, мимо Зинзилинского даже и до Астрабадского залива, выключая только два места, которые от морских ветров закрыты островами: Апшеронский пролив и залив у города Баку; а подле восточного берега от Астрабата к северу до Красных вод бывает, только не таков велик, как подле западных и южных берегов; потому что тут место отменное и берега низкие, к которым такого упора воды быть не можно, как к крутым берегам …» [18, с. 1-2].
Для уточнения истории названия острова Чечень, приведём фрагмент труда С.Г. Гмелина , который в своём сочинении «Путешествие по России для исследования всех трёх царств в природе» заметил, что название острова Чечень связано с чеченцами. Так, С.Г. Гмелин замечает: «Остров Чечень. Десятого числа поутру в седьмом часу выехали мы уже на семь сажень глубины и около четвёртого часу по полудни увидели остров Чечень. ОнЪ наименование своё получил отЪ живущихЪ вЪ горах ЧеченцовЪ, кои пристают кЪ оному для ловления рыбы, около полуночи между десятым и одиннадцатым часомЪ глубина была одиннадцати сажен сЪ половиною, песокЪ на дне серой и ветрЪ по утру около шестаго часу дулЪ востоко-северовосточной; первого на десять глубина была шестнадцати саженЪ, дно покрыто раковинами и ветрЪ дулЪ изЪ промежутокЪ севера и востока, около полудня щитали глубины до осьмнадцати саженЪ и двенадцатого числа на рассвете предЪ ДербентомЪ, вЪ расстоянии около мили отЪ города на шестнадцати саженяхЪ бросили якорь. А отЪ Астрахани до сихЪ местЪ моремЪ щитается шестьдесятЪ восемь миль» [13, с. 8].
Приведём также материалы по острову Чечень, представленные в АКАК: «Объяснение Астраханского гражданского губернатора с мнением на проект ген.-л. Вердеревского о рыболовных и тюленьих промыслах Астраханской губернии. … Министр внутренних дел, препроводив при предписании от 31-го мая 1812 года список с отношения его к главнокомандующему в здешнем краю, ген.- л. Ртищеву, равным образом проект бывшего в Астрахани по разным поручениям ген.-л. Вердеревского об Астраханском рыболовстве, для составления мнения, на местных обстоятельствах основанного и из опытов извлечённого, – в другом предписании, от 2-го августа 1812 года, изъяснил, что цель первого предписания была поправление сей важной части государственных и частных доходов. … По Чеченскому лову, на пространстве, которого положено иметь каждый год только 160 лодок, вся промышленность отдана Рыбной Экспедицией на трёхлетие шестерым Астраханским и Коломенским купцам, по неявке других к рыболовству в оных водах желающих. … 2) Лов рыбы, именуемый Чеченским, находится в западной стороне моря. Воды его смежны с дачами Кавказской губернии, Кизлярского уезда. В пространство участка сего входит острова Чечень (от которого промысел наименование своё имеет). Печные и Попова Коса. Лодок в нём помещаться может около 160. Чеченские воды при отдаче их в вольное употребление хотя и вошли в состав Эмбенского промысла, но их необходимо должно считать отдельно от оного, – во-первых, потому что лов рыбы в них производится особо и всякое время года; во-вторых, что при водах Чеченских имеются прочные заведения, как-то казармы для житья рабочих людей, ледники, выхода для сохранения в прочности рыбы с произведениями её, здания для материалов и прочие заведения. …» [3, с. 921-923]. Далее читаем по данному документу: «… О Чеченском промысле. В водах Чеченского участка, судя по пространству их, хотя и может удобно помещается 160 лодок, но с самого обращения вод сих в вольное употребление никогда многих желающих на рыболовство в оных не было и лов производился не более как 4-мя промышленниками, а ныне только 2-мя, по причине отдалённости Чеченского промысла от Астрахани, простирающейся до 500 вёрст, и потому что промысел сей требует прочих заведений для житья ловцов и рабочих людей, круглый год там находящихся, также для складки рыбы, каковые заведения строить и содержать могут одни токмо капиталисты. …» [3, с. 925].
Таким образом, на основании представленных выше исторических документов и фрагментов научных трудов, можно сделать следующие выводы: вопервых, чеченцы являются не только древним народом Кавказа, но и одним из коренных народов Дагестана, что нашло отражение в одном из наименований родины предков чеченцами ДегIаста (Дагестан); во-вторых, территория расселения чеченцев в ХУIII-ХIХ вв., доходила до берегов Каспийского моря; в-третьих, остров Чечень, находящийся у самого мыса Аграханского полуострова, наименование своё получил от живших и обитавших здесь чеченцев, которые использовали рыболовные угодья острова, и называли остров «Нохчийн гIайре (Нохчийн гайре) – чеченский остров.
СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМЫХ ИСТОЧНИКОВ:
1. АКАК (Акты, собранные кавказской археографической комиссией). Т.I. Тифлис, 1866.
2. АКАК. Т. IV. Тифлис, 1870.
3. АКАК, Т. V. Тифлис, 1873.
4. АКАК, Т. VIII. Тифлис, 1881.
5. Алироев И.Ю. Сравнительно-сопоставительный словарь отраслевой лексики чеченского и ингушского языков и диалектов. Махачкала: Чечено-Ингушское издательство, 1975.
6. Анчабадзе Г.З. Вайнахи. Тбилиси, 2001.
7. Арсаханов И.А. Чеченская диалектология. Под ред. З.А. Гавришевской. Грозный: Чечено-Ингушское книжное изд-во, 1969.
8. Ахмадов Я.З. Очерк исторической географии и этнополитического развития Чечни в XVI-XVIII веках. М.: Благотворительный фонд поддержки чеченской литературы, 2009.
9. Бакиханов А.К. Гюлистан-и Ирам. Баку: Элм, 1991.
10. Берже А.П. Чечня и чеченцы. Тифлис, 1859.
11. Бромлей Ю.В., Пучков П.И. Процессы этнического развития и этнического прогнозирования // Природа. 1986. №2.
12. Волкова Н.Г. Этнонимы и племенные названия Северного Кавказа. М.: Наука, 1973.
13. Гмелин С.Г. Путешествие по России для исследования всех трёх царств. Ч. 3. Половина первая. СПБ., 1785.
14. Движение горцев Северо-Восточного Кавказа в 20-50 гг. XIX века. Сборник документов. Дагестанское книжное издательство. Махачкала. 1959.
15. Дубровин Н. История войны и владычества русских на Кавказе. Т. VI. Ртищев и Ермолов. СПб., 1888.
16. Дюма А. Кавказ. Перевод с французского языка Роборовского П.И. Майкоп: Полиграф-ЮГ, 2015.
17. Записки Алексея Петровича Ермолова: Ч. II. 1816-1827 г. 1868.
18. Историческом описании Российской коммерции при всех портах и границах от древних времён до ныне настоящего и всех преимущественных узаконений по оной Государя Императора Петра Великого и ныне благополучно царствующей Государыни императрицы Екатерины Великой, сочинённое Михайлом Чулковым. Т. II., Кн. II. М. 1785.
19. Канке В.А. Философия. Исторический и систематический курс. М.: Логос, 2000.
20. Конституция Российской Федерации. Официальный текст с учётом актуальных поправок на 2017 г. М.: Айрис-Пресс, 2017.
21. Новейшие географические и исторические известия о Кавказе, собранные Семёном Броневским. Часть вторая. Москва, 1823.
22. Семёнов Н. Туземцы северо-восточного Кавказа. (Рассказы, очерки, исследования, заметки о чеченцах, кумыках и ногайцах и образцы поэзии этих народцев). Кто такие обитатели кумыцкой плоскости? (Опыт этнографическо-исторического исследования). С.-Петербург, 1895.
23. Сулейманов А. Топонимия Чечни. Грозный: Книжное издательство, 2006.
24. Хаханов А.С. Тушины // Этнографическое обозрение. 1889. №2.
25. ЦГА ДАССР, ф. 236, оп. 2, д. 64, лл. 7-8. Подлинник.
26. ЦГВИА, ф. ВУА, д. 6438, л.л. 4-26, об. Подлинник.
27. Шнирельман В.А. Подделки и альтернативная история. // Фальсификация исторических источников и конструирование этнократических мифов. М., 2011.

Комментарии закрыты.