ТЕРНИСТЫЙ ПУТЬ К СВОБОДЕ

ПРАВИТЕЛЬСТВЕННЫЕ ДОКУМЕНТЫ
ЧЕЧЕНСКОЙ РЕСПУБЛИКИ,
СТАТЬИ, ИНТЕРВЬЮ

ВИЛЬНЮС
1993
Печатается по заказу Правительства Чеченской Республики

УКАЗ
ПРЕЗИДЕНТА ЧЕЧЕНСКОЙ РЕСПУБЛИКИ
О ГОСУДАРСТВЕННОМ СУВЕРЕНИТЕТЕ
ЧЕЧЕНСКОЙ РЕСПУБЛИКИ
Руководствуясь Декларацией о государственном суверенитете республики и волеизъявлением граждан Чеченской Республики, выраженным прямыми и всеобщими выборами, объявить о государственном суверенитете Чеченской Республики с 1 ноября 1991 года.
Президент Чеченской Республики
Д. ДУДАЕВ
1 ноября 1991 г. г. Грозный

ПРОГРАММА ПРЕЗИДЕНТА
ДЖОХАРА ДУДАЕВА
Дудаев Джохар Мусаевич родился в 1944 году в с. Ялхори Чечено-Ингушетии. 13 лет со своим народом находился в ссылке в Павлодарской, Южно-Казахстанской областях Казахской ССР. В 1957 году вернулся на родину и проживал в Грозном.
В 1959 году окончил 9 классов СШ № 45, затем стал работать электриком в СМУ-5, одновременно учился в 10-м классе вечерней школы № 55, которую окончил в 1960 году. В том же году поступил на физико-математический факультет Владикавказского университета, затем, окончив I курс, в 1962 году поступил и в 1966 году окончил Тамбовское высшее военное училище летчиков дальней авиаций по специальности летчик-инженер.
В 1974 году окончил Военно-воздушную академию им. Ю.А. Гагарина, командный факультет.
Службу проходил на всей территории СССР: как на командных, так и на административных должностях, решал круг вопросов социального, хозяйственного, материального, бытового обустройства и обеспечения. Военный летчик-инженер 1-го класса.
С ноября 1990 года возглавляет Исполком общенационального конгресса чеченского народа. В связи с этим в мае 1991 года приостановил летную работу и вышел в запас по собственному желанию с должности командира соединения дальней авиации и начальника гарнизона со всеми почестями и льготами участника войны.
Женат, имеет троих детей (двух сыновей и дочь).
Является членом правления Организации Непредставленных Народов (ОНИ) и Комитета по защите прав человека.
Основной целью президентского правления считает: создание правового демократического цивилизованного общества, всеобщего согласия в суверенной Чеченской Республике.
Президент должен осуществлять следующие важнейшие направления деятельности в свободном государстве:
демонтаж структур управления тоталитарного режима КПСС и ликвидацию негативных последствий административно-командной системы колониального правления в республике, организацию механизма зашиты прав человека;
исключение из жизни общества проявлений расизма, межнациональной розни, религиозной неприязни;
недопущение насильственных действий по отношению одних народов, партий, движений, организаций, граждан – к другим.
1. Внешняя политика
Укрепление суверенных прав свободной независимой демократической Чеченской Республики.
Участие в едином экономическом Союзе, объединениях и других формах совместной деятельности, гарантирующих равенство прав участникам.
Всестороннее развитие интеграционных процессов в экономике с Россией и другими республиками на основе взаимовыгодного сотрудничества. Укрепление дружбы, мира и добрососедства с народами сопредельных республик, невмешательство во внутренние дела.
Участие в межреспубликанском и региональном разделении труда и кооперации. Для стран, изъявивших желание сотрудничать с Чеченской Республикой, проводить политику открытых дверей, открывая широкие возможности для инвестирования капитала, технологий, предпринимательства.
Избрать принципом существования Чеченской Республики нейтралитет, неучастие в военных блоках, союзах, направленных против других народов, со всеми странами поддерживать, развивать политические, экономические, научные, культурные формы сотрудничества, за исключением государств, управляемых антинародными режимами.
2. Внутренняя политика
Утверждение механизма защиты прав граждан республики независимо от расового и национального происхождения, вероисповедания, убеждений, партийной принадлежности, на принципах международной Декларации прав человека, гуманизма и человеколюбия.
Обеспечение в общественной жизни приоритетности общечеловеческих ценностей.
Зашита прав и свобод граждан в творческой деятельности, предпринимательстве, отправлении религиозных чувств, организации партий, движений, профсоюзов и других форм общественно деятельности.
Развитие национальных культур и традиций, языка и литературы, науки и техники. Приобщение народов республики к мировой культуре человечества.
Обеспечение исполнения всеми государственными органами, ведомствами, предприятиями, организациями, гражданами законов республики.
3. Развитие экономики
Национализация предприятий союзного подчинения для повышения уровня благосостояния народов, населяющих республику.
Демонополизация государственных структур народного хозяйства и развитие многоукладной экономики.
Предоставление равных прав и возможностей для развития государственных, акционерных, иностранных, смешанных, кооперативных, частных и личных форм собственности.
Создание республиканского золотого и валютного фонда, достижение конвертируемости денежной единицы республики.
Развитие производительных сил и новых отраслей производства, безопасных для жизни и здоровья людей, безвредных для окружающей природной среды. Организация рабочих мест, достаточных для всеобщей трудовой занятости населения.
Рациональное использование природных ресурсов и земли, развитие международного туризма в республике.
Создание льготных условий для стимулирования хозяйств и предприятий, производящих продовольственные товары и остродефицитные товары первой необходимости.
Решать жизненно важные вопросы приватизации, разгосударствления, землепользования с учетом интересов всех категорий населения.
4. Социальная сфера
В условиях рыночных отношений обеспечить механизм зашиты интересов безработных, инвалидов, пенсионеров, студентов, учащихся, малоимущих слоев населения.
Введение в республике разумной налоговой системы, системы льгот и индексации доходов низкооплачиваемых категорий трудящихся и граждан.
Снижение цен на хлебопродукты и товары первой необходимости за счет средств государственного бюджета. Раздача ценных бумаг бесплатно гражданам республики для участия в предпринимательской деятельности. Возмещение материального ущерба гражданам и их наследникам, репрессированным за весь период Советской власти, независимо от национального происхождения.
Вручение символического акта на землепользование сельским жителям в расчете приходящейся на душу населения, с правом истребования земли в любое удобное для них время.
Создание сети государственных учреждений благотворительности для содержания престарелых, инвалидов, безработных.
5. Духовная сфера
Развитие демократии, свободы волеизъявлении граждан, участие в общественных организациях, партиях и т. д., кроме исповедующих расизм, фашизм, человеконенавистничество и пропаганду воины, ниспровержение существующего строя.
Гарантии всем гражданам республики в защите их свободы, чести, совести и достоинства и развитии культуры, веры, языка, национальных традиций.
Предоставление права свободного выезда в зарубежные страны, вплоть до временного и постоянного жительства, а также въезда в республику.
Амнистия осужденных по политическим мотивам и лиц, совершивших преступления впервые.
Соблюдение в юриспруденции презумпции невиновности граждан, введение суда присяжных, использование системы залогов, выкупа, поруки общественности.
Обеспечение права избрания руководителей городских, районных, сельских населенных пунктов, предприятий, организаций прямым всеобщим голосованием всего населения.
Использование в государственной деятельности результатов народных референдумов, общественного мнения, предложений и рекомендаций научных, технических, политических союзов, Советов и просто граждан.
г. Грозный,
28 октября 1991 г.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
Совместной сессии ИК ОКЧН, членов Парламента ЧР,
Совета старейшин, представителей духовенства,
общественно-политических партий,
движений, обществ
Выражая непреклонную волю народа и интересы граждан Чеченской Республики на свое самостоятельное государственное устройство, основываясь на решениях Съезда Чеченского Народа, Декларации о суверенитете, результатах выборов Президента и Парламента ЧР, экспертных заключениях группы независимых иностранных наблюдателей и представителей международной и местной прессы, ПРИЗНАТЬ И ПРИНЯТЬ ОРГАНИЗАЦИЮ ВЫБОРОВ И ИХ РЕЗУЛЬТАТЫ ДЕЙСТВИТЕЛЬНЫМИ И ЗАКОННЫМИ. В связи с чем обратиться к Президенту Чеченской Республики со следующими предложениями:
1. В соответствии с новым юридическим статусом, признать с 27 октября 1991 года государственный суверенитет и национальную независимость Чеченской Республики.
2. Граждан Чеченской Республики призыва осени 1991 года распределить для прохождения воинской службы в рядах ВС СССР на территории Чеченской Республики, за исключением лиц, добровольно изъявивших желание проходить службу за ее пределами.
3. Сформировать рабочую группу для проведения переговоров с Ингушской стороной по национально-государственному объединению Вайнахского народа.
4. Сформировать рабочую группу для ведения государственных переговоров с СССР и Россией по вопросам дальнейшего развития взаимоотношений в политической, экономической, культурной и иных жизненно важных сферах.
5. Открыть в городе Москве постоянное представительство Чеченской Республики для координации вопросов взаимоотношений с СССР и РСФСР, наделив главу постпредства полномочиями личного представителя Президента ЧР.
6. Деятельность депутатской группы ВС СССР и ВС РСФСР от бывшей ЧИАССР ограничить статусом наблюдателей до принятия Парламентом ЧР окончательного решения.
7. Рассмотреть вопрос о деятельности и функциях органов КГБ, МВД и Прокуратуры Чеченской Республики.
8. Определить срок проведения очередного Съезда граждан Чеченской Республики.
9. Рассмотреть ритуал и порядок приведения к Государственной присяге Президента Чеченской Республики.
Президиум ИК ОКЧН.
Члены Парламента ЧР.
Совет Старейшин. Духовенство.
Вайнахская демократическая партия.
Движение Исламский путь.
Исламская партия возрождения.
Зеленое движение.
Комитет социальной защиты международного общества Прав человека.
Союз народной интеллигенции и общественное движение «Гулам».
ПОСТАНОВЛЕНИЕ
ЦЕНТРАЛЬНОЙ ИЗБИРАТЕЛЬНОЙ КОМИССИИ
ЧЕЧЕНСКОЙ РЕСПУБЛИКИ
Об итогах выбора президента
Чеченской Республики
В соответствии с законом «О выборах Президента Чеченской Республики» 27 октября 1991 года состоялись выборы Президента. В выборах приняли участие 458 144 избирателя, что составляет 72 процента от общего числа избирателей – 638 608.
Рассмотрев материалы, представленные участковыми избирательными комиссиями по выборам Президента Чеченской Республики. Центральная избирательная комиссия, руководствуясь ст. ст. 27, 28 Закона «О выборах Президента Чеченской Республики», постановила:
1. Выборы Президента Чеченской Республики признать состоявшимися.
2. Считать избранным Президентом Чеченской Республики Джохара Мусаевича Дудаева, набравшего по итогам выборов наибольшее количество голосов – 412 671, что составляет 90,1 процента от числа избирателей, принявших участие в голосовании.
3. Настоящее постановление опубликовать в печати.
Председатель
Центральной избирательной комиссии 3. АКБУЛАТОВ
Секретарь
Центральной избирательной комиссии С. КЕРИМОВ
29 октября 1991 г.
г. Грозный
АКТ
28 октября 1991 г. г. Грозный
Оценки результатов выборов Президента и Парламента Чеченской Республики, проведенной независимыми международными наблюдателями:
27 октября 1991 г. состоялись выборы Президента Чеченской Республики. Выборы проходили под контролем независимых наблюдателей, а также представителей международной и местной прессы. Наблюдатели и журналисты имели возможность беспрепятственно контролировать ход выборов на всех стадиях, во всех районах Республики.
В ходе наблюдения было установлено следующее:
Существенных нарушений, могущих повлиять на итоги выборов, выявлено не было. Отмечена высокая активность избирателей, которые не подвергались принуждению и имели условия для свободного волеизъявления. Несмотря на блокирование отдельных избирательных участков, а также другие случаи нарушения избирательных прав граждан со стороны местных советских органов, самоотверженная работа членов избирательных комиссий всех уровней позволила успешно провести выборы. Наблюдатели подтверждают, что выборы в целом протекали в соответствии с требованиями Закона о выборах и на достаточно высоком профессиональном уровне.
Руководитель группы наблюдателей
Председатель ЦИК Республики Грузия А. ЧИРАКАДЗЕ
Эксперт Организации
непредставленных народов П. ВОЛКОНСКИЙ
(Эстония)
Члены Верховного Совета
Республики Грузия М. КИКНАДЗЕ,
Д. ГОКАДЗЕ
ПРИСЯГА ПРЕЗИДЕНТА
9 ноября 1991 гола в республиканском театре им. М. Лермонтова г. Грозного состоялась церемония принятия присяги первым, законно избранным Президентом Чеченской Республики – Джохаром Дудаевым. Ритуал проходил в торжественной обстановке, с соблюдением элементов национального церемониала. Присутствовали гости из многих стран мира и республик страны. Для освещения этого радостного для всех события в республику были аккредитованы корреспонденты более тридцати зарубежных и советских газет, а также журналисты различных теле- и радиокомпаний.
После вступительного слова Председателя парламента Чеченской Республики Хусейна Ахмадова прозвучал национальный гимн. Председатель совета старейшин республики Сайд-Ахмад Азимов торжественно вынес на сцену Коран. К микрофону поднялся Джохар Дудаев. Он зачитал текст присяги. Грянула овация и возгласы: «Аллаху акбар! Дала декал войла хо»!
Взоры всех были устремлены на Президента, Коран и красочный штандарт Чеченской Республики Нохчичо. У многих на глазах были слезы радости: сбылась вековая мечта народа о своей государственности!
Затем Президент вышел на балкон здания и выступил с кратким обращением к народу и национальной гвардии.
Город содрогался от оружейного салюта в честь первого Президента. Истинно народного Президента!
С речью к народу и Президенту обратился высокий гость из Иордании, наш земляк, известный политик и богослов Абдул-Баки Джамо. Его мудрые слова проникли в сердце каждого.
С горячей поддержкой и добрыми пожеланиями в адрес Президента выступили Президент Кавказской конфедерации, доктор юридических наук Юрий Шанибов, доктор исторических наук, профессор из Москвы Хаджи-Мурат Ибрагимбейли, представители Ингушетии, Грузин, Абхазии, Дагестана и многих других регионов.
ДЕКЛАРАЦИЯ
О НЕЙТРАЛИТЕТЕ ЧЕЧЕНСКОЙ РЕСПУБЛИКИ
Чеченская Республика, как суверенное государство, преисполненное решимости следовать по пути мира и нейтралитета, в соответствии с интересами и чаяниями чеченского народа, в целях создания мирной, нейтральной, независимой, демократической, единой и процветающей Чеченской Республики.
торжественно заявляет, что:
1) Чеченская Республика будет твердо проводить в жизнь пять принципов мирного сосуществования в международных отношениях, будет развивать дружественные отношения и установит дипломатические отношения со всеми странами, в первую очередь с соседними странами и суверенными республиками на основе равенства и уважения независимости и суверенитета Чеченской Республики;
2) воля чеченского народа выражается в том, чтобы защищать и заставить уважать суверенитет, независимость, нейтралитет, единство и территориальную целостность Чеченской Республики.
В случае угрозы суверенитету и государственной целостности Чеченская Республика оставляет за собой право консолидации с другими странами и народами в целях своей защиты всеми международно признанными средствами;
3) Чеченская Республика не будет прибегать к применению или к угрозе применения силы, которая может нанести ущерб миру в других странах и суверенных республиках;
4) Чеченская Республика не будет участвовать ни в каких военных союзах или каких-либо соглашениях военного или другого характера, которые несовместимы с нейтралитетом Чеченской Республики;
5) Чеченская Республика но допустит никакого иностранного вмешательства во внутренние дела Чеченской Республики;
6) Чеченская Республика примет прямую и ничем не обусловленную помощь от всех стран и суверенных республик, которые желают оказать ей помощь в создании независимой и самостоятельной национальной экономики на основе уважения ее суверенитета;
7) Чеченская Республика призывает государства и суверенные республики, признающие и уважающие международно признанное право народа на самоопределение, признать суверенитет и независимость Чеченской Республики, полностью придерживаться указанных в настоящем заявлении принципов и воздерживаться от любых действий, несовместимых с этими принципами;
8) Чеченская Республика торжественно объявляет о своем признании государственного суверенитета всех республик, объявивших о своем суверенитете;
9) настоящее заявление о нейтралитете Чеченской Республики имеет силу закона.
Президент Чеченской Республики Д. ДУДАЕВ
(12)91 г., г. Грозный

ЗА ЧТО МЫ БОРЕМСЯ
ДЖОХАР ДУДАЕВ
МЫ ПОБЕДИМ,
ПОТОМУ ЧТО МЫ ПРАВЫ
Бурные события, развернувшиеся в стране с 1985 года, спроецировались и на Чечено-Ингушетии. Это и понятно: чеченский народ варился в брюхе той же империи, в какой варился и русский, и все остальные народы последней на Земле империи.
Как же развивались события в Чечено-Ингушетии в последний период?
27 ноября 1990 года на высшем форуме народной власти – Съезде чеченского народа – был провозглашен курс на независимость. Это был шаг соответствующий международному праву.
Волн народа была доведена до тогдашнего Верховного Совета, но он не только не выполнял ее, а, наоборот, еще больше закручивал гайки, закрепляя тоталитаризм. Верховный Совет бывшей Чечено-Ингушской автономии по сути дела узурпировал власть и незаконно ее удерживал.
Вот в этой ситуации и захватили нас события августа 1991 года, потрясшие весь мир.
Верховный Совет безмолвствовал. Президиум ВС на своем расширенном экстренном заседании принял постановление в поддержку ГКЧП. В отдельных случаях местные руководящие мафиози пошли даже на конкретные действия но закреплению ГКЧП к Чечено-Ингушетии. Такая ситуация обострила обстановку.
Путчисты, между тем, действовали четко. Они очистили от уголовников места в Наурском лагере и Грозненской тюрьме, вызвали войска. В Чечено-Ингушетии пролилась бы большая кровь.
Ход событий показал, что нам готовился сценарий 1944 года, когда был выселен чечено-ингушский народ. Огромная масса транспортных средств (около 500 машин), вызванная якобы для уборки урожая, рассредоточенная, стояла в готовности к применению. И когда молодые люди проводили разведку состояния, движения войск МВД, деятельности КГБ, то они не обратили внимания на то, что эти машины могли быть использованы для иных целей. На это обратили внимание пожилые люди, которые помнили 1944 год, и, обеспокоенные, направили ко мне депутацию предупредить, что сценарий повторяется. Тогда точно так же, под видом миротворческих целей, были введены войска, транспортные средства, а кончилось все самым страшным в истории человечества геноцидом.
В Совете Министров никто не мог сказать, кто дал заявку на прибытие этих машин. Такой заявки не было. Более того, мы получили информацию, что несколько тюрем были освобождены и пустовали для приема арестованных из числа демократов, учет которых КГБ ужесточил, особенно с 1985 года. Ночная выгрузка на железнодорожных полотнах бронетанковой техники, рассредоточение ее по районам, бездеятельность основных транспортных средств в народном хозяйстве подтвердили худшие опасения стариков. Но худшее все же было в другом: тогдашние управители Чечено-Ингушетии знали о готовящемся. Знали и молчали.
Исполком Конгресса чеченского народа занял единственно верную и твердую позицию – сломать старую систему с тем, чтобы подойти к новой демократической структуре. Но не физической силой, не провокациями, не агрессией, а путями праведными, выработанными человечеством за всю историю своего развития. Вот почему на всех уровнях: и на Верховном Совете, где нам довелось высказать свое мнение, и в частных встречах всех уровней, в том числе юристов, ученых, писателей, поэтов и др., ни одна группа не могла обвинить нас в антиконституционных методах.
Поэтому мы сделали заявление, что Верховный Совет бывшей автономии на правах колонии свое законодательное право потерял по следующим признакам:
1. Признание и поддержка на деле группировки ГКЧП, совершившей тягчайшее преступление перед народом и законом.
2. Волеизъявление чеченского и ингушского народов на самостоятельную государственность, выраженную высшими форумами народной власти, – съездами этих народов.
3. Выборы и формирование Верховного Совета как властной и законодательной структуры исключительно на основе и на принципах КПСС, признанной порочной системой, приведшей к кризису во всех областях деятельности.
4. Потеря права законодательного органа с изменением статуса ЧИАССР в ЧИР.
5. Признание Исполкома ОКЧН большинством населения.
Когда мы говорим о чеченском народе и его праве па самостоятельное решение своей судьбы, мы исходим из того, что чеченский народ, а вместе с ним и ингушский, в ЧИАССР находились в статусе колонии.
Люди колониального подчинения вправе решать свою судьбу самостоятельно. Но вот другой вопрос: при решении своей собственной судьбы не ущемляются ли интересы других национальностей, проживающих на их исконной, богом дарованной земле?
Мы являемся уже субъектом международного права и уже полноправно входим в Организацию Непредставленных Народов (ОНИ), и, мы убеждены, эта международная организация будет самым действенным механизмом на мировой арене. И по нашей просьбе ее эксперты готовы прибыть и сделать свои оценки и выводы. Мы сегодня уже можем назвать себя гражданами своей республики. Трудно и оскорбительно было выговаривать названия: русскоязычное население, этнос, диаспора и др. Мы должны называть себя гражданами. Ибо только граждане имеют как права, так и обязанности перед государством, перед народом, перед Родиной, в которой они живут, и они должны быть обеспечены равными правами, равными свободами. И попытки ущемления какого-нибудь народа, нации или человека в его постановочных вопросах являются противоправным и совершенно бесперспективным делом. Вот почему чрезвычайно важно на данном этапе принять демократический закон о гражданстве и принять само гражданство, чтобы навсегда отказаться от ярлыков и деления граждан по национальностям, партиям или слоям. Мы при полном убеждении, что мировой опыт, жизнь, все, что впитало в себя человечество на сегодняшний день, делает бесперспективными попытки замкнуться в национальной квартире. Достаточно вспомнить опыт Болгарин, Албании, Китая, Югославии.
Особое внимание в новой структуре приходится нам уделять вере, ибо вера является той основой, тем фундаментом, который разлагали и теперь продолжают блокировать, чтобы через веру люди не могли объединиться. Естественно, опять не замыкаясь и не препятствуя развитию другой веры, ибо в соперничестве и свободном развитии той или другой веры возобладает истина.
Мы привыкли, и нас приучили всегда искать вождя, который спасет положение. Я убежден, что никакой вождь с умом, дарованным высшей волей Бога, не может спасти наше положение, если мы не изменим структуру государственности и не поставим в рамки законов права и демократии таким образом, чтобы в нее не мог прорваться стяжатель, а если и прорвется, то не мог удержаться при первом же нарушении права, закона или ущемлении прав граждан.
Как нам строить свою государственность? Естественно, при всем том, что есть международно выработанные законы, без учета национальных интересов никогда нам не прийти к настоящей демократии. Никогда нам не сделаться едиными, и никогда человек и гражданин не будет защищен. Пусть это не оскорбляет и не обижает другие народы, которые живут на нашей территории, и, больше того, пусть их это не беспокоит.
Если международное право признает, что эти действия неправомочны, мы поправим себя и найдем в себе силы стать на путь демократии и права. Но на данном этапе любой руководитель, который не приносит присягу на Коране, не имеет права в новой структуре вступать в должность. Причем, при свидетелях, которые должны нести ответственность и надзор за его деятельностью, равно как должны стать гарантом того, что они будут оплотом выполнения перед Родиной и народом тех обязательств, которые они взяли на себя. Более того, никоим образом нельзя отдавать в новой структуре всю полноту власти Верховному Совету, Президенту или президентскому правлению, ибо нет никакой гарантии, что в эту структуру не проникнут люди, которых нельзя обвинить: мы – дети своей структуры, своего времени, и одинаково все испорчены.
Поэтому законы должны быть такими, чтобы никогда, ни на одном уровне, какой бы стяжатель или умный, толковый, озабоченный человек ни пришел к власти, он бы не смог свернуть с законного демократического пути. Необходим параллельно действующий конгресс, как принято во всех передовых государствах, который осуществлял бы надзор за деятельностью парламента и имел бы право отвергнуть или ратифицировать принимаемые документы. Только такая структура позволит сейчас перейти к каким-то демократическим структурам. Труден наш путь. Но рассчитывать на дешевую демократию, дешевым путем, мелкой ценой – это совершенный блеф, на который мы никогда не должны идти. Законы должны быть вынесены на всенародное обсуждение, прежде, чем они будут ратифицироваться в конгрессе. Другой путь только отбросит нас назад, вернув к новому витку борьбы. Теперь же эта борьба может приобрести опасный характер. Тоталитарная система привела к тому, что каждый человек, житель нашей республики приобретает свой путь своей зашиты (приобретением оружия или др.).
Мы должны решительно и однозначно не позволить дальнейшую конфронтацию и законным путем прийти к демократическим структурам правления без кровопролития. И для этого нужно найти в себе мужество отстоять именно сейчас эту позицию, эту постановку. Много говорят о мудрости, о терпении. Трудно сыскать, наверное, на этой земле более терпеливого народа. При всей нашей иногда агрессивности и вспыльчивости народ своим чутьем и сознанием пришел к тому, что 12 суток от мала до велика терпеливо выжидал законного пути решения вопроса, не поддаваясь на провокации. Народ осознал, что сегодня надо стоять насмерть до тех пор, пока вопросы не будут решены.
В чиновничьих кабинетах и во всех властных структурах призывали к терпению и мудрости. Считаю, что скрывать животный страх под мудростью и терпением – не всегда верный выход. Если ты мудр и терпелив, – это не значит, что тебя могут втоптать в грязь, подменив мудрость покорностью. Когда терпение кончается, оно выливается в протест. Что и случилось на этот раз. 74 года коммунистической власти сделали нас послушными настолько, что мы смирились и свыклись с нынешним унизительным состоянием. Вот почему эта система глубоко порочна, порочна и тем, что в верхние эшелоны власти, особенно в партийные структуры, могли проникнуть только те, кто был послушным и исполнительным проводником идей и указаний данной власти, был туп и не способен к творческой работе, но имел способности стяжать на уровне вандалов. Эта система и довлела над нами.
Все прекрасно знают, какую работу и идеологическую диверсию провели в этой стране, чтобы чеченцев и ингушей сделать лидерами мафии, ворами, убийцами, ни на что более не способными. Все это делалось для того, чтобы создалось впечатление о том, что народ Чечено-Ингушетии к самостоятельности и к самостоятельному управлению не способен, что над ним обязательно нужен какой-нибудь «брат» извне, который будет управлять этим народом.
Если бы победила диктатура, нас бы с вами смяли под гусеницами танков, как под жерновами. Нас и сейчас не пощадят, структуры пока еще сильны и делают нас с вами врагами номер один. Почему? Это понятно. Чечня и Ингушетия являются сердцем Кавказа. Республика фантастически богата! За счет этой колонии питалась и подпитывается сейчас половина государства. Наша продукция экспортируется в сто стран мира. Ни один человек не знает, сколько единиц продукции производится у нас в республике. Никто не знает богатств, заложенных в недрах республики, нашей с вами земли.
Мы должны осознавать, что если мы внутри своей республики будем добиваться только своей свободы, независимости и права, то это будет лишь буря в стакане воды, находящемся, к тому же, в темном ящике. Мы же должны получить широкомасштабную оценку своей деятельности, привлечь внимание и заручиться взаимодействием этих государств и структур. Над этим Исполком ОКЧН потрудился и сделал уже немало: Прибалтика, Финляндия, Швеция, Южная Корея, Германия, Италия и многие другие, не говоря об арабских странах, ООН и ОНН, признали наши действия законными.
Без внешней сферы, без укрепления единства Кавказа и прежде всего без оценки нашего экономического, людского, политического потенциала замкнуться вовнутрь и сидеть, решать только внутренние проблемы было бы непростительной ошибкой.
Тернист и мучителен исторический путь чеченцев. С самой глубокой древности чеченский народ был вынужден вести постоянный оборонительный бой за свою свободу и независимость против пришельцев всех мастей. Сначала против многочисленных кочевников, татаро-монгольского ига. хромого Тамерлана, полчищ калмыков, пришедших в степи Северного Кавказа, и, наконец, изнурительная Кавказская многолетняя война, унесшая сотни, тысячи жизней.
Если до Кавказской войны по данным профессора Разгона в республике насчитывалось до полутора миллионов чеченцев и ингушей, то после Кавказской войны и насильственного переселения в Турцию и на Ближний Восток чеченцев и ингушей оставалось до трехсот тысяч.
Кровавая Кавказская война показала, на что способен объединенный чеченский народ, борющийся за свою свободу и самостоятельность.
Кавказская война выдвинула из среды чеченцев выдающихся вождей, героев, стратегов и полководцев, деяния которых долго замалчивались царскими, а затем и советскими историками.
Царизм в Кавказской войне поставил своей целью покорение чеченского народа, или «истребление непокорных».
И это происходило несмотря на то, что чеченцы пытались вести дружбу с русским народом, по нескольку раз заключая мирные договора.
Еще за 8–10 лет до появления генерала Ермолова герой чеченского народа Бейбулат Теймиев приводил к присяге на верноподданность России 110 старшин чеченских аулов.
Но Ермолов перестал считаться с заключенными чеченцами соглашениями с Россией и начал истребительную войну с чеченцами, сжигая мирные, якобы «непокорные» аулы.
«Чеченцы мои любезные, – писал он царю, – в довольно прижатом положении. Большая часть их живет в лесах с семействами. В зимнее время вселилась среди них болезнь, подобие желтой лихорадки, и производит опустошения. От недостатка корма, по отнятию полей, скот упадет в большем количестве.
…Теперь наряжается отряд для прорубления дорог по земле чеченской, которые мало-помалу доводят нас до последних убежищ злодеев…»
А на одной из плит, на памятнике Ермолова, установленным в городе Грозном в 1949 году и сброшенном в канун чеченской революции народом в реку, была такая надпись – высказывание самого генерала: «Народа сего под солнцем нет подлее и коварнее».
Генерал Н. Н. Раевский писал: «Наши действия на Кавказе напоминают все бедствия первоначального завоевания Америки».
Кавказская война пожирала огромные ресурсы (в том числе и человеческие) России, она не принесла сколь-нибудь существенной пользы ей. Имея за Кавказскими хребтами присоединенные христианские Грузию и Армению, нужно было включить в регион России Чечню, Черкессию и Дагестан мирным путем.
Россия же вместо «звона монет», товарообмена, мирных взаимоотношений предложила горцам Северного Кавказа «звон оружия и грохот пушек». Великий русский демократ Н. Чернышевский, услышав весть о пленении Шамиля и об окончании долгой Кавказской войны, воскликнул: «Слава Богу, что закрылась эта кавказская язва и России не нужно теперь ежегодно посылать на Кавказ 25 000 русских солдат».
Но в Кавказскую войну Чечня не была побеждена. «В 1859 году, апреля первого дня, после взятия русскими войсками аула Ведено, Чечня отпала от Шамиля и добровольно приняла подданство России».
В Чечне стали налаживаться с Россией административно-хозяйственные связи, торговля, товарообмен. Россия стала привлекать в свои войны и сынов Чечни.
Известны боевые подвиги чечено-ингушских полков в турецкой, крымской, японской, германской войнах.
Только за годы Великой Отечественной войны в армию пошли 18 500 чеченцев и ингушей. На день войны в ней было 7000 вайнахов. Всего же в войне участвовало 25 000 человек, из них добровольцами ушли 12 000.
Многие не вернулись домой. Героями Советского Союза стали Ханпаша Нурадилов, уничтоживший только в одном бою до двухсот врагов, X. Магомет-Мирзоев, И. Бейбулатов и др.
Несколько сот вайнахов воевали уже в мирное время в Афганистане. Мы помним об этом, так как «это нужно не мертвым, это нужно живым». В Афганистане погибло 67 сынов Чечено-Ингушетии, из них 50 чеченцев и ингушей.
Россия оказалась для чеченцев не раем, а адом, не матерью, а мачехой. Уже после Кавказской войны, доведенные до отчаяния притеснениями царизма, чеченцы восстают несколько раз, расплачиваясь тысячами жизней своих лучших сынов.
Притеснение и гонение на чеченцев продолжалось и после установления советской власти в Чечне. Восстание чеченцев в горах и на плоскости против несправедливого к ним отношения большевиков и их карательных органов оканчивались кровавыми расправами над тружениками.
В 1944 году, к концу войны было спровоцировано поголовное выселение вайнахов. Это была трагедия целого народа, выселялись старики и дети, участники войны и их семьи, инвалиды и больные.
Тех, кого не могли доставить из гор на пункты выселения, преимущественно стариков и детей, рожениц и больных, сжигали, топили в реках и озерах, расстреливали, а лежачих больных умерщвляли и хоронили в «братских могилах».
Жестоким цинизмом звучат телеграммы, указы и постановления исполнителей расправы над безвинным народом:
Совершенно секретно.
Наркому Внутренних дел СССР т. Л. П. Берии.
Только для Ваших глаз.
Войду не транспортабельности и в целях неукоснительного выполнения в срок операции «Горец» вынужден был ликвидировать более 700 жителей в местечке Хайбах.
Полковник г/б Гвешиани.
Он был награжден и стал генералом, а сын его стал академиком будучи зятем Косыгина.
Вот ответная телеграмма палача Берии:
Грозный УДВ Гвешиани.
За решительные действия в ходе выселения чеченцев в районе Хайбах Вы представлены к правительственной награде с повышением в звании.
Поздравляю.
Нарком внутренних дел СССР Берия.
А вот еще телеграмма:
От имени ВКП(б) и комитета обороны СССР объявляю благодарность всем частям и подразделениям ОККА и войск НКВД за успешное выполнение правительственного задания ив Северном Кавказе.
И. Сталин.
31 декабря 1991 года газета «Известия» писала: «Журнал «Коммунист» (ныне «Свободная мысль») опубликовал в этом году донесения Берии Сталину о ходе депортаций 1944 года. Берия докладывал, к примеру, что арестовано по обвинению в пособничестве гитлеровцам 750 калмыков – высечено 93 тысячи. Чеченцев и ингушей арестовано две тысячи – выслано почти полмиллиона».
«В своем кругу стесняться было нечего: высылали тех, кого сами не считали в чем-либо виновными» – пишет Отто Лацис. Есть в переписке такой замечательный пассаж: «В связи с предстоящим окончательным высечением чеченцев и ингушей считал бы честь освободившихся войск и чекистов использовать для выселения балкарцев…» А грузинские турки, курды и хемшилы вовсе не были под оккупацией и в сотрудничестве с немцами их не обвинить. Однако 91 тысяча человек, оказывается, была повинна лишь в том, что имела родственников в Турции и «проявляла эмиграционное настроение», а потому выслать и их.
Вспоминаются эти горькие факты особенно в тот момент, когда читаешь сегодня в прессе о том, что что-то сделали незаконно Джохар Дудаев и его сторонники. Но давайте вспомним, какими средствами наша великая держава преподавала свой закон маленькому горскому народу – от прошлого века и до страшных дней 1944 года… Поэтому нет у нас теперь иного пути, как дать каждому народу самому разобраться в своих делах и своих заблуждениях. Многие ищут причину выселения горцев Северного Кавказа в связях с немцами, в пассивном участии в войне и др.
А ларчик-то открывается просто. Выселяли только тех горцев, которые жили непосредственно по-соседству с грузинами и имели богатые альпийские пастбища. Берии нужно было расширить границы Грузии, чтобы иметь для Грузии богатые летние альпийские пастбища Чечни, Ингушетии, Балкарии и Карачая… скот и «богатство» этих народов.
Альпийские пастбища выселенных народов были вскоре прирезаны к Грузии.
Тяжело пришлось вайнахам через 13 лет возвратиться на родину: пришлось перенести саботаж местных властей, всяческие ущемления, жестокую кадровую политику партократии, провоцировавшую периодические протесты, митинги и «восстания» с требованием снова выселить чеченцев и ингушей.
Народ, возвратившись из ссылки, вынужден был начать новую жизнь на голом месте. Создавать колхозы, строить дома, заводить скот, добывать хлеб насущный. Довольно быстро иссякли у людей те сбережения, что они выручили, продав за бесценок свое имущество в Казахстане и Киргизии. Заработать в колхозе хлеб стоило огромного труда. Люди остро нуждались в средствах на строительство новой жизни. И поэтому в массовом порядке хлынули на заработки в центральные области России, Поволжья, Сибири и Казахстана. Тяжелый физический труд от зари до зари, без выходных, в непривычных климатических условиях наносил народу физический и нравственный урон. В 40–50 лег многие из «шабашников» становились нетрудоспособными, хроническими больными. Немало молодых людей, вышедших из-под контроля родственников, своих односельчан, находясь вдали от своего народа, становилось на путь разгульной жизни. Некогда скромного порядочного, непьющего молодого человека после 2–3 выездов на заработки нельзя было узнать. Он стал употреблять спиртные напитки, наркотики. Отдельные не возвращались к своим семьям, так как создали там новые, «интернациональные». Дети, оставленные дома или увезенные с собой родителями, оставшись без присмотра, становились на путь хулиганства, что часто приводило их на скамью подсудимых.
Социально-экономические проблемы породили и спекулянтов, активно разрушавших нравственные устои народа. Безработные, а также люди, не сумевшие по материальным причинам получить образование и профессию, устремились в торговую сеть, в общепит – продавцами, завскладами, завбазами, многие из которых отнюдь не для честной работы.
По официальным данным в дореволюционной Чечне было открыто всего 36 школ русской и арабской письменности. Обучалосьв них 1375 детей, в основном из наиболее влиятельных и богатых семей. Грамотность среди чеченцев составляла 1,7%, среди ингушей 4,03%.
Плачевна статистика в Чечне и 80-х годов, где работали 484 общеобразовательные школы (352 из них средние), 24 специальные школы. Свыше 260 тысяч ребят сидели за партами. В трех вузах, двенадцати техникумах и 25 профессионально-технических училищах овладевали профессиями более 50 тысяч юношей и девушек. Третья часть из них (подчеркиваю) – чеченцы и ингуши.
Нам мешают и довольно небезуспешно реорганизовываться в нашу модель суверенитета.
Правительство России через средства массовой информации ведет буквально травлю чеченского народа, в интервью «вождей» распространяются всевозможные фантастические слухи, доходящие до того, что мы угрожаем Москве массовым террором, создаем специальные военизированные террористические группы в пределах бывшего Союза и России, что мафией в России руководят чеченцы, договорились до того, что чеченская мафия уже проникла в Германию, Польшу, Австрию, Венгрию и якобы успешно там орудует.
В республике за последнее время побывало двадцать с лишним представителей Верховного Совета РСФСР, правительства, посланцев Б. Ельцина и Р. Хасбулатова, все они приезжали с пакетами требований, а подчас и угроз, но, слава Аллаху, ничего от нас не добились.
Мы не понимаем Россию как целое – правительство и народ. С народом русским мы всегда договоримся, у нас в республике проживают русские, армяне, евреи и другие народы, и мы пытаемся жить по-братски, несмотря на все кощунства извне.
Мы победим, потому что мы правы, мы победим, потому что масса трудящихся, весь народ идет за нами и в этом наша сила, в этом источник непобедимости нашего народа, идущего к прогрессивным преобразованиям рука об руку с другими российскими народами.
ДЖОХАР ДУДАЕВ
РАБ,
СМИРИВШИЙСЯ СО СВОИМ РАБСТВОМ,
ЗАСЛУЖИВАЕТ ДВОЙНОГО РАБСТВА
6 августа 1991 года государственный флаг Чеченской Республики был торжественно поднят перед зданием штаб-квартиры Организации Непредставленных народов (ОНН) в Гааге (Голландия). В этот день Чеченская Республика была официально принята полноправным членом ОНН.
Членами ОНН являются 26 народов мира, чьи интересы не представлены в Организации Объединенных Наций.
Что же хотят чеченцы? Они хотят свободы не ради слова, а ради его сути.
А идем мы к ней болезненно, нелегко, ибо для любых преобразований необходимы Свобода и Согласие.
Мы видели, как разваливается советская империя, на очереди развала империя российская.
Прав известный в мире чеченский политолог А. Авторханов, когда говорит: «Я утверждаю, что дорога к свободе и суверенитету русского народа лежит через разложение советской империи».
И начавшийся еще при инках и фараонах век империй, похоже, заканчивается.
История «надсмеялась» над русским народом, как и над другими имперскими народами в прошлом.
Царизм, исторически пожертвовавший миллионами жизней русского народа, во имя создания Великой империи жестоко расплатился жизнью последней царской семьи, подготовив почву для создания более кровавой империи – советской империи Ленина-Сталина.
Нам необходим сегодня советский «Нюрнберг» – суд над советской империей, суд над большевистско-коммунистической идеологией, так как без суда и покаяния нам трудно будет выбраться из нравственной и экологической пропасти, понять и объяснить те жертвы, которые понесли советские люди в революцию, и особенно в Великую Отечественную войну.
Не отрицая огромную роль в победе рядовых коммунистов, нужно признать, что Великая Отечественная война была войной за мировое господство между красной и коричневой чумой, между тоталитарными режимами, между двумя чудовищами – диктаторами Сталиным и Гитлером.
Мы утверждаем, что фашизм возник как противоположность коммунизму, который стал реализовываться в начале XX века. Фашизм взял на вооружение варварские методы коммунизма, ибо его идеи и преступления являлись продолжением коммунистических идей и преступлений и обе тоталитарные системы явились полным отрицанием общечеловеческой морали.
Ленинское «мы в вечную нравственность не верим и обман всяких сказок о нравственности разоблачаем» предшествовало гитлеровскому «я освобождаю вас от химеры, называемой совестью».
Известно также, что концлагеря, массовые расстрелы «буржуев», священников, интеллигентов, офицеров, невинных заложников, душегубки – все это было позаимствовано у большевиков с той только разницею, что большевики применяли все это против своего народа, а фашисты против «неарийцев».
Обновленные под влиянием России черты Сталина – грабителя кавказских банков, в основном формировались и развивались под влиянием российской действительности.
Говоря о кадрах, рожденных революцией, Бердяев отмечал: «Новый антропологический тип вышел из войны, которая и дала большевистские кадры. Этот тип столь же милитаризованный, как тип фашистский.
Для меня их образ был неприемлем и эстетически и этически… Изначально я воспринимал моральное уродство большевиков». А Русский философ-эмигрант Г. П. Федотов писал: «Трупным воздухом тянет сейчас из России… Подуло этим ветром с зиновьевского процесса, и многие утешают себя тем, что гниет, собственно, коммунизм, но не Россия…» Заражение это началось давно.
Разгром оппозиции, подавление гласности и инакомыслия, преследование интеллигенции создали в стране обстановку, когда «стать человеком» было возможно, лишь вступив в компартию. И валили в партию, как известно, массы проходимцев.
Даже «интеллигент-большевик» Н. Бухарин считал, что не нужна мораль. Она могла бы мешать «эксам» грабить банки для снабжения деньгами вожаков преступной партии.
Всех, кто был подвержен морали, большевики травили: Г. Зиновьев – Ф. Шаляпина, Н. Бухарин – великого физиолога И. Павлова. Карл Радек отозвался на смерть Есенина как образцовый коммунист: «Есенин умер, ибо ему не для чего было жить».
«…Каменев омерзительнейший из людей, падаль человеческая, хорошо, что расстреляли собаку – страшно рад»… – отзывается Бухарин о своем товарище по партии.
Последыши марксистско-ленинских вождей Октября успешно продолжили одевание намордников на живую мысль и в последующие десятилетия. Достаточно вспомнить об «охоте на ведьм», когда травили А. Сахарова, называя его агентом ЦРУ, когда обливали грязью А. Солженицына, называя его литературным власовцем.
Партаппаратчики от КПСС особенно дружно завопили по поводу «ведьм» после провала прошлогоднего августовского путча. Плач же по нарушаемой демократии и сегодня в основном полымают те, кто поддержал заговорщиков или занял выжидательную позицию.
Мы живем в обществе, раздираемом политическими, религиозными, национальными и социальными страстями, и поэтому наша задача – помочь жителям нашей многонациональной республики найти общий язык, понять друг друга, выйти из эйфории культурного эгоцентризма, в которой сейчас каждому хочется искать самоутверждения. Нам необходимы внимательность, трезвость, внятность в нашей новой наступающей жизни.
И нас, безусловно, поддержат в нашем начинании все свободолюбивые народы мира.
Еще в 50-е годы бывший американский посол в СССР Джордж Ф. Кеннан, говоря об угнетении народов России, писал: «Мы ожидаем распространения гнетущего ига на другие народы, обладающие инстинктом и способностью к национальному самоопределению. Затронув эту тему, мы приступаем к одному из деликатнейших вопросов. Во всем лексиконе политических проблем нет ничего более трудного и ненадежного. Во взаимоотношениях великороссов с соседними народами за пределами старой царской империи, так же как и с нерусскими народами, включенными в состав этой империи, нет таких четко различимых пограничных линий или официальных договоренностей, которые при их противопоставлении господствующим сегодня взглядам не подняли бы волн неистового возмущения и не повлекли бы за собой целую цепь подлинных несправедливостей во многих местах. Если люди в этой части света собираются по-прежнему рассуждать о национальных границах и проблемах меньшинств тем же способом, как они думали о них в прошлом и продолжают думать сегодня, американцам было бы разумнее избегать принятия на себя какой-либо ответственности за взгляды и позиции по этим вопросам: ибо любые конкретные решения, которые они могут поддержать, когда-то впоследствии станут источником величайшей ожесточенности по отношению к ним, и они окажутся втянутыми в полемику, имеющую весьма отдаленное либо вовсе не имеющее никакого отношения к проблеме человеческой свободы».
14 октября 1991 года Исполком Общенационального конгресса чеченского народа в связи с происками внешней и внутренней партократии был вынужден сделать свое Политическое заявление народам Чечено-Ингушетии:
«Сложившаяся в последние дни ситуация в Чечено-Ингушетии всколыхнула весь регион, поставила народы республики на грань гражданской войны, выводила чеченцев на путь конфронтации с Российским государством. Исполком ОКЧН и народы Чеченской Республики считают, что причиной возникшего политического кризиса в республике и во взаимоотношениях с Россией стала агрессивная по отношению к народам Чеченской Республики, к их личному достоинству миссия вице-президента России А. В. Руцкого. Оскорбительные выпады, угрозы применения силы против чеченского народа со стороны вице-президента России, грубое вмешательство во внутренние дела суверенной Чеченской Республики вызвали гнев и возмущение чеченского народа и показали его способность защищать с оружием в руках свое право на свободу, на демократию, на обустройство собственного государства с учетом национальных и региональных особенностей. Народ считает себя вправе решать демократическим путем, без вмешательства извне, вопросы государственной власти в республике. По-видимому, по воле Аллаха, разум побелил, переговоры с делегацией Верховного Совета России позволяют надеяться, что нам удастся без интервенции Российской империи, без вмешательства извне, демократическим и мирным путем решать вопрос о власти.
В связи с этим мы призываем группы и течения, номенклатуру, ставшие на путь конфронтации с Исполкомом ОКЧН, пытающиеся расколоть чеченский народ, лишить его единства – к единству с народом, к политическому диалогу, к мирному осуществлению выбора парламента и Президента.
Мы призываем вас обеспечить бесперебойную работу всех отраслей хозяйства, не разрушать экономику, сложившиеся хозяйственные связи. Мы призываем не делать провокационные выпады, и тем самым провоцировать народы республики к национальной трагедии. Исполком ОКЧН, ставя во главу угла вопрос о государственной власти, исходит из следующих исторических реальностей. История показывает, что зависимость политических структур власти в Чечне и Ингушетии от государственного устройства России практически всегда лишала чеченцев и ингушей традиционно присущих их природе совместного мирного сосуществования, свободы и демократии, обычаев и обрядов.
Мы сталкивались с постоянным насилием в отношении наших народов. Это проявлялось десятилетиями, столетиями: эпоха царизма, период становления советской власти, 1944–1957 годы.
Мы видели, как политические перевороты и нестабильность в Российском государстве сопровождались в Чечне и Ингушетии волнами насилия против народов свободолюбивого края, попытками расколоть нас, проповедуя при этом интернационализм».
Да, сегодняшние политические процессы в Чечне – это наше национальное возрождение. И истинный интернационализм возможен только через возрождение национального самосознания, национальной культуры, через уважение права каждой нации на свободное развитие. Мы уважаем права всех наций на свободу, на демократическое определение своей государственной структуры. Свободу, демократию России у Белого Дома защищали и были готовы умереть сотни, тысячи чеченцев и ингушей вместе с русскими, евреями и представителями других наций. Они защищали вместе с тем Конституцию России, законные органы власти.
Но демократию, свободу пытались защищать и здесь, в Чечено-Ингушетии, независимо от национальной принадлежности. Это надо признать как реальность сегодняшнего дня.
Конечно, если бы попытка переворота в Москве не провалилась, то в стране наверняка началась бы гражданская война, и вряд ли удалось бы в Грозном совершить бархатную революцию и смести партократическую верхушку, поддержавшую своими действиями ГКЧП-истов. Исполком ОКЧН с самого начала предлагал варианты и следовал по пути мирных, законных преобразований в республике. Мы предлагали провести референдум о доверии Верховному Совету ЧИР и в зависимости от результатов референдума решать вопрос о парламенте и президенте, о государственной власти в ЧИР. Представлялось, что вопрос о том, быть Чечено-Ингушетии в составе России или нет, тоже должен решаться через референдум. Однако развитие событий определило другой вариант решения – самороспуск Верховного Совета ЧИР.
Нам представляется, что это было далеко не самое оптимальное решение проблемы.
Верховный Совет Чечено-Ингушетии, состоявший в абсолютном большинстве из комаппаратчиков (причем многие из них были самыми одиозными фигурами в республике), организовал в последующем строго послушный состав Совета Министров ЧИР. Словом, на всем управленческом «верху» республики вновь был сплошной антинародный монолит, поколебать который можно было лишь всей мощью всего народа.
Но такая возможность у народа была отнята. А затягивание во времени преобразований властных структур в республике могло только углубить политический, социальный и экономический кризис, что могло иметь нежелательные последствия для народа Чечено-Ингушетии, особенно в осенне-зимний период 1991 года.
Понимая все это, Исполком ОКЧН согласился на самороспуск ВС ЧИР и создание провокационного по своей сути (что в последующем и подтвердилось) Временного Высшего Совета. Было решено: должна работать исполнительная власть (Совет Министров ЧИР). Мы же брали на себя совместно со всеми демократическими силами республики организацию процесса по выборам демократического парламента и Президента.
Все это исключало многовластие, обеспечивало мирный выход из революционной ситуации и переход в новое качественное состояние общественного развития без паралича исполнительной власти, без экономического кризиса.
Однако ВВС и Совет Министров ЧИР, утверждая, что Исполком ОКЧН незаконный орган, что за ним не стоит народ, пошли на разжигание политического хаоса, организацию политических провокаций, способных привести к гражданской войне. Была организована кампания со стороны ВВС и Совета Министров ЧИР совместно с КГБ и МВД по обеспечению провокационного силового вмешательства Российского государства во внутренние дела Чеченской Республики. Обеспечивалось это посредством дезинформации парламента России. Постарался в этом грязном деле и А. Руцкой.
Мы оказались свидетелями существования в республике глубоко эшелонированной партократии во всех звеньях народного хозяйства, способной пойти на реставрацию тоталитаризма и диктатуры; не учитывая интересы народа на восстановление режима угнетения. Эти события усилили в республике противостояние, усилили паралич власти, приближали развал экономики.
Мы снова были поставлены ни грань гражданской войны. Возникли условия перехода из бархатной революции в революцию традиционную, что могло иметь, в свою очередь, далеко идущие последствия как для Чечено-Ингушетии, так и для России. Из этой чуть было не состоявшейся всеобщей беды мы должны извлечь урок и усвоить следующее. Если победа демократии и окончательное свержение тоталитаризма начались у Белого Дома России 19–21 августа, от центра к периферии, то реставрация тоталитарного общества, диктатуры в изощренных формах (если руководство России не будет учитывать национальные особенности регионов периферии) может начаться от периферии к центру через гражданские и экономические войны. Если, конечно, мы не проявим склонности к диалогу, не утихомирим свои политические амбиции, не прислушаемся к голосу разума, не будем выразителями интересов народа.
А тогда, во вновь создавшейся революционной ситуации мы сочли разумным признание всех действующих органов власти: Временный Совет, Исполком ОКЧН, Совет Министров ЧИР. Ни ВВС, ни Совет Министров так и не оставили попыток дестабилизировать обстановку в республике. Общая воля – основа всех законов и законности. И с этой точки зрения единственно легитимный Исполком ОКЧН был законным органом власти на переходном этапе в Чеченской Республике. Остальные же структуры все больше увязали в провокациях, пока, наконец, окончательно не скомпрометировали себя в глазах народа. Время все поставило на свои места.
Чего же хотят чеченцы? Они хотят свободно дышать, созидать. Они хотят быть хозяевами на своей земле, сотрудничать с окружающими их народами.
Весь мир знает, что у нас в республике прошли законные выборы парламента и Президента. Тогда на выборах присутствовали наблюдатели 23 стран мира, а также из Прибалтики, Грузии и Армении.
Из общего числа избирателей в голосовании участвовало 77 процентов. За кандидатуру президента отдали свои голоса 85 процентов голосовавших. И это несмотря на все чинимые партпровокаторами препоны.
Нашу революцию пытаются подогнать под трафарет бисмаркского высказывания: «Революцию подготавливают гении, а осуществляют фанатики, плодами же ее пользуются подонки».
Но не гении подготавливали нашу революцию, а народ, не фанатики осуществляли нашу революцию, а народ, и плодами нашей революции пользуется и будет пользоваться народ.
Установлению суверенитета нашей республики, ходу революции пытались помешать в имперском центре.
8 ноября Президент РСФСР Борис Ельцин ввел на всей территории Чечено-Ингушской Республики чрезвычайное положение.
«В целях пресечения массовых беспорядков, сопровождающихся насилием… В интересах охраны конституционного строя республики…» – гласили строки указа.
Л. В. Руцкой, будучи 7 ноября в Грозном, заявил: «Это не революция, а бандитизм…» Были направлены в Грозный на транспортных самолетах войска ОМОНа.
Из центра в Грозный заслана шифрограмма. Москва делала отчаянные попытки раздавить народную волю:
«ЗАДЕРЖИТЕ ДУДАЕВА…»
Шифрограмма из Москвы поступила в 08 час. 45 мин. 08.11.91 г.
Секретно. Грозный. МВД.
Комиссарову, Орлову, Гафарову, Ибрагимову,
Арсемерзаеву.
Вами не выполнены решения, принятые на совещании у вице-президента Руцкого Л. В. по выполнению Указа Президента РСФСР от 7 ноября 1991 г. Приказываем немедленно приступить к освобождению мыши КГБ, бывшего ГК КПСС и др. объектов…
Задержите Дудаева и других членов ОКЧН.
Информируйте ежечасно.
Степанков. Иваненко. Дунаев.
Другая шифрограмма нз Москвы поступила в 15 час. 40 мни. 9 ноября 1991 г.:
Предупреждаю о персональной ответственности за организацию точного и безусловного выполнения Указа Президента о введении ЧП в Чечено-Ингушетии. Примите срочно меры для предотвращения захвата здания МВД. Его сдачу считаю недопустимой. Необходимая помощь будет оказана. Невыполнение моего и т. Баранникова приказа Гафаровым считаю преступлением.
Дунаев
Об этом всем стало известно в 20 часов из сообщений российского телевидения. Московские эмиссары, прибывшие в Грозный, и «наши» – и. о. министра внутренних дел ЧИР Ибрагимов, первый заместитель прокурора республики Арсемерзаев знали заранее, по крайней мере, в 8 часов 45 минут утра, как следует из шифрограммы, подписанной российскими шефами: прокуратуры – Степанковым, КГБ – Иваненко, МВД – Дунаевым.
И еще. Помощь, о которой шла речь во второй шифрограмме, была организована в тот же день: несколько сот до зубов вооруженных людей были сконцентрированы в грозненском Доме офицеров. Предполагаемые руководители групп захвата состояли из всех замов министра и нескольких начальников отделов МВД ЧИР. Всем им были присвоены досрочные звания. Ими было дано принципиальное согласие Дунаеву ЗАХВАТИТЬ ДЖОХАРА ДУДАЕВА и членов президиума ИК ОКЧН, чьи фамилии опубликованы в «Голосе Чечено-Ингушетии» 1 ноября: «…ответственность за возможные трагические последствии полностью ложится персонально на Д. Дудаева, 3. Яндарбиева, Ю. Сосланбекова, И. Арсемикова, М. Темишева, М. Удугова, X. Ахмадова и их сторонников».
Было приказано: обезглавить революцию в Чечне.
Однако указ Б. Н. Ельцина сплотил и объединил чеченский народ. В ночь с 8 на 9 ноября в едином порыве с возгласами: «Свобода или смерть!» – собрался в Грозном почти весь чеченский народ, который запрудил все площади и улицы Грозного. Наутро стали подходить и подходить люди, даже ребятня заняла свои «позиции» на крышах и деревьях.
Были забыты политические амбиции разных партий и общественных движений, ассоциаций. Вчерашние противники братались, работники МВД слились с народом и пришли на площадь Свободы, ингушский митинг прислал депутацию ингушей, чтобы заявить о своей готовности выступить в защиту чеченской революции. Делегации Грузии, Абхазии, Карачаево-Черкессии, Дагестана, Азербайджана, Таджикистана, зарубежной и отечественной диаспоры, представители средств массовой информации зарубежных стран, которые находились в те дни в Грозном, заявили о своей готовности стать в ряды защитников в случае опасности со стороны ОМОНа и войск. Началось братание прибывших из России солдат с жителями Грозного. В моем архиве хранится запись разговора чеченского старика с русским солдатом на военном аэродроме. Среди прочего старец сказал: «Если бы счастье, благоденствие народа, нравственная чистота и глубокая духовность, сближающие народ с Богом, зависели от захваченных и прихваченных территорий Европы и Азии, был бы самым счастливым и благоденствующим народом, народом высокой нравственности и глубокой духовности, величию которого поклонялись бы все народы земли. Однако ни от территорий, ни от кровопролитных войн, в которых уничтожались соседствующие с Россией народы, русский народ счастливым и богатым не стал. Богатыми становились ваши цари, их приближенные, ваши вожди, которым вы поклонялись, как богам. Богаче России в мире нет страны. Обратите всех ваших мнимых врагов-соседей в надежных друзей и будьте счастливы. Что вам мешает? Волей исторической судьбы мы живем на этом маленьком пятачке, имя которому «Чечня». Больше половины этого пятачка – голые скалы и камни. Но мы даже на этих камнях творили вручную террасные пашни и жили, ни с кем не враждуя, не зарясь на земли соседей, выращивая скот, хлеб, и никогда не голодали. Более того, продавали хлеб, скот и животноводческую продукцию соседям, взамен покупая у них то, чего у нас не было. Это было тогда, когда не было техники. А при современной технике ведь еще лучше можно зажить, если жить во имя жизни, а не во имя мифа, вроде коммунизма, который нас всех окончательно доконал. Передайте русскому народу эти наши мысли и желание иметь с великим русским народом самые тесные связи и большую дружбу. Да поможет нам Всевышний!»
Единый порыв чеченского народа, его готовность защитить суверенитет республики заставили отступить центр: сессия Верховного Совета отменила указ Бориса Ельцина.
А в Грозном ликовали, на площади Свободы пели песни об исторической свободе, о героях, обессмертивших свои имена в борьбе за свободу и независимость чеченского народа.
Парламент Чеченской Республики по поводу агрессии России против суверенной Чеченской Республики заявил:
«Благодаря Всевышнему, воле к свободе и мудрости чеченского народа, а также братской поддержке со стороны всех горских народов Кавказа, демократических сил России введенные в город Грозный войсковые подразделения империи не были применены против народа.
Однако принятое Верховным Советом РСФСР постановление показывает, что Россия приняла решение, вопреки требованиям ст. 1, 3 Международных пактов «Об экономических, социальных правах» и «О гражданских и политических правах», где указано, что «все народы имеют право на самоопределение. В силу этого права они свободно устанавливают свой политический статус и свободно обеспечивают свое экономическое, социальное и культурное развитие», а Россия как участник этого пакта должна поощрять осуществление права на самоопределение и уважать это право.
Вместо выполнения своего долга перед ООН и чеченским народом Россия не желает признать законно избранного Президента и Парламент Чеченской Республики, объявив экономическую блокаду Чеченской Республике, выдавая различные группировки бывшей партократии за политические организации.
В таких условиях Парламент Чеченской Республики не находит возможным обсуждать какие-либо вопросы с делегацией Верховного Совета РСФСР, ибо политика российского руководства после отмены чрезвычайного положения в Чечено-Ингушетии направлена на дестабилизацию обстановки не только в Чеченской Республике, но и во всем кавказском регионе».
Но и сегодня наступление центра на нас продолжается, только уже в других формах: экономическая блокада, искаженная информация о республике в средствах массовой информации, засылка в республику провокаторов, использование свергнутой народом местной партократии и пресловутое разыгрывание «казацкой и ингушской карт».
Северный Кавказ наиболее бесправный и обездоленный край в России. И это сейчас осознают и горцы, и казаки, хотя и их политическое пробуждение сопровождается иногда «стычками». Они подчас, не видят причину взаимного недовольства в кознях общего «хозяина». Вообще на Северном Кавказе, где империя имеет большой опыт завоевания, ловко пускается в ход казацкая карта.
Горцы прекрасно понимают, что казаки, как и горцы, подвергались геноциду со стороны советской власти и в настоящее время являются обломками истерзанного, почти уничтоженного сословия.
Что касается казаков, проживающих на территории нашей республики (Сунженских, терско-таурских и терско-гребенских), то все они селились здесь давно, гонимые крепостниками России, и в силу исторических условий приняли «чеченское гражданство».
«Давно, давно, – писал Л. Н. Толстой, – предки их поселились среди горцев, приняли их обычаи и одежду, но в чистоте сохранили свой русский язык». По мнению исследователей чеченцы приняли определенное участие в историческом формировании терского казачьего сословия. Среди казаков растворились чеченские тейпы гуной, садой, окой… Многие фамилии из казачьих станиц признают себя потомками чеченцев – это Гулаевы, Хановы, Кузины из станицы Червленной; Андрюшкины, Митрошкины из станицы Дубовской. Даже ее основателем считается чеченец Дуба.
Предания говорят о наличии ряда чеченских поселений между реками Тереком и Кумой до Кавказской войны. Генерал Ермолов сообщает, что к его приходу на Северный Кавказ здесь были чеченцы, у которых он отнял до миллиона овец.
Оригинально высказался одни из историков, что казаки уходили от деспотии царизма на окраины России, а за ними по пятам шел царизм. Царизм стал постепенно прибирать к рукам казачество, одаривая их отнятыми у горцев землями, устанавливая им жалованья и используя их в покорении окраинных России народов.
Но мы не желаем и не хотим терять дружбу с казаками, нашими историческими братьями. Все казаки, проживающие на территории Чечни, признаны, как и чеченцы, гражданами Чеченской республики.
Лихо разыгрывается и «ингушская карта».
Ингуши не очень отличаются от чеченцев. У них общая психология, обычаи, культура, язык же отличается незначительными фонетико-морфологическими и лексическими особенностями. Предки ингушей исторически являются чеченскими племенами. Они были известны под племенными этнонимами – галгай, глигвы. кисты, назрановцы. Современное название они получили от топонима Ангушт, села, расположенного в Тарской долине. Они явились основателями поселений на месте нынешнего Владикавказа и в XVIII веке образовали ряд поселений вокруг основного плоскостного села Назрань, ныне уже города Назрань. С XIX века стал формироваться этнос ингуши из исторически древних племен галгаи, галаи, орстхой и других.
Политика «Разделяй и властвуй» сыграла, конечно, свою роль. Из чеченских племен образовались два этноса: чеченцы и ингуши.
Все чеченские племена объединяются под названием «вайнах» буквально наш народ, и мы, чеченцы и ингуши (в Чечено-Ингушетии), аккинцы или ауховцы (в Дагестане), кисты или кистинцы (в Грузии), никогда себя не разделяли. Не разделяли при геноциде нас и наши враги: вместе нас выселяли, вместе мы и воевали за свою независимость.
Некоторые лидеры партий и общественных формирований ингушей ставят в настоящее время вопрос об образовании Ингушской автономии в составе России, мы же не можем вмешиваться и навязывать свои концепции свободному ингушскому народу.
Мы обязательно объединимся и вместе будем добиваться торгнутых у вайнахов сталинско-бериевской кликой территорий, прирезанных к Осетин вместе с Правобережьем Владикавказа.
Нет и не было такой силы, несмотря на все происки, которая смогла бы разъединить на два этноса эти исторически однокровные и братские племена одного народа.
ЕДИНЫЙ НАРОД — ЕДИНАЯ РЕСПУБЛИКА
(Обращение к ингушскому народу,
принятое на сходе старейшин Ингушетии
в селе Сурхахи 26 декабря 1991 года)
В этот сложный исторический момент крутого поворота в судьбах всех народов, освободившихся от тоталитарного режима партократии, ингушский народ оказался в полосе неопределенности, безвластия, бесправия. Всякие надежды ингушского народа на союзное правительство, а затем и на российское руководство не дали никаких результатов. Ни Закон Верховного Совета РСФСР о реабилитации прав репрессированных народов, ни авторитетные заявления правительства России и прежде всего ее Президента Бориса Ельцина о решении ингушской проблемы ничего не дали и, видимо, не дадут. Народ устал ждать, надеяться, верить и терпеть. Настало время разумных и трезвых действий по созданию единой Вайнахской государственности. Прежде всего нам надо до конца отстоять суверенитет республики, который мужественно завоевали чеченцы и ингуши. Многие расторопные «радетели» судьбы ингушского народа пекутся о срочном создании ингушской автономии в составе России, о наведении границ между чеченцами и ингушами.
Не надо быть большим политиком и ясновидцем, чтобы попять – такой путь ведет к конфронтации чеченцев и ингушей. А это, на наш взгляд, полнейшая катастрофа. Чеченцы и ингуши – единый народ, и разделить его на две части невозможно, как невозможно разделить единый живой организм. Нас не делили на чеченцев и ингушей, когда после Кавказской войны десятками тысяч семей насильственно выселяли в Турцию. Нас не делили в 1944-м, когда поголовно выселяли в районы Сибири и Казахстана на мучительную смерть от холода, голода и болезней. Нас не делили и тогда, когда в октябре прошлого года на всей территории Чечено-Ингушетии ввели чрезвычайное положение.
Еще и еще раз подчеркиваем, что вайнахский народ единый и неделимый, в составе которого свое достойное место занимает каждый из пяти народностей – чеченцы, ингуши, орстхоевцы, мелххинцы, аккинцы. Сегодня история преподнесла нам единствененный шанс закрепить этот факт, создан единую Вайнахскую государственность.
Слава великому Аллаху, что послал пророка Магомета. Вера у нас одна, язык один, обычай один. Нас ничего не разделяет, вместе легче решать проблемы каждого. Предстоящий чрезвычайный съезд ингушского народа должен принять свое твердое решение по объединению всех вайнахских народов в неделимую Вайнахскую Республику. Мы, старейшины всех сел Ингушетии, призываем весь ингушский народ, все патриотические силы вайнахов поддерживать это решение. Без решения этой исторически важной задачи невозможна никакая свобода ни Чечни, ни Ингушетии. Ради памяти тех, кого унесла из жизни Кавказская война. Ради памяти тех сотен и тысяч сосланных царскими сатрапами в Турцию и страны Ближнего Востока, погибших там от болезней и голода, оплакивая отнятую у них родину. Ради памяти тех сотен тысяч вайнахов, замученных в Сибири и Казахстане бесчеловечным режимом спецпереселения сталинщины и бериевщины, ради настоящего и будущего наших народов мы призываем все здоровые силы наших народов решительно стать на защиту этой идеи – идеи создания единой Вайнахской Республики. Да поможет нам Аллах!»
На первом этапе чеченской революции народ во главе с исполкомом ОКЧН сверг тоталитарный режим и взял власть в свои руки. На втором этапе развернулась борьба против внутренней оппозиции из бывших партаппаратчиков, спровоцировавшей попытку военной интервенции центра в Чеченской республике. В настоящее же время наступил третий этап чеченской революции.
Главной задачей на этом этапе мы считаем реорганизацию системы республиканской власти, когда необходимо заменить старый тоталитарный механизм демократической структуры управления.
С этой целью руководство республики приступило к реформированию местных органов власти, которое приведет к изменению в районных, городских, сельских Советах и исполкомах.
Мы смотрим в будущее республики с оптимизмом.
В канун нового 1992 года за короткий промежуток времени чеченский парламент и правительство приняли ряд ценных законов и постановлений, способствовавших стабилизации положения в республике.
НОВОГОДНЕЕ ОБРАЩЕНИЕ
ПРЕЗИДЕНТА ЧЕЧЕНСКОЙ РЕСПУБЛИКИ
Дорогие сограждане! Уходящий год стал переломным для нашей республики. Вместе с вами мы пережили одно из самых знаменательных событий в истории нашего народа за последние полтора века – мирную народную революцию! Сломан хребет тоталитарному имперскому режиму – дьявольскому наследию атеистического монстра.
Чеченская Республика на весь мир недвусмысленно заявила о своей приверженности к свободе, общечеловеческим ценностям и непоколебимой воле к полной независимости. Но нет истинной свободы без веры во Всевышнего! И мы должны вернуться на путь, предначертанный нам нашим Создателем!
Нам предстоят великие дела и великие трудности. Но у нас праведная цель, и поэтому мы победим. Уверенность в этом мне придает дух народа, его воля и характер. Нет такой преграды, которую не могла бы преодолеть единая воля народа. Мы победим, у нас нет другого выбора!
Я уверен, что свободная Чеченская Республика – это первый камень, заложенный в фундамент будущего общевайнахского государства, свободного и единого Кавказа. К этому стремились наши отцы, к этому стремимся и мы. Я уверен, что по этому пути пойдут и наши единокровные ингушские братья, чьи боль и страдания – это наши боль и страдания.
Я рад, что, обращаясь сегодня к вам, могу с гордостью сказать – Граждане Чеченской Республики! Это наше завоевание. И мы должны защищать его, независимо от национальности, ибо мы с вами. Граждане свободного государства.
БУДЬТЕ СЧАСТЛИВЫ! МИРА И БЛАГОПОЛУЧИЯ ВАМ И ВАШИМ СЕМЬЯМ. С ВЕРОЙ ВО ВСЕВЫШНЕГО И В ВЕЛИКУЮ БУДУЩНОСТЬ НАШЕГО НАРОДА.
ДЖОХАР ДУДАЕВ
ЛЕТАЕТ ТОТ,
КТО НЕ РОЖДЕН,
ЧТОБ ПОЛЗАТЬ!
(Интервью)
БЕЗОБЛАЧНОГО НЕБА, ГЕНЕРАЛ!
…В ясный солнечный полдень неожиданно рванул в вышине раскатистый гром, недолгим шлейфом промчалось по земле эхо – и все стихло. Редко кто обратил на это внимание, разве что сведущие – преодолел летчик звуковой барьер. Да родные – возможно, это наш Джохар испытывает очередной сверхзвуковой самолет, ведь генерал – по знаниям, опыту и служебному положению, наконец, должен быть первым…
Нашему земляку, чеченцу Джохару Мусаевичу Дудаеву 30 октября нынешнего года присвоено воинское звание генерал-майора авиации. Далеко он от нас находился, но все же удалось связаться с ним по телефону, коротко побеседовать.
КОРР.:
– Давайте начнем с несколько неожиданного, может быть, для вас вопроса. В петровской табели о рангах звание генерал-майора соответствовало четвертому классу, дающему право на потомственное дворянство. Войти в высшую сферу общества было весьма заманчиво. Для нас, ваших земляков, «генерал-майор Дудаев» звучит гордо. Насколько, на ваш взгляд, высок престиж этого звания сегодня?
ДУДАЕВ:
– Думаю, что оно во все века было престижным, в наше время тоже. Тяжек и долог путь к нему, в первую очередь, потому, что оно – по-своему вершина профессиональной зрелости. А раз так, то и сделать можешь больше.
КОРР.:
– Генерал, понятно, не рядовой летчик. Какую должность вы занимаете? Привлекает ли она вас и чем?
ДУДАЕВ:
– Должность – командир подразделения (не стоит, наверное, уточнять). Но она вовсе не означает каких-либо поблажек. Генерал наравне с рядовыми летчиками выполняет положенную норму, да так, чтобы своим примером учить подчиненных. А если на тебя равняются, за тобой идут и на тебя надеются, да еще в стратегической бомбардировочной авиации, – нужны ли комментарии.
КОРР.:
– В последнее время о нашей армии немало негативных отзывов. Ваше мнение на этот счет? Хотели бы вы, чтобы наши ребята пошли по вашему пути?
ДУДАЕВ:
– Лично я считаю, что плохо говорят об армии люди, никакого отношения к ней не имеющие. Предоставьте судить о ней профессионалам, исправлять в армии всякие нежелательные стороны – тоже. А землякам моим, впрочем, как и всем молодым людям, ответственно заявляю: нет ничего почетнее, чем быть защитником Родины.
КОРР.:
– И последний вопрос. Как скоро мы увидим вас на земле Чечено-Ингушетии?
ДУДАЕВ:
– Надеюсь, что скоро, хотя от меня это не зависит…
Надежд на скорое свидание, как видим, почти не было. Поэтому мы побывали в поселке Ташкала на улице Шекспира, где Дудаевых – на целый квартал. Всего их десять братьев и сестер (к сожалению, родители Джохара Мусаевича не дожили до сегодняшнего счастливого дня). Представьте, что будет творится, когда соберутся все вместе: строитель Бекмурза, работник вневедомственной охраны Мурзабек, шоферы Махарбек и Басхан, домохозяйки Эльбика, Басира и Хазман, врач Базо, торговый работник Нурбика, у каждого из которых своих семь-девять детей. Да еще Джохар с женой Аллой, сыном Авлуром (сейчас служит в армии), дочерью – одиннадцатиклассницей Даной и любимцем семьи первоклассником Деги.
Начнутся рассказы о житье-бытье, воспоминания. Больше всего, наверное, о самом младшем из Дудаевых – Джохаре.
Никто в многодетной семье Дудаевых, вероятно, не думал, что когда-нибудь порог родового дома переступит один из них с генеральскими погонами на плечах и голубыми лампасами на форменных брюках. Кроме самого Джохара, конечно, с детства мечтавшего о небе.
Окончив грозненскую среднюю школу № 55, подал документы на физико-математический факультет Северо-Осетинского государственного университета, как и хотели родители. Но не выдержал, со второго курса, против воли семьи, тайком уехал из дома и подался в Тамбовское высшее военное авиационное училище летчиков имени М. Расковой.
Окончив училище, молодой летчик лейтенант Дудаев начинает службу в Московском военном округе, затем в Забайкальском. В 1974 году у майора Дудаева за плечами не только восьмилетний стаж летной работы, но и командный факультет военно-воздушной академии имени Ю. Гагарина. Затем опять Сибирь, Украина, Прибалтика – такова уж жизнь военного человека – служи, где прикажут, где ты наиболее нужен в данный момент. Летал без устали, учился сам, учил других.
В обшей сложности свыше трех тысяч часов провел в воздухе генерал-майор Дудаев. За ратный труд удостоен орденов Красного Знамени, Красной Звезды, десяти медалей.
…Свидание наше с Джохаром Мусаевичем Дудаевым все же состоялось. Прилетел домой на пару дней перед очередной дорогой к месту службы. Времени для обстоятельного разговора, понятно, было мало.
– О чем вспоминаю чаще всего? – переспрашивал нас генерал. – О детстве, конечно, о тепле родного очага, памяти которого буду верен до конца жизни. О непросто сложившейся юности. О годах учебы в Тамбове и службе. Всякого в жизни было достаточно, но главное, что вынес из прожитого – любовь к своему делу. Считаю, что нет выше звания, чем профессиональный защитник Отечества.
…В ясный, солнечный полдень неожиданно рванет в вышине раскатистый гром, недолгим шлейфом промчится по земле эхо – и все стихнет. Редко кто обратит на это внимание. Разве что сведущие – преодолел летчик звуковой барьер. Да родные – возможно, это наш Джохар – испытывает очередной сверхзвуковой самолет. Безоблачного неба тебе, генерал!
С. МАДАЕВ, В. АНДРЕЕВ
(Голос Чечено-Ингушетии)
ПЕРСПЕКТИВА У НАС ЕСТЬ
* * *
КОРР.: Джохар Мусаевич, так повелось – все новое идет в нашу жизнь через муки, страдания, потери. Народ бедствует, а спасительной демократии на каждом шагу грозит опасность…
Д. Д.: А нашему народу всегда было тяжело. Во всей нашей истории нет таких периодов, где бы какие-то беды не заставляли его страдать. И особенно тяжко, я полагаю, будет сейчас. Открывающиеся перспективы демократизации, которые, казалось бы, вот-вот позволят нам построить рельсы нового мышления, возродить свою культуру, прекрасные национальные обычаи, оказались лишь кажущимся благополучием. Силы, противостоящие этому, сейчас набирают мощь. И мы не можем сегодня судить о своей судьбе обособленно. Мы должны ее рассматривать в контексте событий, происходящих в стране.
КОРР.: Вероятно вы имеете в виду события вокруг парламента России и его лидера Бориса Ельцина?
Д. Д.: Да, прежде всего мы должны видеть свою судьбу через призму демократизации и построения суверенного независимого Российского государства. Самый нелепый факт: Россия, крупнейшая держава, не может добиться своего суверенитета. И если сегодня такая огромная страна со своей историей, с богатейшим потенциалом – людским, географическим, природным – борется за то, чтобы получить, даже условный суверенитет, можете представить, какие огромные силы стоят выше ее возможностей. А что делать нам? Мы сейчас должны всячески поддержать парламент России. Я заявляю, что если бы не гражданское мужество Б. Ельцина, который увидел опасность дальнейшего развития событий, не выступи он в свое время в Прибалтике, то соотношение сил и обстановка на сегодняшний день были бы совершенно иными. Он не побоялся призвать граждан России к неприменению силы против суверенного народа, не побоялся тут же заключить договор с Прибалтийскими республиками, он не побоялся и выйти с обращением в Организацию Объединенных Наций. Передовые демократические силы как в парламенте, так и по всей России увидели всю опасность развивающихся событий. Люди искусства, литературы и науки, рабочие и служащие объединены одной целью – не допустить возврата тоталитарного режима в государстве. Мы видим прекрасно по многим средствам массовой информации, особенно через Центральное телевидение, что идет большая, причем, провокационная ложь. Правда, многим людям уже знаком запах правды, и где-то в стороне они хорошо эту ложь чувствуют. Полагаю, что если Ельцину удастся провести очередной съезд России, соотношение сил изменится.
КОРР.: В чью пользу?
Д. Д.: В пользу парламента России, в пользу демократии. Правда, не исключено, что появятся новые «шестерки». А их цель однозначно ясна – помешать Ельцину созвать форум. Законы, которые принимает этот парламент, перспективны, демократичны. И мы в своем развитии должны поближе держаться Российского парламента, помогать его демократическим усилиям.
КОРР.: Мнения в Чечено-Ингушетии о поддержке Ельцина – разные: его тезис о неделимости Российского государства, считают одни, никак не увязывается с поставленной целью обретения самостоятельности. Ваши аргументы по идее сближения с Верховным Советом РСФСР?
Д. Д.: Мало-мальски мыслящему человеку уже понятно: соотносить тормозные функции с самими русскими – совершенная нелепость, поскольку те же республики, еще вчера входившие в Союз, с удовлетворением заключают сегодня договор напрямую с Россией. Это показательно. И демократические силы России не стоят за то, чтобы держать империю в прежних рамках. Мне очень знакомы идеи людей и в Моссовете, и в Ленсовете. Трудно предположить, что эти порядочные демократичные люди в будущем одолевались бы имперскими амбициями и предъявляли бы какие-либо требования к малым народам. Другое дело, заранее провоцировать народ на конфронтацию, как это делают теперь с нами. Во многих центральных газетах, особенно под контролем партии и правительства центра, почти каждый день мелькает какая-нибудь статейка о чеченцах, чеченской мафии и об их каких-то преступных потенциях. И это не случайно – создается образ чеченца-врага. Я призываю народ не поддаваться ни на какие провокации и учиться парламентским методам борьбы.
КОРР.: Джохар Мусаевич, в своем выступлении на вечере вы с досадой говорили о больших пробелах в языковой, творческой культуре вайнахов. Но вам возразили, зачитав целый список актеров, режиссеров, литераторов…
Д. Д.: Да, нас пытаются успокоить, что кто-то там в силу своего таланта и упорства стал артистом, музыкантом, художником, но дома места не нашел для применения сил и теперь работает за границей республики. Ничего не имею против свободы выбора, но считать их творческие достижения результатом роста литературы и искусства нашего народа – заблуждение. Нация богата культурой тогда, когда она – достояние всего народа, а не отдельной личности, когда у этого народа учатся другие. А нам показать пока нечего. И яркий пример – вечер культурного центра, на котором мы только что были. Мало чего похожего на национальное мы там увидели. Ни национальных нарядов – что может быть красивее нашего наряда: женского платья, черкесок, что может быть совершеннее наших обычаев! Дорогие кожаные куртки и роскошные одеяния, которые мы видели в зале, – это еще далеко не культура, скорее упадок культуры, достойной нашего народа, его истории…
КОРР.: Кстати об истории. Сегодня исследователи и ученые республики выдвинули удивительные гипотезы по вайнахской истории. Если удастся эти работы научно реализовать, думается, мировая история обогатилась бы уникальными открытиями.
Д. Д.: На мой взгляд, наука столкнулась с серьезным барьером на пути к истинной истории. Сегодня в действительно ученом мире постоянно ломается тот образ, который был создан. Есть блестящие изыскания этнографов, которые вышли уже на международный уровень. Некоторые их работы мне знакомы, они признаны в мировой исторической науке. Убежден интуитивно, а также тем уровнем знаний, которым обладаю: история наша глубока, и она обретет свое достойное место. Но, к сожалению, над ней работают пока энтузиасты. Республика не только не выделяет средств, но и буквально парализует всякое движение, направленное на создание собственной национальной культуры, истории, произведений духовного обогащения. Работа ведется пока что за счет частных пожертвований.
КОРР.: С чего бы начать возрождение культуры?
Д. Д.: Прежде всего с уважения к собственному народу. Посмотрите, в каком рабском положении наша женщина. Люди, которые самой природой созданы, чтобы воспитывать наше будущее, превращены в рабынь. За тридцать-пятьдесят рублей в месяц работают на колхозных, совхозных полях, где все куплено-продано от бригадира и выше. Что может быть позорнее, когда наша женщина идет с мешком черемши, с разбитыми ногтями, черными руками. Это тот оплот, который должен воспитывать поколение. К сожалению, внешняя гордость наша здесь не может повлиять на благополучное потомство – это трагедия наша. Сколько примеров в нашей истории, иллюстрирующих неприкосновенность нашей женщины! Ее берегли как мать детей, которые нужны для родины, почитали. Посмотрите: самые тяжелые годы ссылки, репрессий, расстрелов, убийств массовых – тогда Солженицын еще заметил, что у чеченцев женщины не гнули спины на полях. И это мне очень импонирует. А что мы видим сегодня в республике? Пока мы не поднимем женщину на должную высоту – никогда нам не рассчитывать на свое будущее. Это очень больной вопрос. Ведь раньше наших детей могли отдавать в чужую семью, и любая женщина была в состоянии воспитывать ребенка и возвращать настоящего, полноценного человека. И считалось позором, если он недостойно воспитывался. А сейчас? Или она должна работать на железной дороге, или класть асфальт, или выполнять самые тяжелые и вредные нефтяные работы в качестве подсобника, получать при этом фантастически мизерную оплату. Или же, приспособившись к новым временам разложения нравов, ездить по всем республикам и заниматься спекуляцией. Вот к чему мы привели своих женщин. Это зло, которое надо всеми доступными методами изжить. Иначе у нас не будет больших перспектив. Это моя боль… А какое отношение у нас к интеллигентным порядочным людям, которые не сумели приспособиться к этим системам взяток и еле сводят концы с концами?
КОРР.: В чем же спасение?
Д. Д.: Я думаю – перспектива у нас есть потому, что есть мощные, духовно богатые силы. На них вся надежда.
Беседу провела С. ДАХШУКЛЕВА
(Республика, 1991, 4 апреля)
ЛЕТАЕТ ТОТ,
КТО НЕ РОЖДЕН, ЧТОБ ПОЛЗАТЬ!
– Джохар, помню, на съезде чеченского народа вы заявили: если понадобится, я поменяю военный мундир на цивильный костюм. Я тогда, как и многие другие делегаты, принял эти слова не всерьез, точнее, даже как позерство. Но вы, оказывается, не шутили. Почему вы решились оставить престижную должность, чтобы сменить ее на неопределенность? На что вы надеялись?
– Всю свою сознательную жизнь я жил мечтой увидеть самостоятельность чеченского народа. И когда я делал такие заявления, они были не надуманными, экспромтными, это была сознательная вера. У меня уже было накоплено достаточно потенциала, опыта и знаний. Я очень долгие годы работал над тремя направлениями решения этой проблемы.
– Какими именно?
– О некоторых умолчу, так как они не понадобились, понадобился третий путь – путь политической борьбы, борьбы на основе выработанных человечеством международных норм государственного устройства и перехода к независимости народа.
Первые два пути не для прессы, но мои близкие люди знают, что они были реальны. Мне нужны были два–три человека рядом, и я был убежден, что мы сдвинем с мертвой точки дело. Механизм был подготовлен, но получилось так, что создались условия для открытой политической борьбы. И вот логический результат первого шага на этом пути.
– Но эти условия никто не предполагал, конечно, тогда, правда?
– Я предполагал, что надо дать сильный толчок, а потом разбудить сознание масс по всей империи, и тогда неудержимо народы всей страны могли подняться. Ведь все было подготовлено к этому самой Россией, прежде всего, демократические силы уже настолько настрадались и изнывали, что не знали выхода, искали выход. Мог произойти всплеск, ситуация была буквально взрывной. Вот, говорят, дал, не дал один, другой. Да никто народу не дает, народ сам берет. Но для этого надо, чтобы сознание масс было подготовлено к этому, а пытаться удержать его уже бессмысленно.
– Что произошло у нас? Вот за эти два с половиной месяца сознание чеченского народа выросло до такой степени, что сравнивать не с чем…
– Можно сказать, что ГКЧП сыграло одну из ведущих ролей в подъеме сознания нашего народа. Когда пожилые люди (мы-то еще и не заметили опасности нового геноцида) со всех концов республики, особенно из сельских местностей, посылали своих гонцов, приезжали сами в штаб руководства: Джохар, сценарий 44 года. То же наводнение транспортных военных машин, та же разгрузка техники, то же рассредоточение войск по районам. Все один к одному шло повторение 44 года. И когда мы начали отслеживать ночью 19 августа, к утру, часам к пяти–шести со всех районов пришло сообщение: во всех районах масса транспорта, более 500 машин, притом по характеру с исключительной целью транспортировки людей. Все машины бортовые, достаточно оборудованы, чтобы вывозить людей, водительский состав мобилизованный, а это всегда делается, когда нужно проводить всеобщие репрессии государственного масштаба. Чтобы отвлечь внимание, мобилизовали водителей и из нашей республики, а машины военные, пригнанные, и в каждой машине по одному военному представителю – офицеру и т. д.
– Сценарий был заготовлен жестокий. Расконсервированы тюрьмы и лагеря, даже детская колония, для изоляции людей. Несколько лагерей были подготовлены за пределами республики для наших соотечественников.
С 85 года мне было известно, что органам КГБ отдано распоряжение фиксировать все, накапливать материал. Точно ждали такого дня.
Еще год-полтора назад на высшем совещании генеральско-офицерского состава я сделал заявление, что нас с вами, военных, держат специально в голоде, чтобы обозлить для определенного момента. Наверное, будут использовать для решения тоталитарных задач. Тогда у меня получился жестокий спор, вплоть до эмоций. Вот, мол, нет денег… Я подсчитал примерно, сколько высвобождается ресурсов из военно-промышленного комплекса и сокращения Вооруженных Сил.
Тогда еще сделал письменное заявление: если не будут приняты меры по материальному обеспечению военнослужащих и членов их семей вверенной мне дивизии в соответствии с требованиями среднего прожиточного минимума, оставляю за собой право принять собственное решение, без всяких комиссий, без всяких оговорок в кратчайший срок. Комиссий не было, побоялись, консультанты прибыли, этот вопрос был решен в четыре дня. Округ стал выделять продовольствие и магазины, всем военнослужащим и членам их семей продавать по госценам.
После моего отъезда все вернулось на крути своя, и 12 прекрасных офицеров из штаба уволились из-за голодной жизни.
Все подходило к моему предсказанию, прогноз мой оправдался, подготовка этой структурой шла заблаговременно. Я ее чувствовал, сознавал, видел, как Горбачева буквально напихивали своими сторонниками, принудительно вокруг него формировали такую команду, которая взяла на себя всю полноту власти, совершила антиконституционный переворот.
И Горбачеву, и Ельцину нелегко, у них окружение далеко не демократы, желающие перемен. Поэтому, когда мы говорим «Горбачев», «Ельцин», надо помнить, кто рядом. Опасность сторонников вице-президента России в том, что они такие же люди, с такими же намерениями и целями, как ГКЧП.
– Кстати, о вице-президенте. Вы помните интервью Руцкого, которое я записал на этот же магнитофон, и вы его прослушивали. В нем он обвинил нас во всех смертных грехах. Потом он выступил по ЦТ. Зелимхан Яндарбиев, наш зам по Исполкому, заявил на митинге, что Руцкой многое переиначил. Как было на самом деле, ведь беседовали вы одни, без свидетелей?
– В вопросах политического права он далек от совершенства. Сначала разговор был натянутый, он пытался навязать мне надуманные его правовые нормы в нашем политическом устройстве. Когда я убедил его в нашем праве, основанном исключительно на международном законе, что наш опыт самый правовой, а нам навязывают совершенно неправовые методы, он со мной согласился. Заверил, что он на всех уровнях будет отстаивать эту точку зрения, не будет вмешиваться в свободные выборы, назначенные Исполкомом конгресса, не будет препятствовать никаким народам в своем государственном устройстве, даже сказал, что чем меньше в составе России, тем легче для России, Мы с ним договорились по всем вопросам, пожали руку друг другу, как летчик летчику, и расстались.
Он меня не удивил. Просто не предполагал, что в такой извращенной форме человек будет выдавать информацию. Я нисколько не был в претензии к нему, это его уровень.
Так же вел себя и Медведев, тогда же находившийся здесь: вот нужно России, чтобы все были в составе – и все. А наше право? Вот придут две–три дивизии – и все право.
АРБИ САГАИПОВ
(Кавказ. 1991. 3 ноября)
МЫ – ГОРДЫЕ ЛЮДИ
Интересы разных народов в конечном счете сводятся к наипростейшим реалиям: мир и достаток в доме, неущемленное достоинство, доверие к соседу. Но как же труден, оказывается, путь к этому. Хотя в идеале все должно строиться по принципу: хочешь, чтобы тебе доверяли, – учитывай интересы всех, тогда и интересы твоего народа будут поняты и уважаемы.
С мнением Джохара Дудаева по самым разным вопросам можно соглашаться или нет. Но он говорит от лица своего народа.
– Джохар Мусаевич, как воспринято в Чечне минское соглашение трех республик?
– Это соглашение мне видится неуместным по целому ряду причин. Во-первых, сама идея кустового объединения республик по этническим признакам подает дурной пример другим. Удивляет скоропалительность заключенного союза, и невольно задумываешься: а не готовились ли к нему заранее за спиной других, если вот так с ходу договорились?
Во-вторых, меня удивляет и тревожит роль, которая отведена здесь Армении и Казахстану. Это что – буферные республики? Одна будет защищать Россию с востока, другая – с юга, проводя ее интересы в своих регионах? В какое положение ставит их минское соглашение? Ведь они будут испытывать двойное давление – и со стороны «старшего брата», и со стороны своих ближайших соседей. Разве это путь к миру и согласию?
И третье, главное. Государства – члены так называемого СНГ будут претендовать на правопреемственность бывшего СССР. Но в чем? В контроле над ядерным оружием, нал валютой, над всем хозяйством. Однако все это создавалось усилиями всего народа, в том числе и тех республик, что не разделяют идею СНГ. Почему они должны быть обделены при этом? Я считаю, что это вполне справедливые вопросы, которые должны быть заданы славянам другими республиками. Их надо решать не за чьей-то спиной, а открыто, с полным пониманием друг друга.
– Вы, Джохар Мусаевич, военный человек. Как вы расцениваете роль армии в урегулировании всякого рода конфликтов, возникающих у нас постоянно?
– В цивилизованных странах эти конфликты должны решаться только политически. Армию нельзя использовать для давления на кого бы то пи было. Я однозначно за вывод войск из Закавказья, но я и категорически против того, чтобы войска концентрировались по другую сторону Кавказского хребта. А сегодня ситуация именно такова. Неужели кто-то надеется, что нас можно запугать силой, взять, как говорится, не мытьем, так катаньем? Не вышло с введением ЧП, так теперь стягивают войска, переведенные под юрисдикцию России. Считаю, что нельзя и солдат подставлять под удар.
– Ну а каково сегодня положение дел в экономике республики?
– Скажу так: не лучше, а во многом и хуже, чем у других. Приходится разгребать старые завалы. Ну, например. В этим году но договору республика могла оставить для своих нужд 10 процентов производимых здесь нефтепродуктов. Прежнее руководство гнало за рубеж по бросовым ценам сотни тысяч тонн нефтепродуктов, а выручку клало в свой карман. В результате Чечне причинен ущерб в размере полутора миллиардов долларов.
А вообще ситуация, конечно, чрезвычайная. Мы не можем даже принять тех чеченцев, что проживают в других областях. Хотя администрация Ярославской, Тверской, Тюменской областей приняла решение изгнать их оттуда. Но я против того, чтобы к чеченцам пристала кличка «беглец». Мы люди гордые. Надо выжить.
– Однако вы предложили политическое убежище Эриху Хонеккеру…
– Да. Спасти и защитить одного обездоленного старика для нас нетрудно. Нравственные законы любого народа, я думаю, диктуют то же самое. Ведь Хонеккер – не более чем жертва, любой мог быть на его месте. За его спиной – годы борьбы с фашизмом, концлагеря. И вот он опять гоним. Это несправедливо.
– Благодарю вас за интервью.
Ж. КАСЬЯНЕНКО
(Советская Россия, 1991)
ХОЧУ ПРЕДУПРЕДИТЬ
– Джохар Мусаевич, мой первый вопрос будет о судьбе русских в Чечне. Это волнует сегодня многих, особенно жителей Ростовской области, Краснодарского и Ставропольского краев, ваших ближайших соседей.
– Более надежно, чем у нас в республике, русские нигде не защищены. В генах нашего народа отсутствуют насилие, неприязнь к людям другой национальности. Это подтверждается всей нашей историей. А сейчас идет даже сближение чеченцев и русских на территории республики, что связано с нашей общей судьбой. Русские записываются в республиканскую гвардию, по инициативе женщин, в том числе и русских, создан женский батальон.
– А как складываются отношения с казачеством?
– На днях мне сообщили, что какая-то делегация казаков хочет со мной встретиться. Я ждал. Но никто не приехал. Со своими казаками, живущими в республике, мы вместе. У нас много общего, даже в традициях, в одежде, обычаях. У нас общие цели, и вражды быть не может.
– Как долго продержится в республике военное положение?
– Это зависит не от нас: Верховный Совет России провоцирует нас на это своими решениями.
– Чем конкретно?
– Хотя бы тем, что делегация России намерена вести переговоры с какими-то общественными организациями, а не с законной властью, не с избранным народом президентом. Далее. В решении Верховного Совета РСФСР читается досада на то, что акция по введению чрезвычайного положения в республике не удалась. Под видом контроля за ввозом и вывозом оружия фактически проводится экономическая блокада. На основании всего этого парламент Чеченской республики принял решение о невозможности переговоров до признания Россией законно избранного президента и независимости Чечни.
– Какие политические партии и движения сегодня наиболее влиятельны в республике?
– Сегодня характерна консолидация всех сил на религиозной и национально-освободительной почве. Не могу опять не сказать о том, что Верховный Совет РСФСР по сути принудил различные партии религиозного толка перейти на известную платформу «Братье-мусульмане». Демократические партии объединились на национально-освободительной платформе и укрепились, хотя прежде они видели возможность самороспуска в случае, если в республике дадут нормально провести выборы президента. Но не дали.
– Скажите, а о возрождении коммунистической партии речь не идет?
– Ну какие мы коммунисты? Мы ведь совсем другие – по духу, по идеологии. Нет, это нам чуждо.
– Давайте представим, что Россия признала независимость вашей республики. Каким вы видите ее социально-экономическое устройство?
– Формирование республиканских структур уже идет. При президенте созданы два альтернативных кабинета министров. Один – это по сути бывший Совмин, в ведении которого находится госсектор экономики. Другой кабинет представляет предпринимателей, частные предприятия. Идет как бы соревнование двух систем. Жизнь покажет, какой из них надо отдать предпочтение.
– И последний вопрос. Ведется ли в республике расследование по делу о гибели работника КГБ Толстенева?
– Да. Уже известно, что он был задержан при попытке провокации. Судмедэкспертизами установлено, что он сам перерезал себе горло осколком стекла. Мы склонны думать, что провокацией является и похищение ректора университета Кан-Калика. Теперь КГБ может сказать, что в республике расследование проводится недостаточно квалифицированно и эффективно, и это даст ему возможность вмешаться в наши внутренние дела, выдавая национальное движение за терроризм. Я хочу предупредить, что если сотрудники российской госбезопасности проникнут на территорию республики без санкции ее руководства, то они будут арестованы.
– Благодарю вас за интервью,
Ж. КАСЬЯНЕНКО
(Советская Россия, 1991)
ВЛАСТЬ МЫ МОГЛИ ВЗЯТЬ
В ТЕЧЕНИЕ ЧАСА
Похоже, что Джохар Дудаев – самый доступный для журналистов президент из всех ныне существующих на просторах бывшего Союза.
При входе в здание Совета Министров, где находится его кабинет, меня остановили вооруженные люди.
– К кому?
– К президенту.
Беглого взгляда гвардейца на редакционное удостоверение оказалось достаточно, чтобы и, обходя людей в полувоенной, а чаще в цивильной одежде, с «Калашниковыми» за спиной через плечо и наперевес, дошел до приемной.
Здесь заправляла энергичная Марьям. Я понял, что время встречи с президентом целиком зависит от нее, и не ошибся.
– Приходите к двум. Постараюсь, чтобы «Огонек» прошел в числе первых.
В два пополудни я был на месте. В приемной томился разный люд, я вышел покурить на лестничную площадку и в это самое время почувствовал, что и здании что-то происходит, потому что исчез тот ровный звуковой фон из людских голосов, к которому слух уже притерпелся. В наступившей тишине слышен был только шум шагов на лестничном марше, да пару раз бряцнуло железо. В плотном окружении девяти-десяти вооруженных людей в штатском к кабинету президента быстро прошел человек в защитной форме. Я узнал в нем «мятежного генерала». Через три часа я задавал ему свои вопросы.
– Господин президент, о событиях в республике много разнотолков, мнений и оценок, многие из которых со стороны представляются убедительными. Хотелось бы знать, как видите и оцениваете происшедшее вы лично?
– Полностью убежден, что руководители Российского государства и средства массовой информации сделали все, чтобы извратить события, которые здесь произошли и происходят. Более двадцати комиссий и депутаций из России побывали у нас, оставляя за собой шлейф политических провокаций. И более ничего. Мыслимо ли, чтобы двадцать делегаций не смогли договориться с нами ни по одному пункту? Полностью извращена информация о происходящем.
События же, если следовать хронологии, разворачивались следующим образом: 27 ноября 1990 года высшим форумом народной власти – съездом чеченского народа – была принята декларация о суверенитете. Она ратифицирована бывшим Верховным Советом автономной республики. Проголосовало «за» девяносто процентов депутатов. Приняв декларацию о суверенитете, прежние власти полагали, что они будут править по-старому, сохраняя свои структуры, а Верховный Совет – статус законодательного органа. Но по экспертной оценке Организации Объединенных Наций, ее юридического отдела, Верховный Совет безнадежно потерял законодательное право со дня принятия декларации о суверенитете. Поскольку появилось совершенно новое государство.
Съезд чеченского народа, а в дальнейшем – конгресс избрал исполнительный комитет для выполнения решений съезда. Не доверяя бывшему Верховному Совету, созданному по однопартийной схеме и не отражающему интересы всех граждан, мы предъявили представителем Российского государства документ, в котором утверждали, что по шести различным признакам Верховный Совет Чечено-Ингушетии не может дальше считаться властной структурой республики.
– Таким образом, был предъявлен как бы ультиматум. Не напоминает ли это печально известный разгон Учредительного собрания?
– Нет. Исполнительный комитет хотя и признавал, что ВС потерял право законодательной власти, но не предъявлял ему никаких счетов, а требовал только консолидации усилий. Исполком разрабатывал концептуальные, основополагающие законодательные акты, предлагал ВС перейти к новым демократическим государственным структурам. Но, увидев в нашей программе правовую основу, сверенную, кстати, с международным правом, ВС не только стал препятствовать ее проведению в жизнь, но и запретил деятельность исполнительного комитета на территории республики.
– А кто составил оппозицию Верховному Совету?
– Ему противостояли исполнительный комитет, конгресс чеченского народа, это более 1200 человек, избранных на правовой основе. То есть представители всех политических сил, имеющих реальную опору в массах. Вайнахская демократическая партия, партия «Исламский путь», движение «зеленых», международный комитет по защите прав человека… Вот основные силы, объединенные политическим договором на специальной ассамблее. Договорились, что все они поддержат программу исполнительного комитета, консолидируют свои силы на выполнение решений конгресса.
– Это было только чеченское движение?
– Нет, не только. В комитет по защите прав человека входят все граждане, желающие принимать участие в его деятельности. Вайнахская демократическая партия открыта для разных национальностей. Партия «Исламский путь» открыта для всех людей, исповедующих ислам. Поэтому говорить о чисто чеченском движении нельзя. Программа конгресса отвечала интересам всех граждан. Противостоящих сил в республике не было, за исключением самого Верховного Совета и его клановых и мафиозных структур, державшихся у власти за счет тоталитарного режима.
– Можно ли полагать, что взять власть было достаточно легко?
– Власть мы могли взять в течение часа. Просто отодвинуть ВС и занять их кресла. Но мы не использовали силовые методы. Мы хотели правовым путем прийти к власти. Вот почему затянулся этот процесс. Нам навязывали незаконный путь, навязывали, буквально принуждали, взять законодательную власть.
– Вы говорили, что противостоящих сил практически не было. Так кто же мог навязывать незаконный путь?
– Ну, те же КГБ, МВД, прокуратура, Верховный Совет. Государственные структуры буквально принуждали нас сделать серьезную ошибку и провоцировали, чтобы исполком взял силой власть. И когда ВС увидел, что мы действуем правовыми методами, закрутилась машина массовых провокаций, подталкивающих к кровопролитию.
Три часа, проведенные в приемной, не пропали даром, хотя бы для того, чтобы сделать несколько поверхностных наблюдений. Обстановка здесь напоминала знакомые с детства кадры из фильмов «Ленин в Октябре» и «Ленин в 1918 году», переложенные на кавказскую почву. Ритм броуновскому движению задавала неутомимая Марьям, ее поддерживали парни из охраны – достаточно вежливые и столь же решительные.
Старики и священнослужители пропускались к президенту беспрепятственно и в первую очередь. Затем настал черед военного совета, и к охране президента добавилась охрана военного министра. Стало тесно от тел, увешанных оружием. Нас, журналистов, попросили подождать в коридоре. В кабинет прошли несколько офицеров в форме Советской Армии, полковник-пограничник и кавторанг в черной шинели военно-морских сил. Я понял, что чеченская гвардия стянула к кабинету президента свои лучшие военные умы.
Что решал военный совет, для меня осталось тайной. Но уже в Москве, через три дня, стало известно распоряжение президента об отмене военного положения в республике. Честно говоря, находясь почти за две тысячи километров от эпицентра событий, я, узнав об этом, вздохнул с облегчением. Слишком много за сутки с небольшим насмотрелся на оружие в руках гражданских лиц. И надолго запомнил парня лет семнадцати-восемнадцати, который в ресторане, дожидаясь ужина, вращал на столе ручную гранату, как сваренное вкрутую яйцо.
– Господин президент, не считаете ли вы, что у населения слишком много оружия? Стволы обнажены. А вам, военному человеку, известно, что при определенной критической массе оружие стреляет не в того, против кого предназначалось…
– Я согласен, что это ненормально. Это вынужденная мера. Мы несколько раз изымали оружие, опечатывали его на складах. Но каждая угроза нашему суверенитету вынуждала нас снова его раздавать. Не будет провокаций против нас – не будет и оружия.
– Верно ли, что действия российского правительства и указ о чрезвычайном положении консолидировали национальные силы в республике и если до этого многополитическая панорама предполагала разномыслие, то после указа нация сжалась в один кулак?
– Не только согласен, но убежден в этом. Те, кто принимал решение, не оставили нам никаких других шансов. А начиналось сплочение нации с ГКЧП. Когда ВС и все властные структуры полностью поддержали программу ГКЧП, мы узрели серьезную опасность физического уничтожении нашего народа, нового геноцида. В горячке первых часов путча мы и не заметили, что нам угрожало. Но те, кто испытал 1944 год, приезжали со всех концов республики и говорили: «Джохар, это повторение 1944 года».
Выяснилось, что более 500 транспортных машин нагнали на территорию республики, причем с мобилизационным ресурсом водительского состава. Были расконсервированы и подготовлены к приему арестованных лагеря. Бронетехника и войска по всей территории республики были в повышенной готовности.
Указ Ельцина о неподчинении ГКЧП был однозначно нами принят. Уже в 9 часов 10 минут 19 августа на заседании исполнительного комитета одобрили указ президента. А в 10 часов пошли массовые митинги, возмущение и протест. Сотрудники КГБ начали хватать наших лидеров. А потом уже, в ночь с 19-го на 20-е, произошло нападение на штаб руководства, который я возглавлял. Более 50 милиционеров и кагэбэшников ворвались на этаж. Там произошел рукопашный бой. Семь-восемь наших ребят отбили нападение, и когда нападавшие увидели, что стоять будем насмерть, только тогда ретировались.
В те часы мы поняли, что местная власть готова потопить чеченский народ в крови. 19-го числа вечером 100-тысячный митинг принял резолюцию: Верховный Совет – в отставку, весь! К половине восьмого мы овладели ситуацией. В каждом селе и районе стали формироваться боевые отряды противостояния ГКЧП.
И сейчас, когда Бориса Николаевича Ельцина ввели в заблуждение по поводу наших намерений, чеченский народ дал понять, что свобода для него дороже всего.
Беседу прерывает телефонный звонок. Президент снимает трубку:
– Добрый вечер, Звиад Константинович… Да… Спасибо за помощь… Сейчас они слезы льют, бензин к ним не поступает… Он жив-здоров, дает показания. Это всему миру известно… Я хочу переправить его к вам, чтобы вы с ним поработали… Это не по телефону. Телефон ненадежный… Через вашего представителя… Спасибо. До свидания.
Еще один звонок, по всей видимости, из Москвы. Президент:
– Ведется расследование… Дело с исчезновением ректора – это провокация, направленная против нас… Да, кое-что становится известным… Об этом лучше пока не говорить, чтобы не было тягчайших последствий… Всего доброго…
– Вас называют «мятежным генералом» и связывают это определение с вашей службой на территории Эстонии. Расскажите о мятеже.
– Ну, никакой я не мятежный. И мятежа не было. Старался только по мере сил наладить добрые отношения между вверенной мне дивизией и населением, между офицерами и властями. В Эстонии ведь большое недоверие к дислоцированным там войскам Советской Армии. А я хотел показать всем живущим рядом людям, что мы, авиационная дивизия дальних бомбардировщиков, не несем и не можем нести никаких жандармских функций.
Что для этого делал? Устроил день открытых дверей, разрешил заходить в ангары, казармы. Люди интересовались всем. Поняли, что мы ничего не прячем, открыты для них. Потом один наш офицер говорит: «Вы знаете, мой сосед – эстонец – первый раз со мной поздоровался». Какой же мятеж?
Или. Эстонский праздник. Люди собираются в одном месте. Но процессии нужно обходить аэродром – военный объект. А места там самые болотистые. Я даю разрешение пройти по летному полю, а в конце – сюрприз. Военно-полевая кухня. Солдаты чайком угощают. Так рассеивали недоверие к нам.
Может быть и был мятеж, когда в их национальный праздник с высоты двух тысяч метров наши парашютисты спустили национальный эстонский флаг. У многих тогда в глазах стояли слезы…
– Скажите, легче быть генералом или президентом?
– Трудно и то, и другое. И на военной службе, и здесь я выполнял и выполняю свой долг.
– Вас упрекают в том, что с появлением вооруженных формирований в республике обострилась криминальная обстановка. Это связывают с вашим именем. Кроме того, приходилось слышать, что вы жесткий человек, способный на крайность. Так ли это?
– Говорить могут всякое. И всякие. Можно догадаться, откуда идут и кто распространяет слухи. Могу сказать лишь одно: я сторонник правового государства, сторонник верховенства закона.
О чеченцах тоже говорят и пишут разное. Ну а вы знаете, например, что в нашем языке нет слова «приказать». Что еще каких-нибудь восемьдесят лет назад у чеченцев не было смертной казни. Для мужчин были две кары: запрещение участвовать в бою и самая суровая – навсегда покинуть пределы Отчизны.
– Вы верующий человек?
– Да. Глубоко верующий с детства. Неверующие глупы уже тем, что не понимают: есть силы намного выше и сильнее тех коими может обладать человек.
Уже давно охранник, как бы ненароком, клацает предохранителем «акаэса». Встает, пытаясь обратить мое внимание на то, что беседа слишком затянулась. Украдкой от президента показывает на часы. Я понимаю. В приемной ждут мои коллеги – советские и зарубежные. Ждут встречи с самым доступным для нашего брата президентом.
Вместе со мной выходит Марьям. В руках у нее текст только что подписанного президентом указа.
– Можно взглянуть?
– У нас секретов нет.
Указ предписывает жителям Чеченской республики оказывать всемерное содействие всем командированным, а также частным лицам, прибывшим сюда на время. Предприятиям и учреждениям велено неукоснительно соблюдать договорные обязательства, заключенные в любой точке страны.
Хороший указ. Но хороших указов мы читали немало. Будет ли он работать? Честно говоря, пока полной уверенности в этом нет.
Г. ЖУКОВЕЦ
(Огонек, 1991)
ТОВАРИЩ ГЕНЕРАЛ
ИЛИ ГОСПОДИН ПРЕЗИДЕНТ?
Именно с такого вопроса – как вас теперь называть – и началась наша беседа с нынешним имамом Чеченской Республики Джохаром Дудаевым. Добраться до президента труда не составило – он очень сейчас заинтересован во внимании журналистов. Ведь официального признания республики Нохчи-Чо пока не последовало ни от одного государства… Телохранитель, переправив десантный автомат за плечо, бойко обшарил вашего корреспондента на предмет оружия, взглянул в служебное удостоверение и отворил дверь в кабинет. Там тоже были телохранители. В углу стояла вешалка для одежды, рядом с ней сиротливо ютился стул с прислоненным к его спинке автоматом… Дудаев поднялся навстречу, крепко пожал мне руку после поздравления с избранием его в президенты. Перед рукопожатием у меня даже ладонь вспотела от обилия оружия…
– У нашего народа, – начал Дудаев, – нет ни князей, ни господ. Поэтому вы можете просто называть меня Джохаром.
– Как можно сегодня охарактеризовать положение в республике?
– Сегодня – опасная видимость затишья. КГБ и МВД вредили нам и продолжают вредить. Их агенты под видом журналистов и членов различных делегаций, вплоть до делегации Верховного Совета РСФСР, зондируют обстановку. Побег заключенных из Наурской колонии подготовлен ими. Провокации предпринимаются для того, чтобы придать национально-освободительному движению нашего народа уголовный характер. Они готовятся. И мы – готовимся! И посмотрим, чья возьмет! (При этих словах Дудаев даже ударил кулаком в ладонь).
– Что предпринимается для того, чтобы нейтрализовать сбежавших зеков?
– Все заключенные из Наурской колонии каждый день отмечаются. Сейчас подготовлен указ о большой амнистии. Пока он не принят, я этим людям не могу ничего обещать и не могу их ни к чему призывать.
– Какова сейчас криминогенная обстановка в Грозном?
– Три месяца, когда республика бурлила и когда шла революция, – за все это время не произошло пи одного отягчающего преступления. А сейчас МВД и КГБ хотят создать видимость роста тяжких преступлений. Но преступлений сегодня совершается примерно столько же, сколько и в прошлом году.
– Найден убийца проректора университета?
– Это убийство, – провокация Москвы. Оно совершено центром, и никакие легенды здесь не помогут. Потому что ни один чеченец не возьмет на себя это убийство и никогда не пойдет на него без очень-очень серьезных причин. Потому что пойти на такое – значит обречь весь свой род на бесперспективность и смерть.
Когда совершили это убийство, центр тут же захотел прислать своих следователей под предлогом того, что мы сами не справимся. Но у нас есть свой хороший потенциал, в своих делах мы разберемся сами, и убийца будет найден в ближайшее время.
– Говорят, что угонщиков самолета в Анкару вы встретили как национальных героев. Следствие уже начато по этому делу?
– Никто их как национальных героев не встречал. Прокуратурой республики возбуждено уголовное дело по факту угона и террористического акта. Можно сказать, что все угонщики сейчас находятся под домашним арестом, у них взята подписка о невыезде.
– Что для вас сейчас самое главное?
– Видимость затишья мы сейчас используем для подведения итогов. Россия это время использует для подготовки новых провокаций…
– С Россией можно договориться?
– Мы из корректности и с целью сохранения добрых отношений не идем на заключение никаких договоров ни с какими странами. Ждем заключения договора с Россией. Одно из условий переговоров с Россией – возвращение преступников, повинных в разграблении нашего национального богатства. Все виновные должны сесть на скамью подсудимых. И понести ответственность.
Прежде чем будут продолжены экономические отношения с какими бы то ни было странами, надо будет всем, кто нам должен, вернуть долги. Задолженность надо вернуть! Если потребуется – для этого существует международный суд. Пока чеченскому народу не вернут долг – мы заморозим все счета должников в наших банках и не будем иметь с ними никаких контактов. С нового года все богатство республики – исключительная собственность наших граждан. С исключительным правом торговли с теми, кто нам выгоден и экономически и политически. Кто желает с нами сотрудничать без жульничества – мы готовы обеспечить тому надежное сотрудничество. Прежде всего будут поощряться беспроцентные инвестиции. А дальше уже слово за предпринимателями. Мы – люди гордые. И подачками нас вряд ли прокормишь.
– Сейчас ваши специалисты подсчитывают, сколько вам должна Россия и другие страны. Когда будут готовы окончательные цифры?
– Что касается России – цифры будут предъявлены за столом переговоров.
– Есть еще какие-нибудь условия заключения договора с Россией?
– Мы никогда не смиримся, если России передадут все вооруженные силы и все ядерное оружие. Или – ядерное оружие поделят между собой только сильные республики. Мы против. Или ядерное оружие – всем. Или – никому.
…Судя по внешнему виду. Джохар Дудаев сейчас очень напряженно работает. У него чуть ли не слипаются глаза от усталости на различных пpecc-конференциях и встречах. Его темные и глубокие глаза выглядят очень-очень усталыми.
Носит темный строгий костюм и синий галстук, повязанный старомодным двойным узлом. Вид у президента Чеченской Республики очень решительный.
Можно сейчас говорить, спорить и ругаться насчет законности его избрания. Только стоит ли? Если разобраться, то президентство Горбачева, выдвинутого и избранного на свой пост коммунистами, законно почти в той же мере… Видимо, следует смириться с законом природы: слабый гибнет…
Жизнь и история оценивают правителей, как спортивных тренеров: выигрывает команда – проигрывает тренер. Победа Чеченской Республики будет означать и победу бывшего генерала Дудаева.
(Кавказский край, 1992)
ЧЕЧЕНЦЫ ЗНАЮТ ЦЕНУ СВОБОДЕ
– Что спровоцировало ситуацию в Сунженском районе между чеченцами и ингушами?
– Что только ее не провоцирует? Некоторые деятели взывают к помощи российских лидеров чаще, чем к своим братьям-чеченцам, постоянно противопоставляют интересы братских народов. Отсюда всевозможные провокации, вплоть до вооруженного столкновения, на которое никогда не пойдет ни ингушский народ, ни тем более – чеченский.
– Как в таком случае помочь ингушам?
– Ингуши способны на данном этапе помочь себе сами. Народ должен созвать съезд, сделать выбор. Это единственный правовой акт, позволяющий определиться в своей государственности. Если ингушский народ изберет путь с Россией, то и тогда вопрос о границах будет решаться только двусторонне.
Все конфликты, разногласия между нашими братскими народами – порождение Москвы. Она подогревает страсти, потому что ей так хочется.
Ингушскому народу нужно политически окрепнуть. Чеченский народ многотысячными непрерывными митингами наращивал и политическую сознательность, и политическую активность, а отсюда и право на свою государственность.
– Вы оптимист в вопросах будущего Чечено-Ингушетии?
– Да. Судьба у нас одна. Не нужно только нам мешать.
– А если Россия сменит лидера, скажется это на будущем ваших народов?
– К этому все идет. И если мир будет только наблюдать, боясь испортить с кем-то отношения, то новый виток имперской политики будет уже страшнее для всего мира. Империю нельзя поощрять, тем более возрождать. Что может быть страшнее возрождения Империи?
– Будет ли Чеченская Республика создавать союз с бывшими автономиями, чтобы развалить Российскую Федерацию, как об этом твердят на всех углах России?
– Нет, не будет. Чечня никогда не была Россией, а чеченцы никогда не считали себя россиянами. Разваливать или укреплять Россию – дело самих россиян.
– Если Россия признает Чеченскую Республику…
– Значит, заключим договор с СНГ (имею в виду обновленный Союз). Зачем искать себе врагов, когда надо искать друзей. Мы не собираемся перемещаться в космос или еще куда. Готовы приветствовать качественно новые взаимоотношения на данном этапе с российским правительством.
– Насколько возможен компромисс с Россией?
– Преждевременно говорить о компромиссах. Все зависит от России.
– Какие уступки невозможны для Вас?
– Непризнание права на самостоятельность. Во всем остальном возможен компромисс.
– А если Россия не согласится на это условие?
– Мир велик. Обойдемся без России. Сейчас предлагается создать единую экономическую Кавказскую зону, в которую будет входить Ростов, Ставропольский, Краснодарский края, Волгоградская область наряду с кавказскими республиками.
– Это будут только экономические связи?
– Беда России в том, что она пытается политическим популизмом удержать республики экономически. Экономически твердые связи прочно переплетены с политическими. Я их разделить не могу. Конечной целью должны быть равные условия для всех.
В чем-то мы пойдем своим путем. На данном этапе нам, к сожалению, придется где-то вернуться назад, к старому. Нужно срочно переходить к приватизации, но только через инвентаризацию. А мы не знаем цену вещам. Приходится думать о временных защитных механизмах. Так, например, создан Союз предпринимателей и Союз фермеров при Президенте. После приватизации промышленных предприятий отпадет необходимость сохранять Министерство промышленности и т. д.
С 1 февраля мы переходим на внешнюю торговлю по конвертируемой валюте. Программа на стадии завершения.
– Вы не боитесь повторения физической угрозы со стороны России?
– Мы готовы к любому физическому столкновению с Россией. Народ наш подготовлен. За нами пойдет весь Кавказ, и не только Кавказ, ибо, защищая свободу любого борющегося народа, государства прежде всего защищают и личную свободу.
– Вы имеете в виду исламские государства?
– Я не делю государства по такому признаку. Нас поддерживает немало стран, не исповедующих ислам.
– В Грузии пришли к власти люди, которые больше ориентируются на Москву, нежели на связи с Чеченской Республикой, как это было при Гамсахурдиа. Как будут складываться отношения между республиками?
– Во-первых, в Грузии никто не пришел к власти. У грузинского народа есть законный президент и законный парламент. Никто не вправе считать законную власть низложенной. Страшно другое, что хунта, которая пошла на тягчайшее преступление, чтобы прийти к власти, только таким способом будет и защищаться. Народ Грузии осознал ситуацию. Западная Грузия восстала вся. Восточная Грузия держится только из-за страха. Народ требует восстановления законной власти. А вообще в Грузии происходит то, что должно было произойти. Легким путем Грузия хотела перейти к независимости. Поэтому было у нее много уязвимых мест. Те, кому нужно было заявить о себе в качестве лидеров, легко воспользовались военными и вооруженным путем решили выправить свой политический шанс. Сделали это грубо, насильственно и отвратительно хищно. Братоубийственный вандализм.
– Радиостанция «Голос Америки» передала, что чеченский народ спас законного президента Грузии и вернул его невредимым грузинскому народу. Это правда?
– Я заявляю, что Звиад Константинович не нуждается в спасении. Его избрал и охраняет грузинский народ. Гамсахурдиа не нуждается ни в чьей помощи, пока жив грузинский народ.
– Как Вы думаете, пользуется ли грузинская оппозиция поддержкой Москвы?
– Это очевидно. Иначе на следующий же день не был бы приглашен Шеварднадзе в качестве лидера одной из партий. Не дали бы оппозиции возможность провести в Москве пресс-конференцию. У этих людей нет никакой программы. В Грузин много уважаемых лидеров, партий. И вдруг приходит вооруженная группа… И все это поощряется. Россия поддерживает этот вандалистский акт. Достаточно прислушаться к средствам массовой информации, откуда льется ложь до отвратительности смешная. Для чего это делается, мы все хорошо знаем. Это трагедия и, скорей всего, для самой России. Я такой политики не приемлю. И вообще, события в Грузин нельзя рассматривать в узком смысле, их нужно видеть более широко. Это глобальный вопрос, и его надо рассматривать в масштабе глобальной политики.
– Ельцин повторяет все ошибки…
– (Перебив вопрос). Его принуждают. И заведут в тупик. Ни одно начинание президента и его кабинета Верховный Совет не дает провести в жизнь. А когда надо было взять на себя ответственность за происходящее, парламент быстро сориентировался и перевел стрелки на правительство.
В России зарождается милитаризм.
– Вы считаете, что возможен новый путч?
– Возможен стихийный, неуправляемый процесс, который будет похуже путча. Горбачева отстранили от Верховного главнокомандования вместо того, чтобы создать единые Вооруженные Силы, выведенные из подчинения любой республики. Ядерная кнопка в руках России представляет определенную угрозу всему миру. Если мир хочет мира, надо весь ядерный арсенал вывезти в Антарктиду. Создать международную наблюдательную комиссию, которая гарантировала бы неприкосновенность. Всем ядерным государствам или работающим над созданием ядерного оружия запретить выпуск и хранение оружия массового уничтожения.
– Не кажется ли Вам, что несколько неэтично по отношению к Горбачеву соглашение «тройки» в Минске?
– Какая там этичность может быть по отношению к Горбачеву? Вклад Горбачева в дело демократизации, освобождения от тоталитарного режима и раскрепощения народов – бесценен. Считаю необходимым предложить нашему парламенту увековечить имя Михаила Сергеевича на территории Чеченской Республики за выдающиеся заслуги, о которых я говорил выше.
– Имеет ли будущее СНГ, созданное изначально за спиной не только Горбачева, но и Назарбаева? Помните первую peaкцию Нурсултана Абишевича?
– СНГ еще не сформировался, чтобы говорить о его будущем. Его не ратифицировал ни один парламент. Это, на мои взгляд мертворожденное дитя. Время покажет. В будущее нельзя в входить крадучись. Нужно верить в путь, избранный народом, уметь открыто защищать интересы своего народа, доверившего тебе свою судьбу.
– К счастью, Кравчук с Шушкевичем трезвые политики, чутко реагирующие на биение пульса украинского и белорусского народов.
– Вы готовы были предоставить политическое убежище Эриху Хоннекеру. Сейчас, если верить средствам массовой информации России, у вас нашел временный приют Гамсахурдиа. Когда он прибыл в республику и когда выехал отсюда?
– Мы – чеченцы, и это нас ко многому обязывает. По законам гор и обычаям предков мы обязаны помочь людям, нуждающимся в крове и защите. Здесь даже закон кровной мести отступал на задний план. Эрих Хоннекер для нас прежде всего был и остается старцем, причем больным, нуждающимся в покое. Более того, Горбачев, предоставивший ему убежище, находится в очень щепетильном положении. Что касается Гамсахурдиа, то это право самого президента Грузин говорить о себе.
– Так был Гамсахурдиа здесь в гостях или нет?
– Чеченский народ принимает всех, кто нуждается в защите. А Звиад Константинович в защите не нуждается. Сейчас все политики ждут, что скажет Марья Алексеевна из России, одного не понимая, что развязывают руки авантюристам от политики, создавая условия для новых переворотов.
– Что ждет Чеченскую Республику завтра?
– Чеченцы знают цену свободе. И, не обесценивая ее митинговыми страстями, готовы приступить к созидательному труду. В таких условиях мы достигнем успеха в кратчайший срок. У нас достаточно для этого экономического потенциала.
В скором времени в республику поступит гуманитарная помощь из Австрии. Мы отказываемся от безвозмездной помощи ряда стран, потому что в состоянии быть равноправными партнерами с любым государством. Австрийскую помощь мы приняли только потому, что в этой фирме работает немало наших земляков. Они настояли, заверив, что предлагают гуманитарную помощь только той республике, где сохраняется стабильность и, главное, уверенность в высокой культуре народа, способного протянуть руку помощи нуждающимся.
– Надеюсь, что гуманитарная помощь на нашей земле будет действительно гуманно распределена. Наш народ никогда не терял чувство собственного достоинства, даже в самые трудные дни. Мир мог не раз в этом убедиться.
М. ВАХИДОВА
(Голос Чечено-Ингушетии, 1992, 25 января)
В ГРОЗНОМ НАДЕЮТСЯ
НА «КАЗАНСКИЙ ПРЕЦЕДЕНТ»,
ХОТЯ ЭТО НИКОМУ НЕ СУЛИТ ВЫГОДЫ
Как известно, VII Съезд народных депутатов России согласился пойти на переговоры с органами власти Чеченской Республики. Сегодня второй человек после Дудаева, но первый вице-премьер в правительстве Чечни Яраги Мамодаев отвечает на вопросы «М–С».
– С тех пор как вы решили считать себя самостоятельными, прошло чуть больше года. Какие настроения в Чечне сейчас?
– Курс на самостоятельность мы взяли не от хорошей жизни. За 75 лет в составе РФ на каждого нашего жителя было построено по 0,23 квадратного метра жилплощади. Комментарии излишни. И это в нефтяной Чечне, давшей Союзу из своих недр около 400 миллионов тонн топлива. Да мы купаться должны если не золоте, то в валюте!
Нy а по поводу настроений… Как может чувствовать себя человек, если на границе его родины гремит война? Если у нас катастрофическая нехватка наличности и в качестве платежного средства магазины принимают талоны на бензин – благо хоть его девать некуда. Но в верности своего выбора мы убеждены. Все отдать на откуп вашего съезда народных депутатов – а он собирается каждые полгода, – значит вообще не знать, какое государство будешь строить. Новый премьер-министр России заявил, что он снизит спад производства. Но это нереально в условиях нарушенных межхозяйственных связей!
У нас своя экономическая модель рыночных отношений: разгосударствление, приватизация, развитие предпринимательства. Для стабилизации положения мы выделили 500 миллионов рублей и миллион долларов на создание малых предприятий, которые продукцию начнут давать в течение года. Выходит, нужно сворачивать собственные программы и опять смотреть на Москву: куда она повернет?
Или вернемся к конфликту между Северной Осетией и Ингушетией – нашими братьями. Представитель Президента России Георгий Хижа прочно осел во Владикавказе и, с нашей точки зрения, изначально занял позицию осетин. А показанный по телевидению документальный фильм об этом конфликте стоил места Егору Яковлеву – демократическому журналисту.
Понесет ли ответственность Георгий Степанович Хижа? Нет, из «горячей точки» он спокойно вернулся на круги своя и уже совсем близко сидит к новому премьер-министру. Что бы вы ни говорили; а среди московских политиков есть деятели, которые преднамеренно возбуждают конфликты, пытаются их перенести на «окраины империи».
– Ходят упорные слухи о том, что Чечня вынашивает планы создания конфедерации горских народов Кавказа…
– Подобная конфедерация была в 1919–1920 годах. Как видите, ничто не ново под Луной. Да, такая идея витает в Грозном. Но мне не понятно, почему «кавказский дом» вызывает раздражение в Москве. Он бы во многом снял напряженность в России, Чеченская Республика могла бы выступить гарантом стабильности, посредником в решении споров. Практика уже показала, что российская армия не способна с этим справиться. Однако создание Горской республики на конфедеративных принципах в ближайшем будущем не рассматривается. Из потенциальных ее членов только Чечня имеет относительную экономическую независимость от России.
– Однако эта «независимость» не мешает вам обращаться к нам за помощью, в том числе и экономического характера.
– Это длинный и сложный вопрос. Россия до сей поры не признала нашего суверенитета, хотя борьбу за свою свободу мы вовсе не связываем с борьбой против Федерации. Просто в марте мы приняли Конституцию, в которой провозгласили идею создания республики, строящей правовое государство, самостоятельно определяющей внутреннюю и внешнюю политику. В этом плане мы как бы копируем «казанский прецедент».
Однако мы остаемся в рублевом пространстве, значит, и в экономическом, политическом сотрудничестве с Россией. До недавнего времени этого не хотели понимать в Москве, консультации наших парламентариев ни к какому итогу не приводили. Теперь решили строить переговоры на уровне правительств, кажется, «лед тронулся».
– Вы серьезно считаете, что Россия признала все ваши претензии? Что, ожидаются подписания каких-либо соглашений?
– Речь может идти о партнерстве в научно-технической и культурной областях. Кстати, тут мы делегируем Москве многие полномочия. Мы просим российское правительство и о снятии блокады по банковским операциям в ЦБР, выделении 10 миллиардов рублей для выплаты зарплаты, пенсий, стипендий, о снятии запрета на экспорт производимой нами продукции, наконец, о подготовке письма в правительство Турции о запрещении ей оказывать нам гуманитарную помощь.
– То есть вам кажется, что Россия просто обязана решать все ваши проблемы, а вы при этом будете декларировать свою независимость? Не слишком ли? Тем более что и окружение Дудаева невысоко оценивает самостоятельность республики. Более того, они обвиняют его помощников и замов в коррупции и взяточничестве…
– Нынешние «разоблачители» совсем другое говорили об этих же людях еще год назад. Теперь же свои оценки повернули на 180 градусов. Причина не в правительстве или Дудаеве. Но мне странно, что иные средства массовой информации с такой охотой тиражируют клевету. Видимо, на Чечню легче всего навешать обвинительные ярлыки. Мафия – наша, краденые миллиарды – наши…
Кстати, на дело о миллиардах первой вышла чеченская милиция. Она и привезла материалы в Москву. Поинтересуйтесь, какие финансы «плавают» в других республиках бывшего СССР – скажем, в Белоруссии или Узбекистане. Но про криминал почему-то сообщается только из Чечни. Да, оружие продается свободно, и стреляют много. Но что касается оружия, так его подбрасывают на наш рынок воины российской армии – мы не выпускаем ни автоматов, ни пулеметов.
Показателен и имидж чеченцев, создаваемый некоторыми газетами. Приводятся данные, будто бы у 10 процентов опрошенных россиян отрицательное отношение к чеченцам, у 27 – положительное. А у меня в руках социологические результаты, полученные МГУ. Оказывается, 69 процентов москвичей буквально в глаза не видели чеченцев.
– Это не отменяет того факта, что юридически Чечня все еще – часть России…
– Вы сами сказали, что независимость Чечни – акт символический и вряд ли он скоро приобретет реальные формы, если это вообще возможно. Слишком тесные узы связывают наши народы. В Чечне проживает около 300 тысяч русскоязычного населения, в России – чуть поменьше граждан нашей национальности. Между нами всегда будут контакты.
Однако сейчас в результате политических амбиций как со стороны чеченского, так и со стороны российского руководства авиа-рейсы в Грозный отменены. Люди добираются окольными путями, часто переправляясь через линию фронта. Именно поэтому правительственная делегация Чечни и прибыла в Москву.
Беседу вел ВЛАДИМИР ЧУПРИН,
обозреватель «М-С»
НЕОБХОДИМОЕ ПОСЛЕСЛОВИЕ
Уважая право каждой стороны высказать свое суждение, редакция «М–С» предоставила слово Яраги Мамодаеву. Вместе с тем нельзя не заметить, что об отделении от России наш собеседник говорит как о факте вполне свершившемся. Плохо, мол, жили в Федерации, будем теперь сами ковать свое счастье…
Но еще неизвестно, в какое русло повернут переговоры о выходе Чечни из состава РФ. Вряд ли правительство и парламент отдадут часть исконно своей территории сепаратистским силам.
Красноречива и реакция мирового сообщества на акт руководителей Чечни: ни одно государство не признало такой республики. В международной юриспруденции нет правил вмешиваться во внутренние дела суверенной державы. А такой державой для мирового сообщества остается Российская Федерация, конституционно включающая в свой состав автономии – в том числе и чеченскую.
(Continent, № 51, 1992 г.)
ДЖОХАР ДУДАЕВ

«ГРУЗИНСКИЙ СЦЕНАРИЙ»
В ЧЕЧНЕ ИСКЛЮЧАЮ
Портрет без ретуши
Относительно недавно на политической арене появилась фигура Президента Чеченской Республики Джохара Дудаева, чуть ли не каждый шаг которого, не всегда взвешенные высказывания вызывают разноречивые комментарии. В предлагаемой беседе с ним мы оставляем за читателями право самим разобраться в этой неоднозначной личности, в логике его взглядов и деятельности на столь высокой должности.
– У нас, кавказцев, как и у многих народов, весьма интересно переводятся имена, фамилии. Что они означают лично у вас?
– Мы, чеченцы, не так себя называли, не так вели родословные. Нас приобщили к искаженным стандартам. Если правильнее, первым среди Дудаевых должно произноситься имя деда, потом его сына, то есть моего отца, наконец, очередь доходит до меня – Дуди Муси Джохар. Чтобы понять, откуда мы есть пошли, чеченец обязан перечислить минимум семь поколений. Дудаевы сохранили 13 – весь наш род. Правда, только по мужской линии.
– Вы какой по счету ребенок в семье?
– Самый младший – седьмой. Только родился, как нас с мамой, без выехавшего в командировку отца, без двух старших братьев, воевавших на фронтах, выслали из Чечни. Высадили в чистом поле, зимой, с детишками под Павлодаром. Не сохранились никакие документы. Надо в школу идти, а мне говорят: «Нет 7 лет – не возьмем в первый класс». Вот и бегай доказывай.
Там, в ссылке, мы были бесправны: уход за пределы резервации более чем на 5 километров без разрешения комендатуры карался тюрьмой. Так мы прожили с 44-го до конца 53-го. До отмены режима дети 7–10 лет отмечались ежемесячно, остальные – еженедельно.
– Критический по отношению к вам запал прессы нередко провоцируется вашим пристрастием, что ли, «плыть против течения»: мне до сих пор не понятен такой, например, шаг, как предоставление приюта Гамсахурдиа.
– Конечно, нам крайне невыгодно так поступать, но приходится. Гамсахурдиа – законный президент, избранный своим народом, причем в борьбе с сильными, опытными оппонентами. Окажись на его месте Китовани или Сигуа, грузинский народ так же ликовал бы, радуясь конституционному выбору, впервые реализованному за многие века своей истории. И не вдруг Гамсахурдиа стал кое-кому неугоден. Если бы переворот не случился, его непременно «сочинили» бы…
– А не логичнее ли дать грузинам самим разобраться в собственных проблемах?
– Заверяю вас: с нашей стороны никакого вмешательства в дела соседней республики не происходит. За исключением политической поддержки законных властей.
– Говорят, в Чечне есть оппозиция, и не исключен «грузинский вариант»?
– Не вижу здесь сил, имеющих альтернативные правовые, демократические позиции, иной вариант государственности. Есть обыкновенный бандитизм с террористическими актами, фракционностью в местном воровском мире.
– Тем не менее время от времени называются конкретные даты вашего свержения: может, я открыл чьи-то секреты?
Отнюдь. Учитывая особенности чеченского народа, здесь готовили и готовят варианты переворота. Очень много уголовников выпущено Россией из местных тюрем. Они десятками приходят к нам, добровольно рассказывают республиканской прессе, телевидению о том, кто и за сколько заказывал теракты. Нам готовили внутреннюю контру. Несколько бандформирований чуть не успели «реквизировать» тысячи единиц оружия, после чего военные во главе с начальником гарнизона запустили бы театрализованную панику, хаос. Вывод бронетехники на улицы Грозного облегчил бы проведение государственного переворота, тем самым ввергая Чечню в кровавую гражданскую войну…
– Поэтому вас повсеместно окружают телохранители?
– Кое-кто готов заплатить сколько душе угодно – лишь бы снайпер выполнил заказ.
– По-моему, я не ошибаюсь: под пиджаком у вас персональный пистолет, а 10-летний сынишка – сам видел – играл дома с вашими чересчур молодыми телохранителями в «казаков-разбойников» с автоматом чеченского производства?
– По своим параметрам он никак не похож на израильский «УЗИ» или российский «АКМ»: иная скорострельность, отдача, размеры – помещается в «дипломате». Любая независимая республика должна быть в состоянии защитить себя.
– А теперь прямой вопрос: собирается ли Чечня в том или ином варианте присоединиться к Федеративному договору с Россией?
– Нами прилагаются постоянные усилия для установления на новой основе самых широких, тесных и дружеских отношений с Россией. Как известно, сейчас ведутся и довольно-таки, по-моему, успешно переговоры парламентских делегаций о новом статусе Чечни. Прорабатывается ряд компромиссных вариантов. Вплоть до особо обговоренных протоколом прав и обязанностей ассоциированного члена новой Российской Федерации. Вертикальные, «вассальные» связи для нас уже неприемлемы. Если Москва признает за нашим народом право на выбор. Россия в лице вайнахов может приобрести наиболее надежных союзников и братьев. Лично мне трудно представить Чеченскую Республику без России.
– В отличие от руководителей иных республик вы не столь остро реагируете на то, что Чечня официально по сути никем не признана…
– Из-за этого вряд ли стоит комплексовать. Тем более паниковать.
– Почему «чеченская мафия» в Москве и иных столицах ассоциируется кое у кого с вами?
– Кое-кому очень удобно складывать эту взаимосвязь. Все беды начались с того, что Хасбулатов стал баллотироваться на пост вице-спикера российского парламента. Именно тогда отдельные властные структуры увидели в этом опасность для себя. Отсюда и пошли последующие беды чеченцев: помните, косяком вышли в свет статьи о нашей «мафии», а теперь и указание о запрещении чеченцам жить в московских гостиницах. Для чего это делается сейчас? Чтобы возмутить чеченцев, живущих вне республики, против Дудаева: мол, все беды из-за меня. Подогреть их, а потом некоторых из них направить сюда для физического уничтожения Президента республики.
– По какому принципу подбираете свое окружение? Чем можете объяснить фальстарт с назначением Махмуда Эсамбаева пост министра культуры ЧР?
– Главное для меня – деловые качества человека с непременным условием честности по отношению к родному народу. А ведь прежде имелся прейскурант на все должности в республике с ценниками в сотни тысяч, миллионы рублей. Сегодня любой профессионал может участвовать в конкурсе со своей программой, которую после моей рекомендации обсуждает чеченский парламент.
Что касается Эсамбаева, он приехал, осмотрелся и понял, что для его возможностей здесь не подготовлена почва. Однако я пока не подписал его просьбу об отставке – надеюсь, «звезда» мировой культуры поможет внести посильный вклад в развитие родной культуры.
– Вы хотя бы в кругу семьи отдыхаете от президентских тягот? Что вы можете сделать своими руками по дому?
– Я сам, без посторонней помощи, построил дом от фундамента до конька. На кухне готовить ничего не могу, да и не люблю. Я ведь неприхотлив в еде: по военной привычке могу открыть консервы, перекусить хлебушком. Привычкам кавказского гурмана не подвержен.
– Ваша жена решается иногда дать не только житейские, но и политические советы?
– Алла, конечно, переживает. Когда возвращаюсь домой, учитывая дефицит моего времени, на ходу читает мне сводку из всех газет по интересующим меня проблемам. Кстати, она – русская, родом из Подмосковья, по профессии – художник, пишет стихи, публикуя их под своей фамилией. И в Сибири, и на Украине, и в Эстонии она очень помогала мне и как жена, и как мама наших троих детей.
– Чем они занимаются, где живут сегодня?
– Авлуру 23 года, учился в Московском автодорожном институте. Сам поступил, когда я служил в Афгане. После первого курса он отправился на армейскую службу в самый глухой район Дальнего Востока, но потом мои друзья за моей спиной перевели его в Рязань водителем в авиачасть. Вернулся в Москву, но после событий в Чечне поступала информация, что сыну грозит опасность. Поэтому пришлось его забрать домой, как и Дану, учившуюся на втором курсе университета в Тарту. Младший Дэги, пока не отходя от мамы, заканчивает третий класс.
– Есть ли у вас книги, которые любите перечитывать?
– Лермонтова и Пушкина, всякий раз понимаю глубже, открывая их поразительный мир…
– Кем бы вы хотели оставаться, если бы судьба не сделала вас Президентом Чечни?
– Есть друзья, которые засвидетельствуют, что я даже не хотел выставлять свою кандидатуру на пост Президента. Но если бы мы не добились суверенитета, я бы дрался с еще большим ожесточением, чем сегодня, пойдя на самые крайние меры ради достижения поставленной цели.
– Что значит «крайние меры»?
– Война, физическое противостояние. Когда ты исчерпал все правовые нормы, законы демократического диалога, когда тебе противопоставляют грубую силу, ложь, насилие – ничего не остается, как взять в руки оружие…
– Чаще всего из-за какой проблемы не засыпаете до утра?
– Их много: самая глобальная – противостояние агрессиям и провокациям.
– Если вам вдруг позвонит Президент России, какой будет ваша первая ответная фраза?
– Интересно, по какому поводу это сделает Ельцин? А в принципе у меня обычное приветствие, как у военных: «Здравия желаю, Борис Николаевич!»
Беседу вел Г. АРУТЮНОВИЧ
(Голос Чечено-Ингушетии, 19 мая 1992 г.)
БЕССОННИЦА ПРЕЗИДЕНТА ДУДАЕВА
…До вылета моего в Москву оставалось несколько часов. Однако Джохар Дудаев так и не появился в своей президентском кабинете, хотя о времени интервью мы условились заранее, еще накануне. И моя командировка могла завершиться провалом, если бы не решительность Мовлади Удугова, министра печати и информации Чеченской Республики. Он сказал: «Поехали!» – и сел за руль собственной «девятки». Изрядно попетляв, минут через 20 мы оказались, судя по железнодорожным переездам и редким автомашинам, на окраине Грозного. Остановились посреди полутемной безлюдной одноэтажной улочки: «Приехали. Посидите недолго, пока выясню, что за ЧП случилось у президента!» Не успел Удугов подойти к воротам едва заметного, похожего на сельский, дома, как показался один из уже знакомых мне телохранителей Дудаева с короткоствольным автоматом местного производства, свисавшим вдоль полы «фирменного» плаща. Вскоре включили свет в окнах комнат (как позже определил – «гостевых»), что означало приглашение на беседу. Во дворике меня лишь спросили о наличии при себе какого-либо оружия, а в дверях сопровождающие собственным примером напомнили о восточном обычае снимать обувь перед входом в дом… Мы беседовали с Джохаром Дудаевым в начале марта, и я, конечно, не предполагал, что через несколько недель в Грозном будет предпринята попытка переворота. Но для президента, думаю, она не стала неожиданностью.
– Господин президент, как выглядит, на ваш взгляд, политический портрет руководителя Чечни в зеркале прессы других республик?
– Большинству ваших коллег удается объективно, с пониманием освещать любые, в том числе «горячие», события нашего региона. Однако, когда за дело принимаются московские тележурналисты, складывается явное впечатление, что в Останкино под чью-то диктовку трудится целая бригада по извращению моего образа, имиджа.
– Мне кажется, нередко вы и сами «подставляетесь»: многие зa головы схватились, когда вы пригласили к себе, нет, не Гамсахурдиа – о нем разговор особый, а Хонеккера.
– Действительно, политики такие шаги сразу оценивают отрицательно. Но о какой гуманности можно разглагольствовать некоторым якобы демократам, когда чуть не весь мир буквально ведет охоту на человека, в 79 лет загнанного в угол красными флажками? Надо найти в себе мужество задать в лоб несколько жестких вопросов: разве того же Хонеккера не подталкивали штыками в спину, когда он отнюдь не по своей воле оберегал берлинскую стену? Теперь же те, кто родил эту несчастную жертву, ведут торг вокруг Хонеккера, удовлетворяя свои грязные политические амбиции. Где же высшая справедливость?
– На страницах одной московской газеты прочитал заголовок: «У Гамсахурдиа и Дудаева, видно, одна судьба». Как бы вы прокомментировали это грустное пророчество?
– Ну, в общем-то, судьба у нас и не такая уж дурная. Мы оба показали стойкость в защите интересов своих народов, в построении нового подхода к государственному устройству обеих республик. Что в этом трагичного? Дай, Всевышний, всем подобную судьбу, достойную Гражданина. Да. Гамсахурдиа временно находится… ну, вынужден покинуть Грузию. Но он своим народом не отвергнут, что делает ему только честь. По данным ряда последних опросов, до 97 процентов населения Грузии за президента, избранного демократическим путем. А тот, кто прибыл туда с «миротворческой» целью, просто Иуда. Его миссия на Кавказе – спрогнозированный нашей «командой» шаг Центра, и мы сейчас принимаем контрмеры. Шеварднадзе появился в Тбилиси именно в те дни, когда Россия потеряла своих сторонников в Баку, то есть Муталибова и Кафарову, подыгрывавших Москве и затягивавших кровопролитный клубок в Карабахе с одной целью – удержаться у власти, пугая Россию и остальных иранским фундаментализмом, крахом в случае прихода к власти Народного фронта. А Россия очень хорошо использовала данный момент: следуя имперским традициям, скандально известный 366-й полк или иные воинские части СНГ поддавали огня то с армянской, то с азербайджанской стороны, и тут же эти республики по очереди обращались за помощью к «старшему брату» в Москве.
Что касается вариантов свержения законных властей в Чечне, то здесь, в отличие от Грузии, обкатываются иные сценарии. Так, один из них, с привлечением сил «российского оплота», готовился 23 февраля. Между прочим, это день нашего национального траура – день депортации чеченского народа в годы сталинской диктатуры. И вместо того чтобы прислать соболезнования, Россия готовила новую акцию против нас с помощью наших соотечественников. Того же Хасбулатова, депутата ВС России Аслаханова, генерала Ибрагимова, которого сюда из Москвы пихали министром внутренних дел Чечни, но народ его не принял. Пихали министром также Даудова, Завгаева, который был здесь вожаком местного отряда КПСС. И все они сейчас пригреты российскими властными структурами, всех устроили на высокие посты, которые оказались «отработанными» на родном народе. Подобная ситуация – трагедия больше России, чем наша, чеченская.
Мы смогли разгадать механизм неудавшегося февральского переворота, немного опередив авторов сценария, режиссеров и действующих лиц: им должны были подыграть военные из местного гарнизона. Они сами уже сняли охрану городков, сговорившись с реакционными гэбистами, набрав за плату зэков, досрочно выпущенных и направленных сюда для изображения нападений на военных. И тут московская пропаганда затрубила бы вовсю. Причем она стала вещать досрочно. Мы разоблачили провокацию, опередив на 9 часов начало операции, затеянной в конвойном полку МВД.
– А что происходило в этом полку?
– Чеченских новобранцев заранее отпустили по домам, остальных быстро отправили в отпуска, в соседние части, а квартиры и автомашины срочно распродали. В полку оставались… 5– 7 человек, которые тепловыми минами вызвали бы гигантский пожар на близлежащих резервуарах с сотнями тонн хлора, аммиака… В этих условиях государственный переворот в Грозном мог бы стать делом элементарной техники.
– Простите, господин президент, но известна ли вам цена собственной головы?
– Стартовали с 5 миллионов рублей, а сегодня счет на «деревянные» подскочил до миллиардов, а «зелеными» – несколько миллионов. Я знаю номер банковского счета, организованного самим Руцким. В Москве «накачиваются» средства, а исполнителей готовят среди наших соотечественников.
Вы – генерал-майор авиации в отставке. Но говорят и то, что вы «летающий» президент.
– Примерно месяц назад поднял в воздух вертолет. Теперь собираюсь сесть на истребитель. Мы создали собственную авиа-эскадрилью. Правда, вооружение на самолетах слабенькое, а в рапортах первые чеченские летчики просят помочь им освоить таран. И это – не шутки с их стороны.
– Могли бы вы перечислить свои удачи и промахи за последние месяцы на посту президента Чечни?
– Недавно в Грозном побывала группа эстонских друзей, подготовивших экспертную оценку проделанной нами работы. Доктора экономических наук прямо заявили: поражены тем, что мы сделали за минувшее время. Мол, Эстония решала бы все эти проблемы года три с половиной. Но есть и серьезные упущения: увлекаясь внутренними проблемами, куда нас загоняют искусственно, я чуть не упустил несколько моментов во внешних проблемах, грозящих Чечне серьезной опасностью. Я самоуспокоился, и, признаюсь, эти несколько дней могли обойтись для ЧР чересчур дорого.
– В местной газете я прочитал ваше личное письмо, отправленное Абдурахману Авторханову. У меня создалось впечатление, что вы приглашаете его на какую-то высокую должность.
– Было бы кощунственно с моей стороны предлагать какой-либо пост такому человеку и борцу. Он относится к той редкой породе мужественных людей, не требующих откупных ради встречи с родиной, которую, кстати, Авторханов не видел более полувека. Ответа пока от него не поступило: письмо отправлено недавно…
– А верно ли, что ваш наставник в авиации – ныне командующий ВВС СНГ генерал-полковник Дейнекин – в свое время предлагал вам высокие армейские должности?
– Да, он прилетал по этому поводу в Грозный, куда я получил назначение со своей авиадивизией из Тарту. Рассматривались три варианта. В двух из них – должность командующего воздушной армией, что гарантировало мне погоны генерал-полковника. Если бы я потребовал, могли предложить что-то и повыше. Но я предпочел заявить уважаемому мною Дейнекину, что высшая должность для меня – рядовой чеченец.
– Хотя бы дома вы забываете о своих президентских обязанностях?
– Дома бываю крайне редко. Сейчас у меня выработался на первый взгляд странный режим дня: до 5–6 часов утра заснуть никак не могу – прокручиваю в голове варианты того или иного решения. А если на чем-то остановился, засыпаю и сплю часа три–четыре. Остальное время – работа, работа. И ни минуты отдыха. Надеюсь выдержать – с учетом армейского опыта.
– Какие проблемы сегодня чаще всего не дают заснуть?
– Их много. Самая главная – противостояние агрессии и провокации со стороны российского руководства. Надо быть бдительным ежедневно, ежечасно… Они пока никак не поймут сути демократии.
– Вы беседуете об этих проблемах со своими сыновьями и дочкой?
– Еще в армии я не имел права вводить родных в курс моих профессиональных дел. Они привыкли к очень жесткой семейной жизни. Вся моя предыдущая жизнь – вечные проблемы, вечное преодоление на самых трудных участках воинской службы – Сибирь, Афганистан… Самые заброшенные участки, где тебе бросают кусок хлеба, банку консервов, – выживай. И я старался во что бы то ни стало оставаться человеком, отцом своих детей, главой семьи…
– К вам совершенно невозможно дозвониться. Насколько мне известно, у вас даже телефон ВЧ отключен. Есть ли вместо него нечто вроде «горячей» линии на случай ЧП?
– Когда руководителям России выгодно, аппарат правительственной связи немедленно включается гэбэшниками. Но лично я как-то научился обходиться без ВЧ, поэтому вообще не поднимаю трубку этого злополучного аппарата.
– Вы верите в приметы?
– Я верю исключительно в силы, неподвластные разуму человека. Там, где кончаются его возможности, начинаются догадки, интуиция, домыслы – в подобную игру ума верю глубоко. Но всегда понимаю, что силы природы непреодолимы.
– Таким образом, если перед вашим служебным «Вольво» перебегает дорогу черная кошка…
– Я не обращаю никакого внимания. Психологически отвергаю мысль о том, что по этому поводу необходимо сильно отвлекаться.
– Я заметил, что президентские службы разместились в здании по улице Победы… Любопытно знать, что должно случиться в Чечне, чтобы вы воскликнули: «Вот мы и победили!»?
– Признание права чеченского народа на свою суверенную государственную самостоятельность. А дальше мы могли бы стать полезными другим больше, чем себе. Мы идем к этой победе очень длинными, тяжелыми путями. И мир, и чеченцы должны быть убеждены, что народ от этого права никогда не откажется, а свою стойкость он продемонстрировал собственной многовековой борьбой. Теперь, когда все это поняли, препятствовать этому, злить чеченцев я бы не советовал – это крайне опасно. Наши соотечественники рассосались по всему миру, не находя себе места в прежней империи, будучи в ней общепризнанными «криминалами». В этом долгом противостоянии мы приобрели такую силу, что в любом конце земного шара, в любое время мои соотечественники могут сотворить большую беду… Мы, чеченцы, ни на чью жизнь, ни на чьи территории не претендуем, требуя лишь одного – признания за нами права быть наконец-то свободными, самостоятельными в выборе завтрашней жизни.
ГАГИК КАРАПЕТЯН
(Столица, № 15, 1992 г.)
ГЕНЕРАЛЬСКИЙ ПРОФИЛЬ
ПРЕЗИДЕНТА МЯТЕЖНОЙ РЕСПУБЛИКИ
Ночная пресс-конференция Джохара Дудаева
Задерживается выплата зарплаты, пенсии. И все это на фоне постоянно растущей дороговизны. Разве лишь производит огромное впечатление цена на хлеб – не выше рубля за килограмм. Зато его приходится добывать часто с боем: у булочных очереди.
Но политики, пришедшие к власти в Чечне, считают: все проблемы поддаются решению, ведь достигнуто главное – республика стала независимой. Выступая на пресс-конференции, Джохар Дудаев подчеркнул, что суверенитет Чечни не может быть подвергнут сомнению – он провозглашен с точным соблюдением правовых норм.
Слушая в ту ночь Джохара Дудаева, никак нельзя было отделаться от ощущения: он словно соткан из противоречий, в нем удивительно сочетаются прагматизм и идеализм, жесткость и романтичность.
Отвечая на мой вопрос о том, что не сожалеет ли он о развале СССР, он сказал:
– Искренне сожалею…
Однако восстановление его, естественно, в обновленном варианте, где, как можно было понять Дудаева, могла бы найти место и суверенная Чечня, он связывает лишь с Горбачевым. Чеченский президент считает обанкротившегося политика величайшим реформатором, ставя ему в заслугу разрушение «коммунистического фундаментализма». Резко критическое отношение Д. Дудаева к советскому прошлому имеет свою личностную окраску: он родился в 1944 году, когда чеченский народ подвергся жестокой депортации, и ужас насильственного изгнания знаком ему не по рассказам – он запечатлелся в глазах Джохара в пору детства. Но чем объяснить потрясшее страну давнее его заявление, что в час опасности у Чечни найдется достаточно сил, чтобы спалить Россию в ядерном пожаре?
Да, угроза прозвучала под давлением суровых обстоятельств – объявление Президентом России чрезвычайного положения в республике, ввод в нее войск. Но ведь и сегодня он говорит хотя и менее грозно, но все равно пугающе:
1. В случае агрессии мы пойдем на крайние меры – газават и до последнего чеченца.
Разумеется, надо всякий раз делать поправки на характер Д. Дудаева, импульсивный, эмоциональный, но не будем забывать: Чечня буквально начинена оружием. Покидая республику, наша армия оставила здесь около 160 самолетов, пусть устаревших марок, но все-таки самолетов, свыше 120 единиц бронетехники, ну а счет автоматам идет на тысячи. Теперь поздно говорить: «Позор российским генералам» – чеченские вооруженные силы созданы.
И все-таки, думаю, те, кто называет Джохара Дудаева диктатором, заблуждаются.
В республике вполне легально существует достаточно мощная оппозиция, и ее газеты критикуют президента порой без оглядки на приличия. Да и парламент Чечни не склонен к беспрекословному послушанию, зачастую он расходится во мнении с президентом. А Надтеречный район вообще практически не контролируется из Грозного.
Можно сказать, что республика – это зеркальце России, правда, зеркальце в оригинальной кавказской оправе. И в нем отражается все до боли знакомое: бедность, преступность, пожалуй, лишь более жестокая, чем, скажем, в Москве. А ко всем проблемам добавляются еще свои, что называется, родимые. Осознает их и Джохар Дудаев? Пожалуй, да. Республику волнует и разлад с Ингушетией, оставшейся в составе России. И проблема русских, представленных в парламенте единственным депутатом – остальные места принадлежит чеченцам. Правда, сам Дудаев не склонен к конфронтации с русскими, и в первую очередь, казаками. На пресс-конференции он говорил, что власти Чечни готовы принять их предложения вплоть до предоставления права ношения оружия.
Сложную ситуацию склонен объяснять тем, что Россия отказывается признать политическую независимость Чеченской Республики. Более того, он убежден: власти РФ пытаются удушить ее блокадой – экономической и военной, финансовой и транспортной. Д. Дудаев признался в своем разочаровании в российских лидерах. Попутно досталось и политикам других государств бывшего Союза.
2. Я считаю ущемление прав в Прибалтике не только нарушением, но и издевательством над людьми.
Много было сказано в ту ночь Д. Дудаевым неожиданного, парадоксального. И то, что ООН – детище Сталина. И то, что будет создан новый ОПЕК, объединяющий нефтедобывающие республики бывшего Союза, лидеры которых одним поворотом кранов станут влиять на политику в огромных территориальных пределах.
Я попросил его:
– Неужели шансы договориться с Россией утрачены? Ведь еще год назад вы считали, что у Чечни должно быть общим с Россией экономическое, финансовое, инфраструктурное, оборонное пространство.
Дудаев отметил, что и сейчас он стоит на той же позиции. Остальное зависит от России.
Закончилась пресс-конференция. Я подошел к генералу. Он говорил теперь о лицее для чеченских ребят. Лицо его стало мягче, и голос звучал иначе – добрее.
Каким бы ни был этот загадочный человек, будем помнить: сегодня без него не развязать тутой чеченский узел.
В.РЯШИН
(Спецкорр. «Правды»)
г. Грозный
ДУДАЕВ НИКОГО НЕ БОИТСЯ
С крупными державами можно воевать
Чеченский лидер любит давать интервью и пока не отказал в нем ни одному журналисту, особенно из Москвы. С помощью прессы он напоминает людям, в том числе и жителям России, о собственном президентстве и о существовании «независимой» Чеченской республики.
3. Солдат не подбирает выражений. Но вы теперь политик. Почему же если Дудаев, то обязательно угрозы, резкие формулировки, никакого намека на компромисс?
4. В свое время московские политики, добившиеся сегодня власти, подходили вполне объективно и демократично к вопросу признания независимости стран Балтии. Что же касается Кавказа, то здесь у руководителей России, к сожалению, сохранился печально известный имперский подход.
5. Многие считают, что другой человек мог бы выполнить вашу миссию более деликатно и успешно.
6. Да, у меня откровенно прямая политика. Я знаю, что хочу, не виляю, не упрашиваю… Если нация созрела для независимой государственности, а твоя твердая позиция руководителя всенародно поддерживается, то жизнестойкая нация непременно выстоит. Я убежден: российские власти многое бы отдали за то, чтобы на моем месте оказался совершенно другой человек. Кого угодно они могли и сломить, и перетянуть на свою сторону. Но только не меня. Именно поэтому с помощью ряда хорошо «выдрессированных» газет и Российского телевидения создается мой имидж «одиозного лидера» и диктатора.
7. Говорят, два земляка всегда найдут общий язык. Но, похоже, и этот шанс не для вас.
8. Признаюсь: до поры до времени я гордился, что глава российского парламента – мой соотечественник. Я даже поддерживал его в критический момент, когда решался вопрос: быть или не быть ему на столь высокой должности.
Выскажусь еще более откровенно: Хасбулатов ради получения нынешней должности «отрабатывал» ее на родном народе – ведь именно в те дни чеченская проблема стала поперек горла российской империи. Наш соотечественник не пощадил земляков, чтобы добиться желанного кресла. И он его таки получил. Однако я полагал, что он остановится, осознав историческую необходимость признания права нации на самоопределение. И даже не ради того, чтобы пойти на попятную по отношению к Чеченской республике, а ради укрепления справедливости, демократии и права в самой России. Но Хасбулатов со своим упрямым чеченским характером решил иначе – идти до конца. Чего стоит только одно его устное распоряжение о выселении чеченцев из московских гостиниц?!
И тогда я сказал: «Все, Руслан! Мы с тобой непримиримы!» я никогда не называл публично, принародно имен своих противников – у меня врагов нет, делить и терять мне нечего. Я ни власти не искал, ни богатств, ни должностей! У меня всегда была одна идея – добиться права чеченского народа на независимость. Вот цель моей жизни, и от нее я не отступлюсь. Ни при каких условиях, ни под чьим-либо давлением!
9. Чеченская республика никаким государством официально не признана. Вас это не тревожит?
10. Я совершенно спокоен, вы не ошиблись. Из-за этого врядли стоит комплексовать. Тем более паниковать…
11. Ваша воинственность сродни безрассудству. Или это мое заблуждение как человека малосведущего в баталиях?
12. Вне зависимости от численности любой народ (или народность) может успешно воевать против крупной державы. Все зависит от силы духа, степени зрелости этой нации. Те, кто имеет мощное вооружение, пусть даже ядерное, должны понять: данный фактор скорее отрицательный, чем положительный. При сегодняшней технике, например, радиоуправляемые снаряды могут взорваться где угодно, даже за сотни, тысячи километров от тех, кто даст команду уничтожить тот или иной арсенал, военный объект. Но это не поможет сломить вольнолюбивую нацию. Все зависит от того, насколько подготовлен малый народ, насколько сознательно он идет на войну против державы. Иначе его могут уничтожить под самый корень. Так и мы, чеченцы: если не будем сопротивляться, то нас точно не пощадят. У российского руководства настолько коварные и изощренные методы воздействия, что надо быть бдительным ежедневно, ежечасно, ежеминутно…
Беседу вел СЕРГЕЙ ДМИТРИЕВ
ИНТЕРВЬЮ Д. ДУДАЕВА САУДОВСКОЙ ГАЗЕТЕ
«АШ-ШАРК АЛЬ-АУСАТ»
Чеченская Республика стала самостоятельным государством, и никому не удастся повернуть колесо истории вспять. Силы, которые намеревались это сделать, убедились в тщетности своих попыток, заявил президент Чечни Джохар Дудаев в эксклюзивном интервью газете «Аш-Шарк аль-Аусат». «Мы хотим полной независимости – законодательной, политической и экономической, но не собираемся оставаться застывшим образованием и стоять на месте, – добавил он. – Чеченское правительство разработало новую программу экономического развития республики, заключило десятки договоров о сотрудничестве со многими странами».
Джохар Дудаев заявил, что, без сомнения, руководство России причастно к недавним событиям в Грозном (попытке переворота). Также не лишены оснований сообщения о том, что Москва стремилась свернуть нынешнюю власть в Азербайджане и восстановить в Баку правление Муталибова. Свое мнение чеченский президент подкрепил соображениями, что у «руля власти» в России до сих пор находятся представители прежней бюрократии, перемещающиеся с одного поста на другой, единственной целью которых остается удержаться в своем кресле любыми способами». По словам Д. Дудаева, они не могут этого достичь, не прибегая к провокационным методам и помощи сторонников бывших республик бывшего СССР, используя при этом свое политическое и финансовое положение. В то же время Президент Чечни указал, что русский народ абсолютно не причастен к маневрам руководителей Российской Федерации, а, наоборот, понял их суть и готов отстаивать свою независимость.
Президент Чечни сказал, что российский парламент «изжил» себя не только как уже давно бездействующий из-за внутренних дрязг и борьбы за власть, но и как устаревшая структура, облеченная одновременно и законодательной, и исполнительной властью. Говоря о своем отношении к председателю Верховного Сонета РФ Руслану Хасбулатову, чеченцу по национальности, Джохар Дудаев отметил, что «он является порождением своего времени и системы, и поэтому не может действовать иначе».
Касаясь недавних событий и Грузии и смещения Звиада Гамсахурдиа с поста президента, Д. Дудаев с уверенностью заявил, что за всеми этими событиями стоит Москва во главе с Эдуардом Шеварднадзе, который «выступил против своей страны и народа». Грузинский народ никогда не простит Шеварднадзе удушения демократии в республике, добавил чеченский лидер.
Джохар Дудаев заявил, что на территории Чечни будет производиться вооружение, причем для этого имеются все возможности и ресурсы. Некоторые проблемы, стоящие на этом пути, отметил он, чеченский народ обязательно преодолеет.
На вопрос корреспондента «Аш-Шарк аль-Аусат» о связях с Израилем чеченский президент, заметив, что «на территории Чечни проживает немало евреев, как, впрочем, представителей и других национальностей», высказал уверенность в том, что «каждый еврей, где бы он ни находился, выражает интересы Израиля. Так же, как и сам Дудаев надеется на то, что каждый чеченец, находящийся в любой точке планеты, «также выражает интересы своего государства» (Чеченской Республики. Прим. корр. ИТАР-ТАСС).
Говоря об отношениях с арабскими странами, Д. Дудаев отметил, что Чечня ничего не ожидает от них, так как «большинство из них сами нуждаются в помощи». Комментируя же замечание корреспондента о том, что некоторые республики СНГ, в частности Россия, пытаются получить поддержку от государств Ближнего Востока, он заметил: «Это лишь подтверждает их слабость и доказывает, что дела в этих республиках идут совсем худо».
Джохар Дудаев опроверг сообщения о том, что он якобы призвал к проведению террористических акций и что Чечня может использовать стратегическое оружие против Израиля. По словам президента, это происки Москвы, которая представляет его палачом и убийцей.
А. ЕЛИСТРАТОВ
(Корр. ИТАР-ТАСС в Египте)
С ПРЕЗИДЕНТОМ ЧЕЧЕНСКОЙ РЕСПУБЛИКИ
БЕСЕДУЕТ СОБСТВЕННЫЙ КОРРЕСПОНДЕНТ
«МОСКОВСКИХ НОВОСТЕЙ» ПО СЕВЕРНОМУ КАВКАЗУ
ЛЮДМИЛА ЛЕОНТЬЕВА
МН: Господин Президент, вы объявляете о создании кавказской экономической зоны, куда включаете бывшие российские края и области. При ваших натянутых отношениях с Россией такое вряд ли возможно.
– Да, такая зона, по существу, уже создана. С нами подписали взаимовыгодные экономические договора Краснодар, Ростов-на-Дону, Астрахань, Ставрополье… и другие области из центральной России рвутся это сделать. Но разве радуется этому центр? А тут еще братья-славяне из телеящика образ Дудаева создают, пугают – Дудаев сказал: до Дона дойдем. Вот вам, пожалуйста…
МН. Население юга России действительно спокойно, на последнем казачьем митинге в Ставрополе приводились серьезные доводы…
– Там им зачитывали якобы мое обращение чуть ли не с оскорблением русских Ставрополья. Я послал туда своих представителей, предложил ставропольцам самим прийти на казачий круг и выступить на казачьем сборе. Два дня держал вертолет, был готов лететь. Но руководство там запросило Москву… Нет, не хочется кому-то миролюбивых, без задних мыслей отношений. Вот и такие письма на мое имя пишут: «Граждане Чечни как шакалы рыщут по всей России, грабит, убивают… Сколько уже русских покинули вашу проклятую землю. Казачество поднимется всей ратью и заделает вам такую «кузькину мать», что будет пострашнее 44 года…» И подпись: «Казаки и казачки станицы Курской Ставропольского края». Да вряд ли простые лица пишут, с такой желчью мог написать тот, у кого сорвалась провокация.
МН. Русские, тем не менее, уезжают из Чечни, поток увеличивается. От добра же не бегут?
– Срабатывает страх: что будет завтра, куда все повернет, боятся кровопролития.
Видят же, что происходит в Армении, Азербайджане, Прибалтике, откуда гонят русских. Мы – единственная республика, которая с первых же дней определила равные возможности и равные права для всех. У нас два языка: чеченский и русский, двойное гражданство, отменена паспортизация, прописка и безвозмездно передан жилой фонд в частное пользование отдельных категорий граждан, от чего выиграли прежде всего малоимущие.
МН. Но русских практически нет в управленческих структурах Чечни.
– Россия их пугала, и они не участвовали в выборах этих структур. Хотя те, кто работал на своих местах, так и работают. Но мы придем к нормализации и здесь, как только начнем вставать на ноги. А бегство можно предотвратить одним указом. О реализации квартир, домов, дач беглецов здесь по остаточной стоимости…
МН. Известно много фактов захвата чеченцами в Грозном квартир, в которых проживают русские.
– Такие факты есть. Но возникают волнами: ситуацию разогревают засевшие кагэбисты и засылаемые сюда десятками террористы. Некоторые признаются, рассказывают об этом на телевидении, дают письменные показания. Кроме того, в Чечне действуют десятки, сотни людей, выпушенных из тюрем.
МН. Не российское же правительство их выпустило, сами чеченцы.
– Российское… В Пятигорске сколотили специальное управление МВД для воздействия на кавказский регион, и особенно на Чечню. Возглавляет его генерал Ибрагимов, который был отвергнут здесь в качестве министра МВД. Через это управление и проводятся акции, распространяется оружие, в Надтеречном, Шалинском и других районах, своим людям раздают тысячи стволов.
МН. Прошла информация, что вы объявили Хасбулатова, Аслаханова и других врагами чеченского народа, призвали к расправе над ними.
– Ерунда это и абсолютная чушь. Можно ли всему верить, что передают Центральное телевидение и печать?
МН. Тем не менее вы спокойно относитесь к публикациям в местной прессе, авторы которой пишут нередко о вас та-а-кое… Не испытывали желание приструнить оппозицию?
– Если пугаться каждого высказывания, то что это за демократия и что за власть?! Да, ко мне приходят, информируют: этот сказал так, этот записал эдак, еще и листовки распространяют. Я говорю: если бы они этого не сделали, их надо было бы попросить. Кто действует тайно, тот опаснее. Пусть народ видит, кто есть кто, пусть сам оценивает. И потом: это не оппозиция, потому что у нее нет вообще никакой позиции. Я позволю себе за силу ее не считать. Другое дело, что за всем этим стоит желание убрать меня физически. Дорого бы дала Москва, чтобы это случилось. Но я не позавидую тому, кто этому способствует. Придут силы агрессивные, и, круша все на своем пути, сметут, физически уничтожат и оппонентов, и оппозиционеров. Это они сейчас катаются, как в масле, упиваясь возможностью говорить все, что заблагорассудится. А вот тогда для них будет трагедия. Так что моим противникам выгоднее оберегать меня. Нет, для меня диктаторские методы неприемлемы. Ограждать себя запретительством, физическим насилием не будет тот, кто уверен в своей правоте. Я свою программу выстрадал, сверил ее с международным правом. Мое оружие – закон и демократия в той степени, насколько это возможно в обществе.
МН. Но не пойдет ли ситуация в Чечне по грузинскому варианту?
– Наверное, нет. В Грузин стреляли в демонстрантов. У нас это абсолютно невозможно. Здесь выстрелом в кого-то ты убиваешь себя и свое потомство. Тысяча лет пройдет – никто не простит убийцу, из-под земли выкопают, весь род будет работать на возмездие.
МН. Ваша позиция в отношении армейских частей Грозненского гарнизона?
– Я согласен на любой вариант, и говорю российскому правительству: хотите уходить – давайте заключим договор о порядке вывода армии. Хотите оставить гарнизон – мы готовы и на это, но при твердых гарантиях и обязательствах российского руководства не устраивать провокаций, не использовать армию против чеченского народа.
МН. Господин Президент, вы не скрываете ненависти к имперскому, как вы его называете, центру и к его руководству, исключая при этом Ельцина, с которым, по вашим словам, только и можно вести переговоры. Ваше мнение о нем не изменилось?
– Не изменилось. Более того, я ему сочувствую. Он человек демократически настроенный, у него тяжелое окружение. Его ведут. Тот же Верховный Совет, который все свои агрессии переводит на Ельцина, плодит коалиции, а сам не способен исполнять законодательные функции.
МН. Кого еще вы относите к истинным российским демократам?
– Юрия Афанасьева, Новодворскую. Вот кому бы сейчас дать зеленую улицу, а Ельцину им помочь. Тогда Россия действительно бы вышла на новые рубежи.
МН. Но и оппозиция, среди которой еще ваши недавние соратники, обвиняет вас в том, что вы окружили себя мафией, людьми, коррумпированность которых общеизвестна в республике.
– Уместнее сказать, не я окружил, а меня окружили. Как, скажем, и Ельцина. Как это происходит с каждым руководителем нового уровня. Таково свойство переходного периода. Очищение от подобного окружения – дело сложное, но мы делаем это решительно.
МН. Каким образом?
– Таким, каким мы отбирали кандидатов в только что сформированный Кабинет министров. Конкурс личностей, программ, компетентности. Ну, а мафия, что ж… Я ее вижу, осознаю как реально существующую и разрабатывающую программу лишения со специфических свойств и качеств с тем, чтобы привести в конце концов эту прослойку к новому сознанию, подвинуть на службу своему народу.
МН. Чеченскую революцию, как известно, не поддержала национальная интеллигенция. В глухой оппозиции она и сегодня. Не оценивает ли таким образом интеллектуальная часть нации содержание сентябрьской революции?
– Дело в ином. В психологическом комплексе, который несет в себе наша интеллигенция. Многим система не оставила шанса быть честными. Скажем, преподаватель вуза: он должен брать взятки или нищенствовать. Так же и прочие. Мало кто в нашем обществе не брал и не давал, таких считали за дураков. С этим комплексом как раз интеллигенции, может, и труднее всего переступить через себя, бороться за общество, в котором подобное будет осуждаться. Многие к тому же боятся, что за прошлое их будут упрекать, И потому им легче сейчас просто кричать: Дудаев окружил себя не теми людьми, и потому мы не будем с ними в одной компании.
В общем, нужно время, чтобы побороть комплексы, воспитать сознание. Только время…
МН. Прошло семь месяцев со времени победы революции и пика вашей популярности. С тех пор ваш рейтинг сильно упал.
– Меня нисколько не заботит популярность, за которой не стоит дело.
МН. Вы обещали, что с победой революции у людей будет все, вплоть до верблюжьего молока. Не чувствуете ли вы вины за пустые обещания?
– Нисколько не чувствую. Я не могу встать на позицию обывателя: нет масла, мяса – значит, революция не удалась. Мы сегодня целиком и полностью зависим от финансово-экономической политики России, она держит против нас блокаду почти год. Россия монопольно присвоила себе функции правопреемника Союза, загребла богатства, а всех оставила с долгами. С помощью войск. У нее ядерное оружие, однако оно не только преимущество, но может стать и большой бедой. Мы пойдем на любые крайние меры, если речь пойдет о защите нашего суверенитета. На любые… Они почувствуют…
МН. Вряд ли на Россию произведут впечатление подобные ультиматумы.
– Произведут… Если я предъявлю ультиматум, то уж, наверное, держу рычаги в руках.
МН. Что за рычаги?
– Мы успешно ведем переговоры с рядом нефтедобывающих республик о программе мер по отношению к России.
МН. Но и Россия может ответить не только нефтяной, но и экономической блокадой.
– Все, что она могла, она делает в течение года. Большего не может, кроме войны. А в войне она у нас не выиграет, это точно.
МН. С вашим выходом из Федерации Россия может предъявить права на свои земли, скажем, того же Ставропольского края, которые Хрущев после возвращения вайнахов в 1957 году передал Чечне.
– Чеченцы никогда не посягали на чужую землю и сами не должны никому ни квадратного метра. Российская империя шесть раз на протяжении истории без воли народа меняла территориальный статус Чечни. Так что ж, мы сейчас должны бросаться из 1918 в 1934 год, из 1934 в 1957-й?! Так нашей жизни не хватит, чтобы разобраться.
МН. 6 апреля на Съезде народных депутатов России будет рассматриваться законопроект Шахрая об образовании Ингушской и Чеченской Республик в составе России…
– Это шаг к непоправимой конфронтации. Это война. Мы никогда не уступим своей земли.
Чеченцы осознали свое право на свободу, и повернуть их сознание вспять уже никому не удастся. Но если центр признает за- нашим народом право на выбор, у России не будет более верного и надежного союзника, чем Чечня.
Джохар Дудаев родился в 1944 году в Чечено-Ингушетии. 13 лет со своим народом находился в ссылке в Казахстане. Трудовой путь начинал электриком стройуправления. Окончил Тамбовское высшее военное училище летчиков дальней авиации по специальности летчик-инженер, а в 1974 году – Военно-воздушную академию имени Ю. Л. Гагарина, командный факультет.
С ноября 1990 года возглавляет исполком ОКЧН. С сентября 1991 года – Президент Чеченской Республики. По его словам, не дорожит и даже тяготится президентством, но вынужден занимать пост «пока не будут заложены первоосновы независимого Чеченского государства». Член правления Организации непредставленных народов, ее комитета по защите прав человека.
Женат. Трое детей. Жена Алла, русская, по профессии художник, пишет стихи. Старший сын Авлур (21 год) и дочь Дана (18 лет) вынуждены прервать учебу в вузах Москвы и Тарту, поскольку, по мнению отца, находиться им там теперь небезопасно. По той же причине младший сын Дегп (восьми лет) 3-ий класс оканчивает с мамой.
Дудаев глубоко верующий человек, но держать уразу и совершать намаз не хватает времени, работает по 15 часов в сутки. Любит искусство, природу. Обожает цветы. Любые. Дома они у него каждый день, свежесрезанные, в вазах.
(Московские новости. № 13. 20 марта 1992 г.)
«НА СВОЕЙ ТЕРРИТОРИИ МЫ ВОЕВАТЬ НЕ БУДЕМ»
Джохар Дудаев отвечает на вопросы обозревателя «ЛГ» Олега Мороза
В Грозном жара, а в вестибюле огромного Дома правительства прохладно. У входа за столом сидит милиционер. Еще несколько стоят рядом. Говорю, что иду к Саламову (помощник президента Дудаева). Милиционер посылает меня направо по коридору, в бюро пропусков. Делаю обманное движение вправо, этакий футбольный финт, и направляюсь прямо к лифту. Милиционер провожает меня ленивым неодобрительным взглядом, но не пресекает этот дриблинг.
Кабинет Дудаева на девятом этаже, но лифт едет только до седьмого. Дальше надо подниматься пешком. Поднимаюсь. Дверь на девятый этаж закрыта. Стучи не стучи – не достучишься. Оказывается, восьмым этажом надо пройти на другую лестницу и там снова подняться на девятый. Там тоже дверь закрыта, но здесь в принципе достучаться можно, если тебя услышит какая-нибудь из секретарш в неблизкой – через вестибюль – приемной Дудаева.
Вестибюль и Приемная пусты. Посетителями они начинают заполняться ближе к вечеру, часам к шести. К этому времени появляется и довольно многочисленная охрана – молодые парни в обычной «штатской» одежде, вооруженные пистолетами и автоматами. Пистолеты без кобуры, заткнуты прямо за брючный ремень (глядя на такую экипировку, испытываешь трепетное чувство: почему-то кажется, что из-за пояса пистолет выхватить гораздо легче, чем выковыривать его из кобуры). Автоматы – короткие тяжелые АКСУ – парни носят держа за ручку дулом вниз, как отбойные молотки. Садясь на стул или в кресло, грохают этим дулом о красивый расписной, словно в Эрмитаже, паркет (на некоторых других этажах паркет измочален до предела, представляет собой нечто невообразимое).
Посетители идут к Дудаеву непрерывным потоком – министры, хозяйственные работники, простые крестьяне в тюбетейках, посконных рубахах до колен и сандалиях на босу ногу. Идут поодиночке и делегациями. Всех он принимает. Никому отказа нет. Народный вождь. От этого мне ждать пришлось довольно долго. Вошел я в его кабинет без десяти девять вечера, а вышел в одиннадцать.
Однако окна дудаевского кабинета светились и в четвертом часу ночи (я жил в гостинице напротив), единственные во всем огромном темном Доме правительства, вызывая священный восторг у чеченцев: Президент работает.
– Господин президент, я думаю, вы со мной согласитесь: чтобы страна отделилась от другой страны и начала самостоятельное существование, необходима определенная степень зрелости – социальной, политической, экономической, гражданской. В противном случае при всей эйфории, связанной с обретением независимости, отделившуюся страну могут ожидать годы и даже десятилетия довольно жалкого существования, фактически прозябания, приносящего людям бесчисленные страдания. Как вы считаете, Чеченская Республика к тому моменту, когда она объявила о своей независимости, достигла такого уровня зрелости?
– Безусловно. Прежде всего она достигла зрелости по состоянию своего человеческого потенциала, уровню его развития. Главное, что характерно для нашего народа, – осознание того, что самостоятельность является единственным приемлемым вариантом его будущего. Ни одни народ на земле не прошел такую проверку на зрелость, как чеченский народ. Природные ресурсы, научно-технический потенциал, производственный потенциал, географическое положение, особенности исторического развития – все это в совокупности также создает необходимые предпосылки для нашей независимости. Если нам не будут мешать, наша республика, без сомнения, в ближайшем будущем совершит мощный скачок и в области экономики, и в области гражданского строительства, обеспечения правовых и демократических норм жизни.
К сожалению, метрополия не только не осознала своей ответственности за все, что сотворено с этим народом, но и делает все, чтобы усугубить тяжесть его положения после выпавших на его долю испытаний. Мы, конечно, выдержим, преодолеем и это. Но нам бы хотелось другого – чтобы мы ясно осознали смысл нашей обшей трехсотлетней истории, не повторяли бы старых ошибок и двигались бы вперед совместно, насколько возможно облегчая и России, и Чечне переход к новым условиям жизни. Взаимная помощь, взаимное понимание – это, конечно, несравненно более привлекательный вариант, чем конфронтация.
– Когда у вас впервые возникла мысль заняться той деятельностью, которой вы сейчас занимаетесь?
– Я готовился к ней всю свою сознательную жизнь. Несправедливость, насилия, его тягостный пресс, давящий на мою душу, на душу моего народа, да и не только моего, я осознал еще в ту пору, когда рос в землянке с рождения, в сибирских условиях, в голоде, в нужде, в репрессиях. Ничто меня не страшило – ни голод, ни холод, ни нужда. Самое страшное было – это ощущение полного бесправия и незащищенности ни со стороны закона, ни со стороны государства. Наоборот, твое уничтожение как человека, как личности ставилось целью.
– При словах «Чечня», «чеченцы» многие в России сейчас испытывают ощущение угрозы. С чем это связано, как вы считаете?
– С ложной пропагандой.
– Только?
– Только. Это исключительно информационная ложь, которая распространяется почти всеми российскими средствами массовой информации. Замалчивается действительное положение вещей и создается образ нового врага, новой угрозы, исходящей будто бы от чеченцев. А на этой почве уже можно убивать. Что и делают с большой легкостью. Поскольку у населения создан такой образ, никто не заступается. Недавно в Тюмени опять имел место неслыханный геноцид по отношению к студентам и вообще гражданам-чеченцам. Снова заявил о себе бывший рижский ОМОН. Одному студенту-ингушу прострелили голову. Не знаю, жив ли. Две недели назад лежал в реанимации. Приехал отец, решил выяснить истину у правоохранительных органов. Его приковали наручниками к батарее и дубинками забили до полусмерти. Вот что происходит после такой лживой пропаганды.
– Каково будущее русского населения в Чечне? Как вы относитесь к его эмиграции? Что делаете, чтобы русские не покидали свои дома?
– Никаких запретительных мер мы не принимаем. Запретительство – не метод. Задача государства, правительства и моя личная задача – не дать никакого повода для того, чтобы русские отсюда уезжали. Но, к великому сожалению, специально организовывались провокации, чтобы возмутить русское население. Проводились террористические акты. Один из наиболее известных, с которого все началось, – это похищение ректора университета Канкалика…
– Кстати, что-нибудь известно о его судьбе?
– Не возьму на себя смелость сказать что-то определенное до полного завершения этого дела, но кое-какие сведения и следы уже обнаружены. Оттуда все началось. В провокационных целях как и повсюду, были выпущены заключенные, уголовники из тюрем и лагерей. Навезли сюда из других регионов. И они начали целенаправленно осуществлять здесь такие акции, которые нагоняли страх на русскоязычное население, вызывали у него возмущение. Но сейчас, на мой взгляд, и сами русские начинают понимать, откуда это исходит, кому это выгодно. Были среди уехавших русских, как и среди уехавших чеченцев, такие, которые в свое время творили здесь беспредел. Это номенклатурные работники. Они быстро уехали, в первые же дни, не сдав дела и должности, не преследуемые никем. Точно так же сбежали многие чеченцы, еще раньше русских. Нашли прибежище в той же России, особенно в Москве, В отношении многих из них возбуждены уголовные дела. Мы потребовали Их выдачи. Но прокуратура России никак на это не реагирует.
Конечно, здесь страшновато. И не только русским. И чеченцам страшновато. Оружия масса. Но не я его раздавал. У меня его не было. Его ввозили, десятки тысяч единиц. Тайно раздавали. Готовили переворот 31 марта.
– Откуда ввозили?
– Из России.
– Это точно установлено?
– Точно. Есть документальные материалы, откуда везли, кто получал оружие. Машины были опломбированы. Дескать, груз проверен, досмотру не подлежит. Возили степными дорогами. Особенно много в Терочный район. Вот все эти обстоятельства – наличие огромной массы уголовников, в свое время выпущенных, завоз оружия, неограниченный завоз «наркотиков – все это, конечно, беспокоит люден. Единственно, что спасает, это то, что среди чеченцев не особенно и совершишь какое-то злодеяние, разбой, насилие. Потому что и через сто лет тебя найдут и все равно тебе придется рассчитаться. Поэтому-то больше страдает русскоязычное население, где нет таких традиций самообороны. Но здесь все силы Министерства безопасности, Службы национальной безопасности брошены на то, чтобы оградить от террора эту категорию населения.
– Допускаете ли вы возможность военного конфликта с Россией? Как вы будете действовать в случае его возникновения?
– Сколько можно! За триста лет Россия уже столько навязала нам военных конфликтов! Чего только мы не натерпелись от нее. И чего только не продолжаем терпеть. Сюда вводились войска. Осуществлялась прямая агрессия. Осуществлялись террористические акты. Наши сыновья гибли и гибли… Наш народ был поставлен на грань физического уничтожения. Во всем Союзе чеченец считался криминальным элементом. До сих пор продолжается дискриминация чеченцев по национальному признаку на всей территории России, в том числе и в Москве. Это ведь сегодня, а не в каком-то историческом прошлом. Но в дальнейшем любое вооруженное вмешательство России в дела Чечни будет означать новую кавказскую войну, смею вас заверить. Причем войну жестокую, учитывая наличие современного оружия и фактор колоссального перемешивания населения на огромных территориях бывшего Союза, в том числе и чеченцев, их нахождения во всех концах земного шара. За последние триста лет нас научили выживать. Причем выживать не индивидуально, а в качестве единой нации. Да и другие кавказские народы готовы вспыхнуть как порох. Повторяю, последствия вооруженного вмешательства на Кавказе труднопредсказуемы. Война идет совсем рядом – в Азербайджане, Армении. Грузии. Молдове… А Кавказ своеобразен. И стоит начать с Чечни, как вспыхнет сильнейший пожар. Соседние народы не останутся в стороне. А ведь есть безмозглые головы, которые усиленно провоцируют эту войну.
– Вы хотите сказать, что если возникнет такая война, это будет война без правил?
– Абсолютно верно. Это будет война без правил. Невозможно найти такие правила. Могу вам сказать только одно: на своей территории мы воевать не собираемся. Хватит трехсот лет кровопролития на этой земле. Нас хорошо научили переносить эти войны туда, откуда они исходят. Это будет война без правил.
– Что вы можете сказать по поводу дела о так называемых «чеченских миллиардах»?
– Вопрос об этом подняли мы. Часть фальшивых авизо использовалась на нашей территории. Оперативные данные показали, что следы ведут также в Москву и в другие регионы СНГ, что идет крупномасштабное хищение государственных денежных масс, выходящее за сотни миллиардов. Это только по нашим данным.
– За сотни миллиардов? Вы не ошибаетесь? Назывались цифры 30–34 миллиарда.
– За сотню миллиардов. Мы послали в Москву оперативную группу, чтобы консолидировать усилия и остановить этот неслыханный грабеж. Наших оперативных работников там чуть ли не арестовали, запретили своим работникам иметь сними какие-либо контакты, забрали у них следственные материалы. Я направил два письма руководителям России с разъяснением ситуации. Однако Россия решила всю вину свалить на нас. «Чеченские авизо», «чеченский бандитизм», «чеченский грабеж»… Во главе всего – президент Дудаев. Ну, и решили закрыть все банковские счета Чеченской Республики. Мы пытались протестовать. Совет директоров банка соглашается, что по отношению к нам поступили незаконно, но ссылается на Ельцина и Хасбулатова. Это опять-таки беспредел, возведенный в ранг государственной политики.
– Кому из российских руководителей вы доверяете в наибольшей степени?
– На мой взгляд, наиболее взвешенный руководитель, государственный муж – Бурбулис. Никого другого рядом с ним я поставить не могу.
– А Гайдар?
– Гайдар – экономист. Особенность его как государственного деятеля в том, что его заставляют делать массу ошибок. Он словно бойцовский бык, обреченный на заклание. Он должен изобразить эту видимость экономических реформ и исчезнуть. Мавр сделал свое дело. Жалко этого талантливого, энергичного, смелого человека.
– Как вы относитесь к Хасбулатову?
– Какого-то ярко выраженного отношения у меня к нему нет. Он государственный чиновник России и должен честно и добросовестно выполнять свой служебный долг. Защищать интересы России. И обвинять его в тех или иных грехах только потому, что он чеченец, я не вправе. Я тоже служил, служил в Вооруженных Силах 28 лет и должен был безукоризненно выполнять свой долг. И точно так же никто не вправе упрекнуть меня в этом. Был бы на месте Хасбулатова другой, он тоже следовал бы своему долгу. А то, что он своими действиями наносит вред Чеченской Республике… Нy, если бы он поступал иначе, его бы там тоже не поняли. И с его стороны, может быть, было бы нечестно – симпатизировать своим в ущерб всем остальным.
– Ходили слухи, что именно Хасбулатов «привез» вас в Чечню. Так ли это?
– Никакого отношения к моему переезду сюда он не имел. Мы никогда с ним не виделись. Больше того, будучи в 1991 году и Москве, я встретился по делам с его первым заместителем, выбрав момент, когда сам Хасбулатов уехал в командировку. Думаю, поступил совершенно правильно. Впрочем, прием, который я там встретил, ясно мне показал, что с этими людьми вообще невозможно иметь дело, решать с ними какие-то вопросы на правовой основе. И в дальнейшем у меня даже в мыслях не было отправиться зачем-то в Белый дом.
– Какое место вы отводите исламу в будущей Чеченской Республике? Какая модель вам ближе – модель Турции или Ирана?
– Мне не импонирует ни та, ни другая. Место ислама в Чечне будет зависеть от политической ситуации в республике, от того давления извне, которому она будет подвергаться. То есть исключительно от внешних факторов. Будут усиливаться негативные внешние факторы – будет усиливаться ислам. Будет возможность самостоятельного выбора, самостоятельного развития – будет развиваться конституционное светское государство.
– А каковы ваши желания? Вы бы хотели, чтобы роль ислама была умеренной?
– Конечно. Я бы хотел, чтобы Чеченская Республика была конституционным светским государством. К этому мы стремимся, этот идеал преследуем. Религия как духовная среда должна играть исключительно важную роль в духовном обогащении народа, в развитии морали и человечности. Если же религия берет верх над светским конституционным устройством – проявляется испанская инквизиция, исламский фундаментализм в ярко выраженном виде… Ни одной религии, оказавшейся во главе государственных структур, оказавшейся у власти, не удается выдерживать чисто религиозную целевую программу, вытекающую из ее существа. Многие не подчиняются этим структурам. Неизбежно возникает противостояние, противоборство. И это приводит к инквизиции. Неважно, идет ли речь об исламе, о христианстве или о какой-либо другой религии.
– Все государственные образования на территории бывшего СССР страдают от некомпетентности и беспомощности властей. Чеченская Республика тут, по-видимому, не исключение. По сообщению газет, один из ваших коллег заявил недавно: «За исключением узкого окружения президента Джохара Дудаева в остальных структурах власти республики царит паника, связанная с некомпетентностью и неумением управлять страной». Именно этой некомпетентностью были объяснены, в частности, неудачи во внешней политике и экономике. Согласны ли вы с такой оценкой?
– Не только не согласен… Мы прекрасно знаем, кому выгодны такие заявления. До момента нашего прихода к власти, да и в более поздний период все в республике было прихвачено и приватизировано. Незаконно были созданы акционерные общества, ассоциации, кооперативы… Был осуществлен беспредел в экономике, в финансово-хозяйственной деятельности. Отдельные структуры полностью взяли власть над богатствами республики и ждали своего часа. Но с приходом новой власти они потеряли эти шансы, и мы постепенно их раскрываем, разоблачаем, приводим к законности. Мы заставили перерегистрировать все эти структуры. На поверку оказалось, что 90 процентов из них незаконные. Но даже те структуры, которые не осуществили перерегистрации, по существу занимаются неправовой деятельностью. В уставе записано одно, а занимаются совершенно другим. Взяли на себя обязательства производить десятки видов продукции – ржавого гвоздя не производят.
Вот эти-то люди, которым мы сейчас стали поперек дороги, и причитают на все голоса: с экономикой не сладили, экономику разорили. А экономика у нас по сравнению с экономикой любого государства, республики и области бывшего Союза наиболее стабильна.
– Насколько я понимаю, экономическая реформа у вас пока что стоит на месте. Мне кажется, вы совершаете большую ошибку, которая может стать роковой. Опыт России говорит: задержка с реформой смерти подобна. Нельзя все, все, все подготовить и только после этого начать. Надо начать, а уж после, по ходу дела вносить коррективы. Именно так поступил Гайдар.
– Понимаете, форсирование экономической реформы – это форсирование беспредела. Как можно проводить реформу, не создав для нее условий? Рубль не имеет цены. Ни одной вещи мы сегодня не можем назвать цену. Разорваны все прежние экономические связи. Свои обязанности по поставкам выполняем только мы – из чувства ответственности перед теми, кто пострадает от наших непоставок. Нам же почти ничего не поставляют…
– Но все-таки вы планируете экономическую реформу?
– Да, планируем. Мы будем проводить ее поэтапно. Сначала торгово-бытовой сектор. Далее малые предприятия.
– Ну, это обычная модель.
– Да, обычная. А сейчас все раздавать-распродавать… Ну, не подготовлена база, обнищает народ. Предпринимателя сперва надо вырастить, обучить, чтоб он занимался делом, производил продукцию, а не занимался спекуляцией и приватизацией. Сейчас он делом не хочет заниматься.
– Чувствуете ли вы себя уверенно перед лицом оппозиции, легальной и нелегальной?
– Я себя чувствую очень уверенно. Мой путь честен, чист, не запятнан кровью, интригами, провокациями, терроризмом, человеконенавистничеством, всякого рода ухищрениями. Это, по сути дела, путь человека с открытостью профессионального военного, не претендующего на звание политика. Я не считаю, что владею истиной в последней инстанции. И тот полуторагодовой путь, который мы прошли, состоявшийся Конгресс чеченского народа показали правильность нашего выбора. Мы приняли за основу деятельности нормы международного права, уважение к закону, демократические принципы, насколько они могут быть реализуемы в этом государстве. Если бы мы хотели просто добиться власти, для этого нам потребовалось бы тридцать минут, не больше. Но мы прошли тягчайший, адский путь выборов, предоставив народу право изъявить свою волю. Наше законодательство о выборах предварительно прошло экспертизу у иностранных специалистов, которые были сюда приглашены. Непосредственно в момент выборов на территории республики находились представители 67 государств. Акт о результатах выборов был составлен не нами, а приглашенными иностранными экспертами.
– Пока я ожидал у вас приема, имел возможность наблюдать за работой вашей службы безопасности. Множество молодых парней, вооруженных пистолетами и автоматами, постоянно ходили туда-сюда. Когда вам потребовалось перейти из кабинета в зал совещаний – это рядом, – они заставили всех посетителей выйти из приемной в вестибюль, там всех оттеснили к стенке, образовав живой коридор, и только после этого провели вас по нему. Меня несколько раз спрашивали, почему я так долго сижу в приемной, хотя, как вы понимаете, это не от меня зависело. Наконец непосредственно перед дверью вашего кабинета меня попросили открыть «дипломат» и тщательно его обыскали. Вашей безопасности действительно что-то угрожает?
– У меня всего лишь три человека охраны…
– Я насчитал по крайней мере человек десять.
– Смею вас заверить, что в моей охране никогда не было больше четырех человек. Может быть, вы приняли за мою охрану кого-то из комендантского взвода. Или из других подразделений. А так я свободно хожу по городу…
– То есть ситуация не требует столь плотной охраны?
– Какова бы ни была ситуация, я по своей инициативе никогда не усиливал охрану. И чем меньше охраны, тем больше радуюсь. Свободней как-то. И вообще, говоря честно, ничего я не боюсь. И никого, кроме Всевышнего. От всего не перестрахуешься. И если какому-то дураку вздумается выстрелить, от этого тоже не уйдешь. Это все ерунда – охрана, защита, бронированные машины, спецаппаратура. Все это ерунда. Шлепали и президентов Соединенных Штатов, и других… Все это ерунда. Я не требую для себя никакой охраны. Если бы охранники добровольно сами этим не занимались, я был бы рад, чтобы и они отдохнули, привели себя в порядок, занялись созидательным трудом. Мне их просто жалко, этих четверых парней, которые вот уже полтора года неотступно выполняют эти добровольно принятые на себя обязательства. Не получая, кстати, до сих пор никаких средств.
– Как, зарплату не получая?
– Да. Они не входят ни в какие структуры и ничего для себя не требуют. Ни госсекретари, ни помощники этим как-то не займутся. Мне неудобно. Скажут: вот занимается своей охраной. Сами они слишком стеснительны, чтобы сказать, что требуют какого-то вознаграждения.
– Оказывается ли на вас давление со стороны каких-то сил внутри Чечни в связи с пребыванием здесь Звиада Гамсахурдиа?
Конечно, есть и давление, и попытки использовать это обстоятельство в провокационных целях. Мы постоянно слышим также заявления нынешней грузинской администрации. Что бы там ни сотворили, обязательно виноваты чеченцы. И нападение на телецентр чеченцы организовали, и покушение на Джабу Иоселиани… На того самого Иоселиани, которого хотят убрать и Шеварднадзе, и Китовани, который мешает всем. Нам он не мешает. И совершать провокации против какого-либо деятеля – значит проявлять полную беспомощность.
Это все та же тотальная кампания травли и гонений по отношению к чеченцам.
– Имеют ли под собой основания слухи о вашей близкой отставке?
– Все эти слухи не имеют никаких оснований. Вопрос о моей отставке может решить только мой народ, который меня избрал. И с пути, по которому я иду, я не сверну, невзирая ни на какие трудности, ни на какие угрозы и провокации. Ни на какие специально распускаемые слухи.
(Литературная газета, № 33, 12.08.1992 г.)
Свобода – народам, свобода – человеку!
ДЖОХАР ДУДАЕВ:
«КАК ХОРОШО БЫТЬ НЕЗАВИСИМЫМ!»
– Здравствуйте, господин Президент, – поздоровалась я, зайдя в кабинет Джохара Дудаева.
– Приветствую вас! Как дела на Украине? – Президент Чеченской Республики разговаривал на украинском языке.
Выяснилось, что, будучи в армии, служил в Полтаве, имеет много друзей среди украинцев…
Джохар Дудаев родился в 1944-м – в год террора против его нации, когда по приказу Сталина чеченский народ согнали с родной земли в чужой край. Семья Дудаевых вернулась из Казахстана на родину в конце пятидесятых. В Грозном Джохар окончил среднюю школу и ПТУ. Затем – летное училище, военную академию. Служил в стратегической авиации. В марте 1991 года по собственному желанию ушел в отставку с поста начальника гарнизона г. Тарту в чине генерал-майора. Женат. Имеет троих детей.
27 октября 1991 года избран Президентом Чеченской Республики. Его имя тесно связано с национальной революцией чеченского народа, которая прошла без кровопролития, хотя давление, в том числе и военное, со стороны России было значительным. Блестяще проведенная Дудаевым операция против московской агрессии закончилась без жертв и крови. Как известно, 8 ноября Ельцин подписал указ о введении на территории Чечено-Ингушской Республики чрезвычайного положения. В ответ Джохар Дудаев объявил в Республике военное положение, и в течение трех часов Национальная гвардия взяла под свою охрану дороги, аэропорты, связь. На следующий день в Грозный прибыло восемь самолетов с омоновцами. Разрешив приземляться, войска Национальной гвардии их заблокировали и запретили выходить из машин. На протяжении двух суток чеченцы приносили солдатам еду прямо в самолеты, затем посадили в «икарусы» и отправили в Россию, а самолеты оставили в Грозном – пригодятся. Крах надежды империи стал триумфом народа, который твердо выбрал путь независимости и, я убежден, не сойдет с него.
Чеченский народ строит собственное государство со всеми его атрибутами – армией, национальной валютой, открытыми границами. Поэтому с большим уважением относится к Украине, внимательно следит за процессами нашего государственного строительства, надеется на развитие традиционно дружественных отношений между нашими народами. Признание Украиной независимости Чеченской Республики лишь констатировало бы уже существующий факт, и на этот шаг надо отважиться, не оглядываясь на Ельцина и его команду. Россия еще не раз будет угрожать нам экспансией и непредвиденными действиями неуравновешенных политиков. Украине же нужны надежные союзники, в том числе и с целью защиты от болеющего имперско-шовинистическими амбициями опасного соседа. В разговоре с Джохаром Дудаевым звучала и эта тема.
– На Украине появилось такое понятие, как «феномен Дудаева» – преданного интересам нации лидера, последовательного в защите ее прав, талантливого организатора и мужественного человека. Что вы чувствовали, когда вам предложили возглавить национально-освободительное движение чеченского народа?
– Я был уверен, что этот момент обязательно придет. Ждал его всю свою сознательную жизнь, жил одной мечтой: выйти из постыдного состояния униженности человеческого достоинства, в котором был мой народ. Я был одержим идеей борьбы за независимость моего народа, верил, что она завершится успехом. Конечно, хотелось избежать кровопролития, поэтому готовился на основе международного права и закона, средствами демократии, правовой дорогой шаг за шагом идти к независимости, Это была моя мечта, моя цель, моя жизнь – все. На нашу долю выпала трудная борьба, но выбранный нами путь оказался правильным. Нам навязывали политический терроризм, военные акции, провокации, возведенные в ранг государственной политики. Чем больше мы утверждали в своей политике правовой путь, тем больше ошибок делали российские структуры власти, а потом дошли до духовного и физического прессинга, открытых вооруженных акций, направленных на уничтожение чеченского народа.
– Господин Президент, ваш народ вызывает восхищение: он не воспринимает рабства и насилия. Как свидетельствуют очевидцы – мои земляки, даже будучи в высылке, чеченцы не унижались. Как вы думаете – откуда эти черты?
– Видите, генетический код формируется в борьбе. Около трехсот лет чеченцы сражаются против России за свою свободу. Историки, очевидно, должны отмстить, что мировая цивилизация не знает более стойкого противостояния завоевателям, как та борьба, которую вели чеченцы и вообще кавказские народы против России. Она не ознаменовывалась ничьей победой, лишь приостанавливалась. В 1864 году условия договора о перемирим с Россией были такими: чеченцы имеют право на собственную самостоятельность, вероисповедание, имеют право носить оружие, не платят никакой подати в царскую казну, не служат в царской армии. Правда, границы обозначались с ущемлением интересов чеченцев. Россия условий не выполнила и противостояние возобновилось. В 1877 году подписано другое перемирие, условий которого Россия снова не выполнила и продолжала военную агрессию. В 1918 году чеченцы образовали свое государство, которое признала даже Россия, а также Турция, Германия, Франция, Англия. В 1921 году наша государственность была уничтожена физически, правительство эмигрировало во Францию. Даже после этого Россия каждый раз по-новому перекраивала наши земли, никогда не спрашивая согласия чеченцев, не позволяя выразить им свою волю. Но советской власти не удалось покорить Чечню. Поэтому в 1938–1939 годах снова начались репрессии и продолжались аж до начала войны, в которой чеченцы принимали участие и были отмечены высокими наградами. Но про это империя велела молчать. Сейчас уже известны документы, которые свидетельствуют о планах Москвы – уничтожить чеченский народ. Одна из таких «программ» предполагала уничтожить чеченцев в Каспии, загнав их сначала на паромы да в эшелоны. В 1944 году Москва решила полностью ликвидировать нашу нацию и сотворила тяжкое преступление против человечества. Мужчины были на фронте. Территорию Чечни заняли войска под предлогом, будто они вернулись с фронта и нуждаются в отдыхе. А чеченцы, по обычаям гостеприимства, приняли их, обогрели, накормили. Военные жили в наших домах, доверчивые люди расспрашивали их, не встречались ли им на фронте их братья, мужья, отцы. Недели две пожили они в семьях, а потом в четыре часа утра подняли всех, кто мог двигаться, а немощных стариков, больных детей оставили будто бы для того, чтобы они берегли родные очаги. Первых вывезли в Сибирь и Казахстан и выбросили из товарняков прямо в степь, а вторых – уничтожали на месте, сжигали живыми. Такое наследство нам досталось.
– Чеченская Республика объявила суверенитет. С какими проблемами вам приходится сталкиваться, утверждая государственность?
– Имеем независимое государство – хочет этого Россия или нет. Это уже однозначно. Назад дороги нет. Чеченцы никогда не входили в Россию, так что и выходить из нее не собираются. Мы на своей земле отстаивали право на собственную независимость ценой огромных утрат. Ныне нам подбрасывают разные провокации. Например, такую, будто мы собираемся подводить под присягу войска, расположенные на территории Чеченской Республики. Выдумки, такого приказа не было. Думаю, эти инсинуации возникли от раздражения, что против нас нет никаких правовых аргументов, поэтому Россия доходит до попыток инкриминировать нашему государственному устройству бандитский, агрессивный характер, который будто бы свойствен чеченцам. Этот поклеп не имеет под собой никакой почвы. Мы строим конституционное, демократическое, цивилизованное государство.
– Независимому государству необходима собственная армия.
– Необходима. Поэтому мы будем приводить к присяге своих сыновей. Собственные воинские структуры у нас есть. Мы возвращаемся к традиционной оборонительной системе чеченцев. Каждый дом, каждое село, каждый район, каждый город и вся республика – единый оплот, единая крепость.
– Говорят, каждый чеченец – воин.
– В нашей истории был обычай, по которому через три месяца после рождения, мальчика отдавали на воспитание в другую семью, чтобы воспитать из него воина и в семилетием возрасте его возвращали в родной дом закаленным, он сдавал первый минимум воина и с тех пор находился в резерве, а то и вступал в действующую армию – как защитник. Свобода – вещь дорогая.
– Ни ваш, ни наш народ не будет жить в изоляции. Какими вы видите экономические, политические и культурные взаимоотношения между Украиной и Чеченской Республикой? Чем, как вы думаете, в ближайшей перспективе мы могли бы помочь вам, а вы – нам?
– Перспективы полностью реальны и очень разнообразны. Украину и Чеченскую Республику на данном этапе связывают тесные экономические взаимоотношения. Через Украину проходят нефтепровод, продуктопровод, жизненно важный энергоноситель, без которого ни одна республика бывшего Союза существовать не может. Это существенный фактор. Дороги, близость границ, непосредственные контакты, ну и общность судеб. Как вы знаете, действия у казаков и чеченцев были похожими. Структура украинского казачества и чеченского ополчения одна и та же. И характер военных действий, и оружие, и даже тактика, по сути, одинаковые, хотя казаки воевали большей частью в степи, а чеченцы в горах.
– Поскольку вы хорошо осведомлены об истории Украины, хочу поинтересоваться, что вам известно о национально-освободительных выступлениях нашего народа 40 -50 годов? К слову, чеченцы воевали в УПА.
– Безусловно… Мне об этом известно. Я очень высоко ценю борьбу украинского народа, она такая же героическая и жертвенная, как у чеченцев. Беззаветным мужеством в освободительном движении прославилась Западная Украина, которая никогда не отказывалась от борьбы за право нации на независимость. Я изучал национально-освободительные процессы на Украине, там у меня много знакомых, особенно в западных областях. В душе чувствовал, что украинцы всегда были психологически готовы к своей независимости, которой теперь добились, и имеют все возможности построить сильное государство.
– Есть ли предпосылки создания на Кавказе мощной коалиции государств?
– Такие предпосылки есть. Я полностью убежден, что мы можем создать сильный кавказский дом на конфедеративной основе, в котором не будут ущемлены интересы ни одного народа, – когда сильный поддерживает интересы более слабого и учитывает прежде всего интересы последнего. Нельзя отступать от законов Божьих и законов природы. Кто ближе к ним, тот творит добро, кто отходит от них, им противодействует, тот поступает бездумно, и это обязательно отразится на потомстве наихудшими последствиями. Что происходит с империей? Она разваливается, как карточный домик, и больше всего страдают те народы, на землях которых империя расширяла свои владения.
– На бывшем ЦТ постоянно муссируется информация, будто у чеченцев серьезные конфликты с ингушами. Хотя, насколько мне известно, это не так.
– Очень хорошо, что вы об этом знаете. Мне также известно, что таких конфликтов у нас нет. Хотя провокаций, попыток столкнуть наши народы – много. Ни чеченцы, ни ингуши никогда не пойдут на вооруженный конфликт. Ингуши способны помочь себе сами. Народ должен провести съезд, сделать свой выбор. Это единственный правовой акт, который дает возможность определиться в своей государственности. Если ингушский народ выберет путь с Россией, то и тогда вопрос о границах будет решаться на основе двусторонних переговоров. Судьба у нас с ингушами одна. Не надо только нам мешать, нагнетая атмосферу.
– Дело рук третьих сил?
– Да. Я еще раз перед всем миром заявляю, что это порождение России и продолжение ее шовинистической политики. Россия, конечно, обижается – и на Президента Грузии, и на мои заявления, мол, во всем у нас «московская рука» виновата. Да, Россия, да московская рука подкармливает, лелеет шовинистов-партократов. Всегда в народе найдется отщепенец, который становится марионеткой Москвы. Что касается чеченцев, то политика России в отношении их была особенно жестокой. Даже тот фарс с возрождением автономии. Это было продолжением геноцида. Чеченцам, которые жили в изгнании, дали четыре часа на сборы, посадили в телячьи вагоны, за которые взяли с нас большие деньги, и снова, как и в 1944 году, выбросили в поле между железнодорожными станциями. Мы оказались на своей родине, но ограбленные, безо всяких условий для существования.
– В России все еще есть имперские силы, которые продолжают мыслить категориями несуществующего Союза, Не исключено, что нам с вами придется защищаться от московской агрессии. Если возникнет такая ситуация, кик вам видятся общие действия Украины и Чечни?
– Нам необходимо действовать сообща, чтобы избежать кровопролития. Я вообще не воспринимаю таких методов борьбы, которые ведут к этому, поскольку это дело противоестественное. Прогноз, глубокий политический анализ, компромиссные решения всегда могут отвести агрессию. Сейчас без проволочек надо консолидировать все силы, которые освободились от Союза. Не надо бояться признавать независимость, народов, которые выбрали путь строительства собственного государства. Мы – люди гордые и, конечно, не навязываемся. Но, исходя из реальной ситуации, Украина уже теперь могла бы признать Чеченскую Республику. Как и Белоруссия. Признание и было бы тем фактором, на основании которого мы отработали бы наши взаимные действия. Тогда мир увидел бы, что действительно пароды способны объединиться и не смотреть в рот России да апологетов бывшей империи, что они не боятся их угроз, а идут собственным путем и признают такое же право за другими народами. Признать право другого – это очень высокие ценности. Основой взаимоотношений Украины и Чечни могли бы стать крепкие экономические связи, постоянные политические консультации по разным вопросам, общие предупредительные заявления, консолидация. Словом, целый комплекс действий, который мог бы противостоять диким методам и физическому насилию, которыми все еще нам угрожают. События в Грузии – также интрига Москвы.
– Какая сила должна была вмешаться, чтобы грузины стреляли в грузин?
– Российские инструкторы. Наши люди были в Грузии – министр иностранных дел, потом парламентская группа встречались с Президентом, с представителями одной и другой сторон, с оппозицией, хотя – какая это оппозиция? У оппозиции должна быть программа, политическая платформа, цель, задачи. А те люди, которые называли себя оппозицией, стремятся лишь как можно больнее ударить. Везде есть оппозиционные партии, которые возглавляют талантливые политики, действуют конструктивно, принимают участие в борьбе за парламентские места, имеют в политической деятельности свое лицо. А тут вдруг появляется группа вооруженных людей, которые стремятся к одному – свалить законно избранного Президента.
– И в конце – ваши слова, обращенные к народу Украины.
– Знаете, я, без преувеличения, с большой теплотой отношусь к украинскому народу. Когда после пятнадцатилетней службы в Сибири мы приехали в Полтаву, то украинские женщины просто на улице подходили к нашим детям и говорили: «Ой, дитятко, иди ко мне, яблочком тебя угощу». Народ очень добрый, особенно пожилые люди, бабушки. Жилось нам среди украинцев уютно, никогда не чувствовали какой-то неприязни, наоборот, к нам, чеченцам, всегда было особенно доброжелательное отношение. Много имею друзей среди украинцев, всегда интересовался историей вашего народа. Украина мне нравится своей высокой культурой быта и общежития, эстетикой обычаев и глубинной духовностью. Я желаю украинскому народу полной независимости – ведь это исковая борьба и мечта вашей нации, единственная надежная перспектива счастливого будущего.
– Благодарю за добрые слова.
Интервью взяла МАРИЯ БАЗЕЛЮК.
Газета «За вильну Украину», г. Львов.
(Перевела с украинского Любовь Березюк).
Пресс-конференция Президента
ДЖОХАР ДУДАЕВ: «РАБОТАТЬ НАДО!»
Открывая пресс-конференцию, председатель Госкоминформпечати Чеченской Республики Мовлади Удугов объяснил, что она связана с последними событиями в общественно-политической жизни республики, России, СНГ. Конкретно – недавней угрозой министерства обороны Российской Федерации в адрес Чечни о возможности военного вмешательства, а также с принятием Верховным Советом России закона о создании Ингушской Республики.
Тут же один из журналистов поинтересовался, почему Президент снова надел военную форму (правда, Джохар Дудаев пришел на конференцию не в генеральской форме, а в привычной «афганке» – 3. А.)? На что последовал ответ, что сейчас обстановка снова обострилась. Свидетельство тому – провокационное заявление генерала Грачева, очередная попытка разыграть «чеченскую карту», недавнее неправовое решение Парламента России по Ингушетии.
– В последние месяцы мы делали все необходимое для надежной охраны военных объектов, пресечения всяких провокаций, тем не менее, они продолжались не без поощрения российского руководства, – подчеркнул Д. Дудаев. – Охраняя эти объекты, мы потеряли ранеными и убитыми 28 человек.
Корреспондент «Интерфакса» спросил, как соблюдается договоренность с находившимся у нас первым заместителем командующего Северо-Кавказским военным округом генералом Строговым о разделении военной техники и имущества?
– Да, такая договоренность была, – сказал Президент и главнокомандующий Вооруженными Силами Чеченской Республики. – Однако, когда дело дошло до ее реализации, выяснилось, что почти все имущество и техника к этому времени были уничтожены или приведены в негодность. Так, многое из оружия продали, а в двигатели боевой техники засыпали песок, испортили тонны масла, сахара, сожгли тысячи комплектов армейского обмундирования. Вдобавок ко всему – все это «великодушно» предложили нам по остаточной стоимости. Но такие номера с нами не пройдут, такое «добро» нам и даром не нужно.
Представительница Чеченской радиокомпании обратила внимание Президента на споры о Сунженском районе, разворачивающиеся после принятия известного закона об Ингушетии.
– Россия не имеет никакого права решать вопросы государственности или границ Чечни и Ингушетии. Это наше внутреннее дело, – лаконично заявил Д. Дудаев. Далее, отвечая на схожий вопрос – считает ли он решение Верховного Совета России по Ингушетии косвенным вмешательством в дело Чеченской Республики, Президент добавил, – это не косвенное, а прямое вмешательство!
– Как вы относитесь к тому, что уже два с лишним месяца в Баку находится под незаконным арестом гражданин Чеченской Республики В. Данилян, и к сообщениям о наличии в Нагорном Карабахе военнослужащих из вашей республики? – спросил представитель «Экспресс-хроники».
– Что касается В. Даниляна, то МИД принимает меры по его освобождению, контролирую вопрос и я. В Нагорный Карабах же, или какую-либо другую «горячую» точку я никого не направлял. И если там все же есть граждане Чеченской Республики, то я к этому непричастен, – прозвучало в ответ.
Как Д. Дудаев оценивает работу местных и иностранных журналистов? Не кажется ли ему, что некоторые из них сгущают краски и не следует ли таких «поправить»? – поинтересовался одни из журналистов.
– Никого я не собираюсь «поправлять», – сказал Президент. – Как и что писать – дело совести и профессионализма самих журналистов. С другой стороны, считаю, наша пресса не всегда расторопна, в том числе и пресс-служба Президента. Не надо ждать, пока кто-то разжует тебе новость и преподнесет на блюдечке. Работать надо, ребята!
В свое время Парламент одобрил «Основные направления социально-экономической политики правительства Чеченской Республики в 1992 году и на ближайшую перспективу», представленные Т. Абубакаровым,– заметил корреспондент «Голоса Чеченской Республики», – а впоследствии вы назначили первым заместителем председателя Кабинета Министров Я. Мамодаева. Означает ли это отклонение названной концепции?
– Как известно, первоначальный вариант экономической концепции республики разработал КОУНХ во главе с Я. Мамодаевым. В дальнейшем она претерпела изменения, конкретизировалась, в нее вошли конструктивные предложения многих экономистов, в том числе и Т. Абубакарова. Так что она – не плод изобретения одного человека.
В сегодняшнем варианте концепции экономической политики правительства учтены интересы всех граждан республики. Всем предоставляются равные возможности, равная доля из богатств республики, Например, в связи с подорожанием цен на энергоносители, на каждого гражданина республики будет выделяться по 40 литров бензина на месяц.
– Правда ли, что недавно вы посылали в Надтеречный район 50 своих представителей для задержания оппозиционеров, но они не выполнили приказ? – спросил один из участников пресс-конференции.
– Нет, неправда, – сказал Д. Дудаев. – Мои приказы будут выполнены любой ценой. Иначе, какой я тогда Президент?
Вопросов к Президенту было еще много, в том числе и частного характера. Так, спрашивали, как отремонтировать то или иное здание, почему сняли одного и поставили другого руководителя и тому подобное. По этому поводу Д. Дудаев заявил:
– Я не Бог и все за всех не смогу сделать. Каждый должен отвечать за свой участок работы, не перекладывать свои заботы
на других.
И с этим трудно не согласиться. Ведь если всевозможным хождениям к Президенту не положить конец, то может статься так, что кто-то завтра побежит жаловаться к Джохару на соседа-забулдыгу или на вредную свекровь… Несолидно, братцы!
3. АЮБОВ.
ПРЕДИСЛОВИЕ
Читая подобные материалы, невольно ловишь себя на мысли, что являешься участником какой-то вселенской бесовской игры, где все роли заранее распределены, финал известен и ты ничего не в состоянии изменить. Буш – Шеварднадзе. …кто следующий? А ведь все, что сегодня происходит на Кавказе, рождено, взлелеяно и получило благословение далеко за его пределами. Интересы сверхдержав на Кавказе – не чья-то выдумка, а реальность. Реальность, о которой мы, простые смертные, порой напрочь забываем. И хорошо, что есть лидеры типа Джохара Дудаева и Звиада Гамсахурдиа, которые напоминают нам об этой опасности и борются.
ДЖОХАР ДУДАЕВ:
«ЗАРЕВА НАД КАВКАЗОМ –
РЕЗУЛЬТАТ ПОЛИТИКИ РОССИЙСКОГО РУКОВОДСТВА.
ОНО — ЗАЛОЖНИК ЗАПАДА»
Имя этого человека навсегда войдет в историю государства российского уже потому, что он стал первым Президентом Чеченской Республики, а его первым указом был провозглашен ее государственный суверенитет.
Еще свежи в нашей памяти слова, как некий свердловский пустомеля во всеуслышание заявлял, разъезжая по автономиям: «Берите суверенитета столько, сколько сможете переварить, никто нам препятствовать не будет». И «выполняет» он сейчас это обещание так же, как и свою предвыборную клятву относительно рельс, которые он собирался придавить своими внушительными телесами в случае повышения цен.
В автономных республиках и областях, входящих в состав России, уже давно вызревало недовольство политикой нового центра, который одной рукой подхлестывал центробежные тенденции, а другой – сжатой в кулак – недвусмысленно грозил «выскочкам».
Это вполне понятное и объяснимое недовольство выплеснулось на Конгрессе горских народов Кавказа, где было принято решение взять стратегический курс на восстановление независимой горской республики, при полной поддержке чеченского руководства, что в очередной раз дало демпрессе повод обвинить его и персонально Дудаева в «гнилом» сепаратизме, неистовом национализме и действиях по развалу России.
То обстоятельство, что проельцинские средства массовой информации в очередной раз передернули причинно-следственные связи и поставили все с ног на голову, удивления не вызывает. Вызывает тревогу тот факт, что некоторые оппозиционные патриотические силы и России попались на эту удочку и не смогли правильно оценить ситуацию, сложившуюся на Северном Кавказе.
Чтобы прекратить нечестную игру в «одни ворота», мы решили предоставить слово самому «мятежному генералу», у которого на сей счет есть свое особое мнение.
– Джохар Мусаевич, Конгресс горских народов Кавказа взял курс на восстановление независимой горской республики. Чем продиктован этот шаг и не вызовет ли он цепной реакции в других автономиях России?
– Я не исключаю и такой вариант развития событий, хотя говорить за других и прогнозировать сейчас что-либо – дело неблагодарное. Что касается нас, то шаг этот – вынужденный, и на него нас спровоцировали действия руководства России. Оставим сейчас в стороне политику центра по части национальных проблем и отношение к малым народам, их стремления к самоорганизации и созданию собственной государственности. Дело еще в том, что нынешнее российское руководство не имеет грамотной и жизнеспособной экономической программы, которой можно следовать и идти вместе с Россией. Экономические реформы московского правительства уже поставили страну на край пропасти, на дне которой маячит призрак гражданской войны. Я хочу, чтобы россияне правильно нас поняли и не осуждали: мы не хотим идти вместе с Россией тогда, когда ее ведут по дороге, заканчивающейся крутым обрывом. От такого исхода не будет лучше ни вам, ни нам, поэтому отделение сейчас – это механизм самозащиты, естественная реакция живого организма, которым являются наши народы, на смертельную опасность. Но этого не понимают или, вернее, не хотят понимать и признавать российские руководители. Боюсь, их позиция может быть выражена тогда, когда отражаешь внешнюю опасность, но погибать из-за грубости начальников… Ну уж нет, увольте, это не тот случай.
– Джохар Мусаевич, вы часто подчеркиваете, что Россия для народов Кавказа является этническим союзником. Надо ли понимать ваши слова так, что горцы уходят не от русского народа, не от России кок таковой, а от России, так сказать, ельцинской?
– Ну конечно! Ведь при таком смешении наших народов, при таком переплетении родственных, экономических, духовных связей нет и не может быть никакого антагонизма, если только его искусственно не внедрить. Особенно теперь, когда уравнялись наши права и потенциалы, грани напряжения стираются вообще, но…
– …Но зарево над Кавказом разгорается?
– Да, к нашему общему несчастью, уж поверьте. Политика с позиции силы, которую проводит российское руководство, – плохая политика, ее используют тогда, когда уже ничего другого не остается. А это свидетельствует о слабости нынешнего режима в России. Его амплуа – искусственное насаждение вражды между нашими народами, нагнетание напряженности и на самом Кавказе. Я констатирую только факты и не хочу останавливаться на анализе механизма провокаций; он уже неоднократно апробирован в разных точках земного шара, и Кавказ – далеко не первый полигон для его обкатки.
– Джохар Мусаевич, с какой целью российское руководство идет на такие действия?
– Это старый прием, который отвлекает внимание народа на все эти войны и конфликты, в то время как определенная часть российской элиты стремится полностью установить свое финансово-экономическое господство. И что настораживает: ее интересы сомкнулись с интересами западных магнатов. К несчастью, эти процессы зашли так далеко, что они приобретают уже обвальный характер.
Возьмите, например, эти злополучные ваучеры. Да кому они сейчас нужны, кому пойдут на пользу? Ведь это чистейший обман населения! Ведь простой россиянин с ваучера ничего не получит, вот посмотрите. А кушать ему нужно. Кушать, в том числе и хлебушек, цена которого уже достигает 50 рублей. И ничего другого ему не остается, кроме как идти к тем, у кого есть деньги. Огромная масса денег, заработанная не производством товаров, не талантом, не честным трудом, а фактически сворованная у этого самого простого человека. И что получится в результате? «Денежные мешки» скупят ваучеры, а процесс, что называется, приватизации контролируют бывшие партбоссы и старые чиновники. А куда податься рабочему, у которого отняли завод, и крестьянину, который не может вести фермерское хозяйство? Вот что такое ваучер.
Когда правительство не может определить настоящую цену труда и продуктов производства, выпустить ваучеры с какой-то гарантией – это блеф. Опять обманут рядовой человек, который 75 лет трудился для создания материальной базы страны. Но это очень опасная игра.
– С народом?
– Да. Чрезвычайно опасная. Она ведет к тому, что народу ничего другого не останется, кроме как взять в руки булыжник и палку и кромсать прежде всего предпринимателей! А те, кто стоят за их спиной, кто имеет не только экономическую, но и политическую власть, могут опять остаться на плацу.
– Один из участников Конгресса горских народов сказал, что наше непонимание (я имею в виду Россию и Кавказ) идет оттого, что в российском правительстве нет ни одного русского…
– Что касается национального признака – тут мне говорить сложно. Но по крайней мере и в правительстве, и в Верховном Совете очень мало политиков, которые на деле отстаивают собственно российские, национальные интересы…
– И все чаще действия нашего руководства направлены прямо против интересов России, как, например, в ситуации на Кавказе. Как вы полагаете, с чем связана такая политика Ельцина и Ко?
– Думаю, что не открою государственной тайны, если скажу, что российское руководство является заложником Запала. Подбрасывают, так сказать, руководящие идеи. Более того, Запад смотрит и на Кавказ, и на Россию с чисто потребительской точки зрения. Передовые или, как это принято сейчас говорить, цивилизованные страны достигли своего расцвета во многом благодаря применению современных технологий и новейшего оборудования. Но при самых совершенных технологиях необходимы природные ресурсы. А их там не хватает, поэтому в поисках новых источников сырья, для расширения своего геополитического влияния Запад смотрит на Восток, где умело разжигает очаги конфликтов, грея на этом руки.
Запад ко всей восточной части выражает это по-разному. Он никогда не допустит, чтобы остальные страны сравнялись с ним в уровне жизни. Западные политики сделают все, чтобы сохранить эту дистанцию, и здесь заблуждаться не надо. Их задача стоять выше и оттуда управлять процессом.
Да и вообще, что дал человечеству Запад? Денационализация, уничтожение традиционного общества и, как следствие, – бездуховность, аморальность, облеченная в «цивилизованные формы», агрессивность. Отсюда и такие пороки, как лесбиянство, гомосексуализм, наркомания… Перенасыщенность земными благами, слепая пера во всемогущество науки и техники привели к тому, что они уже подорвали свой генофонд… Бездуховность и аморальность могут быть восполнены только новой духовностью, более стойкой к этому пагубному влиянию цивилизации. А это – вера.
– Кстати, к вопросу о вере. Сейчас на Кавказе сталкивают лбами славян и горцев, православие и ислам. История дала нам убедительные примеры, что славяне и горцы, православные и мусульмане могут прекрасно сосуществовать не только, не причиняя друг другу вреда, а даже выигрывая от такого соседства. В интервью национальному радио США вы сказали, что когда эти две религии будут ослаблены, на сцену выйдет буддизм. Но ведь буддизм по своей природе не агрессивен. В этом смысле и для исламского, и для православного мира гораздо опаснее католицизм, это экспортный вариант буддизма, в котором заложен мощный компонент экспансии и который сейчас определяет западный менталитет, лицо современного западного мира. Мутные потоки протестантских сект уже захлестнули Россию. На очереди – атака на ислам…
– Да, такие попытки уже делается. В отношении той же Боснии, например. Если католики активно не вмешиваются в ситуацию, то этого нельзя сказать о протестантах… Что произошло за последние двадцать лет? В Афганистане плут непрерывные войны. Ирак столкнули с Кувейтом, залили его кровью. Азербайджан. Таджикистан. А ведь это все исламские страны. Очень символично, кстати, что СССР, а потом и Россия ничего от этих войн не выиграли, а только проиграли. Самое мрачное, что ООП преспокойно взирает на все эти войны и конфликты. Я убежден, что Совет Безопасности ООН надо лишить особых полномочий. ООН как миротворческая организация давно уже не выполняет возложенных на нее функций. Она как бы переподчинена всего нескольким странам, среди которых США, и работает ООН на узкие интересы этой группы государств.
– Джохар Мусаевич, таким образом, религии сейчас активно используют в политике, но не в миротворческой, а в агрессивной, захватнической. Что же этому противопоставить?
– Здравый смысл народов, их здоровое стремление к мирной и созидательной жизни. Я убежден, что политика «разделяй, сталкивай и властвуй» не имеет будущего. А те, кто ее исповедуют, сами роют себе могилу. Они уже обречены.
Материалы подготовлены
Е. БЕЛЯЕВЫМ и С. ИВАНОВЫМ.
С.-Петербург–Минеральные Воды–Грозный.
ДЖОХАР ДУДАЕВ:
«ЧТО ПОСЕЕШЬ. ТО И ПОЖНЕШЬ»
На днях состоялась пресс-конференция президента ЧР Джохара Дудаева. Президенту был задан вопрос: «Какова ситуация в республике?»
Д. ДУДАЕВ: – Ситуация зависит от положения в России. Даже не в России, а в Ингушетии и Северной Осетин. Мы – свидетели вопиющего вандализма, мародерства, тягчайших преступлений перед человечеством. Знакомый до боли почерк! Это началось еще в Узбекистане, когда было осуществлено насилие над турками-месхетинцами. Там был заложен, так сказать, первый кирпичик. Сжигали малолетних детей, невинных людей подвергали зверским истязаниям. То же творится в Таджикистане. И находит зеркальное отображение в Ингушетии. Волосы дыбом встают от всего, что там происходит. Ни Горбачев, ни Ельцин – элементарно ответственный человек не пойдет на то, чтобы совершались такие злодеяния. Все это готовилось в других кабинетах. А действовали специальные карательные группы, Я бы сказал, роботы-нелюди. Масками они закрывали свои звериные физиономии. Они хотели одного: вбить клин вражды между народами. Не только между осетинами и ингушами, но и чеченцами.
Осетино-ингушский конфликт был развязан с далеко идущими целями. Какая цель преследовалась? Утихомирить, между делом, и «зарвавшуюся» Чечню, Устроить и здесь кровавую бойню. Этот номер, как известно, не прошел…
Далее президент ЧР весьма категорично отозвался о нынешнем российском руководстве.
Д. ДУДАЕВ: – Верно говорится: «Что посеешь, то и пожнешь». Властные структуры России получили то, что должны были получить: жесточайшую конфронтацию, кризис власти, хаос в экономике. Другого ожидать и нельзя было. Почему? Потому что руководство России стоит вне закона. Не имеет правовой основы.
В свое время оно упразднило (не имея никаких оснований) законный Верховный Совет СССР и законное союзное правительство.
В составе Верховного Совета России сидят наши земляки. Спокойно принимают законы. Это политические бомжи. По-другому их не назовешь…
Записал 3. ИСКАНДЕР
15 декабря 1992 года
ПРЕЗИДЕНТ НЕ СЧИТАЕТ СЕБЯ ПОЛИТИКОМ
С президентом Чеченской Республики ДЖОХАРОМ ДУДАЕВЫМ
беседует главный редактор «М-Э» Владимир Волин
О ПОЛИТИКЕ
– Господин президент, сегодня во всея мире ценится предсказуемость действий политических лидеров. Особенно предсказуемость позитивных действий. К сожалению, в России распространилось мнение, что Дудаев предсказуем только в негативных проявлениях…
– А в каких? Это хоть кто-нибудь может уточнить? Все дело в том, что никто не может предъявить факт моих негативных действий. Да, я знаю, что после некоторых силовых действий России из моих протестующих заявлений средства массовой информации вытаскивали отдельные фразы, отрывали их от контекста и смысла сказанного. В результате по России гуляли слухи: «Дудаев обещал что-то устроить в Москве… Дудаев чем-то грозил…»
Но ведь это же явная подтасовка фактов! И кроме того: вряд ли со стороны политических аналитиков корректно ставить знак равенства между. «Россия сделала» и «Дудаев сказал». Так что фактов моей негативной деятельности просто нет. Тут мне даже оправдываться не в чем.
А что касается предсказуемости, позитивной направленности, мне очень импонирует такая линия политического поведения, и Я пытаюсь реализовать ее в своей работе. Для меня позитивная направленность – это установление мирных правовых условий созидания и совершенствования. Перейти правительствам к взаимоотношениям не на основе выдуманных, сиюминутных, каких-то частных интересов, а на чисто правовую базу, выработанную международным сообществом.
– Вы знаете, это может показаться голой декларацией. И если оглянуться на прожитый год, то я не уверен, что мы сможем там найти действительно удачные политические шаги, хоть какие-то позитивные сдвиги.
– 1992 гол у нас прошел в максимально экстремальных условиях. И по его результатам можно сказать, что он для нас в целом прошел успешно. Но тем вводным, которые нам вводили – и вооруженными, и экономическими, и политическими акциями – мы за 1992 год сделали, в общем-то, очень много. Наше высшее достижение – то, что без кровопролития выдержали все это. А многие из этих акций я расцениваю как провокационные и террористические. Более того, вокруг нас все пылает в пожарах зла и насилия. Мы стремимся не допустить новых и погасить те, которые уже развились и получили такой широкий размах, как Нагорный Карабах, Южная Осетия, Абхазия, а теперь уже Осетия и Ингушетия. Все наши старания в какой-то степени смягчают обстановку. И мы уверены, что могли бы без вмешательства российского руководства в кратчайший срок воспрепятствовать разрастанию этого пожара. Механизм для этого на Кавказе подготовлен. Но как только мы находим ключ к решению вопроса, тут же запускают нам «красного петуха».
У нас приостановлен экономический спад (это не для красного словца, это действительно так), особенно в сфере производства основных отраслей. Мы выдержали блокаду. По сути эта дела блокада – и экономическая, и финансовая, и воздушная – стимулирует нас на более энергичные действия.
– Ваша целеустремленность и уверенность обезоруживают. И, наверное, что-то было сделано не так, если сегодня отношения России и Чечни хуже, чем год назад.
– Оглядываясь назад – на ту ситуацию, наверное, лучших решений я для себя просто бы не нашел.
Все зависит от российского руководства. Посмотрите, как рождаются братоубийственные очаги. Это не война, народ не подготовлен к войне. Война – понятие, когда два государства имеют свой военный потенциал, военное искусство, военную доктрину, объявляют войну и идут на нее. А тут просто уничтожение народов, беззащитных и бесправных. Применение специального химического оружия запрещено – в Нагорном Карабахе оно применяется, в Ингушетии применяется. Против кого и кем? Конечно, российскими войсками против мирного населения, совершенно не подготовленного ни к какой защите.
– Я не ослышался? Вы утверждаете, что в Ингушетии были случаи применения химического оружия?
– Конечно, зайдите в больницы, там лежат пораженные им люди, и есть заключение медиков.
– Это заключение вы видели? Вы уверены в его достоверности?
– Да, видел. Я видел не только заключение, но и людей, ходил, смотрел и не мог своим глазам поверить.
– Давайте вернемся к вашим позитивным намерениям. Каково, на ваш взгляд, должно быть идеальное государственное устройство Чечни?
– Система, где совет старейшин – избранников народа – решает жизненно важные государственные вопросы. Они принимают основополагающие решения: войны и мира, создание единой денежной системы, регулирование экономических, политических и торговых отношений. Закон – шариат, где все регулируется очень просто. Он на все века и времена. И сегодня уже никто не оспаривает гуманность и человечность законов шариата.
Я был бы счастлив, если бы мы могли прийти к таким правовым институтам. Но нам до этого далеко, как до коммунизма.

ОБ ЭКОНОМИКЕ
– Господин президент, независимость – это стержень вашей политики. Но нельзя быть независимым в хозяйственно-экономических связях. Разрыв таких связей может стать весьма трагичным для республики. Видите ли вы какие-то возможности дальнейшего сотрудничества с Россией?
– Неплохо бы уточнить: с Россией или ее руководством? Взаимоотношения с Россией не только не разорваны – ни экономические, ни политические, ни культурные, ни духовные, – но и становятся еще сильнее и крепче. А то, что российское руководство ставит неправовые барьеры, то это, наверное, беда самого российского руководства. Где аналог, чтобы взяли и закрыли все банковские счета? В каком государстве мира это вообще возможно?
По какому праву лишают сейчас заработной платы учителей, врачей? По какому праву пенсионеров, инвалидов войны и труда лишают пенсий? Как можно расценить такие действия? Вот беспредел. Когда правительство делает все, что хочет, – это беда именно того государства, в котором такое правительство действует. Сейчас оно захотело выступить против чеченского народа, а завтра оно совершит то же самое против русского народа. Так с кем можно говорить, с кем вести переговоры?
– А взаимоотношения, значит, при этом «сильнее и крепче»?
– Взаимоотношения как были, так и идут: между администрациями областей, краев, теперь губерний – торговые, экономические, социальные, культурные. Мы еще в прошлом году заключили договоры с Астраханской, Ростовской областями. Ставропольским, Краснодарским краями, всеми кавказскими регионами об экономическом сотрудничестве. Эти договоры продолжают действовать и сейчас.
– Вы сказали, что у вас остановлен экономический спад. В России в это верится с трудом. Как? За счет чего?
– Во-первых, мы не дали хода тому необузданному разгулу «приватизации», который затеяли в России. Ведь все было подготовлено к тому, чтобы каждый свой кусок выхватывал и занимался своим делом, оставив и народ, и государство. Мы сейчас приняли закон о приостановлении приватизации. Это раз. Второе. Продолжаем проводить инвентаризацию. Параллельно готовим программу приватизации, которую вынесем на обсуждение и парламента, и народа. Три варианта программы, потому что нельзя сейчас жестко какую-то проводить, это бессмысленное занятие: так как рубль не имеет эмиссии. Вот вы скажете, что ваша газета стоит 50 рублей, а я скажу – 15 копеек. Нет цены вещи, потом что нет эмиссии рубля.
Мы признаем все виды собственности – государственную, частную, кооперативную, коллективную. И вот в своей конкуренции эти виды собственности должны показывать свою жизнеспособность. Промышленность – нефтяная, газовая, химическая, машиностроение – мы сразу взяли под государственную опеку.
– То есть базовые отрасли вы оставите государственными?
– Нельзя сказать, чтобы все. Мы их на данном этапе взяли под государственную опеку, чтобы не разорвать экономические связи, кредитами дали возможность удержаться на плаву, не потерять производственный потенциал. Дали возможность из государственной казны за доллары закупать новые технологические линии и потихонечку обновлять технологию.
– Я знаю, что у вас очень дешевые хлеб и мясо. Это тоже республика дотирует?
– Мы сразу занялись обеспечением населения продовольствием и продуктами первой необходимости. На каждом предприятии создали сейчас свои пекарни, свои столовые. Предприятия дотируют их, тем самым снимают бремя дотирования с правительства и с меня. Мы им выделили квоты на основные виды продукции, чтобы они могли этими квотами обеспечить по крайней мере своих рабочих. Ведь все прошли путь повышения цен, купонов, талонов. Ну зачем мы должны повторять ошибки и глупости остальных?
– При таком подходе вы, похоже, просто проедите свои нефтедоллары. Где же тут переход к рынку?
– Не проедим. Чем больше мы удерживаем минимальные цены на продукты первой необходимости, тем больше у народа есть возможностей приобщиться к труду и работать сейчас. Затраты окупятся людским трудом.
Мы должны сегодня гибко реагировать, не поддаваться панике, эмоциям и дурным примерам. При переходе к рынку вовсе не нужно неуправляемое бешенство цеп. Нам нужен организованный переход, а не бестолковое бегство толпы. Мы сейчас готовим механизм: ежедневно будем печатать цены. Газета утром выходит, вот цены, и попробуй превысь – штрафные санкции. Мы должны создать регулируемую базу ценообразования на данном этапе. Не постоянная цена, вот эта на весь век, ничего подобного: сегодня – одна, завтра – другая, послезавтра – третья, и так в зависимости от конъюнктуры, состояния рынка, взаимоотношений. Это как элемент общеподготовительной нашей программы.
О НРАВСТВЕННОСТИ
– Скажите, пожалуйста, считаете ли вы свою политику по отношению к России, Украине, народам Северного Кавказа, другим республикам нравственной?
– Считаю.
– Соответствует ли она принципам ислама?
Мне трудно сейчас сказать. Нравственность, она для всех нравственность – и для ислама, и для христианства, и для буддизма, и для норм морали человечества. Я убежден, что моя политика нравственна. Я не политик, поэтому она нравственная. Стоило бы мне сделаться политиком, как она была бы грязной.
– Вы разделяете убеждение, что политики и нравственность совместимы?
– Да. Поэтому, когда говорят «политик», «политика», я никоим образом себя не отношу ни к каким разрядам политиков. Прежде всего гражданская позиция и нравственность.
– А какие нравственные качества вы цените в людях?
– Самое большое, что я ненавижу в людях, – это предательство.
– Господин президент, кем вы были в детстве — примерным учеником, послушным мальчиком или «трудным ребенком»?
– Я был послушен в семье, для меня слово старшего брата или любого соседа было законом. Учился я прилежно, но характер свой имел. По крайней мере там, где нужно было решить спор силой, я стоял в первых рядах. Забиякой не был, но если при мне обижали слабого, это я не мог терпеть, должен был вступиться. Меня можно было убить, но заставить бежать было бессмысленным делом.
– Господин президент, само слово «президент» уже во многом отдаляет человека от простых людей. Среди этих простых людей вас есть друзья? Вы с ними поддерживаете отношения? Пытаетесь ли своих друзей и близких как-то «продвинуть» к власти?
– Слово «президент» я принимаю как какую-то кличку, честно говоря. Она рождена из условий и желания построить свое государство и свою правительственную структуру (президент, парламент), отойти от старой. А так это всего лишь кличка.
Я радуюсь тому, что мне близки социально рядовые. Я не разделяю власть имущих, материально имущих от неимущих. Есть граждане республики, есть симпатичные люди, есть близкие друзья и товарищи. А что касается «продвижения к власти», то у меня такой принцип: близкие родственники, члены моей семьи не имеют права ни на должности, ни на материальные какие-то блага.
– Скажите, кому и за что симпатизируете вы среди высших государственных лиц других государств СНГ или зарубежья?
– Мне симпатичен Рейган, очень талантливый государственный деятель. Симпатичен также Горбачев. Он один дал импульс перестройке, но этого импульса не смог удержать. Те, кто подхватил все это на ура, потом начали атаку против него. Его окружение, оно оставалось и сейчас остается. Горбачевское окружение перешло в российское ведомство и все делает там в отместку тому, что начал Горбачев.
Так что вот эти два человека. Именно в их государственных делах родились новые взаимоотношения между народами.
– Скажите, ваше негативное отношение к Беловежскому соглашению вызвано тем, что вы симпатизировали лично Горбачеву?
– Прежде всего правовое и нравственное неприятие. Посмотрите, сколько там ошибок и грубейших нарушений. Россия объявила себя суверенным государством в составе неделимого Союза. И сама разрушает этот Союз. Подписан один декларативный протокол. Но декларации не может являться правовой базой взаимоотношений между государствами. И устраняют правительство СССР, Верховный Совет СССР, распускают съезд СССР, лишают всех гражданства СССР и внутрисоюзных республик и, самое главное, разрушают оборонный щит. Военно-промышленный комплекс – это же была сила, экономическая, промышленная, научная, техническая база, на которой можно было безболезненно перейти к новым условиям. Где уж России, которая сама еще не поднялась с колен, управлять этим процессом и сохранить эту могущественную силу, которая бы держала весь мир в регуляции, воспрещала бы псе эти войны?
– И последний вопрос. Как вы относитесь к таким жизненным принципам, как «око за око, зуб за зуб» и «в мире выживает только сильный»?
– Посмотрите, ни одно государство, ни одни народ, не приобретя силы, защитного иммунитета, не стал ни народом, ни государством. Их буквально истязают, их уничтожают, их пожирают. Чтобы выжить в этом мире, нужно иметь защитную силу. Без этой силы обязательно уничтожат.
– Да, но для того чтобы вести политику с позиции силы, откуда маленькой Чечне взять эти силы?
– Прежде всего силу мы накопили за счет тягчайшего пути испытаний. И теперь, на последнем этапе перестройки, давайте сверим, какой мы прошли тягчайший правовой путь, приобретая силу права параллельно с сознанием масс, осознанное понимание, что только самостоятельность даст перспективу чеченцам. У нас отнят язык, у нас отнята культура, ничего у нас своего, национального, нет. А ведь мы – один из самых древнейших народов на земле. Наш язык — один из древнейших языков в мире Клинопись переводится только на наш язык. Почему мы должны терять? У нас даже нет своей письменной истории – уничтожили. Мы хотим не только восстановить утраченное, но и внести в мировую практику тот факт, что мы действительно народ, нация и эта земля нам дарована Всевышним, и это право мы не уступим никому и никогда.
(Megapolis – EXPRESS, 20 января 1993 г.)
ЯРАГИ МАМОДАЕВ:
«НАДЕЮСЬ НА СПРАВЕДЛИВОЕ РЕШЕНИЕ»
28 декабря первый вице-премьер Чеченской Республики Яраги Мамодаев дал интервью информационно-публицистической программе «Утро», которое и предлагаем вашему вниманию.
– Добро пожаловать, господин Мамодаев. Ну, прежде всего я хотел бы прояснить детали этого варианта, о котором идет речь. Пресса сообщала противоречивые сведения… Что за вариант разработан Вами и ВС России?
– В ВС России в результате работы с Председателем Совета Национальностей Р. Абдулатиповым с участием Ю. Ярова (зам. председателя ВС) вам удалось подготовить один из вариантов о взаимном делегировании предметов видения, полномочий гос. власти между Россией и ЧР.
– Меня интересует такой вопрос: каков статус Чечни? Какой статус предусматривается в этом варианте?
– Надо вообще пояснить, что мы разрабатывали этот договор исходя из общепризнанного права народов к самоопределению, принимая во внимание декларации о государственном суверенитете России и ЧР, решения съезда чеченскою народа, Конституции ЧР, ну и федеративный договор как часть Конституции РФ. Ну и право – субъектность ЧР в международных отношениях как равноправного участника. Статья № 1 гласит в проекте: «Чеченская Республика – суверенное демократическое правовое государство, которое строит свои отношения с РФ на основании настоящего договора».
– Значит, если я Вас правильно понял, в этом варианте Чечня является независимым от РФ государством…
– Чечня и Россия, я бы сказал, в данном случае не в составе Друг друга, а идут вместе… Чечня с Россией, вообще-то, можно считать на основе равноправия… И чем отличается прежде всего от федеративного договора? Значит, Конституция ЧР, принятая 12 марта 1992 года, не основывается на Конституции РФ. А федеративный договор был подписан 29 марта тем, кто подписывал… У нас своя Конституция и мы работаем в соответствии с ней. Просто мы добровольно перелаем некоторые полномочия органам власти России.
– Все-таки России…
– Да.
– То есть, одно независимое государство передает другому независимому государству часть своих полномочий. Это так?
– Получается наш союз…
– Хорошо. Вот интересно, что Д. Дудаев высказывался следующим образом: «Необходимо создать серьезные Вооруженные Силы для защиты республики от внешней агрессии со стороны России». – Это – Дудаев. А Вы приезжаете в Москву и разрабатывается вариант договора. Кому должны верить мои зрители, скажем так?
– То, что Президент – Главнокомандующий ПС и на нашей территории введено ЧП в связи с тем, что ЧП ввела Россия вокруг нашего региона. Это ответная реакция на реакционную политику части руководства России, которая высказывает постоянное нагнетание, постоянное форсирование, демонстрацию сил, техники, мускулов вокруг наших границ. И абсолютно правильно, что Дудаев как военный человек, главнокомандующий принимает соответствующие меры. А я, как Дудаев заявил, значит, проявляю личную инициативу.
– Кстати, об этом Дудаев сказал… что не уполномочивал Вас разрабатывать вариант договора… Так кого Вы представляете?
– …Мне удалось в данном случае пробить информационную блокаду… Дудаев заявил, что это моя инициатива. Но он не имеет в виду, что эта инициатива гражданина ЧР Яраги Мамодаева. Он имеет в виду первого вице-премьера, который имеет должностные обязанности, ответственность и т. д. И на протяжении года получилось так, что мы фактически существуем как государство. Но не удалось президентам двух государств, парламентам двух государств, о чем-то договориться. Я проявил инициативу и со своим коллегой Е. Гайдаром договорился о встрече здесь в Москве. 4 декабря мы встретились, обговорили вопросы – их всего восемь, в том числе и соглашение о принципах экономического и научно-технического сотрудничества между нашими, так сказать, республиками…
– …Странами по этому варианту.
– …Государствами, странами, конечно.
– Хорошо, я, конечно, могу предвидеть и Вы, конечно, тоже знаете, что будут еще доработки этого варианта… Возможно, будут внесены и коррективы существенные. И все же, есть ли реальный шанс на то, что какая-то договоренность будет достигнута и в какие сроки?
– Но Вы, наверное, не будете возражать, если я Вам скажу, по крайней мере, волеизъявление двух населений, двух государств на добрососедское, нормальное, взаимовыгодное проживание. Есть. Эта воля есть. Просто, наверное, руководству, должностным лицам обеих сторон нужно найти взаимоприемлемые решения, которые учитывали бы реальные политические и экономические положения, интересы обеих сторон.
– Это так легко сказать и как трудно сделать! Я хочу поблагодарить Вас за беседу. Я хочу сказать, что программа «Утро» стремится к плюрализму и мы готовы выслушать разные точка зрения на эту тему.
– В чем оптимизм? Более 200 тысяч чеченцев проживает в России и столько же русских на территории ЧР. И я думаю, что они однозначно поднимут руки за такое вот решение.
– Мы поднимем руки за справедливое решение.
– Я очень надеюсь на справедливое решение.
(Республика, 22 января 1993 года, №2)
Актуальное интервью
МОМЕНТ ИСТИНЫ
Наш собеседник сегодня – журналист Шарип Асуев, собкор ИТАР-ТАСС в Грозном. Его мнение о нашем житье-бытье, о политических коллизиях, которые мы переживаем, интересно и нам, коллегам, и всем, хотя бы потому, что человек он – известный и авторитетный. Ему 37 лет. Уроженец Ачхой-Мартана.
Школу закончил на золотую медаль. Самый престижный факультет (отделение международной журналистики) самого престижного вуза СССР – МГУ, закончил на «красный» диплом. Опыт работы – в ТАСС – 15 лет, причем, плодотворной, не раз отмеченной Москвой.
Особо хочется отметить неподкупность, искренность Шарипа Асуева. как основные его качества. И если он в чем-то делает выбор, то определяющим становится не личная выгода и жизненные блага, а момент истины. Есть мнение, что нынешнюю власть поддерживают только те, кому достался свой кусок пирога при разделе имущества Чечни. Смею заверить, Шарип Асуев не из их числа. Его момент истины выстрадан и бескорыстен. Послушаем его.
– Шарип, с начала «чеченской революции» я не раз пыталась узнать твое мнение о происходящем. Но ты только сейчас согласился выступить в газете. Почему?
– Своего мнения никогда не скрывал. Ты это знаешь. Более того, оно ежедневно, можно даже сказать, ежечасно, звучало и звучит на весь мир. На весь мир – не гипербола. Огромные возможности одного из пяти ведущих и мире информационных агентств позволяют это делать из любой географической точки, в любое время суток и в любой форме. Это в прежние годы ТАСС был «уполномочен заявить…» И заявлял, естественно, только то, что «надо». Помнишь печально знаменитое сообщение ТАСС в утро трагедии южнокорейского лайнера: «Самолет улетел в сторону моря». Сейчас такое, смею заверить, невозможно. Агентство, в котором сконцентрированы сотрудники экстра-класса и которое оснащено по последнему слову техники, наконец-то, исполняет свои прямые функции, честно, объективно и оперативно информируя мировую общественность обо всех важнейших событиях на планете Земля. Чечня, естественно, не исключение. С 22-го августа 1991 года, когда в начале пятого вечера сторонники Джохара Дудаева впервые организованно вышли на главную площадь Грозного, мир с интересом и восхищением, с опаской и тревогой следит за нашей маленькой республикой. За прошедшее время ТАСС, а чуть позже и ИТАР-ТАСС, передал из Грозного многие сотни сообщений. В самые напряженные для Чечни дни на мировую ленту ИТАР-ТАСС выходило десять и больше информации из Грозного. И ни одно из них политически не редактировалось. Мало кто поверит, но 20-го августа 1991 года, когда ГКЧП в Москве злорадно закручивал гайки демократической прессе, по каналам ТАСС в 12 часов 24 минуты передавалось: «Официальное отношение Верховного Совета Чечено-Ингушетии к объявленным чрезвычайным мерам пока не выражено. Но свое резкое несогласие с этими мерами высказал исполнительный комитет, образованный общенациональным съездом чеченского народа. На завершившемся поздно ночью чрезвычайном заседании исполкома принято постановление, в котором чеченские и ингушские народы призываются поддержать законно избранное руководство Российской Федерации и проявить всеобщее гражданское неповиновение новоявленным структурам. Происшедшие в стране события квалифицируются в постановлении как «государственный переворот».
Сегодня можно многое говорить об ОКЧН. Модным стало все ругать. Но правда должна оставаться правдой. В те безмерно тревожные августовские дни в оцепеневшей в ожидании трагедии Чечено-Ингушетии только эти несколько десятков человек в полный голос заявили о своем решительном протесте. Я как журналист был на том ночном заседании исполкома ОКЧН и свидетельствую: колебаний и страха у этих людей не было. И сейчас, когда я слышу, что Джохар Дудаев и его сторонники создали ОКЧН, чтобы прийти к власти, я вспоминаю ту ночь. А победи ГКЧП… Я думаю, что здесь и вопроса нет.
Дать интервью сейчас согласился по одной простой причине: не могу молчать. И потому отвечу на любые вопросы. Повторяю только: не как сотрудник ИТАР-ТАСС, а как полноправный гражданин Чеченской Республики.
– И отметку а паспорте сделал?
– Нет. Гражданином становятся не по резиновому штампу.
– Считаешь, мы в силах построить независимое государство?
– Убежден в этом. Иначе грош нам цена. Но только не надо думать, что мы построим цивилизованное государство наскоком, в одночасье. Быстро только разрушить можно, – в этом мы уже эмпирически убеждаемся. Созидание – долгий, тяжкий, мучительный процесс.
– Опять «долгий, тяжкий, мучительный»?
– А ты видишь другой путь? В «имперское стойло», как любит выражаться президент, нам обратной дороги быть не может. С этим, кажется, согласны все. Я в своих сообщениях не раз подчеркивал: в Чечне сегодня нет ни одной политической силы, которая выступала бы против идеи независимости, все разногласия – в области тактики и стратегии ее достижения. Это и есть как раз тот фундамент, на котором прочно покоится сама возможность построения Чеченского государства. Можно сравнить это дело с обычной стройкой. Заказчик – внутренне присущая любому пароду тяга к свободе и независимости. Составить и по ходу корректировать проект новостройки призван парламент, а исполнить намеченное – президент и его команда. Из этих трех компонентов безукоризнен, на мой взгляд, пока только «заказчик» – идея.
Почему и пытаются нам его заменить. В этой роли хочет выступить руководство России. И не потому, что оно такое плохое. Если строим государство, нам нора отвыкнуть от детской обывательской мысли: кто нас признает, – хорошие, все остальные – бяки. В политике, как давно уже заметил английский премьер Дизраэли, нет друзей и врагов, есть только вечно меняющийся интерес. Интерес России четко выразил не так давно Рамазан Абдулатипов. Помнишь его ответ на вопрос корреспондента «Аргументов и фактов»: «Если процесс распада Российской Федерации все же будет продолжаться, что делать российскому руководству? Отпустить всех с Богом или силу применить?». «Отпустить невозможно. Есть грань, возле которой начнется развал российской государственности».
Классически поставленный вопрос, напоминающий знаменитое «казнить нельзя помиловать». И твердо выбранное место для запятой: «отпустить нельзя»… Рамазан Абдулатипов дипломатично не продолжил фразу. Но мы же не дети. Угроза нашей государственности вовсе не миновала. Но хочется верить, что продолжить эту фразу сегодня не возьмется никто. Я лично верю в это не как связанный в какой-то мере с политикой человек (политический ответ как раз возвращает нас к Дизраэли), а как верующий в Аллаха человек, мать которого после нашего возвращения из сталинской депортации, не раз ссылаясь на предсказания религиозных авторитетов прошлого, говорила: земля эта больше не узнает ужасов войны и голода.
Я не раз вспоминал эти слова, когда мы доходили до критической черты. И 4-го сентября 1991 года – решение приняли, что ЧП в республике так и не ввели.
9 ноября того же года – войска ввели, но в город ввести их так и не сумели. 31 марта вайнах пошел на вайнаха и опомнился. И совсем уже свежие события – войска России и Чечни встали друг против друга и разошлись. Честь и слава каждому из людей, кто в меру сил своих способствовал такому исходу событий. Но только ли люди это сделали? Я работал не только в Чечне и знаю, как, к примеру, брали Дворец Хафизуллы Амина в Кабуле…
Да, опасность силового давления на Чечню сохраняется. Но она не должна нас деморализовать.
Не должны мы и ныть по поводу и без повода: вот-де, нас Россия не признает, вот экономическую блокаду объявили, вот чеченцам в России житья не стало… Да полноте! Чеченцы жили и сейчас живут и в России, и в «России». В последней даже больше, чем надо бы. Кстати, чеченцам в России намного больше, чем Дудаев, мешают чеченцы в «России». Блокада? А чего мы хотели? Свобода, действительно, дорогая штука – ее нельзя купить даже за «воздушные» миллиарды. И блокада – экономическая, финансовая, транспортная и еще какая-то – это, как в спорте, закономерный, хотя где-то и незаконный, прессинг по всему полю или по всем диагоналям в нашей трудной шахматной партии с Россией. II не надо стенать, заламывать руки, бить соперника ногами под столом. Не поможет. Раз ввязались в игру с гроссмейстером, придется по ходу, как это ни трудно, учиться ферзевому гамбиту, сицилианской защите, рокировке в длительную оборону. В условиях цейтнота, И нельзя проиграть. Ставки не те. Тогда падет не красный флажочек на шахматных часах, а наше зеленое с красно-белыми полосами знамя. И неизвестно, когда и кем этот матч возобновится еще. И возобновится ли?
– А если Россия так и не захочет дать нам свободу?
– Это невозможно. Право на жизнь, на свободу, на стремление к счастью даровано каждому человеку, а значит, и народу самим Творцом! Отнять его, к сожалению, можно силой. Но тогда и лишившийся вправе действовать адекватно. Я не знаю, где это выражено лучше, чем в Декларации независимости, принятой первыми тринадцатью Соединенными Штатами Америки 4-го июля 1776 года: «Если какой-либо государственный строй нарушает права, то народ вправе изменить его или упразднить и установить новый строй», – цитирую по памяти.
Это, кажется, и пытаемся делать – установить новый строй. И не надо нам навязывать чьи-либо законы: вы, мол. Конституцию нарушаете. Чью Конституцию? Допустим, захотел я действовать по Российской Конституции – собрался организовать референдум о доверии власти. А съезд российских депутатов в пять минут – все это недавно видели! – лишил меня этого конституционного права. Я на такие правила не согласен. Так и вертится на языке фраза из романа «Дети Арбата»: «Если бы царизм судил бы вас по вашим законам, он продержался бы еще тысячу лет», – это сестра говорит своему победившему брату-большевику.
– Давай теперь вернемся к нашей «стройке». Как тебе наши «проектировщики» – парламент?
– Как первокурсники архитектурного института. Это не дополнительный камешек в их и без того забросанный огород, все в своем роде первокурсники. В Творческом вузе бывают случайные люди и подающие надежды таланты. Так, мне кажется, и в нашем парламенте. У трибуны, по крайней мере, не дерутся…
– Но есть желающие заменить парламент или, на худой конец, дополнить его квотными – для других национальностей креслами.
Не согласен ни с первым, ни со вторым предложениями. Во-первых, чем ты мне гарантируешь, что уйди, к примеру, Бек Межидов – я сознательно выбираю тех, кого лично не знаю, – на это место будет избран более достойный? Тем, что Бек сегодня кому-то не нравится своей резкостью, нападками на исполнительную власть, манерами всезнающего человека? Так он, может мне еще больше не нравится. Но абсолютно согласен с одной его фразой в телепередаче: в период крутого перелома в судьбе народа (вольно перевожу с чеченского) недостаточно иметь профессорское или еще какое-то звание, необходимо на деле проявить доьнал (мужество) и без всяких высочайших приглашений занять свое место в строю.
Некорректны, па мой взгляд, и попытки сравнить нынешний парламент с Верховным Советом бывшей Чечено-Ингушетии. В том, печальной участи, законодательном органе тоже были, как прекрасно подготовленные и честные люди, так и их антиподы. Как, впрочем, в любых структурах власти – от древнего мира до наших дней. Император Калигула ввел, как известно, в римский сенат своего коня. А его потомки в современной Италии предпочли иметь в законодателях порнозвезду.
Конечно, в высшем законодательном органе страны лучше было бы иметь, в основном, профессиональных юристов и экономистов. И не только теоретиков, но и практиков. Последние знаки жизнь, что называется, на зуб.
Кстати, хотел бы кое-что еще сказать о бывшем Верховном Совете ЧИР, В частности, о его президиуме. Его, я уверен, зря шельмуют. На заседаниях того президиума больные для нашего народа проблемы обсуждались не менее страстно, чем в зале нынешнего парламента. А решения выносились куда более квалифицированные. Нельзя их всех поголовно обвинять и в предательстве своего народа в августовские дни. Интересное занятие для журналистов листать свои старые журналистские блокноты, тем более, если короткие записи в них можно дополнить чудом сохранившимися диктофонными кассетами.
Вот, вкратце, картина заседания Президиума ВС ЧИР утром 21 августа 1991 года. На нем, кстати, был и, как отмечено в блокноте, девятым по счету прекрасно выступил, хотя ему и не хотели давать слова, нынешний спикер чеченского парламента Хусаин Ахмалов. Но речь – о других. Обсуждалось положение дел и республике. И переданная накануне, ночью по секретной связи директива ГКЧП внести и Чечено-Ингушетии чрезвычайное положение.
О ситуации первым вкратце доложил министр внутренних дел. Сообщив, что обстановка в целом остается спокойной, хотя и были попытки проведения митингов, и что по республике разосланы эмиссары ОКЧН с целью поднять люден в поддержку российского руководства, он буквально шокировал собравшихся заявлением о том. что абсолютное, якобы, большинство граждан Чечено-Ингушетии приняло, как должное, образование ГКЧП. В перерыве я спросил его и председателя КГБ республики: на каких-таких социологических исследованиях основан этот вывод? Но вразумительного ответа не получил.
– Каковы были действия членов президиума?
– Были разные выступления. Лучше, чем в любой из своих телевизионных передач, выступил Руслан Караев, призывавший собравшихся не поддаваться страху перед ГКЧП, не дать вновь превратиться суверенной Чечено-Ингушетии в одно из российских княжеств. Руслан Цакаев, тогдашний прокурор Урус-Мартановского района, прямо назвал случившееся в стране государственным переворотом и потребовал «четко поддерживать конституционный порядок».
Лишь один первый секретарь Грозненского горкома КПСС был, как мне показалось, весьма и весьма доволен случившимся. Он категорически потребовал, «как можно скорее запретить всяческих неформалов».
По результатам поименного голосования (по требованию ГКЧП ввести чрезвычайное положение в республике) «за» не было никого.
Проект постановления однозначно предполагал: Чечено-Ингушская республика поддерживает конституционные структуры власти.
Но этот документ не был сразу же обнародован. Доку Завгаев, несмотря на предложения депутатов, в частности Абдулы Бугаева, ни по радио, ни по телевидению не выступил.
А вечером с ГКЧП было покончено. Постановление президиума, как мне сказали, всю ночь тщательно редактировалось. И утром 22 августа появилось в газетах даже чересчур хорошим и смелым. Но было поздно. В 6 часов на центральной площади в Грозном собрался многотысячный митинг сторонников Джохара Дудаева. «Чеченская революция» – хоть я и не люблю это словосочетание – началась…
Вновь и вновь анализируя прошедшие дни, я укрепляюсь во мнении: Доку Завгаев был прирожденным политиком. И судьба предоставила ему единственный, как она всегда это делает, шанс стать лидером нашего национального возрождения, дала ему все необходимое для этой исторической роли: блестящий ум, трудолюбие и огромную работоспособность, умение быть, где надо, дипломатом высокого класса. Но увы… Пробившись с таким трудом через партийно-бюрократические, шовинистские завалы к вокзалу истории, он на миг задержался на перроне, надеясь еще лучше рассчитать ситуацию, а скорый в будущее ушел без него. Можно даже сказать – без машиниста. Сам себе задаю вопрос: а виноват ли во всем случившемся Доку? И отвечаю: перед людьми он, может быть, и чист. Но история, скорей всего, обвинит его, она, как правило, неблагосклонна к проигравшим,
А вернись Завгаев 19 августа в Грозный? Обратись к Дудаеву: что ж, Джохар, я твою братию терпеть не могу, но сегодня надо ее скликать. Где? На каком полустанке или станции мы сейчас били бы? Вот в чем капризность фортуны. В тот злосчастный день Доку Завгаев мог ее обуздать, сев в ближайший в сторону Грозного самолет. Не верю, что он не мог вылететь из Москвы.
– Тебя не тревожит мононациональность нашего парламента и его довольно малый численный состав?
– Честно говоря, нет. И не потому, что не хотел бы видеть в парламенте представителей живущих в Чечне народов. Я против того, чтобы мне что-либо предоставляли только потому, что я чеченец, русский, армянин и т. д. Кто мешал всем желающим выдвинуть свои кандидатуры? Глеб Бунин, кстати, офицер, стал ведь членом парламента. И активно сейчас работает. Но и винить лиц других национальностей я сегодня не стал бы. Они тогда, по-моему, просто растерялись. И по-человечески это понятно. А главное – это все исправимо. При необходимости даже раньше оговоренных законом сроков.
То же самое и по количеству парламентских кресел. Парламент год уже работает. Принял немало законодательных актов. Их качество, исполняемость – это другой вопрос. Пусть сам парламент и решает, справляется он с такой нагрузкой или нужно пополнение.
Ты сама знаешь, сколько мы, налогоплательщики, сегодня платим из своего кармана на содержание этого парламента? Это же не так просто: доизбрать, и пусть сидят – заседают. Ведь нужны секретари, помощники, кабинеты, автомобили… Лично я не вижу никакой необходимости увеличивать вдвое-втрое нагрузку на наш скудный бюджет. Убежден, к тому же, что две головы лучше только тогда, когда они обе головы.
Скажу больше. Сравни для интереса соотношение депутатов к населению в Чечне и в России (пока нет переписи населения в Чеченской Республике, возьмем даже численность жителей во всей Чечено-Ингушетии). На начало прошлого года было 1 306 800 человек. Разделив на 40, – столько членов парламента – получим цифру 31 873. Думаю, для такого числа людей вполне достаточно одного представителя в парламенте.
Я не знаю, коррекивен ли такой расчет, но по нему выходит что в России депутатов впятеро меньше, чем в Чечне.
А для разработок и анализа законопроектов вполне можно и даже нужно привлекать квалифицированных экспертов на договорной или иной какой-то основе.
– А какие бы недостатки ты отметил в работе парламента?
– Много ошибок, порой весьма досадных. Прочитай подряд стопку парламентских документов – за голову схватишься, даже от одних, на русском написанных, но не по-русски выраженных формулировок. Еще лучше – найди в пресс-центре собственноручно заполненные парламентариями опрос-листы.
Но, Бог с ним, с языком. Но кто их просит браться ни с того ни с сего за явно несвойственные парламенту функции? То в гинекологию ударились, то Союз художников разогнали. Я уже не говорю о депутатском контроле за распределением сахара в селах.
Страху на завмага («голубого воришку») напустить – всегда, пожалуйста. А с нефтепродуктами, нашим национальным богатством, разобраться – кишка тонка? Грубо сказано? Я-то могу и мягче выразиться. Но пусть послушают, что вконец обинщавший народ говорит.
Есть сейчас сожалеющие, что мы, якобы, опять «идем другим путем». К великому сожалению, мы продолжаем идти тем же «верным ленинским путем» и не думаем, как пел Высоцкий, «через запрет». Сотрясая и без того неспокойный воздух проклятьями и угрозами, продолжаем копировать, – причем, неумело, все недостатки прежней системы. Ну, почему нам нужен именно такой парламент? Отражает ли он вековые демократические традиции чеченцев? Как через парламент оживить наши обычаи следовать мудрости старших? Я не знаток государственно-правовых проблем. Но вправе выразить свое отношение к ним. Лично мне гораздо ближе была и остается схема государственно-правовой организации республики из декларации первого съезда чеченского народа. Предлагалась и была утверждена, как известно, следующая система: народный съезд, двухпалатный Верховный Совет – из палаты старейшин и палаты народных депутатов, президент и Конституционный суд.
Палата народных депутатов, составленная, в основном, из молодых и энергичных профессионалов своего дела, служила бы «энергетической установкой» на нашем государственном корабле. А не сбиться с избранного народом и закрепленного в основном законе и периодически корректируемого съездом пути ему помогали бы мудрая палата старейшин и независимый Конституционный суд. Отпала бы сама по себе и ставшая пресловутой проблема с нашим Мехк-Кхелом, один из лидеров которого на смехотворно пародийном русско-чеченском сленге пугает нас своим собственным полком. Народом избранные мудрецы пусть заседают в палате старейшин, а все остальные пусть учат жизни своих домочадцев. Больше пользы будет.
Закономерно спросить, а нужен ли нам в этом случае президент? Нужен пост – назови его президентом, премьер-министром, председателем государственного совета или еще как. Но власть любого человека должна быть четко ограничена конституционными рамками. Вождь – противоестественно нашему менталитету.
Хочется верить, что мы придем к такому правлению.
А пока – надо работать. Парламент, думаю, вскоре освободит себя от несвойственных функций. Его задача – творить хорошие законы и всеми средствами добиваться их исполнения. Он, конечно, правомочен принять к решению любой вопрос, но не должен, не имеет права, особенно в этот трудный период становления, скатываться к мелочам, подменять собой другие властные структуры.
– А президент? Он во всем прав?
– Почему же? Он же не Бог. Такой же человек – со своими бедами и слабостями. Только чистый внутренне и очень мужественный. Мне незачем хвалить Джохара – я вообще работник другого государства. Но, уверяю тебя: у него прекрасное стратегическое мышление и редкое умение прогнозировать ситуации, имея минимум, как говорят военные, вводных.
Главный его недостаток, по-моему, – судит о людях по книгам прошлого столетия и говорит на одном из диалектов родного языка.
Что еще? Синхронно переводит с английского языка и при мне выиграл в теннис у мастера спорта. И. что всем известно, – чеченец стал генералом авиации стратегического назначения. Это говорит о нем больше, чем все его сегодняшние воспеватели.
– Ты давно его знаешь?
– Нет. Но познакомился раньше многих из тех, кто сегодня утверждает, что именно они привезли его из Тарту и сделали Президентом Чечни.
Меня с ним познакомил Яраги Мамодаев, энергичный и талантливый организатор любого дела.
– О нем так противоречиво высказываются…
– Это сопутствует всякой заметной личности. Судить о людях надо не по словам, а по конкретным делам. Весной 1991 года, когда нападки со стороны власть имущих на ОКЧН стали резко усиливаться, и ряды этого движения заметно поредели, именно Яраги Мамодаев подставил плечо исполкому ОКЧН и сам за это пострадал: его, не называя по имени, склоняли на всех официальных мероприятиях, – знаем, мол, на чьи деньги эти неформалы существуют, органы правопорядка закрыли счета его предприятия, оказывалось давление даже на родственников. Но он не сломался.
Коварный удар нанесли ему позже его же бывшие подопечные, когда Яраги по настойчивой просьбе президента создал и возглавил комитет по оперативному управлению народным хозяйством, чтобы хоть как-то спасти экономику Чечни от неминуемого обвала. Один из самых активных депутатов, не утруждая себя доказательствами, назвал по телевидению КОУНХ «комитетом по оперативному разбазариванию народного хозяйства». И пошло – поехало. В откровенном шельмовании человека, я считаю, повинны и президент, и парламент. Первый не среагировал должным образом на то, что, целясь недоказуемыми обвинениями в им назначенное должностное лицо, попадают, в первую очередь, в самого президента. И парламент не потребовал от своего члена либо обосновать свои обвинения, либо самому понести за них наказание — уйти в отставку. А сам Яраги счел тогда ниже своего достоинства оправдываться после каждой базарной сплетни.
В последующем это не раз приводило к трениям в высших эшелонах власти, а больше месяца назад чуть не привело нас к войне с Россией. Помнишь инцидент с захватом заложников?
Но и тогда Яраги Мамодаев, став, как говорится, на горло собственной песне, главной своей цели добился: российские войска, хоть и только на 8 километров, но отошли. Это была победа всего народа.
– Часто говорят об одиозности президентского окружения.
– Не люблю необоснованных обобщений: кого конкретно ты имеешь в виду? Вице-премьеров? Министров? Личную охрану? А, может, даже секретарей-машинисток?
То, что вокруг Дудаева многие сейчас суетятся, – это закономерный процесс. Помнишь Достоевского? В «Бесах»: «В смутное время колебания или перехода всегда и везде появляются разные людишки. Я не про тех, так называемых «передовых», говорю, которые всегда спешат, прежде всех (главная забота) и хотя очень часто с глупейшею, но все же с определенною, более или менее, целью. Нет, я говорю лишь про сволочь. Во всякое переходное время подымается эта сволочь, которая есть в каждом обществе, и уже не только безо всякой цели, но даже не имея и признака мысли, а лишь выражая собою изо всех сил беспокойство и нетерпение. Между тем, эта сволочь, сама не зная того, почти всегда попадает под команду той малой кучки «передовых», которые действуют с определенною целью, и та направляет весь этот сор, куда ей угодно, если только сама не состоит из совершенных идиотов, что, впрочем, тоже случается».
Сказано больше ста лет назад. А можно примерить на нашу действительность. Но к чему, я повторяю, стенать? Эта пена сойдет. Только не выплеснуть бы вместе с ней и ребенка — идею нашей независимости.
– Есть опасность?
– Эта опасность для маленького государства вечна. Зря мы думаем, что вот признает Чечню Россия, и райские кущи для нас откроются.
– Что приблизит к цели?
– Труд, ежедневный, кропотливый, но и радостный, – во имя счастья и процветания.
Для этого стоило бы нам всем объединиться. Но пока раздоры в обществе лишь разрастаются. Президент катит «бочки» на парламент, парламент то и дело клюет Кабинет министров. Тот, защищаясь, напускает на парламентариев Мехк-Кхел. Оппозиция попеременно бьет тех, и других, и третьих. Пресса – так называемая, четвертая власть» – с усердием, достойным другого применения, выливает все это на головы вконец ошалевших «безваучерных» сограждан. И везде царит вакханалия дилетантизма. Именно оно – дилетантство – выросло за истекший год в явление и грозит Чеченской Республике больше, чем российские танки.
Возьми, к примеру, любую сторону нашей жизни. Допустим, внешнеполитическую деятельность. Был прекрасный министр иностранных дел – Шамиль Бено. Его усилиями было создано ведомство, которому позавидовало бы любое становящееся на ноги государство. Штат первоклассных специалистов с дипломами самых престижных вузов наполовину разогнан. И теперь уже в самих парламентских стенах МИД называют «министерством бедуинов». Ездят – благо доллары уже накоплены – по разным странам и весям и от имени Чеченской Республики делают громогласные заявления вчерашние лавочники-торговцы.
Горько это. Горько именно сейчас, когда через год труднейших испытаний мы, кажется, начинаем потихоньку выходить из хаоса. Когда идея нашей государственности, витавшая желанным призраком за линией горизонта, начала уже вырисовываться из тумана экономической неразберихи и гари от автоматно-пулеметных очередей.
Дадим прохвостам, волюнтаристам и дилетантам спугнуть ее сейчас, – история нам не простит этого. Она спросит не только с Джохара Дудаева, с членов Парламента и Кабинета министров — эти люди, я уверен, в самое трудное время взвалили на свои плечи огромной тяжести груз и, как могут, несут его. История спросит устами потомков с каждого из нас: а ты лично что делал в то время?
Давайте сегодня подумаем, что мы – каждый в отдельности скажем в ответ.
Беседовала А. МУРТАЗАЛИЕВА.
(Республика, 22 января 1993 года)

ВОЙНА В АБХАЗИИ
(Взгляд из Чечни)
Ситуацию в регионе комментирует Министр печати и информации ЧР Мовлади Удугов.
– Господин Удугов, что, на Ваш взгляд, послужило толчком для вторжения войск «госсовета» Грузии в Абхазию?
– В первую очередь военный переворот, совершенный в Грузии в декабре 1991–январе 1992 года группой криминальных элементов при помощи частей ЗакВО. В результате путча на тбилисский престол был возведен Эдуард Шеварднадзе.
Рейтинг политической поддержки у него был на крайнем низком уровне. Сведения о том, что его поддерживает 60–70 процентов населения, не соответствуют истине. Число его сторонников очень невелико, не более 6 процентов, поэтому для поддержки политической репутации возникла необходимость в проведении какой-либо скоротечной авантюрной военной кампании, способной подогреть шовинистические страсти.
– Каковы, по Вашему мнению, причины поражений армии «госсовета»?
– С самого начала ей не удалось осуществить задуманный план. Незадолго до вторжения была разработана схема операции «Меч». Суть ее состояла в том, что несколько поездов ночью должны были двигаться по железной дороге и на каждой станции высаживать десант. Утром вся Абхазия проснулась бы уже будучи полностью оккупированной, но проведению этой акции воспрепятствовал взрыв железнодорожного моста на реке Ингури, поэтому вторжение происходило по-иному.
Другая причина – это низкий моральный уровень госсоветских банд. Он находится на отметке ноль. Сами отряды сформированы на 90 процентов из уголовников и наркоманов, и высокий боевой дух среди такого контингента поддерживать невозможно. Успехи абхазских ополченцев вызвали панику среди солдат «госсовета». Они бежали, бросая автоматы и заведенные танки. Многие занялись членовредительством, чтобы иметь основания покинуть театр военных действий.
Потери войск «госсовета» огромны. Число потерь из пропагандистских соображений сильно преуменьшается, но у нас есть пленка, где бульдозером зарываются трупы убитых, чтобы скрыть часть потерь и замести следы.
Но война в Абхазии – это не война грузин с абхазами, это война бандитов «госсовета», которых в силу их аморального поведения невозможно отнести к какой-либо национальности. Недавно составили списки людей, которые воюют на стороне «госсовета», и передали их абхазам. Абхазы будут мстить за совершенные злодеяния, поэтому списки им отдали для того, чтобы они мстили конкретным лицам, а не всем грузинам вообще. Грузинский народ в этой агрессии не виновен.
– Имелись ли случаи грабежей и насилия со стороны добровольцев КГНК?
– Рассказы о массовых зверствах солдат КГНК – это миф, но отдельные случаи, к сожалению, были. Но эти мародеры сейчас разыскиваются, а некоторые ужи арестованы и содержатся под стражей. Но их деяния не идут ни в какое сравнение с теми ужасами, которые творили солдаты «госсовета» в Очамчирском районе. Думаю, что придется совершать новый Нюрнбергский процесс над кликой Шеварднадзе, ибо такие вещи нельзя оставлять безнаказанными.
– И, наконец, последний вопрос; как будут дальше развиваться события?
– Освобождение Абхазии – это объективный процесс, а что касается хунты, то она, скорее всего, долго не протянет, однако опасность состоит в том, что Шеварднадзе пришел не только в Грузию, он пришел на Кавказ и дальнейшее его пребывание у власти может быть чревато развязыванием общекавказской войны.
Беседу вел ВЛАДИМИР СЕРДЮКОВ
ЛИДЕР ЧЕЧНИ ДЖОХАР ДУДАЕВ
ОТМЕЧАЕТ ГОДОВЩИНУ СВОЕГО ПРЕЗИДЕНТСТВА
Джохар Дудаев торопился. Судя по отрывочным словам членов охраны – все они, кстати, ближайшие родственники президента, – собирался куда-то вылетать. От прямого вопроса «куда?» уклонился, пошутив: пилот, мол, обещал сказать мне самому об этом только в салоне лайнера. Но на все другие вопросы президент согласился ответить.
Эксклюзивное интервью корреспонденту ИТАР-ТАСС он давал рано утром в своем небольшом доме в поселке Катаяма, что в черте Грозного. Джохар Дудаев переехал сюда месяц назад. До того вместе с женой Аллой и детьми он жил у старшего брата.
Встреча состоялась в канун первой годовщины президентства Дудаева. С этого, естественно, и начался наш разговор:
– Вы стали первым президентом Чечни год назад, если абсолютно точно – 27 октября прошлого года. Как вы оцениваете пройденный путь и сегодняшнее социально-экономическое положение республики, а также происходящие в ней и вокруг нее бурные процессы?
– За один год мы прошли такой путь, который в другой ситуации, на мой взгляд, не сумели бы преодолеть и за десятки лет. И это в тяжелейших условиях, когда Россия оказывала на нас огромное политическое, экономическое и даже военное давление. Мы не только выдержали все эти испытания, но и сумели, в отличие от других республик и народов бывшего Союза, сохранить относительную стабильность в социальной и экономической сферах. Более того, нажим, я думаю, активизировал создание нашего молодого государства. За год разработана и принята своя конституция, введены другие основополагающие законы. Мы суверенно управляем своим государством – мы, о которых говорили, что не способны к самостоятельности. И что самое важное, мы сумели пройти этот путь бескровно. В то время, когда вокруг, к великому сожалению, полыхает и льется человеческая кровь.
Чечня, отметившая в начале сентября первую годовщину своей независимости, уверенно переходит к мирной созидательной жизни. Разработана четкая экономическая программа. Она работает. Благодаря ей нам удалось удержать от полного развала ту первооснову хозяйственной жизни, что досталась нам в наследие. В Чечне до сих пор самый дешевый в СНГ хлеб – меньше рубля за килограмм. В меру сил защищаем своих граждан от резко возросших цен на энергоносители. Поддерживаем инвалидов, престарелых, многодетные семьи. Готовимся провести настоящую приватизацию. Предложим народу три варианта приватизационной программы. И остановимся на получившем наибольшую поддержку. В общем, караван, как говорится в восточной пословице, идет. И твердой поступью.
– А этому каравану не мешают рецидивы межнациональной розни, различия на религиозной основе?
– Смею думать, нет. В Чеченской республике проживают представители 101 народности. И сегодня мы практически не видим граней, где чеченец, где русский, где грузин. Не делим людей ни по национальному, ни по религиозному признаку. Все граждане Чечни едины. Яркий пример этому – прошедшая на днях в Грозном встреча с лидерами нашего казачества. Наши казаки есть наши казаки. Я их называю чеченскими казаками. И мы ни в коем случае не будем их отталкивать. Разбираемся и разберемся со всеми их проблемами. Жаль только, что этот наш подход к казачеству на Тереке для приехавших в Грозный атаманов оказался откровением.
Нас почему-то заочно обвиняют во всех смертных грехах. И только приехав сюда, рассмотрев все своими глазами, люди удивленно разводят руками: а мы-то думали…
– А не слишком ли радужную картину вы рисуете? Оппозиционные вам силы используют иные краски…
– Я объективно смотрю на жизнь. И не понимаю того, кого вы называете оппозицией. Тех. кто тайно ввозит сюда оружие, наркотики и желает пролить кровь? Я говорил и говорю, что политической оппозиции, имеющей свою четкую платформу, в республике нет. К моему большому сожалению. А тех представителей «интеллигенции» – в данном случае я беру это слово в кавычки – мне просто жаль, что они, называя себя оппозицией, не способны за деревьями увидеть леса.
– И все-таки по некоторым вопросам, причем принципиальным, с вами не согласны не только эти люди, но и парламент Чечни, представители конфедерации кавказских народов. Ее президент Муса Шанибов заявил, что у Чечни свой путь, а другие северо-кавказские народы должны оставаться в составе России.
– Сначала о парламенте. Высший экономический орган Чеченской республики задачи переходного периода в целом выполняет. Но и он нет-нет, да и начинает лезть в функции исполнительной и даже судебной власти. Что ж, это болезни роста. Мы должны к этим ошибкам относиться терпимо. Все ведь столько десятилетий жили в условиях, когда партия и Верховный Совет узурпировали все виды власти: законодательную, исполнительную, судебную. Будем стремиться к четкому разделению властных функций. И тогда трений между государственными структурами станет меньше.
Что касается моего отношения к общекавказским проблемам, оно неизменно: объединенный на конфедеративной основе Кавказ с равными правами и обязанностями всех народов, с правом каждого народа на полную государственную самостоятельность. Я убежден, что это единственный перспективный путь к прекращению всех конфликтов на Кавказе. Это мнение поддержали участники недавно проведенного в Грозном круглого стола «Кавказский дом». Созданный на нем консультативный совет уже работает над выработкой документов, над организационной структурой будущей кавказской конфедерации.
Начало реализации идеи единого кавказского дома стало, на мой взгляд, важнейшим событием в истории Кавказа – это, видимо, почувствовали в Москве и поспешили перехватить у нас инициативу – провели встречу в Пятигорске. Теперь готовится какой-то съезд в Москве. Все это я считаю провокационной возней, направленной исключительно на то, чтобы разбить единство кавказских народов и разрушить программу становления единого кавказского дома.
Что касается позиции Мусы Шанибова, президента конфедерации кавказских народов, то он говорит языком сегодняшних руководителей северо-кавказских республик. Народы этих республик вряд ли с ним согласны.
– Но ингуши однозначно высказались за единство с Россией. Президиум Верховного Совета Российской Федерации поручил соответствующей комиссии определить границы Ингушской республики в составе России. Как, по-вашему, будет разрешаться этот вопрос?
– Ингушам, как и любому другому народу, надо дать возможность самим выбрать свою судьбу. Желают они быть в составе России – в добрый путь. Захотят создать свою независимую ни от кого государственность – в добрый путь. Выскажутся за объединение с братским чеченским народом – с радостью согласимся.
Единственное, чему мы будем противиться, – насильственному втягиванию народа в авантюры в интересах какой-то клики. А Россия именно этого хочет. Пригородный район, который сейчас в составе Северной Осетии, ингушам не отдадут. Границы попытаются определить за счет Чечни – чтобы развязать руки России, которая получит возможность заявлять, что защищает интересы входящего в нее ингушского народа. Если у ингушского народ не возобладает разум, мы можем столкнуться с тягчайшими не питаниями. Я заявлял и заявляю: чеченская земля незыблема. У нас ее не так много, чтобы кому-то отдавать.
– Многих людей за пределами Чечни пугают ваши резкие оценки, особенно в адрес России. Какими вы видите взаимоотношения между Россией и Чечней?
– Хотелось бы видеть эти отношения самыми добрыми. Но в российском руководстве нет единства в подходах и взглядах на Чечню. Одним вовсе не нужна война здесь, которая завтра может перекинуться далеко за пределы Кавказа, на ту же Россию. Другим, видимо, эта война нужна, чтобы отвлечь внимание народа от социальных и экономических тягот, усугубленных неумелыми действиями нынешнего российского правительства. Руководство России так и не пришло, к сожалению, к пониманию того, что дипломатией, основанной на праве, можно достичь куда большего, чем интригами и угрозами. Оно не научилось уважительности в международных отношениях.
Ну а резкие выпады с моей стороны были только раз, когда Россия попыталась силой задавить Чечню. Потом средства массовой информации продолжали сознательно тиражировать мои слова, да и продолжают делать это сейчас. Почему так нечистоплотны отдельные журналисты? Или они выполняют чей-то заказ?
– Ровно год назад – день в день – мы беседовали с вами в небольшом помещении общенационального конгресса чеченского народа. На вопрос, выдвинете ли вы свою кандидатуру на предстоящих выборах первого президента Чечни, вы ответили буквально следующее: «Я не политик, а боевой генерал. Но сейчас моей республике и моему народу, чтобы выйти из тяжелейшего кризиса, нужен «политический бык». Я возьму на себя эту роль. Но как только ситуация нормализуется, уйду, уводя с собой «черный шлейф» своего окружения». Как вы воспринимаете эти свои слова сейчас?
– Убеждений не менял и не меняю. От слов не отказываюсь. И теперь подтверждаю: как только государство прочно встанет на ноги, я с величайшим удовлетворением уйду с этого поста, уводя этот самый шлейф. В надежде, что это сыграет положительную роль в судьбе республики. Как только у нас будут разработаны механизмы истинно демократических выборов, в принципе исключающие всякие подтасовки результатов, появятся толковые кандидаты на государственные посты, я поставлю вопрос о новых выборах, чтобы дать народу возможность во второй раз, теперь уже в нормальных условиях, изъявить свою волю, обновить властные структуры, влить в них новую кровь.
* * *
…Прощаясь, Джохар Дудаев все-таки выдал секрет: вылетал он в тот день в США по приглашениям деловых кругов. Цель поездки – наладить взаимовыгодные экономические связи.
ШАРИП АСУЕВ
(ТАСС-ЭКСКЛЮЗИВ)
ЧТО О НАС ПИШУТ…
ОТ ШЕЙХА МАНСУРА ДО ГЕНЕРАЛА ДУДАЕВА
В 80-х годах XVIII столетия вайнахи (чеченцы и ингуши) поднялись на борьбу против российского владычества. Начавшееся и Чечне движение под руководством шейха Майсура охватило практически весь Северный Кавказ. Движение было подавлено русскими армиями в 1789 году. Сам Майсур захвачен в плен в 1791 году и умер в Шлиссельбургской крепости.
В первой половине XIX века освободительная борьба чеченцев и ингушей против колониальных войск практически не прекращалась. Особенно она обострилась после назначения в 1816 году наместником Кавказа генерала Ермолова, который проводил политику геноцида по отношению к кавказским народам. В 1828 году в Дагестане началось мусульманское движение за соблюдение строгих правил шариата (мусульманского религиозного права) в жизни горских народов. На первом этапе вайнахи, соблюдающие правила адата (традиционного гражданского права), не поддержали шариатское движение и даже сражались с войсками имамов Дагестана.
В 1834 году шариатское движение возглавил имам Шамиль, который «поставил» национально-освободительную борьбу под знамя ислама и начал формирование государственной структуры имамата. К движению имама Шамиля примкнул отряд во главе с Ташой Хаджи. Массово чеченцы включились в движение Шамиля только зимой 1839–1840 года, когда российская администрация Кавказа попыталась с помощью карательных войск провести разоружение Чечни. Под знамена Шамиля встали Большая и Малая Чечня, ауховцы, ичкеринцы и карабулаки. Борьба Шамиля под лозунгами газавата (священной войны мусульман против неверных) продолжалась почти 25 лет. Она получила в русской литературе название Кавказской воины. Во время войны вся территория Чечни стала местом ожесточенных сражений. Хозяйство было разгромлено, почти половина народа погибла. 26 августа 1859 года Шамиль сдался в плен, однако Кавказская война продолжалась еще до 1864 года. В Чечне в это время происходили локальные выступления.
Во второй половине XIX века, несмотря на ужесточение колониального режима на Кавказе, опять происходят волнения в Чечено-Ингушетии. Наиболее крупные восстания были в 1860–1861 1864, 1877–1878 годах. Царское правительство в целях укрепления российского влияния на Кавказе выселяет чеченцев и ингушей с «плоскостных» территорий, а на их землях размещает казаков, как передовые отряды колонизации национальных окраин. В качестве своеобразной формы протеста против такой политики в Чечено-Ингушетии возникает абречество. Абреки нападали на представителей местной администрации, на офицеров и казаков. Грабили хутора, возникшие на отнятой у них земле. Наиболее известным абреком в Чечне был Зелимхан. Волнения продолжались также в начале XX века, вплоть до 1917 года. Февральская революция породила большие надежды. Народы Северного Кавказа образовали Союз объединенных горцев Северного Кавказа и Дагестана, который должен был возглавить возрождение горских народов. В Чечено-Ингушетии возникли национальные исполкомы, органы местного самоуправления, поднялось демократическое движение. Однако нерешенность земельного вопроса, особенно остро стоявшего для чеченцев и ингушей, привела осенью 1917 года к массовым выступлениям и вооруженным столкновениям вайнахов с казаками. В ноябре 1917–феврале 1918 года между аулами Чечено-Ингушетии и казачьими станицами происходят настоящие сражения. В марте 1918 года на втором съезде народов Терека по инициативе социалистического блока, куда входили большевики, меньшевики и эсеры, между враждующими сторонами был заключен мир, а в Терской области провозглашена советская власть.
В ходе проведенной весной 1918 года аграрной реформы чеченцы и ингуши получили большую часть конфискованных у них ранее земель и поэтому во время гражданской войны 1918–1920 годов поддержали большевиков. В годы деникинского режима на Северном Кавказе Чечено-Ингушетия стала центром антибелогвардейского сопротивления. В горах Чечни был создан так называемый Северо-Кавказский эмират шейха Узун-Хаджи, лидера мусульманского повстанческого движения. Антиденикинские выступления в Чечено-Ингушетии поддержали авторитетные муллы и шейхи. После победы большевиков на Северном Кавказе весной 1920 года в национальных и казачьих районах был установлен военно-оккупационный режим. Вместо Советов народных депутатов, характерных для Центральной России, на Кавказе создаются ревкомы из коммунистов, представителей военного командования ЧК. Ревкомы старались уничтожить влияние небольшевистской интеллигенции и духовенства.
В качестве буфера между Советской Россией и независимыми республиками Закавказья на Северном Кавказе в 1921 году была создана Горская Автономная Советская Социалистическая Республика.
После оккупации Закавказья Красной Армией в ноябре 1922 года Чечня выделилась из ГАССР в автономную область. Город Грозный не вошел в состав Чеченской автономной области, но здесь располагались органы власти Чечни. 7 июля 1924 года решением ВЦИК РСФСР была упразднена Горская АССР. Вместо нее были созданы Ингушская автономная область, Северо-Осетинская автономная область и Сунженский казачий округ. В 1924– 1925 годах ревкомы, ЧК и командование Северо-Кавказского военного округа проводят ряд операций по отстранению и уничтожению некоммунистической интеллигенции, представителей духовенства. Выступления, которые прошли в начале 30-х годов в Чечено-Ингушетии, в основном носили локальный характер. В начале 1929 года по решению органов советской власти Чеченская автономная область, город Грозный с Грозненской областью и Сунженский казачий округ были объединены в Чеченскую автономную область. Это было названо мероприятием по укреплению дружбы народов. В 1929 году по указанию Северо-Кавказского краевого комитета ВКП(б) местная администрация проводит в Чечне коллективизацию. В ее ходе были допущены нарушения, из-за чего в 1929 году вспыхивает восстание под руководством Шиты Истамулова. В 1930 году начались переговоры между повстанцами и Красной Армией. Было заключено соглашение о том, что повстанцы прекращают восстание, а советская власть гарантирует защиту от произвола. Осенью 1931 года руководитель восстания Шита Истамулов был застрелен ГПУ, а его брат Хасан Истамулов организовал новый отряд, который действовал с 1931 по 1935 год.
В 1932 году вспыхивает восстание в Ножай-Юртовском районе и в некоторых других районах Чечено-Ингушетии. В это время продолжаются расстрелы. К осени 1932 года произведены массовые аресты в Ножай-Юртовском районе. В 1933 году НКВД фактически спровоцировал восстание в Шалинском районе, которое возглавлял бывший красный партизан Ибрагим Гельдеген. В 1934 году он был убит чекистами.
В 1934 голу Чечня и Ингушетия были объединены в Чечено-Ингушскую область. Владикавказ, где находились резиденции правительств Северной Осетии и Ингушетии, отошел к Северной Осетии. Прежде этот город принадлежал обеим сторонам на паритетных началах. С этого времени центром Чечено-Ингушетии стал город Грозный. В декабре 1936 года Чечено-Ингушская автономная область была преобразована в Чечено-Ингушскую Автономную Советскую Социалистическую Республику. В августе 1937 года была проведена операция по изъятию «антисоветских элементов». В ходе ее были арестованы более 10 тысяч человек в Чечне, Ингушетии, а также в городе Грозном. Проходили многочисленные процессы. Арестованы были практически все руководители – от районных властей до работников республиканских органов Чечено-Ингушетии.
Одновременно на территории Чечено-Ингушетии начались восстания и распад колхозов. Наиболее известным было восстание Хасана Исраилова, которое началось еще зимой 1940 года.
В феврале 1910 года Исраилов овладел уже частью Шатоевского района. На съезде в Галанчоже было объявлено временное народное революционное правительство Чечено-Ингушетии, которое возглавил сам Исраилов. Окончание войны в Финляндии несколько притупило это движение, и Исраилов потерпел несколько поражений, однако часть горной Чечни, не захваченной советскими войсками, осталась во власти Временного народного революционного правительства.
Война 1941 –1945 годов оживила повстанческое движение в горах Чечено-Ингушетии. В частности, в феврале 1942 года восстание в Шатое и Итум-Кале поднял бывший прокурор Чечено-Ингушетии Майрбек Шерипов, брат известного руководителя большевиков Чечни в 1917 году. Шерипов присоединился к повстанцам Исраилова. Там же был создан объединенный военный штаб повстанцев и реорганизовано повстанческое правительство. В июне 1942 года повстанческое правительство выпустило воззвание к чечено-ингушскому народу, в котором говорилось, что кавказские народы ожидают немцев, как гостей, и окажут им гостеприимство только при полном признании независимости Кавказа.
В 1942 году весной советская авиация дважды подвергала бомбардировкам Чечено-Ингушетию. В горах были жертвы. В некоторых аулах жителей, убитых советской авиацией, числилось больше, чем оставшихся в живых. При этом следует подчеркнуть, что во время немецкой оккупации Северного Кавказа летом 1942 года немцы не сумели захватить территорию Чечено-Ингушетии. Тем не менее правительство Сталина обвинило чеченский и ингушский народы в предательстве и 23 февраля 1944 года организовало массовое выселение их в Казахстан и Киргизию. Те аулы, которые находились в горах и были недоступны, просто уничтожались. В частности, сохранились свидетельства о том, что жителей топили в озере Кеменой-Ам, сжигали в зданиях, забрасывали гранатами в каменных башнях и т. д. Под влиянием этих фактов в 1944 году с новой силой вспыхнуло повстанческое движение в горах Чечено-Ингушетии. Представители этого движения использовали дореволюционную тактику абречества и с гор нападали на администрацию, военных, русских переселенцев. Для ликвидации этого движения в Чечено-Ингушетию было направлено несколько дивизий НКВД, и к середине 50-х годов повстанческое движение в Чечено-Ингушетии практически удалось ликвидировать. Однако еще до 60-х годов в горах скрывались партизаны, которые прекратили террористическую деятельность после восстановления республики, но скрывались от властей и продолжали мстить представителям КГБ.
В 1957 году Чечено-Ингушская АССР была восстановлена. Однако часть районов, которые были отданы Грузии, Ставропольскому краю, Дагестану, Северной Осетии, не вошли в восстановленную территорию. Взамен чечено-ингушских районов из состава Ставропольского края были выделены и присоединены к ЧИАССР Наурский и Шелковский районы. Большинство населения этих районов составляли терские казаки, В Шелковском районе жили также ногайцы. Для того, чтобы осуществлять ассимиляционную политику в Чечено-Ингушетии, в 60-х и 70-х годах по инициативе местного аппарата КПСС были предприняты меры переселения чеченцев и ингушей из горных районов в казачьи. Результатом стала не ассимиляция, а, наоборот, распространение в этих районах чечено-ингушского населения и выезд оттуда казаков. В частности, в Сунженском районе подавляющее большинство составляют чеченцы и ингуши, в Наурском районе – чеченцы, в Шелковском районе также значительна доля чеченцев.
После восстановления республики в 1957–1980 годах крупных выступлений не было.
1982 году, когда по инициативе Суслова в национальных республиках СССР были проведены кампании по празднованию «добровольного присоединения» к России, группа чеченской и ингушской интеллигенции выступила против этого юбилея.
Массовые выступления начались в Чечено-Ингушетии в 1988 году, уже в период перестройки, когда был образован Народный фронт во главе с Хож-Ахмедом Бисултановым. Их главной темой была обеспокоенность экологическим состоянием республики, в частности, строительством биохимического завода в Гудермесе. В 1989 году на территории ЧИР возник ряд общественно-политических организаций. На основе некоторых из них в 1990 году были созданы партии.
В ноябре 1990 гола прошел чеченский съезд (более 1000 делегатов), избравший Исполком чеченского национального съезда, позже переименованный в Исполком общенационального конгресса чеченского народа (ОКЧН), который и возглавил генерал Джохар Дудаев.
Из базы данных ИА NEGA.
(Независимая газета, 1991, 13 ноября)
ЧТО ПОЖИНАЕТ ТОТ, КТО СЕЕТ ВЕТЕР
Развитие событий в Чечено-Ингушетии все более приобретает характер неуправляемой цепной реакции. Затишье, пришедшее было в республику после вооруженных выступлений народа в начале сентября, разогнавших всю свою верховную власть, оказалось недолгим. Хотя новый народный взрыв, новое обострение политического кризиса в Чечено-Ингушетии можно было предвидеть.
Причины его отчасти кроются и в том, что многие наши политики и общественные деятели то ли до конца не осознают, что происходит в Чечено-Ингушетии, то ли желаемое воспринимают за действительность. Стоит задуматься: почему многие миротворческие миссии в Грозном, пытаясь сдвинуть с мертвой точки воз проблем, каждый раз почему-то не столько тушат пожар, сколько его раздувают? И над тем, почему принятое 8 октября постановление Президиума Верховного Совета РСФСР «О ситуации в Чечено-Ингушской Республике» с его требованием к незаконным вооруженным формированиям сдать оружие МВД республики возымело прямо противоположное действие. Известна «действенность» подобных постановлений, выходящих в свое время из-под пера М. С. Горбачева. Но даже без этого опыта понятно: народ, поднявшийся на борьбу за свою свободу, не пойдет добровольно сдавать оружие. Тем более народ, который неоднократно сталкивался и с провокациями, и с обманом власть имущих уже в недавнее время своего бессрочного митинга. Народ, у которого тысячи молодых ребят-гвардейцев повязали на головы зеленые и белые ленты смертников, готовых отдать и тело, и душу нарождающейся народной власти.
Следует внять этому народному ультиматуму, чтобы понять, за что идет борьба. «Курица несет одно яичко в день, а с меня берут семь», – так по-простому, но точно определил свою жизнь седобородый старец, приехавший на митинг по поручению односельчан.
И в таком положении большинство. Одно лишь перечисление реальных цен в республике способно революционизировать сознание самых отсталых слоев населения. Оказывается мешок сахара нынче стоит 450–500 рублей вместо государственных 50. Мешок муки обходится в 150–200 рублей, 20 килограммовый ящик масла – около 600 рублей. У каждого митингующего своя обида, свой счет к власти. Студент Грозненского нефтяного института Исламбек Баталов недоволен системой приема в вузы Чечено-Ингушетии. Например, «поступление» в мединститут стоит нынче 25–30 тыс. рублей. Сайдалми Сатуев – пилот Грозненского авиапредприятия, чудом избежал «психушки»: он проявил принципиальность в борьбе со злоупотреблениями на работе, в том числе и с махинациями вокруг легковых машин, выписанных якобы на летчиков и «уехавших» в Верховный Совет республики. Хасан Бециев, пенсионер из Шелковского района, возмущается тем, что, несмотря на указы о фермерстве, о раздаче земли, участки откровенно продаются. Взять ссуду, по его словам, можно только вознаградив благодетелей. Допустим, получил на строительство 20 тыс. рублей — три из них отдай. Жителям Гудермесского района, пострадавшим от оползня в марте 1990 года, из 3,5 млн. кирпичей, выделенных для индивидуального строительства, дошло только 1,5 млн. Нынешняя стоимость кирпичей – 700 рублей за тысячу.
– В нашей республике бороться с мафией при нынешней системе бесполезно, – высказывает наболевшее 26-летний слесарь завода ПТК из Грозненского района, член стачкома Сайцелла Магомаев. – Семь месяцев мы добивались отстранения от должности директора молсовхоза № 1 Мовлита Дарчиева. Знаем многие его махинации – одних только овец около пяти тысяч голов ушло с концами по его милости. И что же? Вняв гласу народа, его перевели в председатели комиссии по приватизации того же Грозненского района.
– У нас за годы перестройки ничего не изменилось. Нами управляют одни и те же люди 20 лет подряд, проводят время от времени перемену кресел, – анализирует причины произошедшего народного взрыва заместитель председателя Исполкома общенационального чеченского конгресса (ОКЧН) Бек Межидов. – Народ осознал, что нужно менять прежнюю систему, и ждал кардинальных реформ. Но руководители республики не шли на это. Нас не слушали, обливали грязью, третировали, устроив полную информационную блокаду.
Истину говорят – пороки общества коренятся в его законах. И чтобы изменить их, у народа оставался лишь единственный путь – борьба.
На одной из пресс-конференций генерал Джохар Дудаев, лидер общенационального чеченского конгресса, заявил:
– У чеченцев испокон веков готовились к защите родины и учились владеть оружием с 7 лет. Ношение оружия отнято у нас в 1921 году. «Мы восстанавливаем это право. Никто из национальной гвардии не воспользуется им легковесно, безответственно. Но отнять оружие сегодня – это значит оскорбить, вызвать конфронтацию.
Конечно, в своем извечном устремлении к всеобщему порядку «по-нашему» мы можем начать насильственное разоружение национальной гвардии. Но даже работники МВД республики говорят:
– Если чеченец начнет убивать чеченца – а «сдача» оружия без этого не обойдется, – то это уже – кавказская война, кровная месть…
Возможно, кто-то к этому и стремится, действуя по принципу «разделяй и властвуй». Но Нагорный Карабах, Балтия, Молдова убедительно показали, что пожинает тот, кто сеет ветер…
Многих российских парламентариев возмущает «незаконность» действий ИК ОКЧН в отношении Временного высшего совета, образованного прежним составом Верховного Совета республики. Возмущение, конечно же, вполне здравое. Однако как отвлечься от таких наивных вопросов: насколько законен сам этот ВВС, образованный тем же ОКЧН «законно избранного» Верховного Совета? Почему свержение Верховного Совета ЧИР российские депутаты приветствовали и одобряли, назвав его народным восстанием против партийно-бюрократической диктатуры? Но точно такую же попытку в отношении Временного высшего совета осуждают? А если это углубление революционной борьбы, ее перерастание из антипартийно-бюрократической в антиноменклатурно-мафиозную? И почему народные депутаты ВС РСФСР не отстаивали «законность» сразу в сентябре? Что является тем мерилом, которое определяет: когда можно поступать незаконно, а когда нельзя?
Очевидно, что многие российские парламентарии с одобрением отнеслись к разгону завгаевского Верховного Совета республики в сентябре. По сути это было ультимативные требования народа, выдвинувшего лозунг: «Долой советских князей! Долой чечено-ингушскую партийную мафию! Долой феодально-мафиозный коммунизм!» Занявший во время путча двойственную, выжидательную позицию, содействующий пропаганде «указов» хунты, разогнавший 19 августа митинг протеста против ГКЧП, погрязший в спекуляциях и взятках, состоящий на три четверти из коммунистов-руководителей «старой гвардии», он того заслуживал.
Но как быть, если Исполком ОКЧН, не «так называемый», а обладающий вполне реальным влиянием на народ, объявивший газават партократии, избавляясь от номенклатуры «старой гвардии», не желает идти под руку и с номенклатурой, обновленной под демократию?
– Депутаты РСФСР борются за демократию у себя, а у нас хотят сохранить тоталитарный режим, – считает Д. Дудаев.
Самое парадоксальное в этом разгорающемся противостоянии то, что Исполком ОКЧН и его ядро – Вайнахская демократическая партия в августовские дни путча оказались в республике единственной силой, попытавшейся практически организовать народное сопротивление ГКЧП. Впрочем, как и в последующие дни.
Именно Исполком ОКЧН принял обращения «К мировой общественности», «К гражданам Чечено-Ингушетии», «К солдатам и офицерам», «К чеченцам и ингушам, воинам СА»… В своих документах он призвал чеченцев и ингушей, всех своих земляков в Союзе к гражданскому неповиновению, бессрочной забастовке, и вооруженному отпору путчистам.
Штаб сразу же установил контроль над войсковыми частями Грозненского гарнизона. В первый же день размножил указ Б. Ельцина, распространяя его и свои воззвания через курьеров на предприятиях и в организациях.
И быть бы российскому парламенту и Исполкому ОКЧН союзниками, если бы народное восстание не приобрело оттенок национально-освободительного движения. Все осложнилось стремлением Чечено-Ингушетии сбросить не только номенклатурно-бюрократический режим, но и колониальные цепи.
И еще. Нравится нам это или нет, но, видимо, у каждого народа есть свой «Ельцин». Позиции «чеченского Ельцина» – генерала Д. Дудаева, одного из авторитетных лидеров Чечено-Ингушетии, по суверенитету республики таковы:
– Автономия – это не государство, это колония. Мы должны сегодня строить свою государственность наяву, реально, а не только провозгласив суверенитет…
– Мы начинаем строить свое государство с «нуля». И в переходный период нужны политические быки, готовые пробить брешь в преградах к свободе…
– На переходный период у нас действуют только те положения законов РСФСР, которые не противоречат нам. В разработке своих законотворческих актов мы ориентируемся на грузинский и литовский варианты.
– В республике перерабатывается нефть. Но наш народ с этого не имеет в свою пользу ни копейки…
– Русскому населению, проживающему в республике, мы хотим предложить два гражданства: нашего государства и РСФСР. Ибо наших чеченцев, ингушей тоже много проживает в России. И мы избегаем вражды с русским народом…
Мы так много и усердно говорим в последнее время о крушении российской империи, что уже воспринимаем этот распад как должный и вполне завершенный. Мы даже пришли к пониманию того, что если бы в свое время Кремль достойно воспринял национальные устремления прибалтов, грузин, армян, истинно по-демократически отреагировал на них, то, наверное, республики не разошлись бы столь далеко и болезненно. Но, видимо, это нас так ничему и не научило.
Нынче мы очень боимся предстоящего голода и холода. Но в не меньшей степени мы должны опасаться и великодержавной гордыни. «Нет ничего опаснее для новой истины, чем старое заблуждение». Эту мысль в свое время высказал И. В. Гете. Над ней стоит задуматься и сегодня. Не случайно здравомыслящие люди предупреждают – необходимо с осторожностью отнестись к оценке событий в ЧИР.
Председатель КГБ РСФСР Виктор Иваненко считает, что происходящий там процесс нельзя «однозначно назвать антиконституционным». Во многом он продиктован «желанием свалить старый строй, побороть пережитки, коррупцию». В. Иваненко обратился к парламентариям вступить в диалог с Исполкомом чеченского конгресса. По его мнению, применение в настоящее время силовых методов «приведет к новой кавказской войне, серии террористических актов на территории России».
ПАВЕЛ АНОХИН
(Российская газета, 1991, 17 октября)
ЧЕЧНЯ,
ЧЕЧЕНЦЫ И ПРЕЗИДЕНТ ЕЛЬЦИН
Всем понятно заявление главы России Бориса Ельцина о Татарстане, когда он в ответ на требование татар о национальном суверенитете сказал: «Берите столько суверенитета, сколько хотите». Когда чеченцы приняли эти слова всерьез и объявили о своем намерении выйти из состава России и объявить независимость своей республики, то команда Ельцина напомнила чеченцам, как и другим народам России: Российская Федерация единая, неделимая. Тут же последовал один ультиматум за другим с требованиями о капитуляции и разоружении чеченской национальной гвардии, которая во главе с отставным генералом ВВС СССР Дж. Дудаевым выступила на стороне Ельцина, тогда как официальные органы власти в Чечено-Ингушской Республике либо поддержали хунту, либо держались нейтрально.
Язык ультиматумов не тот язык, который понимает этот слишком взрывчатый и гордый народ. Вот свидетельство великого певца кавказской свободы – Михаила Лермонтова в поэме «Измаил-Бей»: «И дики тех ущелий племена, им Бог – свобода, их закон – война. Там поразить врага не преступленье: верна там дружба, но вернее мщенье. Там за добро – добро, и кровь – за кровь, и ненависть безмерна, как любовь».
Кавказская война продолжалась, если считать только со времени Петра I, белее 150 лет. Однако более энергично за покорение Кавказа взялась Екатерина II, войска которой возглавил Суворов. Вторая русско-кавказская война началась с 1817 года. Ее возглавил со стороны России генерал Ермолов – герой Бородина. Генерал выдающегося стратегического ума, вояка сказочной храбрости, но человек крайне жестокий и беспощадный.
Ермолова сменил завоеватель Армении генерал Паскевнч. В рескрипте на его имя Николай I так определил задачу нового главнокомандующего: «После того, когда выполнена и эта задача, задача покорения Армянского нагорья, предстоит вам другая, в моих глазах не менее важная, а в рассуждении прямых польз гораздо важнейшая, – это покорение горских народов или истребление непокорных».
Понятно, что народы Кавказа встретили развал царской империи в феврале 1917 года с величайшим восторгом. Их национальные требования после свержения царизма не шли дальше требований внутренней автономии в составе февральской демократической России. Положение изменилось резко, когда большевики захватили власть в России и приступили к созданию вместо рухнувшей царской империи новой коммунистической империи. Горцы Кавказа первыми вышли из состава коммунистической России и 11 мая 1918 года объявили о создании независимой республики Северного Кавказа.
Самую тяжкую, роковую ошибку во всей истории чеченцы и ингуши допустили, когда они подняли в тылу генерала Деникина всеобщее вооруженное восстание под руководством ленинского комиссара на Кавказе Серго Орджоникидзе. Герой на поле сражения, но тупица в политике. Антон Деникин начал свой поход на Москву под лозунгом «За единую и неделимую Россию». Ленин и большевики выдвинули противоположный лозунг «Право народов на самоопределение, вплоть до отделения от России» и выиграли гражданскую войну в многонациональной России.
За эту поддержку Сталин «отблагодарил» чеченцев и ингушей, карачаевцев и балкар депортацией в 1944 году в Казахстан и Киргизию.
Как чеченцы вели себя в спецлагерях в Казахстане? Вот свидетельство Александра Солженицына, который тогда был в ссылке в Казахстане: «…Была одна нация, которая совсем не поддавалась психологии покорности, – ни одиночки, ни бунтари, а нация целиком. Это чеченцы… Никакие чеченцы никогда, нигде не пытались угодить или понравиться начальству, но всегда горды перед ним и даже откровенно враждебны». («Архипелаг ГУЛАГ»).
Когда российский парламент предъявил ультиматум потомкам этих же чеченцев, восстал бывший советский генерал Дудаев и возглавил национальное движение за независимость. Потомки Шамиля – дагестанцы – заявили на своем национальном съезде, что если Москва начнет интервенцию, они будут бороться на стороне чеченцев и ингушей. Кому же теперь, когда есть надежда превратить несчастную страну в свободное содружество свободных народов, нужна третья кавказская война?
Я не в восторге от той роли, которую сыграли в событиях в Чечено-Ингушетии российский парламент и правительство Ельцина. Чтобы читатель не подумал, что автор этих строк русофоб и отчаянный сепаратист, я должен сообщить ему, какова моя позиция в национальном вопросе в СССР в течение долгих лет моей эмиграции. Эту позицию я изложил еще во времена правления Сталина в журнале «Свободный Кавказ», который я издавал в Мюнхене.
В первом же номере этого журнала я писал: «История подсказывает, что «свобода русского народа есть предварительное условие свободы других народов СССР. Будет русский народ свободен – свободны будем и мы» (журнал «Свободный Кавказ», № 1, октябрь 1951 года).
В первых числах октября, когда начался кризис власти в Чечено-Ингушской Республике, в ответ на настойчивые звонки из Грозного, чтобы я высказался, я отправил на имя тогдашнего Председателя Верховного Совета республики Завгаева с копией на имя генерала Дудаева – председателя исполкома Чеченского общенационального конгресса телеграмму следующего содержания: «Берегите Чечено-Ингушетию от новой трагедии. Решайте вопросы кризиса власти в рамках Конституции».
На том этапе кризис происходил между старыми структурами власти: тогдашний Верховный Совет и общенационально-демократическое движение чеченского народа – исполком. Под давлением народа Верховный Совет и его председатель подали в отставку, передав власть Высшему временному Совету. Москва поддержала временный Совет. Вот тогда кризис власти между чечено-ингушским правительством и его оппозицией начал перерастать в кризис отношений между Россией и Чечней.
Масла в огонь подлило решение Президиума Верховного Совета РСФСР, согласно которому Чечне и национальной гвардии генерала Дудаева предъявлен ультиматум о разоружении, той самой национальной гвардии, которая в дни хунты выступила против путчистов. Дудаев объявил о мобилизации в свою гвардию всех чеченцев в возрасте от пятнадцати до 50-ти лет для ведения газавата и поступил совершенно неправильно.
Поэтому я обратился лично к Дудаеву: «Пользуясь принципами народного права, когда старики пользуются привилегией давать советы младшим, я обращаюсь к вам, дорогой Дудаев: забудь о газавате, ищи нашу свободу и независимость на тех путях, на которых завоевали ее окраинные республики, тем более, что после объявления независимости Азербайджана, Армении и Грузии северокавказские тоже являются окраинными».
Если российское правительство хочет решить чеченский кризис мирным путем, то переговоры с чеченцами надо вести не с позиции силы и не на языке ультиматумов, которые на них никогда не производили впечатления. Лучше всего было бы, если бы сам Президент России Борис Ельцин нашел время выслушать их претензии и жалобы из уст доверенных представителей чеченского народа для мирного решения конфликта.
А. АВТОРХАНОВ
(Новое время, 1991, № 11)
ОДИНОКИЙ ВОЛК ПОД ЛУНОЙ
Волк, говорят, любимый образ чеченского фольклора. Волк отважен. Волк горд и умирает молча. Волк свободен! Мрачноватый фатальный символ не согласуется с собственным знанием о приветливом и трудолюбивом народе. Мы прожили вместе горькую историю, но стали частью друг друга, остаемся частью человечества.
В минувшее воскресенье в суверенной Чечено-Ингушетии впервые в ее истории проходили выборы не только парламента, но и Президента, заведомо объявленные руководством ВС РСФСР недействительными. На пост первого Президента республики избран сорокасемилетний генерал военно-воздушных сил, председатель Исполкома Общенационального конгресса чеченского народа Джохар Дудаев. Так закончилась в Чечено-Ингушетии ее Октябрьская революция, о которой вице-президент России А. Руцкой сказал: «Это не революция, это – бандитизм».
Сейчас она Октябрьская, а была сентябрьская, начавшись, как у всех у нас – в августе. 19 августа Исполком Общенационального конгресса чеченского народа в первые же часы путча встал на сторону российского парламента и Президента Ельцина.
В Грозном Исполком ОКЧН разогнал Верховный Совет республики и чуть ли не под руки вывел из здания бывшего председателя Совета Доку Завгаева. Митинг стоял под окнами дни и ночи и отстоял свободу. Черную работу революции выполнили национальные гвардейцы – вооруженные отряды добровольцев, созданные председателем Исполкома ОКЧН генералом Джохаром Дудаевым. Власть оказалась у Дудаева, и Верховный Совет России встал перед дилеммой: признавать или не признавать своего безоглядного союзника. Дудаев и до августа и после сделал несколько опрометчивых заявлений, которые не могли быть истолкованы иначе, как непременное желанно Исполкома ОКЧИ провозгласить суверенную республику вне России.
Но если с Шаймиевым – недавним совместителем двух высших постов в Татарстане, откровенно поддержавшим ГКЧП, повели себя осторожно и деликатно, то с Дудаевым, похоже, решили не церемониться. Во-первых, он сверг законную власть, а мы в Москве, хоть и не чаяли избавиться от чеченского «гекачеписта» Завгаева, но хотим выглядеть респектабельными демократами. Во-вгорых. и это самое главное, пример Чечено-Ингушетии – «другим наука». А мы давно себя выбрали в учителя, забывая о том, что иногда видимые ошибки – это верный текст по чужому правописанию. Но и то правда, что Северный Кавказ – не срединная Россия, даже не просто пограничная зона, это – Российские Балканы!
Время холодного анализа еще не наступило. Любой анализ сегодня устаревает до того, как он может быть опубликован. Предлагаю записи из блокнота, привезенного из октябрьской командировки на Северный Кавказ. Тороплюсь, потому что каждый следующий день может перечеркнуть все предыдущие.
* * *
На фронтоне здания Совмина в Грозном цитата из Корана: «Сейте мир между вами. Мохаммед». А чуть ниже: «Марию е ожал!» – «Свобода или смерть!» Одно – перевод с арабского, другое – с испанского. Древняя мудрость и юное нетерпение. И на митинге – впереди на стульях сидят степенные старики в папахах, а за ними бритоголовая молодежь с горящими глазами и дедовскими ружьями на ремнях.
* * *
Партбилет еще недавно стоил пять тысяч.
* * *
На центральной площади Свободы третий месяц идет круглосуточный митинг сторонников Дудаева, а на соседней – имени шейха Мансура (бывшей Ленина) – антидудаевский митинг. Написала «идет», а здесь говорят – «стоит». За углом у магазина «Юкеан» очередь за рыбой. Эта уж точно – стоит. Судя по очередям, у нас с октября 17-го перманентная революция (напророчил Троцкий!).
* * *
Радиостанция «Свобода» передала о беспорядочной перестрелке в Грозном. Кто это сочинил? Здесь стреляют не чаще, чем в Москве.
* * *
Две молодые женщины в автобусе, судя по платочкам на головах, чеченки: «Ты видела, вчера по телевизору генерал Дудаев выступал. Южноамериканские усики, зачем-то надел темные очки, ну Пиночет Пиночетом!»
* * *
В республике более 200 тысяч человек не имеют работы. В отдельных населенных пунктах безработных 89–90 процентов. Каждый мальчишка, достигнув тринадцати-, четырнадцатилетнего возраста, начинает ездить с отцом на заработки – в Поволжье. Сибирь, на Дальний Восток. Большую часть года на хозяйстве остаются только женщины. Чечено-Ингушетия занимает последнее, 73-е место почти по всем жизненно важным показателям. По детской смертности – второе место. Нефть, добываемая и перерабатываемая в Чечено-Ингушетии, в отличие от Арабских Эмиратов стала не источником богатства и благоденствия, а страшным экологическим бедствием. Все мы несчастны, но каждая республика несчастлива по-своему.
* * *
Из выступления совхозного сторожа на собрании демократической интеллигенции: «Дорогая интеллигенция! Мы ценим вас за ваши знания, ваш высокий ум и передовые общественные идеалы. Но просим вас снизить размер взяток за поступление в институт и высокие оценки на сессиях, нам уже не по карману учить наших детей. Поэтому образованными людьми с прогрессивными взглядами становятся не самые умные, а самые богатые».
* * *
Мешок сахара на рынке стоит 500–600 рублей, муки – 300– 400 рублей, должность шофера «КамЗа» – 30–40 тысяч.
* * *
Еще шестого сентября национальные гвардейцы разогнали Верховный Совет Чечено-Ингушской республики, а 15-го прибывший в Грозный Р. Хасбулатов собрал остатки ВС и, чтобы узаконить народное восстание, велел им самораспускаться. «Все проходило на редкость быстро и четко», – меланхолически сообщал летописец из грозненской газеты «Свобода».
Последним актом разбегающийся парламент оставил, в соответствии с режиссурой того же Руслана Имрановича, на переходный период Временный Высший Совет из 32 человек. Это в воскресенье, а уже во вторник Исполком ОКЧН при общем согласии вычистил из ВВС 19 цепких завгаевских депутатов. Но на том ВВС не остановился и продолжал спонтанно распадаться.
* * *
Шепа Гадаев – профессиональный юрист (работал судьей в Ленинграде), в чью порядочность я, безусловно, верю, Объясняет мне: Дудаев – честный человек, не связанный с нашей коррумпированной на всех уровнях системой, не впутан в круговую поруку родовых, корыстных и номенклатурных связей. Изменить эту жизнь могут только такие энергичные и бескорыстные люди.
* * *
Язык постановлений ОКЧН привычно шершав и «что-то мучительно» напоминает. «Ревком», «саботаж», «бойкот», «чревато», час решительной борьбы настал!»… В устном обиходе у исполкомовцев встречается «контра», а в письменном и печатном, конечно, любимые во всех независимых и суверенных республиках от Москвы до самых до окраин «деструктивные силы» и «непредсказуемые последствия».
Как в старом анекдоте: рабочий завода швейных машин приносит домой полный комплект деталей, собирает, и каждый раз вместо швейной машинки получается пулемет. Так и мы: строим демократическое правовое государство, но комплект-то деталей у нас один и тот же, из него получается только то, что мы умеем – «диктатура пролетариата».
* * *
Никто в республике не признает власть легитимизированного Временного Совета. Впрочем, кто какую власть признает законной – неизвестно. МВД публикует свои воззвания, ВВС – свои. Совмин издает предупреждения, прокурор – протесты, интеллигенция – обращения к народу. Москва шлет телеграммы, постановления и личных представителей Президента. И все это, вызвав круги на поверхности, ложится на дно.
* * *
Национальный гвардеец М. Матаев вскрыл себе вены, оставив записку: «Я не смогу жить, пролив кровь соплеменников. Но боюсь, что все идет к этому…» Его удалось спасти. («Свобода», № 4).
Год рождения генерала – 1944-й, место рождения – Чечено-Ингушская республика. Значит, младенцем под конвоем в скоте вагоне был этапирован в Казахстан.
* * *
Благородный Абдула Вацуев, председатель общества «Мемориал», историк по профессии, во времена застоя из-за «идеологических отклонений» семь лет работал на битумной установке. К Дудаеву он находится в оппозиции, считая его методы диктаторскими. «Если пойдут танки, я буду с вами, но зачем сейчас на улицах вооруженные мальчишки? Разблокируйте телевидение, не торопитесь с выборами»…
* * *
Из беседы с А. Н. Осипенко, товарищем Дудаева по службе в военно-воздушных силах, генерал-майором авиации.
– Как вы считаете, что заставило молодого перспективного генерала Дудаева круто переменить судьбу, уйти в отставку и стать во главе национально-освободительного движения?
– Считаю необходимым уточнить. Национальную идею он не выбирал, это она его выбрала. Джохар Дудаев пришел гостем на съезд чеченцев и был избран председателем Исполкома. После этого посчитал необходимым подать в отставку.

* * *
Нет, революция в Чечено-Ингушетии началась не 19-го, как у всех, и не тогда, когда разогнали завгаевский ВС. Завгаев рухнул тогда, когда в начале лета на сходе в селе Гехи, нарушив тейповую, родовую круговую поруку, крестьяне впервые открыто заговорили о системе взяток.
* * *
Национальные гвардейцы захватили здание КГБ. Один сотрудник ранен.
Из разговора с Д. Дудаевым:
– Какая была нужда стрелять?
– Выстрел случаен. Раненый и его родные не имеют к нам претензий. А вас не удивляет, что за два месяца со стороны национальных гвардейцев – это единственный выстрел?
* * *
В Грозный прилетел вице-президент России А. Руцкой. «Я прилетел сюда сразу же, как узнал, что ранен человек, пролилась кровь».
…В начале лета Грозный был потрясен престранным происшествием: среди бела дня в кафе «Отдых» подполковник КГБ Коновалов стрелял в сидевших за соседним столиком чеченцев, двух взрослых мужчин и двух детей, прострелив врачу Моги Берсанову обе ноги, был задержан и отправлен… в очередной отпуск, после чего приступил к своим обязанностям следователя по особо важным делам.
* * *
Прошел слух, что А. Руцкой где-то встречается с интеллигенцией. Прессу туда не пускают. С помощью «своего человека» проникли. Ого! Знакомые все лица – члены бывшего завгаевского президиума ВС. Редкие интеллигенты вкраплены в обычный партийно-хозяйственный актив. Понятна секретность встречи. Ее итог – реанимация Высшего временного Совета из 32 человек.
* * *
Содержание разговора между вице-президентом РСФСР и кандидатом в Президенты Чеченской Республики известно из их раздельных интервью в местной прессе.
Д. Дудаев о А. Руцком:
«Прежде всего мне показалось, что российское руководство с пониманием относится к нашим проблемам… Разумеется, в нашей борьбе за национальную независимость имеют место отдельные ошибки и просчеты. Но разве та же Россия шла к своему суверенитету путем, усыпанным розами?»
Руцкой о Дудаеве:
«Вы знаете, привык называть вещи своими именами, – это не что иное, как бандитизм!.. Народ низложил прежнее руководство республики. Но события в дальнейшем развивались нелогично…»
* * *
Вице-президенту России выступить по местному телевидению, по его словам, не разрешили.

* * *
В центральной прессе публикуется постановление Президиума ВС РСФСР «О политическом положении в Чечено-Ингушетии». Исполкому ОКЧН предписано в трехдневный срок сдать все оружие. В местной – ответное постановление Исполкома ОКЧН – о мобилизации в ополчение мужчин от 15 до 55 лет.
* * *
Прибыла новая комиссия парламента России для «разборки» с Дудаевым. Во главе – Умар Темиров, в прошлом второй секретарь Карачаево-Черкесского обкома партии. Самолет с комиссией и охраной в бронежилетах приземлился почему-то на военном аэродроме. Встречал ее С. Беков, председатель рудиментарного Совмина. Можно было предвидеть, что с новой реальной властью у комиссии, прибывшей, разумеется, с самыми миролюбивыми целями, любви не получится. И какая любовь в бронежилетах?
* * *
Посреди площади – столик, на нем тетрадка. Идет запись народное ополчение. За несколько дней записалось 62 тысячи человек.
* * *
Этой ночью в Грозном в самом деле стреляли: не ко времени (так оно сейчас, к сожалению, чаще всего и бывает) вспыхнул бунт в Грозненском следственном изоляторе.
Направленный в помощь охране бронетранспортер нечаянно (а Дудаев полагает – чаянно) заблудился и заехал на центральную площадь, где шел митинг и были вооруженные люди. Обошлось. На другой день, принимая комиссию из Москвы, он улыбался вымученно, выглядел переутомленным, был резок и неустойчив.
* * *
И все же переговоры было пошли! Исполкомовцы и комиссия собрались в круглом холле на втором этаже бывшей гостиницы КПСС и стали обсуждать согласительный документ.
Неожиданно легко утвердили дату выборов парламента и Президента, предложенную Исполкомом: 27 октября. В ответ Джохар Дудаев выразил готовность разблокировать административные здания, убрать с улиц гвардейцев – в казармы, а оружие – в места хранения под контроль МВД. Дальше все пошло спокойно, почти дружелюбно. Общее настроение выразил депутат из России Ю. Лучинский, который вдруг облегченно сказал: «А я-то в российском парламенте голосовал за самые жесткие меры, включая арест членов Исполкома».
Остались два последних пункта согласительной бумаги. Но все устали и решили эти два пункта перенести на завтра. А назавтра они не явились!
* * *
Почему так много и целенаправленно врет пресса? Даже симпатичные ведущие «Вестей» с лукавой и многозначительной улыбкой несут ахинею о Чечено-Ингушетии. Будто бы национальные гвардейцы вынесли смертный приговор Хасбулатову и Руцкому, будто у квартиры Хасбулатова по этому случаю выставлена охрана…
* * *
Кто-то принес известие: «Они (комиссия) – в МВД». Что они там затевают? Дудаев мрачен.
* * *
Худшего не случилось. Через несколько дней комиссия ни с чем отбыла в Москву.
* * *
Народный депутат Ю. Лучинский по возвращении в столицу дал интервью «Курантам» и перекаялся по-новому: Дудаев произвел, оказывается, на Лучинского «крайне неприятное впечатление, он крайне обозлен и нагл во всех своих утверждениях», а «восемь часов переговоров с ним не дали никаких результатов». И, главное, Лучинскому опять захотелось Дудаева арестовать, поскольку в действиях генерала он вслед за Руцким усматривает «признаки целого ряда преступлений: разжигание национальной розни, пропаганда войны и насилия и просто бандитизм».
Что это с вами, господа российские депутаты?!
* * *
Уточнена повестка дня предстоящих выборов. Вопрос о вхождении или невхождении республики в состав России не стоит. Его будет решать референдум, назначенный будущим парламентом.
* * *
День выборов позади.
К вечеру стали известны предварительные итоги: победил председатель Исполкома ОКЧН Джохар Дудаев.
Я видела тех, кто верил в счастливую звезду Дудаева и ждал его президентства. Их много, и надежды их понятны. Я знаю и тех, кто считает его национал-большевиком, склоняющимся к исламскому фундаментализму, кто боится его единоличной власти» рожденной винтовкой. Их страхи близки и мне. Я говорила с генералом Дудаевым и долго его слушала, знаю его некоторых друзей и соперников и, подобно им, убеждена: несмотря на политический романтизм Дудаева, компромиссы возможны. И если в политике хочешь добиться успеха, лучше с Президентом республики разговаривать без ультиматумов, без брани и не фельдфебельским языком.
Но и Дудаеву предстоит заново ощутить ответственность и перед своим народом, и перед другими народами Кавказа и, хочет он этого или не хочет, – перед Россией. Все его проблемы еще впереди, и выборы – самая трудная из них.
Из Грозного новые сообщения: антидудаевская оппозиция и реанимированный Высший временный совет формируют «народное» ополчение. В городе записалось уже пятьсот человек. У ополчения будто бы бронетранспортеры и другая тяжелая техника. Если так, то страшное дело задумано. У нас общий дом. Выжечь его часть невозможно. Сгорим все.
ИРИНА ДЕМЕНТЬЕВА
(Известия, 1991, 2 ноября)
ЗАБУДЬТЕ О ГАЗАВАТЕ
Радиостанция «Свобода» предоставила нам право опубликовать свое интервью с известным представителем советской эмиграции, чеченцем по национальности – профессором АБДУРАХМАНОМ АВТОРХАНОВЫМ.
– То, что сейчас происходит в Чечено-Ингушетии, – это, по-моему, бунт детей в отместку за гибель своих отцов и матерей в адских условиях депортации в далекие, холодные, голодные Казахстан и Киргизию. Это всенародный протест против все продолжающегося господства старых структур власти в Чечено-Ингушетии. Это начало освободительной революции народа за свою независимость, независимость Северного Кавказа. Это борьба за постановление независимости, провозглашенной нашими народами в 1918 году, когда была образована Северо-Кавказская республика, а следом провозгласили независимость народы Азербайджана, Армении, Грузин. Все эти республики были ликвидированы колонизаторами: Деникин ликвидировал Северо-Кавказскую республику к 1919 году, Ленин – независимые республики Азербайджан, Армению и Грузию в 1920–1921 годах.
– Профессор Авторханов, осуществимы ли, по вашему мнению, эти цели без применения силы?
– Я категорически против применения силы и любой форме и с любой стороны. Как со стороны России, так и со стороны горцев. Еще в самом начале кризиса власти в Чечено-Ингушетии, когда ко мне участились настойчивые звонки из Грозного – запрашивали мое мнение или мой совет, – я ответил телеграммой на имя тогдашнего Председателя Верховного Совета республики Завгаева и генерала Дудаева: «Берегите Чечено-Ингушетию от новой трагедии. Решайте вопросы кризиса власти в рамках Конституции».
Я не сомневаюсь как в идеализме Джохара Дудаева, так и в благородстве его национальных мотивов. Но я против нового газавата. Я против повторения кавказской войны периода Шамиля. Мы живем в новое время, в новых условиях и с новой Россией.
Поэтому на основе адата горцев, когда старики пользуются привилегией давать советы молодым, я обращаюсь лично к вам, дорогой Джохар Дудаев.
Забудьте, пожалуйста, о газавате. Ищите ваше спасение и свободу на тех же путях, на которых их завоевали окраинные республики бывшего Советского Союза.
Только мы должны помнить: слишком дорого обойдется наша национальная независимость, если мы пойдем без России и против России. С Россией демократической у нас, как я думаю, есть все шансы достигнуть нашей цели на мирных путях.
– Профессор, поскольку вы заговорили о России, как вы оцениваете действия и заявления российского правительства в условиях нынешней ситуации в Чечено-Ингушетии?
– Я считаю поведение российской администрации по данному вопросу опрометчивым, чтобы не сказать скандальным. Может быть, это объяснялось отсутствием в Москве Президента Ельцина. Как бы там ни было, политические и психологические аспекты действий российской администрации совершенно очевидны. Во время своего пребывания в Татарстане Ельцин сделал прямо-таки историческое заявление. Когда татары попросили дать Татарстану государственный суверенитет, Ельцин, как известно, ответил: «Берите столько суверенитета, сколько вы можете осуществить».
Это заявление Ельцина вызвало к нему глубокие симпатии русских народов. Но скоро последовали другие слова, реставрация пресловутого лозунга: «За единую и неделимую Россию», тогда и произошло глубокое разочарование. Под этим лозунгом Деникин разгромил республики Северного Кавказа.
Серьезной ошибкой я считаю решение руководства РСФСР предъявить ультиматум Чечено-Ингушетии о разоружении национальной гвардии – той самой гвардии, которая во время путча в Москве выступала на стороне демократии и свободной Росси против России сталинской.
Сейчас у меня создалось впечатление, что кризис власти в самой Чечено-Ингушетии перерос в кризис отношений между свободной Россией и маленьким горским народом. Я за то, чтобы разрешить этот кризис на мирных путях. Здесь Россия должна продемонстрировать подобающую великой нации мудрость, а чеченцы и ингуши – проявить благоразумие и запастись максимальным национальным терпением.
– Профессор, что вы думаете о внутренних национальных отношениях в Чечено-Ингушской Республике?
– Что касается внутринациональных отношений на Северном Кавказе вообще и в Чечено-Ингушетии в особенности, отношений между дагестанцами и чеченцами-аккинцами, между ингушами и осетинами, между ингушами, чеченцами и казаками, то я должен предупредить наш народ, и предупредить очень настойчиво: сторонники старого режима в бывшем Советском Союзе, их местные национальные представители готовят еще небывалую в истории рознь между этими народами.
Я категорически утверждаю, что это будет концом всей нашей национальной борьбы и физическим концом нашего существования. Делайте все, чтобы мы не воевали между собой. Осетины – мои и ваши братья! Дагестанцы – мои и ваши братья! Казаки веками живут рядом с вами.
Наш союз между собой – это единственная гарантия предупредить провоцируемую нам интервенцию со стороны русской армии. Пожалуйста, запомните это. Пожалуйста, прислушайтесь к голосу человека, который знает нашу историю и неплохо знает советскую систему. До свидания. Будьте счастливы.
А. АВТОРХАНОВ
(Литературная газета, 1991, № 43)
НЕ ДАЙ АЛЛАХ ТОМУ СЛУЧИТЬСЯ
Генералу Джохару Дудаеву нравилось давать интервью. Удобно расположившись в кресле бывшей гостиницы Совмина бывшей ЧИ АССР, он даже не пытался внятно отвечать на наши вопросы, постепенно превращая интервью в монолог. Телохранители (которые, кстати, впоследствии оказали нам массу мелких услуг и вообще вели себя очень корректно) демонстративно заняли позиции по углам холла, перехватив за ствол новейшие автоматы.
Очень удачный получился монолог человека, захватившего власть в одной отдельно взятой автономии и не желающего с ней расставаться. Но все, однако, не так просто. В Верховном Совете России с подачи весьма негодных информаторов утвердилось мнение, что в Чечено-Ингушетии какой-то генерал самозвано захватил власть, а все остальные попрятались, кто куда и дрожат при одном упоминании его имени. Результатом этого, мягко говоря, незнания ситуации стала поездка вице-президента Александра Руцкого и все, что за ней последовало.
Да, Джохар Дудаев действительно захватил власть после того, как разъяренные женщины за волосы выволокли из здания рескома бывшего главу парламента и одновременно первого секретаря обкома КПСС Доку Завгаева (который еще в 1990 г. способствовал избранию Д. Дудаева председателем Исполкома ОКЧН), а его заместитель сиганул со второго этажа и сломал себе ногу. Дудаев захватил власть после двухнедельного непрерывного митинга на центральной площади Грозного, после противостояния с милицией и невесть откуда взявшимися армейскими БТРами.
Он захватил власть тогда, когда ее уже не было.
Для тысячи людей, собравшихся на площадях и улицах Грозного, это противостояние означало конец коммунистического, антинародного режима Доку Завгаева, прославившегося феноменальным взяточничеством еще в бытность свою министром сельского хозяйства ЧИАССР (мы уже не говорим о его пребывании в должности главы парламента республики). Чем был этот митинг для одного из лидеров Общенационального конгресса чеченского народа (ОКЧН) Джохара Дудаева? Один Аллах знает…
После свержения Завгаева и роспуска ВС ЧИР реальная власть оказалась в руках Исполкома ОКЧН, то есть фактически у Дудаева, контролирующего национальную гвардию (на данный момент в ополчение записалось 62 тысячи человек, в самой гвардии людей заметно меньше, но именно они захватили здания телевидения, радио, КГБ, виртуозно разоружив милиционеров). Для создания юридической базы новой власти был сформирован Высший Временный Совет (ВВС) во главе с народным депутатом Лечи Магомадовым, бывшим вторым секретарем рескома, а на тот момент – правой рукой Дудаева в ОКЧН. В состав ВВС изначально было избрано 32 человека, в том числе и практически все нынешние лидеры оппозиции (Магомадов. Багауддин Бахмадов, Ахмед Арсанов, Юрий Черный и другие). Со временем фактическое число членов ВВС сократилось до восьми человек, которые пошли на открытую конфронтацию с ОКЧН, обозвав Исполком «незаконным сборищем», а Дудаева – диктатором.
Причины этого неожиданного раскола сейчас неизвестны никому, кроме непосредственных участников драмы. Да, может быть, еще статистам-телохранителям, в сопровождении которых формальный лидер оппозиции Багауддин Бахмадов появляется даже на заседаниях «круглого стола», провоцируемого к работе присутствием депутатской комиссии Верховного Совета РСФСР и особенно народного депутата России Сайд-Хамзата Нунуева – единственного чеченца в ее составе.
«Дудаевцы» обзывают «бахмадовцев» «гэкачепистами» и партократами, а те отругиваются «диктаторами» и «мятежниками». Тупик.
Однако не совсем ясный конфликт внутри одной чеченской национальной организации (формально и Магомадов, и Бахмадов остаются заместителями Дудаева по Исполкому ОКЧН и громогласно заявляют о том, что в случае введения российских войск в республику, они тут же встанут с оружием в руках рядом с генералом) не единственное противостояние среди правящей верхушки чеченского народа. Позорно выброшенный из Верховного Совета Доку Завгаев находится сейчас под охраной родственников в родном Надтеречном районе, откуда руководит лично ему подчиненной оппозицией (не путать с оппозицией Бахмадова!). Нам доподлинно известны номера автомашин, из которых по ночам раздаются автоматные очереди, известно и то, что Завгаев фактически провоцирует обострение напряженности в республике. Главные противоречия между ОКЧН и ВВС – вопросы о вооружении и сроках выборов. Лозунг ОКЧН, висящий на здании рескома: «Сложить оружие – все равно, что добровольно снять штаны!» Бахмадов же утверждает, что никакие переговоры и никакая предвыборная кампания невозможны при наличии у Дудаева вооруженной гвардии.
Александр Руцкой, переговорив со всеми действующими лицам этой трагедии, однозначно занял сторону ВВС, по сути дела приказав Дудаеву разоружиться и согласиться на более поздние сроки выборов.
Несколько кавалерийский подход Руцкого к чеченской проблеме взорвал атмосферу в Грозном. Дудаев буквально воспринял угрозы вице-президента и министра внутренних дел России Дунаева о возможном вводе российских войск в Грозный и объявил мобилизацию. Поддержанный Руцким, Бахмадов не оправдал надежд вице-президента и неожиданно заявил, что перейдет на сторону Дудаева, «если русские придут». Обе конфликтующие чеченские стороны после выступления Руцкого по центральному телевидению объявили о своем нежелании входить в состав России. Завгаев отмолчался – он, кстати, хоть и выступал в свое время против Ельцина, но всегда работал за «союз навеки» – не здесь ли собака зарыта?
Президиум Верховного Совета обсудил положение в Чечено-Ингушетии и едва сдержал сам себя, чтобы не ввести войска в город.
Замаячил призрак горской войны и газавата, который, кстати, приняли 50 тысяч молодых чеченцев.
Так развивались события. Но что же за ними? Клановые противоречия внутри чеченцев, конечно же, сильны, но на данный момент лишь тайп (род) Доку Завгаева открыто выступает на стороне своего родственника как единая и сплоченная сила. Нет никаких подтверждений тому, что Дудаев (кстати, не чистый чеченец, а орстхоец – народность живущая на границе территории Чечни и Ингушетии и вобравшая в себя кровь обоих доминирующих в республике вайнахских народов) использует свой род в борьбе за власть. Родовые противоречия гораздо сильнее сказывались в коммунистические времена, когда чеченец или ингуш, заняв мало-мальски руководящий пост (как правило, с помощью взятки – до сих пор в республике продается и покупается практически все), заполнял вертикальные структуры своими родственниками. В нынешней ситуации родовой строй сказывается только на нижнем и среднем уровнях политики: человек, оказавшийся, скажем, на стороне Дудаева, перетягивает под свои знамена родственников или же наоборот – отказывается выступать против Бахмадова, у которого служит его двоюродный брат. Сейчас только Завгаеву выгодно провоцирование межродовых противоречий.
Еще один миф – исламская республика. Дудаев категорически отказывает ей в праве на жизнь в Чечне, хотя это и не означает, что завтра, к примеру, он не переменит свою позицию. Не желают создания исламской республики и ингушские муллы, в частности, имам Назрани Ахмед Пошев, мотивируя это неготовностью чеченцев и ингушей жить по законам шариата. Однако среди чеченских мулл находится немало фундаменталистов, уже сейчас призывающих к джихаду, но они (кроме очень молодых и зеленых) скомпрометированы коррупцией с режимом Завгаева и антиисполкомовской позицией в первые дни митинга.
Сильно пошатнулся и авторитет Руслана Хасбулатова после того, как он оказался вынужден подписать постановление Президиума ВС РСФСР о положении в Чечено-Ингушетии. Кстати, никто за его голову никаких денег не давал и очень хотелось бы узнать, откуда пошла эта «информация»?
Джохар Дудаев и его «зам. по идеологии» молодой, образованный, бородатый и умный Мовлади Удугов убеждены, что генерал победит на выборах, несмотря на то, что кандидатами в президенты зарегистрировалось уже 10 человек, и это, видно, не предел. Не ясно только, какое государство желает создать Дудаев, став Президентом Чечено-Ингушетии.
По некоторым сведениям возможно искусственное обострение обстановки на ингушско-осетинской границе, что вполне может привести к общему взрыву на Кавказе.
Дело в том, что осетино-ингушский спор из-за Пригородного района (кроме того, ингуши претендуют на правобережную часть столицы Осетии) при сохранении нынешней расстановки сил в ингушскую пользу ничем, кроме оружия, решен не будет. Но если ингушская молодежь, сдерживаемая в Назрани только усилиями стариков и имама Ахмеда Пошева, все-таки решится напасть на Осетию (правда, слабо представляется, как это может быть технически осуществлено), то под угрозой геноцида окажутся Ингушские поселки в Осетии – Южный, Октябрьское и другие, не говоря уже о том, что и сама Назрань не защищена от хорошо вооруженных беженцев из Южной Осетии. В конфликт включатся и казаки – естественные союзники осетин в спорах с вайнахами (чеченцами и ингушами). Таким образом, война охватит практически весь Северный Кавказ (делегация Кабарды уже сейчас выразила готовность поддержать Чечено-Ингушетию). Будут быстро реанимированы идеи Горской федерации, что втянет Россию в войну во сто крат хуже Карабаха.
Вице-президенту России надо было бы все же подумать, прежде чем с трибуны третьего съезда ингушского народа обещать ингушам всестороннюю помощь и поддержку.
Ингушетия оказалась расколотой на два лагеря. Меньший из них, но пользующийся поддержкой в столице – Назрани, представлен организацией «Нийсхо» во главе с Исой Кодзоевым. В последние дни он выступил против союза с Россией и поддержал действия ОКЧН и Дудаева. Ему противостоят менее радикальные силы: Оргкомитет по восстановлению Ингушской автономии во главе с Бембулатом Богатыревым и Бексолтаном Сейнароевым. Оргкомитет не стремится насильственно решить проблему Пригородного района, однако, и среди его сторонников терпение на исходе. Кроме того, ситуация тупиковая: ингушское руководство отказывается вести какие-либо переговоры с Осетией и выдвигает заведомо невыполнимое требование: передачу большей части Владикавказа.
Население Чечни готово воевать с русскими войсками, если у кого-то хватит ума продемонстрировать другим автономиям публичную порку Чечни. Нынешние события в Грозном – не просто захват власти и отстранение продажного режима Завгаева, это возможная прелюдия к кардинальным изменениям взаимоотношений Москвы с кавказскими автономиями. Можно по-разному относиться к Доку Завгаеву, Джохару Дудаеву и Багауддину Бахмадову, но нельзя не признавать за чеченцами право самим выбирать свое государственное устройство. Сейчас в Москве никто не может предсказать, какой режим установится в Чечено-Ингушетии после проведения там президентских выборов, но никто не может навязывать Чечне свои идеи государственности.
Вот путь развития, который все более завоевывают умы и сердца чеченцев, а именно – попытка совместить принципы западной демократии (парламентское устройство, институт президентства, суд присяжных) и местные адаты – традиции, без которых немыслима жизнь чеченца (Мехк Кхел – суд старейшин, принципы родовых взаимоотношений. Совет старейшин), наиболее перспективен. Единственное условие его реализации: бескровное развитие этой революции. С горечью придется признать, что вооруженное столкновение возможно, причем не только с бездарно посланными в Чечню русскими войсками, но и внутри чеченского народа между враждующими группировками Дудаева, Завгаева и Бахмадова. Не дай Аллах тому случиться!
ЕВГЕНИЙ КРУТИКОВ, ПЕТР АКОПОВ
(Голос, 1992, № 42)
КОГДА ЗАПАХЛО ПОРОХОМ
Солдатушки — бравы ребятушки…
До каких пор они будут заменять собой Верховный Совет?
Проходя по улицам Грозного после трех кошмарных дней чрезвычайного положения в Чечено-Ингушетии, всматривался я в лица горожан. Ловил себя на мысли: многих из них могло не быть в живых. Как и тех парней в солдатской форме, которые, повинуясь силе приказа, прибыли сюда, чтобы вскоре под шумное ликование толпы покинуть пределы республики.
У каждой трагедии есть свои авторы. Есть они и у грозненского сценария.
Вскоре после вывода войск появились в средствах массовой информации официальные сообщения о том, что руководство России имело, мол, искаженную информацию о жизни в Чечено-Ингушетии, что силовые методы в такой ситуации крайне нежелательны, ибо могли привести к тяжким последствиям. Выводы верные, но запоздалые. Тогда, 9 ноября, от руководства МВД России в Грозный поступали команды одна жестче другой, звучали требования о применении силы. И надо лишь благодарить судьбу за то, что нашелся в те минуты человек, взявший на себя всю полноту ответственности, поступил политически разумно.
Имею в виду заместителя командующего внутренними войсками МВД СССР генерал-майора Виктора Гафарова. Он прибыл с войсками ночью 8-го. Еще не сообщалось об Указе Президента РСФСР Б. Ельцина о введении чрезвычайного положения, поэтому, естественно, появление в городе военнослужащих встревожило местное население. Когда без каких-либо объявлений на аэродром приземляются тяжелые военно-транспортные самолеты, до отказа заполненные солдатами в бронежилетах и касках с автоматами в руках – это ведь неспроста. Люди почуяли неладное. В воздухе запахло порохом. И даже те, кто не был настроен воинственно, потянулись к оружию.
Когда в программе «Вести» был зачитан Указ Президента России о том, что в связи с резким обострением обстановки в Чечено-Ингушетии вводится чрезвычайное положение, время было упущено. Все дороги заблокировали тяжелые грузовики и вооруженные национальные гвардейцы. Центр города заполнился народом. Указ сработал, как мощный детонатор. Общий настрой массы: «Мы готовы умереть, но отстоять свою свободу!» Умирать собирались не без боя: среди тысяч собравшихся на площади и прилегающих улицах большинство были вооружены. Причем не только старыми винтовками и охотничьими ружьями, но в основном автоматами, пулеметами, гранатометами новейших модификаций.
Из прибывших на аэродром под Грозный сил внутренних войск в здание МВД Чечено-Ингушетии удалось добраться на двух автобусах лишь сотне человек: сотрудникам российского МВД, группе офицеров внутренних войск да двум взводам солдат. А около здания к тому времени собралось несколько тысяч жителей. Все окна были взяты под прицел – на крышах соседних зданий заняли позиции несколько пулеметчиков. Что могла сотня пусть даже хорошо обученных специалистов в такой обстановке? Идти напролом со стрельбой и взрывами? Уложить при этом тысячу-другую, но и самим пасть замертво?
Генерал-майор Гафаров, человек опытный, трезво оценивал положение. Он торопил Москву с принятием решения, могущего остудить накал страстей. Понимание находил не у всех. У командования войск – да, министра внутренних дел страны Виктора Баранникова – да, а вот, у заместителя министра внутренних дел России Андрея Дунаева – нет. Именно от него Виктор Сергеевич слышал немало упреков в «нерешительности», «трусости» и даже «предательстве». Позднее Гафаров скажет: «Может, из московского кабинета совсем иначе виделась ситуация, но мы-то понимали: потеряем здесь всех солдат, сами погибнем, город захлебнется в крови – и что? Развяжем новую кавказскую войну…»
«Да, – продолжал Виктор Сергеевич, – приказ надо выполнять. Но какой ценой? Я смотрел на офицеров и солдат – на их лицах не было растерянности, люди приготовились стоять до конца. Но ведь каждый в душе понимал бессмысленность бойни. И я специально тянул время. Встречался то с одной, то с другой группой аксакалов, а мысль не покидала: почему молчит Москва? Точнее, она не молчала, но звонки и телеграммы шли из МВД России с приказом действовать.
Пришлось ослушаться…».
Решение о выводе войск, принятое Гафаровым, было единственно верным в той обстановке. Я видел, как уходили из Грозного автобусы с воинами. Толпы вокруг, но на лицах солдат не было испуга, нет, они уезжали с удовлетворением. Солдаты исправили ошибку политиков, которые признали это лишь через несколько дней. Сначала российский парламент, а затем и все остальные. Но до каких пор военные будут заменять собой Верховные Советы – союзный, и российский, и других республик. К такому вопросу подталкивают события не только в Чечено-Ингушетии, но и в Южной Осетин, Нагорном Карабахе, Приднестровье. Да разве мало у нас ныне «горячих точек»?!
В день, когда мы с генералом Гафаровым уезжали из Грозного, в Южной Осетии погиб молодой офицер внутренних войск. А в Степанакерте, куда вскоре прибыли, поразил вид стены в здании, где размещена комендатура района чрезвычайного положения. В траурных рамках крупными буквами вписаны фамилии солдат и офицеров, погибших здесь в Нагорном Карабахе. Десятки фамилий. По алфавиту: лейтенант О. Бабак, старший сержант С. Вяткин, сержант И. Гойек, полковник В. Григорьев… И так – на каждую букву алфавита, порой на одну – несколько фамилий. Горький, берущий за сердце мортиролог.
Понимаю, что обижу многих политиков, но скажу: они погибли, потому что решение проблем свалено ныне на плечи офицеров и солдат. Пусть бы те, от кого зависит выход из межнациональных тупиков, постояли у этого скорбного длинного списка, проводили в последний путь гроб с телом погибшего парня, которому жить бы да жить, посмотрели в глаза родителей тех юношей, кого бросали на растерзание толпы в Грозном или на страдания в Нагорном Карабахе. Может, отложили бы другие дела, толкучку у микрофонов и пустую полемику да решили бы эту самую больную проблему.
ВЛАДИМИР ГОНДУСОВ
(Советская Россия, 1992)
ГРОЗА ПОКА ОБОШЛА ГРОЗНЫЙ
Что вы знали о Чечено-Ингушетии еще вчера? Что столица ее – город Грозный, и то, наверное, вспомнили бы с трудом. Сегодня же об этой кавказской республике, кажется, говорят все.
События развивались стремительно. 8 ноября Президент РСФСР Борис Ельцин ввел на всей территории Чечено-Ингушской Республики чрезвычайное положение. Указ был принят в связи с резким обострением обстановки там, «вызванным незаконными действиями Исполкома общенационального конгресса чеченского народа и его лидеров, стремящихся путем организации массовых беспорядков, с применением насилия, отстранить от власти законно действующие государственные органы».
Ответ последовал незамедлительно: решение о введении чрезвычайного положения буквально всколыхнуло жителей республики. В считанные часы Грозный превратился в хорошо укрепленную крепость. Блокированы автомагистрали. По неподтвержденным данным, перекрыто движение на железной дороге. Национальной гвардией контролируется гражданский и военный аэродромы. Указом Президента Чеченской Республики генерала Джохара Дудаева на всей территории этой республики уже 9 ноября отменено введенное российским Президентом чрезвычайное положение и объявлено военное положение. Объявлена всеобщая мобилизация. По свидетельствам очевидцев, жители Грозного приступили к строительству баррикад. В ответ на это, как известно, российские власти направили туда около тысячи солдат внутренних войск…
Судя по всему, там может пролиться кровь. Такое мнение высказывают сегодня многие наблюдатели. Вот, например, точка зрения английской «Санди телеграф»: если Ельцин решит силой отстранить от власти президента Чеченской Республики Дудаева – кровопролития не избежать. «Перед Ельциным стоит дилемма, — указывает газета. – Если он пойдет на это, то его будут считать ответственным за любое кровопролитие. Если же он отступит, то может открыть дорогу к тому, чтобы и другие национальные меньшинства начали утверждать свою независимость, а это приведет к расколу Российской Федерации, аналогичному расколу Советского Союза».
Как поступит Ельцин?
Пока, похоже, сказать трудно. Известно лишь, что Верховный Совет РСФСР принял постановление об Указе Президента РСФСР «О введении чрезвычайного положения в Чечено-Ингушской Республике». Верховный Совет РСФСР признал правомерность действий Президиума Верховного Совета и Президента РСФСР в их попытках урегулировать конфликт в Чечено-Ингушской Республике политическими средствами. Верховный Совет считает, что в создавшейся ситуации невозможно утвердить Указ Президента России. Необходимо продолжить урегулирование возникшего кризиса и не путем применения чрезвычайных мер, а политическими средствами. Президенту РСФСР, палатам, комитетам, комиссиям, Президиуму Верховного Совета РСФСР «необходимо принять меры по стабилизации политической ситуации в Российской Федерации, обеспечению ее территориальной целостности, защите государственности и жизненных интересов всех населяющих ее народов, урегулированию федеративных отношений в РСФСР. Решено сформировать делегацию РСФСР для переговоров со всеми политическими силами Чечено-Ингушской Республики для политического урегулирования конфликта и подтвердить мандат этой делегации Верховным Советом РСФСР.
По предложению депутата Шахрая была принята поправка, согласно которой предлагается установить особый режим въезда и выезда из Чечено-Ингушской Республики, исключающий ввоз оружия.
Как это аукнется в Грозном? Поживем – увидим. Однако жить становится все напряженнее. Как стало известно, генерал Дудаев в случае применения Ельциным силы обещал превратить Москву в зону бедствия. Он, правда, не уточнил, что имеет в виду. Впрочем, будем надеяться, что конфликту будет найдено политическое решение.
О. РЕМИЗОВ
(Московская правда, 1990, 12 ноября)
ОБОЙТИСЬ БЕЗ КРОВИ МОЖНО, НО СЛОЖНО
Чечено-Ингушетия военизируется на глазах. До 62 тысяч выросло число «национальных гвардейцев». Сформирована общевойсковая дивизия. Бывшие соратники вице-президента Руцкого по Афгану оформились в спецназ. Идет работа по созданию танковой бригады. Есть уже и женский батальон. Все эти приготовления напоминают период формирования национальной гвардии в Хорватии. Не придется ли нам познакомиться с «югославским вариантом», не выезжая за пределы собственной страны? Рассказывает первый заместитель министра внутренних дел РСФСР, начальник криминальной милиции генерал-майор Вячеслав Комиссаров.
– Как вы расцениваете появление указа президента России? Насколько он был своевременным?
– Основания для беспокойства со стороны президента и Верховного Совета РСФСР были и есть. Боевики (по-другому назвать их трудно) не просто разгуливают по городу с оружием, они совершили нападение на республиканский КГБ, ранили сотрудника, овладели оружием и боеприпасами, захватили телецентр. Терроризировали сотрудников МВД ЧИР. Массовые беспорядки отмечались и в следственном изоляторе.
Другое дело, что способы решения проблемы могут быть разные. Один, с которым сроднились за семьдесят лет, – метод диктата, насилия. Другой – поиск политических решений. На мой взгляд, этот путь до конца пройден не был. Считаю, нам придется идти на диалог с Дудаевым. И с теми силами, которые за ним стоят.
– Что это за силы?
– Духовенство и старейшины – уважаемые и авторитетные в республике люди. Особенно среди чеченцев. Влияют на ситуацию мюриды, исламские фундаменталисты. Причем, возможно, не только «отечественные». Я беседовал с представителями старейшин. Они прямо заявили, что если Дудаев не будет выполнять их волю, потеряет доверие, они изберут другого президента.
– Означает ли это, что Джохара Дудаева поддерживает ограниченный круг людей?
– Во-первых, его популярность значительно возросла в дни чрезвычайного положения. Во-вторых, Дудаев стал Дудаевым не без нашей помощи.
– Как это понимать?
– В дни августовского переворота генерал Дудаев и его сторонники поддержали Ельцина. И неплохо поддержали, в том числе путем вооруженного давления. В тот момент им никто не сказал, что такое недопустимо даже из благих побуждений. Да и вообще тех, кто выдвинул Дудаева, понять можно. Большинство из них – мудрые люди, прошедшие суровую жизненную школу. Они говорят: «Раньше партократы управляли республикой, процветала коррупция, взяточничество. И после августа они, вместо того чтобы уйти с политической арены, продолжали цепко держаться за власть. Разве это справедливо?» Причем приводятся конкретные примеры: чтобы устроить внучку в институт, я дал столько-то; чтобы вылечить внука, мне пришлось заплатить столько-то. Помогли мы простому чеченскому народу хотя бы советом, как определиться в выборе путей к будущему, форм реагирования и протеста? Па мой взгляд, нет.
– Так вы поддерживаете их действия?
– Со многими доводами я согласен, оснований для возмущения и протеста предостаточно. Не могу согласиться лишь, что путь для решения проблем они избрали нецивилизованный, чреватый кровью и тяжкими последствиями на всем Северном Кавказе.
– У вас большой опыт работы в этом регионе, вы знаете обычаи населяющих Кавказ народов. Ваш прогноз: как будут дальше развиваться события?
– Это напрямую зависит от того, насколько быстро и эффективно сможет президент Чеченской Республики решить ряд неотложных проблем. Во-первых, ему надо восстановить правопорядок, изъять оружие, определиться по поводу боевиков, ополченцев. И это у Дудаева может получиться: он человек твердый. Сложнее другое – решить экономические проблемы. По имеющимся данным, запасов продовольствия в республике осталось на 20–25 дней. Меры, которые принимаются сегодня, простите, экономически наивны. Я имею в виду посты на границах республики с целью препятствовать вывозу сырья и продовольствия. Близлежащие области и республики, защищая свой потребительский рынок, выставляют точно такие посты по другую сторону. Могут быть вооруженные столкновения, прольется кровь.
Существует и третья проблема. Дудаева избрали чеченцы. Не берусь судить, сколько за него проголосовало, были ли фальсифицированы итоги выборов – мне это доподлинно неизвестно. Но определенно могу сказать: республика не сделает ни шагу вперед в своем развитии, если Дудаев не заручится поддержкой ингушей и русских. А их там ни много ни мало – около 600 тысяч.
– Обойдется ли без гражданской войны в этом регионе?
– Отвечу осторожно: пока благодаря нашим совместным усилиям обошлось. Я благодарен старикам и духовенству, они, прежде всего, проявили мудрость и выдержку.
– Но ведь вас, насколько я знаю, именно за неприменение силы вице-президент обвиняет в неисполнении приказа…
– Свой долг я выполнил, приказ не нарушил и горжусь тем, что удалось предотвратить кровопролитие. А все остальное, к примеру, моя служебная карьера, – это уже не так важно. У меня была четкая задача: оказать методическую, практическую помощь представителю президента России в ЧИР Арсанову в поддержании общественного порядка. Знаю: некоторые полагали, что я должен был применить силу. А я горжусь, что всюду, где когда-либо работал и бывал – в Северной Осетин, в Алма-Ате, в Грозном, – удавалось уберечь главное: жизнь людей.
– Как вы расцениваете угрозу Дудаева лишить Москву покоя, если российские власти не признают суверенитет республики?
– Я не думаю, что Дудаев такой кровожадный и недальновидный. Больше четверти миллиона чеченцев живут на территории других республик. В основном России. Даже если определенные силы в Москве пойдут на экстремистские выходки, проблемы чеченского народа они тем самым не решат. Но могут вызвать ответную реакцию по всей России. Годится ли такой путь? Но раз «намек» прозвучал, мы его учли. И готовы защитить мирных людей. Пусть об этом знает генерал Дудаев.
– Будет необходимо – поеду.
ЕЛЕНА МАРТЫНОВА
МЫ НЕ ПРИБАВИМ СЕБЕ СВОБОДЫ,
ОТНЯВ ЕЕ У ДРУГИХ
Формулировки президентского указа: «В целях, – сказано в указе, – пресечения массовых беспорядков, сопровождающихся насилием…», «В интересах охраны конституционного строя республики…» – показались знакомыми. За несколько дней до этого в аппарате вице-президента России мне показывали документы:
«…Потребуется 12 тысяч внутренних войск и ОМОН… Сделать это можно за двое суток… Решение о привлечении дополнительных сил, в том числе внутренних войск, к локализации конфликта в условиях ЧП может быть предпринято по предложению МВД и КГБ РСФСР. Введение ЧП без согласия Президиума ВС республики (как известно, в Чечено-Ингушетии Президиум, как и весь ВС, самораспустился. – И. Д.) возможно только при наличии в момент подписания указа президента массовых беспорядков, сопровождающихся насилием…»
Читая такие докладные, невольно думаешь об адресате. Его целенаправленно информируют, во что-то втягивают (так ведь было с Михаилом Горбачевым) или он сам «обманываться рад»?
В Грозном я наблюдал весьма неловкие, неудачные попытки вице-президента Александра Руцкого, российской парламентской комиссии во главе с Умаром Темировым уговорить строптивого генерала Дудаева, лидера «чеченской революции», вести себя в рамках российских законов. Сегодня я полагаю, что ошибалась: ни к какому согласию посланцы Москвы не стремились. Как раз Дудаев шел на уступки, на диалог, а наши парламентарии от компромисса уклонялись.
Военный летчик, отставной генерал-майор Дудаев в политике человек новый. Его поступки, а особенно слова способны вызвать раздражение. Оброненное им замечание, что Чеченская республика должна стать самостоятельным, возможно теократическим государством, не входящим ни в СССР, ни в РСФСР, оттолкнули собственную интеллигенцию и определили отношение к нему в высших кругах российского руководства. Между тем были высказывания и противоположного смысла, но их уже никто не хотел слышать. Вице-президент Руцкой, говорят, тоже был прекрасным летчиком-истребителем. Но ведь талант истребителя в политике не самый главный.
Среди бумаг о Чечено-Ингушетии, собранных в «Белом доме», было и такое особое мнение председателя российского КГБ Виктора Иваненко, высказанное им в письме на имя Бориса Ельцина после возвращения комиссии Руцкого в Москву (Иваненко был в се составе). Давая достаточно резкую оценку действиям и высказываниям Дудаева, автор докладной отмечал, что в Чечено-Ингушетии идет противоречивый, но революционный процесс обновления, отторжения от прежней антинародной власти. Население связывает свои надежды с обещаниями лидеров Общенационального конгресса чеченского народа (ОКЧН) вести решительную борьбу с коррупцией и взяточничеством, улучшить социально-экономическое положение и преодолеть последствия массовых репрессий в отношении народа республики. В этих условиях, считал Иваненко, выход из кризиса возможен только на путях политических решений, поскольку силовые методы, напоминающие методы прежнего тоталитарного режима, неминуемо приведут к эскалации населения, большим жертвам, дискредитации политики РСФСР и ее руководства. И главная мысль: было бы целесообразно поручить Государственному совету выработать концепцию национальной политики Российской Федерации на Северном Кавказе и проводить эту политику на основании тщательного, всестороннего обсуждения каждого решения, исходящего от руководства России.
Как всегда обошлись без «концепции». Письмо осталось без ответа. В Чечено-Ингушетии ввели чрезвычайное положение, а председателю российского КГБ вменялась в вину недостаточная активность в реализации президентского указа. Руслан Хасбулатов сообщил парламенту России, что предложил президиуму Иваненко уволить! Что впереди? Кавказская война? Эти вопросы задавали себе многие.
Есть закон, за который так ратовал в своем докладе чрезвычайной сессии ВС РСФСР вице-президент Руцкой. А есть все еще непривычные для нас реалии национально-освободительных движений, вдруг возникшие перед нами на экранах телевизоров незнакомые крупные планы этих недавно еще молчаливых загадочных республик. Площадь, залитая народом, полукругом сидят старики со спокойными лицами (без них не начнется ни один митинг, при них не случится ни одно бесчинство), а поодаль стреляют в воздух, расчищают круг для лезгинки… То ли «черный день» чрезвычайного положения, то ли всенародный праздник… Всегда ли мы понимаем чрезвычайное положение этих народов в нашей географии и нашей российской истории? Уважаем ли в них то, что Вацлав Гавел назвал как-то освобожденной «инакостью» малых народов, сбросивших тоталитарное иго?
Два пути у российского руководства: в разрушенной стране продолжать демократические преобразовании или, выстроив скелет авторитарной власти, сплотить голодный русский народ национальной идеей. Нам ведь не впервой без хлеба, но с идеологией бросаться в бой. Вчера был «интернациональный долг», сегодня – «единая и неделимая». Результат всегда один: бесславие, еще большее обнищание, деморализация народа.
Мы не прибавим себе свободы, отняв ее у других. Мы не соединим, а разделим, расслоим русское общество. И, напротив, указ о ЧП в Чечено-Ингушетии уже сплотил чеченский народ, другие народы республики Кавказа. Если так, то оппозиции у Дудаева не будет. Рядом с ним встанут и сомневающиеся, и вчерашние противники.
Не надо быть прорицателем, не только чеченцы объединятся. Ингуши вспомнят о своих братьях. Отступят временные распри народов Северного Кавказа. А все другие национальные окраины?
При таком сценарии развития событий Россию ждут крупные неприятности. Но еще не поздно.
Войска, посланные на усмирение Чечни, с аэродромов не двигаются. Никто стрелять не хочет. Новая кровь, к счастью, не пролилась. Северный Кавказ не заполыхал. Российская Федерация еще не развалилась, и президент Ельцин не попробовал горького хлеба резидента разбегающегося Союза.
Речь идет не только о Чечено-Ингушской республике и даже не только о судьбе российских автономий вообще. Речь идет о выборе судьбы для всей России, а может быть, и более того – о возможном правом повороте.
Кто мог убедить Президента РСФСР отменить собственный указ?
Это мог сделать только Верховный Совет РСФСР, и он сумел отстоять честь российской демократии, честь российского президента.
К полудню второго дня заседания чрезвычайное положение в Грозном отменено. С утра депутаты шаг за шагом вырабатывали новый текст постановления. Отдавая должное усилиям президента и президиума в урегулировании конфликта в Чечено-Ингушетии, парламент, однако, признал невозможным введение указа о чрезвычайном положении в действие.
Полного единодушия, впрочем, не было. Один из депутатов, например, предложил… исключить Чечено-Ингушетию из состава России. А Сергей Шахрай разочарованно заявил, что, отменив указ президента, нечего теперь и думать об укреплении российской государственности.
Но у большинства оказалось другое представление о государственности.
ИРИНА ДЕМЕНТЬЕВА
(Московские новости, 1991, № 46)
«ФАЙНЭНШЛ ТАЙМС» — О СОБЫТИЯХ В ГРОЗНОМ
Прошел ровно месяц со дня драматических ноябрьских событий в Грозном. Три дня, которые потрясли Чечено-Ингушетию… Только ли? Весь мир пристально следил за событиями. Сообщения поступали по всем каналам информационных агентств, им отводили первые полосы крупнейшие газеты мира. Цель данной публикации – не описание тех тревожных дней. О них достаточно много писалось и пишется сегодня. Интересно проследить другое – каким увидел мир события в Грозном. Как распорядилась «четвертая власть» своим правом влиять на общественное мнение. Ничего удивительного, если чеченскую революцию изображали в разных, порой мрачных тонах. Каждый журналист имеет право на свою позицию, у каждого – свое видение. Удивляет другое – советская «демократическая» печать. Центральное телевидение. Российское радио… Это драгоценное слово, увы, пришлось закавычить по простой причине «утраченных иллюзий». К сожалению, разочаровали многие московские издания. Их правозащитная деятельность, дойдя до Кавказа, почему-то исчерпалась. Все больше внимание читателя отвлекалось от сути событий: ярко высвечивались любые негативные моменты, дерзкие реплики, сенсационные заявления… А ведь она-то, суть, ясна была, как день: у каждого народа есть право на самоопределение, и надо бы это право уважать.
Достаточно было взглянуть на фотоснимки, чтобы почувствовать всю ту отчужденность и неприязнь к чеченцам, которую демонстрировали многие центральные газеты и журналы. Вот уж поистине: легко любить весь мир, труднее понять и полюбить ближнего. И было бы великой несправедливостью обойти вниманием тех мужественных русских журналистов и издания, которые сумели сохранить свое лицо, свой почерк. Александр Гурнов и Ирина Дементьева, «Независимая газета» и «Аргументы и факты». Благо, что они есть, и этот список можно было продолжить. Благо и то, что есть в мире качественная и солидная пресса. Она не заражена великодержавным вирусом и способна разглядеть мир таким, каков он есть. К примеру, английская газета «Файнэншл таймс». Ее выписывают и читают почти все деловые люди Европы. Попробуем посмотреть на нашу революцию глазами этой газеты.
Корреспондент газеты Кристия Фрилэнд в своей статье: «Россия боится эффекта домино…» сообщала 13 ноября из Грозного:
– Генерал Джохар Дудаев, президент отколовшейся Чечено-Ингушской Республики, много не думает о тактике русского президента Бориса Ельцина.
– Русские совершают ошибку за ошибкой, – говорит лидер в военной форме, повторяя обвинение, которое господин Ельцин часто предъявлял своему сопернику, президенту Михаилу Горбачеву.
– Все более обостряя здесь конфликт, они тем самым консолидируют кавказские народы. Теперь Россия намного быстрее утратит свои колонии, чем это могло быть на самом деле.
Лихорадочная жизнь в офисе генерала Дудаева, набитом охраной с автоматами Калашникова, подтверждает его слова. Утром позвонил Звияд Гамсахурдиа, радикальный президент Грузин, пообещал поддержку. Днем – премьер-министр Дагестана, другой автономной республики в составе Российской Федерации, чтобы скоординировать ответные действия на ожидаемую блокаду со стороны России.
Генерал Дудаев сказал, что и Татарстан, крупнейшая автономная республика, также является верным сторонником. Лидеры на местах даже начинают поговаривать об ассоциации независимых от России северокавказских народов.
Кошмар русских состоит в том, что конфликт в Чечено-Ингушетии может стать отправным для реакции домино среди 16 автономных республик и более 30 автономных областей огромной Российской Федерации.
Кстати, личный воинствующий национализм генерала Дудаева разгорелся еще во время акций господина Горбачева в Балтии. Там генерал авиации отказался выполнять приказ по разгону демонстрантов, а непредсказуемость русского правительства и в эти выходные дни послужила толчком для обострения его национальных чувств.
На прошлой неделе господин Ельцин объявил чрезвычайное положение и призвал к готовности русские и советские войска. В понедельник парламент России отклонил это решение и покритиковал его.
Но отклонение решения законодательной властью недостаточно для генерала Дудаева и его сторонников, которые проводят беспрерывные демонстрации и отправляют религиозные обряды у здания парламента в столице, городе Грозном.
Генерал Дудаев говорит, что он откажется от встречи с российской делегацией, пока не будет признана Россией независимость его республики.
Он расценивает решение российского парламента как «провокационное» и говорит, что теперь Россия начнет экономическую блокаду под прикрытием резолюции парламента, принятой в понедельник. Эта резолюция запрещает ввоз оружия в регион, который и так уже изобилует военным оснащением.
Если Россия попытается оказать экономическое давление, то генерал Дудаев клянется: «Мы перекроем наши границы с Россией, и тогда Россия пострадает больше, чем мы».
Чечено-Ингушетия – нефтяной производитель, и главный путь из России в южные республики, включая богатый нефтью Азербайджан, пролегает через эту автономную республику.
Вчера азербайджанский парламент собрался, чтобы обсудить: поддержать или нет своих мусульманских братьев в Чечено-Ингушетии.
Чтобы предотвратить экономические потери, Чечено-Ингушетия уже заключила контракты с Турцией и Иорданией, бывший министр (ныне член парламента Иордании), чеченец по происхождению, часто посещает республику.
– Если Россия, которая уже окружила маленькую республику одной дивизией в Северной Осетии, одной или двумя в Дагестане и, ходят слухи, что идет перемещение войск в Ставрополье, выбирает военный путь, то это решение вызывает лишь сожаление, – говорит генерал Дудаев.
– Если бы у русских была сила, то они бы с удовольствием станцевали на могилах последних чеченцев. Но в сражении их потери могут быть в десять, а то и в сто раз выше наших, – считает генерал Дудаев.
Генерал Дудаев с гордостью говорит о только что созданном женском батальоне и рассказывает, что когда умирает последний чеченец в схватке, то начинают сражаться женщины. Он также говорит, что 300 тысяч, или приблизительно одна треть жителей республики, изъявили добровольное желание служить в рядах национальной гвардии.
Это было заметно в понедельник ночью на границе между Чечено-Ингушетией и Северной Осетией, где они приветствовали иностранных корреспондентов праздничной стрельбой из огнестрельного оружия.
– Наша позиция – стоять здесь и не сходить с места, пока ингушский вопрос не будет решен, – сказал Хасан Зязиков, 38-летний плотник.
– Мы готовы умереть до последнего, — добавил его товарищ по оружию Бекхан Ужахов, 31 год, директор кооператива.
Эти двое входили в группу, состоящую из более 500 человек, вооруженных всем: начиная от древних охотничьих ружей до самого современного советского оружия. Они здесь стояли, чтобы преградить путь советским и российским войскам в намеченный регион.
110-километровая трасса между Грозным и Владикавказом, столицей соседней автономной республики Северной Осетии, куда был введен контингент русских войск в воскресенье, была усеяна более чем 14-ю контрольно-пропускными пунктами. Все они были одинаково укреплены тяжелогрузными автомобилями, горящими шинами и сооруженными баррикадами.
У 150-тысячного ингушского народа (но нашим данным и ЧИР прожинает более 160 тысяч. – Ред.) есть и своя, особая боль, которая может в дальнейшем разразиться скандалом. Они надеются вернуть себе земли с территории Северной Осетии, откуда их согнали в 1944 году.
Осетины, чья северная столица уже переполнена беженцами, убегающими от грузинского преследования, навряд ли мирно передадут территорию.
Менее, чем в десяти километрах от границы в городе Назрани вот уже шестой день продолжается бессрочный массовый религиозный митинг, на котором ингуши просят у Аллаха мира и возвращения своих утраченных земель.
Назрань – современная столица ингушей, которые надеются на возможность вновь заполучить приграничный с Северной Осетией район и завладеть половиной территории Владикавказа, сегодняшней осетинской столицы.
Господин Исса Кодзоев. 53-летнин поэт, который является лидером ингушей, чувствует, что их предал господин Ельцин. Он посещал этот район прошлой весной и обещал вернуть утраченные села.
«Ингушский народ однажды очень положительно воспринял Ельцина: 99,7 процента населения поддержали его в президентских выборах, – говорит господни Кодзоев. – А теперь наш президент прислал свою армию, чтобы задушить нашу независимость». Господин Кодзоев также выражает опасения, что русские правители, которые уже однажды завоевали Чечено-Ингушетию в 1859 году, в состоянии разрешить конфликты на этой территории.
«Кавказ – очень сложный регион, и только мы сами можем решить наши проблемы. Я не нахожу лидеров в российском парламенте, которые достаточно компетентны, чтобы решать нашу судьбу», – сказал он.
Тем временем, понятны опасения мощного 200-тысячного русского меньшинства.
Хотя русские живут в этих местах еще со времен царизма, только единицы владеют чеченским языком и рассматривают введение этого языка обязательной дисциплиной в школах, как признак прогрессирующей дискриминации.
– Они говорят, что будут хорошо относиться к нам, но все равно русские уезжают, – говорит Иван Сушин, 43-летннй инженер, который родился в Грозном. – Похоже, все будет, как в Молдове или Латвии. То есть то, что называется национализмом.
Этим коротким интервью завершила свой материал Кристия Фрилэнд. (Кстати, с английского ее фамилия переводится как «свободная земля».) В последующих номерах газета проиллюстрировала ситуацию в Москве. Она, как известно, была неоднозначной и во многом противоречивой в те дни. Вот что сообщал корреспондент газеты Джон Ллойд из Москвы:
– Парламент РСФСР большинством голосов проголосовал за вывод в воскресенье 630 солдат внутренних войск МВД, направленных в Грозный господином Ельциным. Это показало, что прицел российского лидера на неделимость РСФСР не выдерживает экзаменов при первой же проверке.
В решении российского парламента сказано, что Указ господина Ельцина является законным, но он не был одобрен, так как «кризис в Чечено-Ингушской Республике должен быть решен политическими средствами, а не применением чрезвычайных мер».
Господин Владимир Лукин, председатель комиссии по межнациональным отношениям российского парламента, сказал: «Это один из острейших кризисов, к которому российская законодательная система оказалась совершенно неподготовленной».
Генерал Дмитрий Волкогонов, советник Президента России по военным вопросам, отметил, что виноваты «те политики, которые составляли документ». Он далее сказал: «Я думаю, это не должно бросать тень на Бориса Ельцина. Случившееся просто еще раз доказывает, что он – слишком легковерен».
САПИЯТ ДАХШУКАЕВА
(Кавказ, 1991, 15 декабря)
НЕ БЫЛО БЫ СЧАСТЬЯ,
ДА НЕСЧАСТЬЕ ПОМОГЛО
Суверенная Чечено-Ингушетия сегодня интенсивно переходит в новое качество после долгих трагических лет командно-административной, тоталитарной системы и застоя, после всех мук ада, пережитых многострадальными чеченским и ингушским народами. Из цитадели и оплота консерватизма и закостенелости, из задавленного и запутанного КПСС и КГБ состояния республика трансформируется в оплот демократии, свободы и независимости на всем Северном Кавказе. За 70 с лишним лет зловещего тоталитарного режима в Чечено-Ингушетии не нашлось человека, который, возглавив демократические силы, избавил бы свой народ и другие народы республики от диктата и произвола партократных структур власти. Таким человеком явился генерал Д. Дудаев, ему содействовал председатель Вайнахской демократической партии З. Яндарбиев и другие патриоты. Мой низкий поклон им всем. Пример, который подают демократические силы и народные массы Чечено-Ингушетии, достоин подражания для других регионов и народов, которые еще не избавились от одряхлевших, но еще упорно сопротивляющихся чекистско-партократных режимов бывшей «правящей» клики.
Как доказательство этого – недавние события в Кабардино-Балкарии, где по воле демократических сил, общественных организаций под руководством «Адыгехасе» (Адыгейский совет) парламент и правительство республики сложили свои полномочия.
Сегодня народы Северного Кавказа, как и народы всей страны, оказались на стыке двух исторических вех. Одна, зловещая, эпоха уходит, цепляясь за соломинку, изощряясь в своих провокациях против народов и демократии, мстя за себя, пытаясь увлечь за собой мир, в котором она безраздельно господствовала на протяжении десятилетий. Другая – нарождается, шумно обретая новое состояние бытия.
В том, что происходит в Чечено-Ингушетии, многие видят только негативные стороны: распад, разрушения, антиконституционные действия, экстремизм, национализм, исламский фундаментализм, гонения на русскоязычное население. Но это на самом деле фикция. Так могут думать люди, не желающие расставаться с удобными креслами и возможностью продолжать стыдливое созерцание, тогда как большинство народа бедствует, а республика в целом доведена до ручки.
А иные люди, охваченные эйфорией всеобщего обновления, чересчур спешат ускорить события. Наверное, и те, и другие не всегда взвешенно оценивают ситуацию. В Чечено-Ингушетии, к счастью, произошла настоящая бескровная революция, явившаяся логическим продолжением и следствием провалившегося антигосударственного переворота в Москве 19–21 августа. Пережитое за эти августовские дни особенно бурно возмутило и всколыхнуло народы Чечено-Ингушетии. Мы все оказались в водовороте происшедшего. Поистине не было бы счастья, да несчастье помогло.
То, что произошло в Москве в августовские дни, и позиция Верховного Совета ЧИР, в составе которого был бывший начальник отдела КГБ республики А. Н. Петренко, распорядившийся как первый заместитель председателя парламента ЧИР о разгоне 19 августа митинга-протеста против путчистов и о задержании лидера Вайнахской демократической партии З. Яндарбиева, явилось последней каплей в чаше терпения чеченского народа.
Надо же было додуматься до такой безнравственности и презрения к своим народам, чтобы во главе парламента вторым лидером навязать чекиста-кагэбиста, подполковника КГБ А. Н. Петренко. Подобного «феномена» не было и нет ни в одной республике. Именно многострадальная Чечено-Ингушетия стала благодатной почвой для разнузданного произвола КГБ, активно действовавшего вплоть до 19 августа и в дни путча. Видимо, некоторые лидеры КПСС и заезжие чиновники из центра, направляемые «на ловлю счастья и чинов» в Чечено-Ингушетию в качестве наместников, понимали, что чеченский и ингушский народы после пережитой ими трагедии 1944–1957 годов, после кровавого Хайбаха и сотен тысяч жертв сталинского геноцида все-таки возродились, воспряли духом, сохранив свое национальное достоинство, язык и культуру. Поэтому задачей этого зловещего органа – КГБ республики было подавить дух этих народов, запугать их и держать в постоянном страхе.
Я в те дни на мгновение представлял ситуацию в стране и в особенности в национальных регионах, где отдельная, может быть, небольшая консервативно настроенная часть населения ликовала в связи с происшедшим путчем. Если бы этот антигосударственный, фашистский переворот, главными заправилами которого были КПСС и КГБ, победил, то в первую очередь кровавый меч новоявленных ликвидаторов завис бы над малочисленными, особенно над репрессированными и реабилитированными российским парламентом народами, и, прежде всего, над чеченцами и ингушами.
Как известно, незадолго до путча в цепи многочисленных мероприятий по подготовке к нему секретариат ЦК КПСС 13 июня принял изуверское, по сути своей, постановление, которое было призвано противодействовать и блокировать реализацию Закона «О реабилитации репрессированных народов», который с большим трудом родился через «кесарево сечение». Но все это теперь позади.
Однако было бы наивно и непростительно беспечно полагать, что зловещие силы КПСС и КГБ окончательно свалены на лопатки. Эта чудовищная гидра еще жива и надеется на реванш. Это мне хотелось бы довести до сознания демократических сил, лидеров Исполкома ОКЧН, ингушских движений, всех общественных организаций, участвующих в демократических процессах. Наступил решающий час истории, апогей народного гнева, бурного всплеска национального самосознания и справедливого требования получить, наконец, право чеченцам, ингушам, русским, армянам, евреям, другим народам вашей республики быть хозяевами своей судьбы.
Чеченский и ингушский народы, как и все народы Северного Кавказа, сегодня, как и полтора века назад, являются образцом мужества, твердости духа, благородства и свободолюбия. И сегодня народы региона должны учиться у вайнахов способности отстаивать свои человеческие права и бороться до справедливой победы.
За все эти дни я много раз восторгался и восторгаюсь сейчас этими качествами двух народов. Это – потомки тех самых народов, которые в конце XVIII века под руководством шейха Мансура, в 30-х и 50-х годах прошлого века под руководством Шамиля героически отстаивали свою свободу и независимость от несметных полчищ русского царизма. Деды и прадеды нынешних вайнахов вместе с народами Дагестана заставили около 100 лет топтаться в горах Северного Кавказа до зубов вооруженную 300-тысячную царскую армию, которая в течение года сокрушила мощнейшую наполеоновскую империю с ее великой армией.
Свободолюбивый дух этих народов никогда не утрачивался, а приумножался. Именно поэтому чеченцы и ингуши и другие народы Северного Кавказа страдали и были гонимы при царизме, страдали и подвергались гонениям в советское время, в годы тоталитаризма.
11–13 сентября в Москве прошла всемирная конференция, посвященная проблемам малочисленных народов и беженцев. Мы (я, М. Шанибов, И. Ахба) – сопрезиденты Ассоциации малочисленных народов, участвовавшие в этой конференции, обратились от имени ассоциации с просьбой рекомендовать правительствам СБСЕ поставить в ООН вопрос о признании международного правового статуса коренных народов всех бывших автономных образований и народов, лишившихся таковых при депортации СССР, как статуса колониальных и зависимых народов. Это заявление особенно касалось чеченского (чеченско-аккинского), ингушского, балкарского, карачаевского, калмыцкого и других репрессированных народов.
В этом обращении указаны и другие просьбы и предложения. В частности, рекомендовано правительствам стран СБСЕ, входящих в ООН, признать суверенитет бывших автономий, в т. ч. Чеченской и Ингушской, выраженный в декларациях о суверенитете. Рекомендовано разработать в ООН с участием правительств СБСЕ и правительственных организаций по гуманитарным правам конвенцию, запрещающую дискриминацию народов в средствах массовой информации, направленную на искажение смысла и целей национально-освободительных движений и представления этих движений, как национализм, экстремизм, сепаратизм, искажения истории народов и их взаимоотношений, свободолюбивых устремлений к национальному самоопределению (на основе фактов дискредитации и геноцида в СССР).
К сожалению, такой подход продемонстрировал 16 сентября народный депутат РСФСР, руководитель российского Министерства информации и печати М. Полторанин, который вместо конструктивной помощи чеченскому и ингушскому народам, как член государственной делегации, посетившей ЧИР, в своем интервью в программе «Время» обвинил чеченцев и ингушей в сепаратизме и выразил недовольство решением коренных народов воссоздать свою государственность, попранную в годы культа, и выразил тревогу и озабоченность лишь о русском населении ЧИР.
Из его интервью следует сделать вывод о том, что ни один народ бывших автономных образований, а ныне провозгласивших свой суверенитет, не имеет права на самоопределение без разрешения русского и русскоязычного населения республики, названной от имени двух коренных народов. Разве это не рецидив сталинской системы о подчинении одной нации другой? В комментарии этого интервью корреспондентом «Времени» было заявлено, что терские казаки должны на территории ЧИР создать свою казачью республику.
Считаю, что это свидетельство дремучего невежества, полного отсутствия компетентности этого корреспондента, не знающего даже, что казачество – это не нация, не этнос и не субэтнос, а бывшее сословие русского народа, составлявшее 13 иррегулярных войск царской России и выполнявшее, в основном, карательные функции. Под покровительством и с санкции путчиста, бывшего министра обороны СССР Д. Язова с опорой па ЦК КПСС и КГБ в структуре Вооруженных Сил страны были созданы казачьи полки, в том числе и Владикавказский казачий полк, укомплектованный кубанскими казаками. Этот полк расквартирован на границе суверенной ЧИР.
В этой связи вызывают недоумение и удивление, бесконечно муссируемые в средствах массовой информации и, в частности, 16 сентября в программе «Время» утверждения о чеченской национальной гвардии (которая, по сути дела, еще не создана), требования о немедленном разоружении представителей ВДП и Исполкома ОКЧН. Если даже и имело место вооружение мизерного количества молодых людей, то это была ответная реакция с целью самообороны на бесконечные провокации старых партийных и кагэбистских структур и органов МВД, а также на вооружение казачества и пребывание в республике контингентов Министерства обороны и МВД СССР.
Не менее негативно выступил в программе «Утро» 16 сентября и заместитель атамана Союза всех казачеств, который проявил ладную некомпетентность и отсутствие здравого смысла в своих необоснованных обвинениях в адрес суверенных республик, заявив о том, что казачество, якобы, существует с XX века до Рождества Христова, что 9 областей Казахстана принадлежали казачеству и что казаки – это нация, которая имеет право на самоопределение и создание своих государств.
По логике этого новоявленного лидера казачества в РСФСР должно существовать 13 русских республик, причем, на территориях суверенных национальных образований. Стало быть, на тех территориях, которые царским самодержавием с помощью казачьих войск были захвачены, благодаря многократному военному превосходству, а горские и другие народы этих территорий были подвергнуты неслыханному надругательству в течение XIX века и в период сталинизма.
Нравственно ли и правомерно ли ныне возрождать казачьи районы с тенденцией их милитаризации? Я приветствую духовное, самобытное возрождение казачества. Что же касается тревоги и заботы о русскоязычном населении ЧИР и других регионов, то это очередная фальшивка хватающихся за соломинку бывших структур КПСС и КГБ.
Свидетельством сказанного является насыщенная ложью и клеветой на чеченский и ингушский народы публикации в газете «Советская Россия» за 12 сентября. Из этой публикации непонятно, какой народ осуждает действие сил, разогнавших заседание Верховного Совета республики, если многие районы республики, население, большинство общественных организаций, часть интеллигенции республики (хотя за последнее время у значительной ее части наблюдается разочарование в сужении рамок демократизации) признали правомерными действия республиканских сил и поддержали их, если сама же газета «Советская Россия» в следующем номере за 13 сентября заявила, что «разогнанный 6 сентября парламент республики бездействует, а все властные функции взял на себя Исполком ОКЧН, вокруг которого объединились демократические силы», а клеветническая угроза «Советской России» 12 сентября о том, что «если обстановка не будет стабилизирована, в России появятся 200–300 тысяч беженцев из Чечено-Ингушетии», рассчитана на обывателей и трусов с целью настроить русский народ и российский парламент против народов Северного Кавказа, в частности, против чеченцев и ингушей. Как же надо ненавидеть эти народы, чтобы делать такие безответственные оскорбительные заявления в их адрес?
В этой связи от имени Всесоюзной ассоциации малочисленных народов я обращаюсь к русскоязычному населению ЧИР: если в 1944 году, суровую годину войны и сталинского режима вы не имели возможности выразить свою позицию и протест против произвола в отношении чеченского и ингушского народов (и это можно было понять и оправдать), то сегодня, в эпоху гласности и демократических процессов в стране, в период бурного подъема национального самосознания и обретения заветных человеческих прав и неукоснительного выполнения гуманного Закона о реабилитации репрессированных народов ваше холодное безразличие к судьбе чеченцев и ингушей и противодействие суверенитету республики непонятно и не может быть оправдано. Новые структуры власти республики никогда не позволят ни малейшего ущемления прав ни одного человека, к какой бы нации он ни принадлежал и какому бы богу он ни молился. Все народы, населяющие республику, достойны уважения и лучшей жизни, чем та, к которой привели их КПСС и КГБ и их приспешники.
Деструктивные силы Чечено-Ингушетии и Северной Осетии, да и в российском парламенте стремятся сегодня вбить клин между народами-братьями – чеченцами и ингушами, это одни народ – вайнахи, и никогда ни один чеченец, ни один ингуш не позволит нарушить это братство ни при каких обстоятельствах. Это не требует доказательства. Сегодня часто, даже на прошедшей 11– 13 сентября в Москве конференции по национальным меньшинствам и беженцам, из уст крупных ученых, советских профессоров раздавались провокационные заявления о том, что между чеченцами и ингушами имеют место конфликты. Так, в частности, заявил начальник отдела академии МВД СССР профессор В. П. Козлов. Разумеется, подобным заявлениям мною был дан соответствующий отпор.
Да, сегодня проблема восстановления ингушской государственности подошла к своей последней черте и требует своего незамедлительного решения в пользу ингушского народа. Закон о реабилитации защищен, действует и должен быть неукоснительно выполнен. Ни под каким предлогом ни парламент страны, если он соберется, ни парламент России, ни руководство Осетин не имеет права оттягивать законное решение проблемы, ингушский народ вправе получить сполна все, что у него было отнято в 1934 и 1944 годах.
Безнравственно и преступно сегодня блокировать закон, ссылаясь на нереальные аргументы, изменение социально-этнической ситуации и т. д. Это – продолжение цепи преступлений и провокаций, авторами которых являются все еще действующие остатки сил КПСС, КГБ на местах и их покровители в центре, такие, как бывший секретарь ЦК КПСС А. Дзасохов, руководители Северной Осетии, а также общественных движений А. Миндзаев, В. Баскаев.
Пора одуматься всем тем, кто препятствует решению ингушской проблемы, кто продолжает клеветать на чеченцев и ингушей и их братьев чеченцев-аккинцев. Даже после принятых дагестанским правительством конструктивных решении о восстановлении Ауховского района, третьи силы, в том числе руководство Казбековского района, вновь спровоцировали напряженную обстановку, поставив друг против друга аварский, чеченско-аккинский народы. Противодействие руководства Казбековского района Дагестана и селений Ленин-аул и Калинин-аул Закону о реабилитации крайне обострило ситуацию в этих населенных пунктах. Кроме того, нарушено гуманное постановление III съезда народных депутатов Дагестана, которое вызвало удовлетворение у репрессированных народов. Слава Аллаху, теперь проблема чеченцев-аккинцев решена, и низкий мой поклон землякам – руководству Дагестана и его народам. Нет оправдания никому, кто продолжает нагнетать обстановку, стремится столкнуть чеченский, ингушский, русский; осетинский и другие народы региона.
Я надеюсь и верю в мудрость и благоразумие этих народов, сохранивших вековые горские традиции, в силу воздействия авторитета старейшин (аксакалов), представителей мусульманского и православного духовенства. Вопрос возвращения ингушских земель, земель Ауховского района, восстановление исторических названий населенных пунктов, восстановление ингушской государственности и Ауховского национального района – это настоятельное требование времени. Настоящее и будущее поколения народов подвергнут всех нас проклятию, если мы не выполним свой святой долг и перед жертвами сталинского геноцида, и перед нашими детьми и внуками.
ХАДЖИ МУРАС ИБРАГИМБЕЙЛИ
(Голос Чечено-Ингушетии, 1991, 10 октября)
У ЧЕЧЕНЦЕВ НЕТ БОЛЬШЕ ГЕНЕРАЛА, НО ЗАТО ЕСТЬ ПРЕЗИДЕНТ
6 сентября под давлением митингующих подал в отставку председатель ВС Чечено-Ингушетии Доку Завгаев (заклейменный как коммунист, гэкачепист, взяточник и муж русской). ВС распустили, а власть фактически перешла к исполкому Общенационального конгресса чеченского народа (ОКЧН) во главе с Джохаром Дудаевым.
При посредничестве российских властей переходным органом власти был объявлен высший совет (ВВС) из 32 депутатов. Но исполком ОКЧН вскоре «почистил» совет, оставив в нем 13 депутатов. Затем 7 из них (русские, ингуши и часть чеченцев) вышли, протестуя против диктата исполкома ОКЧН. Шестеро других переименовали себя во Временный совет Чеченской республики и объявили ее совершенно независимой. ОКЧН создал семитысячную национальную гвардию во главе с лидером партии «Исламский путь» Бесланом Гантемировым. Гвардейцы установили на границах республики таможни.
Как заявил корреспонденту «Ъ» Ахмед Арсанов, назначенный накануне представителем президента России в Чечено-Ингушетии, выборы 27 октября незаконны: они не опираются на конституцию и законы ЧИР или РСФСР. Исполком ОКЧН – нигде не зарегистрированная общественная организация, поэтому выборы президента проводить не может. Арсанов выступает за единство чечено-ингушского народа и поддерживает планы депутатов, изгнанных из ВВС, провести 17 ноября выборы руководства республики и референдум – быть ей Чеченской или Чечено-Ингушской.
Напротив, член нового парламента Чеченской республики (ЧР) Шепа Гадаев считает выборы законными, ибо проводились они в соответствии с законом о выборах, принятым ВВС Чечено-Ингушской республики (ЧИР). Из 600 тыс. избирателей участие в выборах приняли 400 тысяч. Ингуши, провозгласившие в сентябре Ингушскую республику со столицей в Назрани, бойкотировали выборы. Президента и членов парламента выбирали на альтернативной основе (3 кандидата в президенты, 196 кандидатов в члены парламента). 1 ноября парламент ЧР (41 депутат, приступил к работе под председательством первого президента Джохара Дудаева).
Шепа Гадаев похвалил за хитрость Ельцина, назначившего своим наместником в ЧИР потомка шейха, чтимого чеченцами и ингушами. Но отметил, что своему дедушке шейху Ахмед Арсанов «в полметки не годится». Гадаев отметил также, что исполком ОКЧН действует по заветам Бориса Николаевича, который, «воюя с центром за независимость России, плевал на Конституцию СССР».
В ближайшие дни парламент ЧР примет решение о государственной символике республики. Генерал Дудаев, разъезжающий по Грозному на белом «мерседесе» в сопровождении охраны из двух черных «вольво», готовится к присяге как первый законный президент чеченского народа.
На площади шейха Мансура идет мирный митинг оппозиции. Перед штабом комитета обороны исполкома ОКЧН по-прежнему висит транспарант: «Сдать оружие – все равно, что добровольно снять штаны».
РОМАН ГЛЕБОВ
(Московские новости, 1991)
СТО ДНЕЙ ПРЕЗИДЕНТА ДУДАЕВА
В беседе с нами, имевшей место вечером в пятницу, 7 февраля, Президент Чеченской Республики генерал Джохар Дудаев подчеркнул: в Чечне нет оппозиции правящей власти. И затем уточнил — цивилизованной оппозиции. То есть со всеми признаками таковой: легальностью присутствия, законностью характера и методов оппонирования. Наш разговор был по поводу происшедшего накануне разграбления полка МВД уличной толпой. Впереди еще были захват и разграбление полка ПВО, авиационного полка, военного городка, где расположен штаб учебной мотострелковой дивизии, и, наконец, самые трагические события при штурме военного городка, известного в Грозном как 15-й городок («Красная звезда» за 11 и 12 февраля). Но и тех фактов, что накопились к исходу дня 7 февраля, было достаточно, чтобы сделать прогноз: в ближайшее же время «армейская карта» в политической борьбе будет разыграна по-крупному…
Надо заметить, политический ландшафт республики действительно достаточно однороден. Здесь не кипят разнопартнйные страсти, и лидеры политических кланов не водят друг на друга полки единомышленников в битве за командные высоты в правительстве. Практически только четыре, отнюдь не разновеликие общественные формирования представляют собой когорту политических исполинов Чечни. Это, прежде всего, Общенациональный конгресс чеченского народа. До недавнего времени он являл собой некий монолит, объединивший Вайнахскую демократическую партию, партию Исламский путь и Движение зеленых. Нынче же все очевидное, что в результате дифференциации сил по признаку политических целей, ОКЧН имеет тенденцию к превращению в однородную политическую партию. Пока же конечную цель своих усилий Дудаев сформулировал нам так: создание конституционного светского государства.
В этом его поддерживает, безусловно, Вайнахская демпартия. Созданная в свое время как действующая политическая оппозиция компартии, сегодня ВДП – по весовой категории на ринге общественных сил близка к ОКЧН. Председатель ВДП Зелимхан Яндарбиев заявил нам, что у его партии нет стремления к властным высотам. Она полностью доверяет Президенту и поддерживает его.
Не помышляет об оппозиции Президенту и очень влиятельная в республике, где сто процентов коренного населения религиозны, партия Исламский путь.
О Зеленой партии достаточно сказать, что ее лидер Р. Гойтемиров – первый советник Президента. И цели партии не могу вызывать подозрений власть предержающих – в основе забота о сохранении окружающей среды.
Председатель парламента ЧР X. Ахмедов заверил нас, что среди 41 члена парламента есть представители самых различных политических течений, случаются и разногласия в режиме нормальных парламентских дискуссий, но говорить о существовании кой-то оппозиционной фракции, по мнению спикера, пока рано.
Между тем, кто бы и что бы нам ни говорил в Чечне по поводу отсутствия оппозиции, совершенно очевидно, что среди вариантов политического, социального, экономического развития республики, владеющих умами самых различных слоев населения, есть варианты буквально взаимоисключающие. У нас были собеседники, которые полагают за благо, поступившись суверенитетом, вновь примкнуть к России. А были такие, что абсолютизировали идею государственности, принося в своих прожектах ей в жертву даже нынешний незавидный в целом уровень жизни народа. Нет сомнения, что все эти виды рано или поздно, тайно или явно, но заявят о себе. Уже заявляют. И некогда безотказно сработавший консолидирующий фактор – попытка России говорить с народом языком «чрезвычайки» – теперь день ото дня теряет свою цементирующую силу. И нам кажется, все эти разговоры о вредительской деятельности спецслужб России, о руке Москвы и так далее – это своего рода попытка поддержать столь желанную энергию единства перед лицом общей для всех опасности (пусть даже и мнимой).
Но куда реальней те опасности, что вызревают в пределах самой республики. Первый признак нездоровья новорожденной республики (нездоровья, грозящего параличом) – разлаженность механизма исполнительной власти. X. Ахмадов полагает, что если законодательный орган, парламент, свое дело делает исправно, поставляет сиюминутно нужные Чечне законы, то исполнительная власть со своими функциями не справляется. Получилось так, что революционная волна смела осенью прошлого года большинство администраторов старой школы, а с достойной заменой вышла заминка. Только 7 февраля в Чеченской Республике прошли выборы глав местной администрации. Причем, по словам председателя Центризбиркома Рамзана Хаджиева, кандидата физико-математических наук, полномочия сельских и городских мэров (а там, где пожелают, пусть оставят и председателей сельсоветов) весьма обширны.
Отсюда и страсти в ходе предвыборной кампании – власть идет в руки нешуточная. Но опять же никакой надежды, что чувство беспредельной независимости местной администрации не обернется заурядным местническим эгоизмом. Не случайно одна из независимых газет Чечни, хотя и не без юмора, но с намеком, опубликовала вариант раздробления республики на автономии, джамахирии, султанаты, вольные города, ханства, эмиратства и атаманства.
По мнению одного из наших собеседников, человека просвещенного, пятнадцать лет живущего в Грозном, выборы стали настоящей ареной борьбы не только политических сил, но в немалой степени и сил кланово-родовых. Нет сомнений, протащить своих людей на командные высоты постарается и преступный мир. Исходя из всего этого, действительно можно согласиться с Р. Хаджиевым, что штурм военных городков приурочен к выборам и служит неким инструментом влияния на умонастроения избирателей.
Собственно, момент для выступления, как тут пишут, «контрреволюции» выбран вполне соответствующий. В республику хлынули либерализованные цены и теперь, как полагает профессор Мухтар Магомедов, в Чеченской Республике «более 80 процентов населения оказались на пороге голода». Сахар, масло по талонам купить еще можно (цена соответственно 7 рублей и около 30). Не повышены цены на хлеб, но купить его день ото дня становится все труднее. Разорваны множественные живые связующие нити местной экономики с экономикой, прежде всего, российской. Единичные двусторонние договоры, например со Ставропольским краем; Ивановской областью, понятно, вопроса не решают. В перспективе возможность поправить свои дела за счет основного богатства земли Чеченской – нефти. Тем более, что уже сейчас сюда обратили свои взоры бизнесмены Турции, Великобритании, Индии, Германии. Но легкий доступ к валюте сегодня может обернуться завтра превращением Чечни в сырьевой придаток.
Именно роль сырьевого придатка в структуре советской экономики (не затрагиваем уже такую тему, как воспитание целого поколения в «привилегированных школах» ГУЛАГа и привела Чечню к роковой черте, когда большая часть коренного населения республики – неквалифицированные рабочие. В итоге сегодня Чечня катастрофически поражена безработицей. По данным профессора Жабраила Гакаева. в республике уже 300 тысяч безработных. Вдумайтесь в эту цифру с учетом того, что население Чечни составляет чуть больше миллиона (чеченцев – 734 тысячи, русских – 203 тысячи, ингушей – 163 тысячи…) Если выделить из всего населения мужчин трудоспособного возраста, то получится, что каждый второй гражданин республики – безработный. И это притом, что в республике остро не хватает квалифицированных рабочих в промышленности. Можно сколько угодно говорить о возрождении нации, о суверенитете и прочих благородных вещах, но если не решать проблему занятости населения, то остается, действительно, только смириться с тем, что для тысячи чеченцев, русских, ингушей, не имеющих средств к существованию, торговля оружием станет единственной статьей дохода, возможностью прокормить себя и семью.
И в такой огнеопасной среде мастерам провокаций много стараться не надо – кучка профессионалов-застрельщиков поведет за собой, поманив легкой и богатой наживой, тысячи, десятки тысяч измученных нуждой людей. Что, собственно, и происходило, судя по всему, в те дни, когда неуправляемые (или, наоборот, хорошо управляемые?) толпы шли на военные городки. Весь вопрос только в одном: кто же управлял этими толпами? Что за могущественные силы стоят за ними?
Сегодня совершенно очевидно, что Джохар Дудаев должен сделать все возможное, чтобы встретиться с Президентом России. В беседе с нами генерал, правда, был категоричен: с Ельциным он встречаться не намерен. Он дал нам понять, что уверен в запасе плавучести своего президентского корабля. Но окружающий опыт показывает, что политика бескомпромиссной конфронтации ведет в тупик. При таком исторически сформировавшемся грузе проблем – социальных, этнических, культурных, экологических, экономически и пр. – Чечне в одиночку не выбраться.
Да, сегодня очевидно, что в республике есть достаточно влиятельные силы, заинтересованные в сохранении атмосферы нервозности. Через насилие и подкуп – к власти. Этот путь можно пройти только в смутные времена. Дудаев пообещал: уже в ближайшее время следствие начнет называть конкретных организаторов беспорядков в городе. Им был введен комендантский час, предпринят ряд весьма решительных действий к наведению порядка. И все же вряд ли сегодня можно дать гарантию, что «армейскую карту» не попытаются еще раз разыграть в республике. И к военным городкам не будут приходить те, кто ищет оружие, деньги и власть.
В этих условиях пока без ответа остается вопрос: что делать с армией, еще вчера внушавшей уважение своей организацией и мощью, стоявшей здесь под флагом сверхдержавы? Россия объявила о том, что берет все войска Закавказья и Северного Кавказа под свою юрисдикцию. Но когда 8 февраля шла тяжелая осада 1-го и 15-го военных городков в Грозном, когда Президент республики смог поддержать защищавшихся лишь полсотней спецназовцев, омоновцев и добровольцев, когда было ясно: склады с оружием сдавать нельзя, значит, это будет бой до последнего патрона, так вот даже в те самые критические моменты у офицеров гарнизона надежды на Россию не было. Они прекрасно понимали, что без подкрепления конкретными правовыми актами и договоренностями эта юрисдикция пока не более чем политический жест.
…Итак, сто дней президентства генерала Джохара Дудаева были ознаменованы боевым фейерверком над военными городками и трагическим счетом раненых, убитых и пропавших без вести. Не будем гадать, насколько закономерен этот итог, но очевидно, что уроки чеченского феврали надо извлекать не только Чечне, но и России.
Капитан 1 ранга Л. ПИЛИПЧУК,
капитан 3 ранга В. ЕРМОЛИН,
Ю. ПИРОГОВ, спец. корр.
(Красная звезда. 18 февраля 1992 г.)
КУДА ИДЕТ ЧЕЧНЯ?
Коридоры власти
Еще недавно тема «чеченского синдрома» не сходила со страниц прессы и с экранов телевизоров. Но «подавалась» она журналистами с плохо скрываемой иронией: вот, дескать, какая-то там Чечня (понимай – Тьмутаракань), и та размечталась о независимости, заявила – ну не смешно? – о выходе из России. Президента Д. Дудаева арестовывали тоже по-разному: и «мятежником», и «мужественным борцом за свободу», и «черным генералом». Так кто же он – генерал-президент Джохар Дудаев? Чего хочет? За что борется? Куда ведет свой народ? Послушаем нашего корреспондента на Северном Кавказе.
Здесь, слава Богу, не воюют. Но экономика уже подошла к состоянию агонии. Сельское хозяйство в шоке. Добывать еду становится все труднее. Народ в своем большинстве не работает с 21 августа прошлого года, когда повсеместно начались массовые митинги. Существовавшие законы предали анафеме как атрибуты коммунистической идеологии. Словом, начался правовой беспредел. И до сих пор половина населения находится, как под наркотиком, под воздействием этого сладкого слова «свобода». Она, конечно, – высшая ценность, но в Чечне ей сопутствует нарастающее падение производства, всплеск преступности, разгул спекуляции, беспорядок во всем. Появились страх, неуверенность людей в завтрашнем дне, межнациональные трения и, как следствие, стремление лиц некоренной национальности покинуть республику. Только за девять месяцев прошлого года отсюда уехало 15 тысяч русских.
Сейчас в Чечне стараются все делать так, как должно быть в независимом государстве. В провозглашенной декларации о нейтралитете Чечни записано: «Создать мирную, нейтральную, независимую, демократическую, единую и процветающую Чеченскую Республику». Цель ясна и безусловно привлекательна. А что же на практике?
К сожалению, у президента и парламента совершенно нет опыта. Реальная действительность нередко вступает в противоречие с законами, указами, постановлениями и распоряжениями, которые выходят из зала заседания парламента и из кабинета президента Дудаева. Кабинет министров еще не сформирован. Правовая, юридическая, законотворческая безграмотность становится здесь серьезным тормозом на пути Чечни к независимому государству. Примеров – более чем достаточно.
Ну, хотя бы такой. Парламент принимает решение определить границы с Ингушетией, потому что та хочет быть в составе России. Ингушская сторона сразу ответила на это введением чрезвычайного положения в двух районах, часть которых парламент хотел оставить в границах Чечни. На границе районов появились вооруженные люди, были заблокированы дороги… Президенту пришлось наложить вето на решение парламента. Спрашивается, а разве раньше, соглашаясь с решением парламента, он не знал, к чему оно может привести? Хорошо, что хоть до кровопролития не дошло…
Постановление парламента о криминогенной обстановке восприняли в республике с одобрением: ведь в нем правильно говорилось, что возросло число убийств, грабежей, разбоев, изнасилований, и надо принять решительные меры, чтобы уменьшить число преступлений. Однако чуть позже выходят еще два указа президента. В одном из них читаем: «Возродить утраченное в условиях тоталитарной системы право граждан Чеченской Республики на приобретение и хранение огнестрельного оружия». А во втором указе – отмена паспортной системы «как порождения коммунистического режима». Вот и хлынули в республику все, кому не лень.
Народ жалуется: постановление не изменило обстановку к лучшему. В местной прессе грозненец Саид Товсултанов отмечает: «По Грозному в одиночку и группами слоняются затрапезного вида, небритые молодые люди, непонятно чему и кому служащие. Ведут они себя грубо и разнузданно. Полное отсутствие дисциплины, непослушание, пьянство и наркомания – далеко не полный перечень «подвигов» некоторых «защитников» свободы. Кинотеатры превращены в места для курения, улицы перекрыты, проспекты в мусоре. Одним словом, беспредел…»
В селении Мескер-Орт произошли погромы кооперативов и малых предприятий. В Веденском районе самовольно захватили землю совхоза «Плодопитомнический» под личные участки. Безжалостно вырубили сады, чтобы на их месте построить что-то «свое» или посеять «для себя». Милиция и прокуратура района не вмешивались. Дурной пример подхватили в других хозяйствах района, и теперь самозахват как болезнь распространяется по республике. Поджигаются фермы, конторы хозяйств, изгоняются руководители…
Чтобы как-то поправить дела в экономике, посланцы Чечни ездят по республикам СНГ и даже за границу в поисках продуктов питания в обмен на свою нефть. И в это же время появляются указы президента и постановления парламента: о безвозмездной передаче квартир отдельным категориям граждан, о запрещении патологоанатомического вскрытия (чтобы не кощунствовать над исламской моралью), о запрещении лицам мужского пола исполнять обязанности врача-гинеколога, об отзыве депутатов России от бывшей Чечено-Ингушетии…
Указы и постановления публикуются чуть ли не ежедневно. Они вызывают в республике горячие дебаты, а нередко и протесты. Некоторые из этих документов приходится дополнять, изменять, а иногда и вовсе отменять.
Словом, в Чечне явно буксует всякая власть – законодательная, исполнительная, президентская. Но есть еще одна очень важная причина блуждания Чечни в собственном лесу многочисленных проблем. Это неослабевающее, прямо-таки капризно-упрямое противостояние Чечни России. Началось оно после того, как руководство России попыталось «усмирить» Чечню введением чрезвычайного положения. С тех пор Москву на дух не переносят президент и парламент. В многочисленных выступлениях и официальных документах Россия фигурирует лишь в образе врага чеченской независимости. Даже тяжелые последствия либерализации цен целиком поставлены в вину российским властям.
Чечная упрямо не вступает в переговоры ни с какими делегациями из Москвы. Президент ставит непременное условие: полное признание Россией независимости Чечни и его переговоры только с Президентом Ельциным.
Президент Д. Дудаев издал распоряжение, которым Чечня прекратила все виды платежей в бюджет России. Платежи, поступающие в бывшую Чечено-Ингушетию, зачисляются в бюджет Чечни. Законно ли? Такой вопрос никем даже не ставится.
Долго обсуждали здесь с гордостью за своего президента следующий эпизод. Прислал Д. Дудаеву телеграмму первый зам. министра внутренних дел России Фролов с рекомендацией уволить министра МВД Чечни Алсултанова В связи с его пенсионным возрастом. Дудаев сразу же ответил телеграммой: «За хулиганский выпад в адрес МВД Чеченской Республики заместителю министра внутренних дел России Фролову объявляю выговор с предупреждением». Многие подхваливают Дудаева за его непримиримую антирусскую позицию, словно не понимают: что от конфронтации Чечни с Россией ничего хорошего ждать не приходится.
Понимают ли в Чечне, что происходит в республике? Читаем в местной прессе: «Властные структуры у нас только складываются, происходит это с большим трудом. Отсутствие демократического опыта, строптивый и своенравный характер горцев, мины, подкладываемые ушедшими партократами, распоясавшаяся и наглая преступность – все это нельзя сбрасывать со счетов, ибо все это не помогает президенту в его многотрудном деле».
Еще более откровенно высказалась газета «Голос Чечено-Ингушетии»: «Осуществив заветную мечту наших предков – сделав чеченский народ свободным, – президент становится жертвой наших разнузданности и анархии. Таланты, способные вывести республику из экономического и духовного тупика, робко выжидают, в то время как стервятники слетелись на легкую добычу».
Так живет сегодня Чечня. Земляки-горцы горой стоят за своего генерала-президента, верят в него, гордятся им. Ему сегодня труднее всех. Он, как и они, горяч, смел и решителен. Он взвалил на себя огромную ответственность за судьбу своего народа. Он ведет соплеменников в завтра. Вот только одно смущает – а знает ли он пути-дороги в будущее? Не петляет ли торимая им горная тропа?
На новом гербе Чечни изображен одинокий полк под луной. Символ? Пророчество? Судьба? И я хочу спросить народ маленькой мятежной и мятущейся Чечни – а зачем президенту и его республике такое безнадежное одиночество? И принесет ли оно желанную свободу, мир и счастье?
АНАТОЛИЙ ГРАЧЕВ
Штрихи к портрету политика
ВЧЕРАШНИЕ БУДНИ
ПОДПОЛКОВНИКА ДЖОХАРА ДУДАЕВА
Иркутский осенний день 1980 года угасал на глазах. Бродяга-ветер подхватывал опавшую листву и с размаху бросал ее в нас, вчерашних выпускников учебки ВВС, других, отъезжающих по одному и компаниями, бродивших вокруг вокзала в ожидании поезда. Серо, скучно, тоскливо на душе. Впереди неизвестность. На перроне усталая женщина, поманив нас в сторонку, протягивает развалившиеся котлеты: «Подкрепитесь, солдатушки, у меня тоже сын в армии, знаю, как там голодно». Вежливо отказываемся (мало ли чем они напичканы), хотя за полгода ели их лишь раз – 17 августа, в День Военно-Воздушных Сил.
– А, служивые, куда путь держите? Самолетам хвосты заносить? – интересуется подвыпивший сержант-дембель в отутюженной шинели и начищенных до блеска сапогах.
– В Н-скую часть, под Иркутск.
– Вы что, ополоумели? Лучше сразу вешайтесь, там такое творится! – выдает он с видом знатока, много повидавшего на своем армейском веку.
Знаем сами. Еще в учебке об этой части ходили недобрые слухи. Мечталось лучше к черту на кулички или сразу к дьяволу в пасть, чем туда. Слышали о жестокой дедовщине, властвовавшей там, «духах», «стариках», «черпаках» и конфликтах между ними. В рассказах часто фигурировал такой сюжет. Ночью будят молодого солдата и посылают в поселок за пельменями. Не принесет – хуже для него. Света белого не взвидит. А то еще «дискотека»: мытье с утра до ночи, с ночи до утра бесчисленных тарелок на кухне. Настоящий воинский беспредел.
Незадолго до нашего прибытия в полк там было совершено двойное убийство. Не выдержали нервы у бойца первого года службы. После получения оружия для охраны секретного объекта он подошел к своему истязателю и, передернув затвор «Калашникова», процедил: «Встань». Тог попятился: «Ты что, опомнись». Прозвучала короткая, как вздох, очередь, и заранее выбранная жертва рухнула, истекая кровью. Вместе с ней – парень, случайно оказавшийся по соседству. Приговор трибунала – 15 лет за две загубленные жизни.
Первая картинка, когда прибыли в полк для «дальнейшего прохождения службы» после учебки с ее выверенным до мелочей порядком, поразила: прямо в сапогах развалившиеся на кроватях старослужащие, с любопытством рабовладельцев рассматривающие нас. Было неприятно и почему-то стыдно. Правда, повезло: случившаяся накануне трагедия охладила их пыл. Подобного в таких масштабах уже не повторялось. Отдельные мордобития с выяснением отношений в каптерке и туалете в расчет не принимались.
Всем этим неспокойным хозяйством командовал чеченец подполковник Джохар Дудаев.
Идеальным прямоугольником, отутюженный и начищенный, с раннего утра полк замер на плацу. Развод. «Равняйсь, сми-ирна!» По первозданно чистому снегу заскрипели сапоги начальника штаба майора Днепровского. Рука взлетела к виску: «Товарищ подполковник, Н-ский полк дальней авиации по вашему приказанию построен». – «Вольно». Подполковник Дудаев с недовольным видом обходит нас, горе-вояк, через одного делая замечания. Один плохо выбрит, другой подстрижен, а у этого недостаточно туго затянут ремень. По его мнению, во вверенной ему части все беспросветно плохо. Любимчиков у Дудаева нет, даже среди земляков-чеченцев и других народностей Кавказа. Сибирь не их родина, но их почему-то полным-полно здесь. Наконец тычет пальцем в какого-то солдатика, вопрошая: «Москвич?» – «Так точно».
«Ну, я так и знал», – разводит руками Дудаев. Столичные ребята вызывают его особую нелюбовь. К слову, совершенно оправданную. Свой долг они выполняют из рук вон плохо, всячески увиливая от службы. Каким-то внутренним безошибочным чутьем он угадывает их среди общей массы как две капли воды похожих друг на друга солдат.
В звенящей тишине колючий сибирский мороз пробирается за куртку, еще дальше, за гимнастерку и даже под нательный свитер, выдаваемый в условиях службы Восточной Сибири. Минус сорок, а может быть, и ниже. Вот кто-то уже отморозил щеки и прямо с плаца зашагал в медсанчасть. Как назло, задул еще пронизывающий ветер. От него стараются отвернуться все: солдаты, низшие и высшие офицерские чины, забывающие в этот момент, что им не подобает вести себя таким образом. Все, кроме подполковника Джохара Дудаева, вылепленного словно из другого теста. Как всегда, он стоит прямо, не сгибаясь, во весь свой небольшой рост. Строг, подтянут, недоступен. «Вчера, захватив автомат, оставил пост солдат-первогодок, – сообщает Дудаев всем нам. – Чтобы обезвредить его, нужны добровольцы. Кто согласен?»
Вызываюсь в числе немногих. Весь день на разбитом грузовике колесим по офицерскому городку. Тщетно. Бедолага, у которого не выдержали нервы, словно сквозь землю провалился. Наконец обнаруживаем его в районе аэродрома. Как зафлаженный волк, он не собирается сдаваться. «Неужели будет стрелять?» – мысль, которая многим не дает покоя. «А что, запросто может применить оружие, – говорит сидящий рядом со мной молодой лейтенант – Дисбат ему светит в любом случае, как бы на большее не потянул». Умирать никому не хочется. Тем более так глупо. Приехавший на машине Дудаев, едва ему доложили обстановку, отправляется прямо на дезертира. До того остается 30 метров, 20, 15. Когда расстояние сокращается до 10, отчетливо слышим, как в зловещей тишине передернули затвор автомата. «Не подходи, гад, стрелять буду», – голос из-за ближайшего сугроба срывается, но нервы у парня сдают, и он бросает автомат в снег.
Помню Дудаев в окружении седовласых генералов, такого подтянутого и мобильного. Он как бы олицетворял собой целеустремленность, прорыв вперед, они – довольство, степенность и полное удовлетворение сегодняшним положением. Тогда он мало улыбался. Сейчас смотрю на фотографии в газетах и глазам своим не верю. Налево и направо он расточает улыбки. Видимо, последнее стало необходимым после того, как Дудаев занялся политической деятельностью, был избран Президентом республики. Своего рода дипломатия в угоду избирателям.
Характер у него трудный и непредсказуемый. Никто, даже из близкого его окружения, не мог догадаться о том, что последует через минуту. Был резок, несдержан. Если разносил провинившегося, то от того, как говорится, мокрого места не оставалось. Кричал, топал ногами, в гневе становился страшен. Мог и погоны в отдельных случаях сорвать. Работал много, на износ, не жалея себя и окружающих. Его водитель, тоже чеченец, возвращался в казарму во втором часу ночи и выезжал уже в начале седьмого. В редкие выдавшиеся свободными часы Дудаев приезжал в полк, занимался спортом. Насколько я помню, не курил и, уж точно, не выпивал. Когда благодарил за добросовестную службу, крепко жал руку. У меня, например, после его рукопожатий немели пальцы. Имел хорошо поставленный командный голос. Частые драки на национальной почве между узбеками и казахами, армянами и азербайджанцами, азербайджанцами и русскими с его приездом прекращались. Он был личностью, это ясно. Дудаева уважали, с ним считались, даже враги.
Жалею, что не вел в то время дневники и ограничивался лишь отрывочными записями. Время во многом затушевало образ подполковника Джохара Дудаева, сохранив в памяти лишь самое главное. Остались лишь его размашистая подпись в военном билете об увольнении меня из рядов Вооруженных Сил и нечеткая фотографии в дембельском альбоме, на которой Дудаев едва различим…
АНДРЕЙ ВОРОБЬЕВ
г. Брянск.
(Орловский вестник, май № 11(13) 1992 г.)
ПОЧТА ПРЕЗИДЕНТА Д. ДУДАЕВА
(Выдержки из писем)
ПРЕКЛОНЯЮ ГОЛОВУ
Уважаемый Джохар!
Я, простая абхазская женщина, обращаюсь к Вам, как к Президенту братской Чечни, как к человеку, перед которым я преклоняю голову. Считаю Вас самым мужественным политиком и человеком беспредельно чистым и честным.
Каждое Ваше выступление – точный выстрел в противника. Простите мою сентиментальность, но боль, которая переполняет меня за родную Абхазию, заставляет меня выразить чувство большой сестринской любви к Вам – за то, что Вы сочувствуете моей родине.
С любовью и благодарностью к Вам и всему героическому чеченскому народу –
Люда АРГУН и ее 3-летний сын
Абхазия
МОЙ СЫН РВАЛСЯ В ЧЕЧНЮ
Здравствуйте, Батоно Джохар!
Пишет Вам одна из грузинок-матерей. В первую очередь, я от себя и окружающих меня людей хочу передать Вам и Вашему народу низкий поклон и нашу любовь за Ваше умение быть верным другом, за то, что с такой преданностью отнеслись к нашим соотечественникам.
Я потеряла сына, студента 5 курса. Это случилось в январе у станции метро «Дизубе» при варварском расстреле мирной демонстрации, вышедшей на защиту Президента Гамсахурдиа. Мое теплое отношение к Вам и вашему народу объясняется тем, что в тяжелые для нашей родины дни, когда продолжалась бомбежка Дома правительства, мой сын сказал, что он собирается (в случае поражения) создать народное ополчение и уйти к Вам, а месяца через три вернуться на родину для защиты законного правительства.
Это его желание для меня глубоко символично: в нашем народе он видел друга. Исторически чеченский народ славится храбростью и мужеством, и, наверное, мой сын считал это основой дружбы между нашими народами.
С уважением –
Жанна РЕХВИАШВИЛИ
Тбилиси
Я — ПОДДАННЫЙ РЕСПУБЛИКИ
Здравствуйте, дорогой наш Президент Джохар Дудаев! Пишет Вам молодой чеченец, такой же патриот своей Родины, как и Вы.
Все свои 19 лет я прожил в Казахстане, где и родился. Вы тоже много лет провели на чужбине. Теперь мы дома, и осознание этого должно помочь нам в деле его защиты и благоустройства. Я тоже, как и другие чеченцы, был на площади Свободы и в 1991 году, и 31 марта 1992 года, где мы, Ваши сторонники, шли на защиту свободной Чечни.
Хотя я в Чечне находился и не очень долго, но любовь к родине, которую я познал за последние два-три года, все сильней, за все болит душа.
С уважением –
подданный Чеченской
Республики
ЗОВ РУССКИХ МАТЕРЕЙ
«Уважаемый генерал и Президент Чеченской Республики! Обращаются к Вам матери, чьи дети проходят срочную службу во Владикавказе. Пожалуйста, помогите нам вернуть сыновей», – говорится в письме, поступившем на имя Джохара Дудаева от русских матерей Козловой, Нестеровой, Кобельковой и других из города Ульяновска.
«Мы обращались письменно в Министерство обороны РФ к Грачеву, к Президенту Ельцину, но до них наши письма, материнские слезы не доходят. Мы в постоянном страхе за судьбу своих сыновей. Ни мы, ни наши дети не давали согласия проходить службу в горячих точках. Кого и от кого они должны защищать?» – спрашивают солдатские матери.
ЧТО ПРОИСХОДИТ В ГРУЗИИ?
Пристрастный взгляд из Грозного
На вопросы обозревателя «Литературной газеты» Олега МОРОЗА отвечает Звиад ГАМСАХУРДИА.
Я полагал, что в резиденцию Звиада Гамсахурдиа меня повезут если не с завязанными глазами, то, по крайней мере, какой-нибудь кружной петляющей дорогой, как это обычно изображается в соответствующей литературе. На самом деле ехать вовсе не пришлось. Из гостиницы пошли пешком. Шли по прямой. Минут через десять оказались возле особняка, обнесенного кирпичной оградой. Мой сопровождающий просунул руку и отодвинул засов калитки.
Гамсахурдиа принял меня сразу же. Проговорили мы с ним около двух часов. Здесь лишь часть нашей беседы. С многим из сказанного моим собеседником нельзя согласиться, о чем я ему прямо не однажды сказал. Но то, что происходящее сейчас в Грузии освещается крайне скупо и однобоко, – факт.
Эту инерцию сегодняшнего освещения грузинских событий отчасти можно объяснить тем, что Эдуард Шеварднадзе зарекомендовал себя как олицетворение демократии.
Как известно читателю, «Литературная газета» неизменно придерживается принципа предоставления своих страниц для различных мнений, принципа, единственно приемлемого для свободной прессы. Точку зрения нынешних тбилисских властей мы отражали неоднократно – достаточно взглянуть на 3-й, 5-й, 8-й, 13-й номера газеты за этот год, ряд других номеров. Звиад Гамсахурдиа имеет право на публичное выражение своей точки зрения ничуть не меньше, чем любой другой, особенно если учесть, что он остается активной политической фигурой и его поддерживает немалая часть грузинского населения. И хотя многое из того, о чем он сказал в нашей беседе, я не мог проверить, думаю, она представляет интерес для читателей. Он сам подчеркивает предположительность ряда сведений. Степень их достоверности станет ясной как раз тогда, когда из Грузии беспрепятственно начнет поступать объективная и разносторонняя информация.
– Когда я размышляю о месяцах вашего президентства и о причинах постигшей вас неудачи, мне приходят на ум соображения вот какого рода. Не кажется ли вам, что психология революционера и психология легального политического руководства – это принципиально разные виды психологии? Мне представляется, что некоторая чрезмерная инерция постоянной борьбы, противостояния была явственно различима в вашем поведении в пору вашего президентства.
– Я думаю, что психология здесь ни при чем. Неудача постигла бы любого на моем месте, если бы против него ополчилась вся кремлевская империя, лично Горбачев, Шеварднадзе и их окружение, а также огромная военная машина, составленная главным образом из уголовников, плюс Закавказский военный округ. Фактически это было президентство в чреве дракона.
– Эти слова мы слышали не однажды. Я, как и многие, их просто как-то не воспринимаю. Дело в том, что время вашего президентства совпало с таким беспокойным временем для самого московского руководства, когда им просто было не до вас. И потом, кроме вас, было ведь еще 14 республик… То есть какие-то деструктивные акции совершались – например, в Литве. Латвии, но ничего серьезного агонизирующий московский режим предпринять уже не мог. Ни в одной республике он не сумел опрокинуть не нравящуюся ему власть. А не нравились ему многие.
– Считать так – очень большая ошибка. Центр больше всего вмешивался в грузинские дела, больше всего оказывал давление на меня. В Грузии он больше всего вел свою деструктивную работу. В том числе лично Горбачев. Хотя он и делал такую мину: дескать, он не очень интересуется Грузией, пусть грузины сами в своих делах разбираются. Он мне лично и звонил, и угрожал, и прибегал к шантажу. И, в конце концов, исполнил свои угрозы. С первых же дней нашей победы на выборах он объявил нам войну. И его агентура в Грузии – в лице «Мхедриони» и других подобных банд – сразу же начала действовать против нас. Банды Иоселиани стали нападать на милицию, похищать оружие… Фактически я с первых же дней оказался втянутым в войну, причем в роли безоружного против вооруженного до зубов противника. Повторяю, этим противником была огромная империя в лице ее наемных банд и Закавказского военного округа.
– Да, в своих выступлениях вы постоянно утверждаете, что Госсовет Грузии для установления и поддержания своей власти использовал и использует войска ЗакВО. Но ведь такое использование трудно утаить. Например, едва ли не о каждом случае применения техники, принадлежащей ЗакВО, на стороне Азербайджана или Армении становится широко известно. То же можно сказать и об участии солдат и офицеров этого округа в армяно-азербайджанском конфликте. Почему Грузия тут должна составлять исключение? Между тем ни о каком крупном вмешательстве ЗакВО в грузинские дела ничего не было слышно…
– Роль Закавказского военного округа в грузинских событиях была огромной, особенно со времени прошлогоднего августовского путча. В дни путча военные пришли ко мне и прямо сказали: «Вы должны восстановить в Грузии советскую власть! Не то мы вас сметем». Я говорю: «Как я могу восстановить советскую власть? Народ избрал совсем другую власть, вот эту». Потом путч провалился, но та же линия продолжалась. Разложили нашу гвардию, раскололи, перевели гвардейцев в наемники, усилили «Мхедриони» и прямо начали войну. Я не был президентом мирной страны. Я был президентом страны, находящейся в состоянии войны.
– Но ведь командование ЗакВО постоянно заявляло о своем невмешательстве и нейтралитете. Во время декабрьско-январских событий – едва ли не каждый день.
– Это смешно. Это была типичная лживая пропаганда. Вот такой пример. Во время боев был один момент, когда у наших противников-гвардейцев кончились боеприпасы, и они решили даже кончить самоубийством, как вдруг кто-то из них заорал: «Наши друзья военные пришли к нам на помощь и привезли нам на «КамАЗах» оружие!» Понимаете, привезли целые «КамАЗы» оружия, пригнали новые БМП и БТРы. Сколько мы их БТРов ни уничтожали, у них появлялись все новые и новые. Они что, их рожали? Ясно, что их предоставлял им Закавказский военный округ. У нас даже отснято на видеопленке, как погиб один из водителей БТРа из числа солдат ЗакВО, который воевал на их стороне. А потом генерал Беппаев, заместитель командующего округом, прямо заявил об этом по московскому телевидению: дескать, мы предоставили Госсовету танки, чтобы он навел порядок в Западной Грузии, и вдруг эти танки Т-72 оказались в Южной Осетин – как, мол, это так? Одним словом, все в соответствии с нашей поговоркой: если на вора все время смотреть, он проболтается трижды в день.
Что касается психологии революционера и психологии легального руководителя, разница, конечно, есть, тут вы правы. Человек должен перестроиться. Но если у лидера освободительного движения есть поддержка народа, это большой плюс для него и как для руководителя государства (когда он таковым становится). Поддержка эта у меня была. Мне не хватало поддержки оружия и армии. Я не мог ее создать. В этом была вся моя трагедия. Фактически я был в лапах Закавказского военного округа, КГБ и МВД Москвы. Как только я начал создавать национальную Гвардию, сразу же позвонил Пуго и сказал, что он запрещает мне это делать. В таком положении кто бы мог сделать больше, чем я сделал? Кроме того, саботаж коммунистического аппарата. Фактически все кадры были коммунистическими. Они все смотрели на север, в Москву, и ждали приезда Шеварднадзе.
– Но ведь сходное положение было во всех бывших советских республиках.
– Да, это так, но в отличие от меня все их руководители – сами бывшие партократы. Я был единственный президент, который не был даже в комсомоле. Второй – Эльчибей сейчас.
– Вы хотите сказать, что они вас ненавидели просто как человека?
– Конечно. Ненавидели как белую ворону и как человека не их клана. Потому они и сговорились против меня. Вы думаете, против меня только Москва и Шеварднадзе работали? Президент Эльчибей, например, сказал недавно, что против Гамсахурдиа и в Баку работали. И в Ереване работали. И в Средней Азии…
– По-видимому, вы хорошо информированы о сегодняшней ситуации в Грузии. Какова она? В частности, что вы можете сказать о недавнем захвате тбилисского телецентра вашими сторонниками? Вы действительно непричастны к этой акции?
– Сразу видно, что вы находитесь под очень сильным влиянием кампании дезинформации. Никакого захвата телецентра не было. Все это было инсценировкой. В Тбилиси ее называют «Эдуард-шоу». Все происходило примерно так. В центре событий оказался депутат Шургая, который руководил комитетом гражданского неповиновения и который был моим поверенным. Это вовсе не значит, что я ему делегировал президентство, как пишут в ваших газетах. Таких поверенных у меня в Грузин десятки. Они руководят именно гражданским неповиновением, а не вооруженной борьбой, как некоторые изображают. Так вот, к депутату Шургая пришли офицеры внутренних войск, которые заявили ему, что они сторонники Гамсахурдиа, что они собираются взять власть в свои руки, что телевидение ими уже захвачено, и они, мол, приглашают депутатов обратиться к народу и сказать ему правду. Депутат Шургая лежал в этот момент в постели в предынфарктном состоянии. Так вот больного человека насильно подняли и привели на телевидение. Точно так же заманили туда других депутатов – Дангадзе, Чолокашвили и других, а также обычных людей. Никакого захвата, повторяю, не было. Заранее было сделано так, что охрана ушла, была создана иллюзия, будто телевидение захвачено. Депутаты обратились по радио к населению. Выступили также несколько студенток – естественно, с критикой действий хунты…
Для чего была затеяна вся эта инсценировка? Дело в том, что Госсовет видел: нарастает волна очень сильной политической оппозиции, противостояния тому террору и садизму, который они творят. Они опасались массовых выступлений, демонстрации, митингов, а потому и организовали «попытку переворота», чтобы иметь повод для массовых репрессий. Такой повод они получили. Как только «захватчики» оказались на телевидении, эти офицеры внутренних войск, которые все затеяли, скрылись, а вместо них в дело были пущены карательные банды «Мхедриони», организация, именующая себя «Патриоты», составленные из тбилисских уголовников… Они стали расстреливать и арестовывать людей.
Потом те же самые офицеры внутренних войск выступили по телевидению и заявили, что устроить переворот им поручил Гамсахурдиа. Вы слышали когда-нибудь, чтобы в какой-то стране военные, собравшиеся устроить переворот, остались бы на свободе и разоблачали президента, который будто бы все это им поручил?
Это все было сделано на таком детском уровне! И, между прочим, никто не поддался на провокацию, никто не подошел к телевидению, хотя они созывали народ.
Однако эта провокация, повторяю, послужила поводом для репрессий и террора небывалых масштабов. Арестованы сотни людей. Причем арестовывают не только подозреваемых в чем-то, но и их знакомых, родственников, соседей. Не застанут человека дома – берут родителей. Берут в заложники детей. Применяются страшнейшие пытки, невиданные даже в сталинско-бериевские времена. Несчастного Шургая подвесили вверх ногами, сделали какие-то уколы, и он выступил по телевидению с заявлением: «Президент должен уйти в отставку».
– Во все это трудно поверить. Это все никак не вяжется с именем Шеварднадзе. Из каких источников получены такие сведения?
– Из надежных. В Грузин это все легко просачивается из тюрьмы, из следственных изоляторов.
– Но ведь у вас тоже были пытки. Много раз по телевизору показывали какое-то приспособление, обнаруженное в подвале Дома правительства, – будто бы устройство для пыток электрическим током.
– Это все была жалкая фальсификация. Никаких пыток не было.
– Хорошо, если бы это было правдой… Скажите, если нынешнее противостояние и все остальное будет продолжаться и дальше, что ожидает Грузию? Какое место вы видите в ней для себя?
– Если все будет так продолжаться и дальше, Грузию ожидают террор, репрессии, тоталитарный режим, причем в худшем варианте, чем в гитлеровской Германии и сталинско-бериевском Советском Союзе. Гораздо худшем, потому что здесь добавляются невиданный садизм, уголовщина… Репрессии осуществляют уголовники. Это самое страшное. Четыре тысячи уголовников были выпушены из тюрем и вооружены. При этом прокурор официально заявил в прессе: их надо амнистировать, потому что они с оружием в руках сражались против диктатуры. Вот эти люди вершат сейчас в Грузин террор и насилие.
– И снова вопрос: насколько достоверны эти сведения?
– Абсолютно достоверные. Кстати, об этом и в Москве пишут. Правда, пишет не официальная пресса. Официальная печать не позволяет себе ни слова.
Так что Грузию ждет, к сожалению, возрождение сталинизма. Но потом это перекинется и на Россию, потому что Грузия всегда была испытательным полигоном для России: то, что начиналось в Грузии, потом переходило в Россию. Оттуда пришел большевистский террор, оттуда пришел Сталин… И русские интеллигенты, и журналисты, и все поплатятся за то, что они закрывали глаза на происходящее в Грузии.
Надо не затыкать уши и не закрывать глаза, как это сейчас делаете вы. Надо все увидеть своими глазами, поговорить с людьми… Тысячи беженцев сейчас покидают Западную Грузию, направляясь в Абхазию. Спасаются от террора. В 1937 году была хотя бы какая-то юридическая основа для террора, была какая-то видимость правосудия. Существовали тройки, изображавшие суд. А сейчас не существует даже этого, любой уголовник на территории Грузин – судья. Он может сделать все, что ему заблагорассудится, – ворваться в любой дом, расстрелять любого человека, арестовать кого хочет, похитить кого хочет, ограбить кого хочет. У них, правда, есть удостоверения членов «Мхедриони», членов национальной гвардии и других карательных организаций, но существа дела это не меняет.
– Чем вы заняты сегодня в Грозном?
– Собираю информацию. Распространяю ее. Оповещаю всех. Даю интервью. Разоблачаю зло. Сейчас на то, что творится в Грузии, понемногу начинает реагировать заграница. Очень большая кампания протеста была в Финляндии, когда туда приехал Шеварднадзе. Так что разоблачительная кампания понемногу набирает силу, хотя до последнего времени ей мешали влиятельные зарубежные друзья Шеварднадзе – такие, как Буш и Бейкер. Но их акции падают. Больше того, с недавних пор кандидат в президенты от демократов Билл Клинтон среди других аргументов против Буша использует и то, что нынешний президент США поддерживает террористический режим в Грузии. А недавно он заявил, что в случае избрания его президентом пересмотрит отношение США к бывшим советским республикам, которыми руководят бывшие коммунисты, особенно в Грузии.
– Связаны ли вы каким-то образом с теми людьми непосредственно в Грузии, которые то там, то здесь выступают против нынешнего тбилисского руководства?
Как я могу быть с ними связан? У меня нет ни рации, ни каких-либо других средств связи. Эти выступления происходят стихийно, это просто самозащита населения. Если к вам в дом ворвутся бандиты и станут убивать ваших детей, что вы сделаете? Разве вы не возьмете оружие? Или если убьют вас самого – ваш брат не возьмет оружие?
– А на самой территории Грузии нет никакого руководящего или координирующего центра сопротивления?
– Никакого центра нет.
– Допустим, стихийно происходит самозащита населения, но ведь всякого рода диверсии – подрыв мостов, участков железной дороги, покушения на различных деятелей режима, похищения их – это никак не похоже на стихийные действия, это все кто-то планирует, организует.
Я уверен, что в большинстве случаев диверсии осуществляет сама хунта, чтобы иметь повод для карательных операций, – точно так же, как это было на телецентре. Правду о зверствах «Мхедриони» рано или поздно узнает весь мир. Например, о том, что они сейчас сделали в Цаленджихе. Они сожгли почти весь город. Убили множество людей. Цаленджихскую церковь превратили в морг. Тысячи беженцев ушли оттуда. Там невозможно жить. Как и во всей Мегрелии.
– Это не могло пройти мимо внимания мировой общественности. Но об этом не было никакой информации…
– Нигде не было ни слова – ни в газетах, ни по «Останкино».
– Это как-то связано с похищением Кавсадзе? Ведь он был похищен как раз в том районе.
– После этих событий был похищен Кавсадзе. Очевидно, он ехал туда с инструкциями о дальнейших карательных операциях. Это известный каратель при Шеварднадзе. Впрочем, он и в наше, диссидентское время был карателен, работал в МВД. Наверное, он ехал с каким-то поручением, народ узнал, и его похитили. Но это мое предположение, никакой достоверной информации у меня нет. И, разумеется, такие методы, как похищение людей, я не оправдываю.
– Опасаетесь ли вы покушений? Носите ли при себе оружие?
– Конечно, такая опасность существует. Недавно здесь, в Грозном, арестовали террориста, засланного из Грузин, который готовил покушение и на Дудаева, и на меня. Кроме того, я получил предупреждение, что в Грузии создано и заслано сюда несколько террористических групп. От хунты всего можно ожидать. А оружие мне не нужно. Мое оружие – моя истина, моя правда.
– Совершаете ли вы какие-либо поездки за пределы Грозного?
– Конечно, совершаю. Я никого не боюсь! И смерти тоже не боюсь.
– А что с вашей намечавшейся поездкой в Финляндию?
– Всяческие препятствия чинит Россия. И я думаю, препятствия чинит также Буш. Поэтому что он не хочет, чтобы я сказал правду.
– Я впервые разговариваю со свергнутым президентом. Чувствуете ли вы себя несчастным человеком?
– Несчастным я никогда себя не чувствую, поскольку я верующий. Я верю и в потустороннюю жизнь, и в справедливость Божьего промысла. А несчастны те, кто творит зло, насилие, совершает убийства, предательство.
– Считаете ли вы, что всегда действовали правильно, находясь на посту президента, что вы не допускали никаких ошибок? Вы были единодушно избраны населением Грузии, пользовались огромной поддержкой. Что вам помешало при таких обстоятельствах двинуть страну по пути демократии, экономических реформ?
– Ошибки бывают у всякого человека. Моя главная ошибка была в том, что я проявлял излишний либерализм и в излишней степени позволил вот этим преступным силам действовать. Так считаю не только я, так считают многие. Но действовать иначе было не в моей природе, поскольку по природе я не палач, не каратель. Хотя как раз эти качества приписали мне – дескать, у меня тирания, диктатура, террор. Где вы видели такую диктатуру, чтобы выходило 25 оппозиционных газет, которые день и ночь ругали бы президента и парламент, поносили бы их, клеветали на них?
– Но ведь известны факты: вы запрещали газеты, запрещали трансляцию московского телевидения.
– Я несколько раз приостанавливал трансляцию, поскольку передавали такую дезинформацию, которая могла вызвать просто кровопролитие – в Абхазии, в так называемой Южной Осетии и в других местах. Так что это делалось не систематически, а в отдельных случаях.
– Недавно вы назвали телевидение «Останкино» «Останкинским дезинформцентром». Мне кажется, это несправедливая оценка. Конечно, в телепередачах «Останкино», как в любых журналистских материалах, встречаются сообщения не очень достоверные, случаются другие сбои, но в целом – и это общепризнанно – эта телекомпания стремится к объективному освещению событий.
– Это не сбои, это сознательное скрытие информации. Систематическое искажение информации. О той же Грузии. С одной стороны, «диктатура Гамсахурдиа», «фашизм Гамсахурдиа», с другой – «демократ Шеварднадзе», «демократические силы»… Какие демократические силы? Которые расстреляли сотни людей? Вся правда вашего «Останкина». Сколько мы передали им видеокассет о расстрелах митингов, о других злодействах! Ничего не вышло в эфир.
– Кому вы передавали?
– В «Останкино» передавали. И «Вестям» передавали.
– Вы считаете, что такая позиция исходит от руководства телевидения?
– Разумеется, от руководства. Оно сознательно поддерживает Шеварднадзе. А считается демократическим, приверженным гласности.
– Сейчас вы попали в свою колею, не так ли? Вы снова, как и прежде, боретесь против власти.
– Смотря какой власти. Я всегда боролся против преступной власти. Против нормальной я никогда не боролся. Впрочем, в Грузии ее никогда и не было. Власть нынешней банды я вообще не считаю за власть. Она распространяется на несколько районов Тбилиси. Остальная Грузия им не подчиняется.
– Предполагаете ли вы вести вооруженную борьбу против этой власти?
– Вооруженная борьба не нужна, ибо я верю в евангельскую заповедь: кто поднимет меч, от меча и погибнет. Тем, что они творят – своим злом и своим беззаконием, – они сами себе роют могилу. У всех террористических режимов, которые держатся на штыках, одна участь. Как говорил Талейран, штыки годятся для чего угодно, только не для того, чтобы на них сидеть.
– Список обвинений, которые вы предъявляете Шеварднадзе, воистину бесконечен. Многие из них, вероятно, справедливы, особенно те, которые относятся к периоду его деятельности на посту коммунистического руководителя Грузии. Однако в период перестройки в Москве он, по общему признанию, показал себя хорошо. Не кажется ли вам, что вы все-таки допускаете некоторую несправедливость по отношению к нему в том смысле, что не хотите оценить его полезную деятельность периода перестройки?
– Это была вынужденная деятельность. Он и Горбачев были реалистами. Они понимали, что дальше продолжать все в андроповском духе невозможно. Если бы они имели силу, они бы продолжали. Все дело в том, что сил уже не было у Советского Союза. В военном отношении началось отставание. В экономическом отношении начался крах. А в идеологическом – тем более…
– Еще недавно вы утверждали, что Россия не признает независимость Грузии и не устанавливает с ней дипломатические отношения по той причине, что стремится сохранить ее в качестве своей колонии и военного плацдарма. «Кроме того, – писали вы, – Россия считает, что Грузия должна признать частями Российской Федерации Шида Картли (Южную Осетию. – О. М.) Абхазию…». Мне не известно, однако, ни одного заявления какого-либо российского руководителя, где ставился бы вопрос о присоединении Абхазии к России. На неоднократные же обращения населения и руководства Южной Осетии с просьбой о присоединении к России Россия отвечает молчанием. Наконец, как известно, недавно Россия признала Грузию и установила с ней дипломатические отношения…
– Это явилось результатом дагомысской капитуляции, которую подписал Шеварднадзе. В Дагомысе он фактически признал Южную Осетию частью России, согласившись внести туда так называемые миротворческие силы. Поэтому Россия восприняла это как первый шаг к выполнению всех своих условий. И я уверен, что там были также устные обещания, что Грузия останется и военным плацдармом, и что Шеварднадзе и его Госсовет никогда не будут требовать вывода российских войск. Вот поэтому Россия и признала Грузию. Дагомыс – это капитуляция. Сейчас эти называемые миротворческие силы разоружают там грузинское население и вооружают осетинское. Это приведет к еще худшей войне в ближайшем будущем. По какому праву русские войска вводятся на территорию Грузии? Грузия ведь не член СНГ.
– Как вы считаете, сколько у вас сейчас активных сторонников? Что движет ими – преданность идее или личная преданность вам?
– О числе сторонников я могу сейчас говорить лишь приблизительно. Но я могу предполагать, что это около 90 процентов населения, как было и прежде, когда меня избрали президентом. Что ими движет? Конечно, большинством движет именно идея. Во мне они видят воплощение идеи независимости Грузии. Потому они так непреклонны. Если бы вы видели митинги, которые расстреливали, как безоружные люди шли на танки и под пули, вы бы убедились в этом.
Грозный–Москва
(Литературная газета, № 31, 29.07.1992 г.)
ЗВИАД ГАМСАХУРДИА:
«У ЖИВОТНЫХ НЕТ НАЦИОНАЛЬНОСТИ…»
Когда где-нибудь в Африке народ сбрасывает очередного диктатора вроде императора Бокассы, уличенного в каннибализме, то правительства развитых стран Запада рассматривают это как «покушение на основные права и свободы человека» и направляют на помощь диктатору войска ООН.
Но вот, когда в Грузии кучка воров в законе вооруженным путем захватывает власть и свергает законного президента, – это мировым сообществом расценивается как «свободное волеизъявление грузинского народа».
Почему западные демократии проявляют такое безразличие к судьбе законного главы государства, мы решили узнать у самого Президента Грузии Звиада Гамсахурдиа.
– Правительства, которые вы называете демократическими, на самом деле уже давно отошли от демократии. Демократия превратилась в пустое слово, которое произвольно используют для маскировки тех или иных политических интересов Запада. Когда эти западные правительства хотят в каком-то регионе усилить свое влияние и военное присутствие, тогда они сперва пытаются подкупить правительство этой страны, а получив отпор, – просто свергают законную власть. При этом для них не имеет никакого значения характер свергнутого ими режима: демократический он или авторитарный. Этот хищнический подход во взаимоотношениях с другими странами сейчас окончательно утвердился в странах НАТО.
Примечательно, что правительства наиболее могущественных стран Запада уже не считают нужным маскировать свои намерения, а открыто и цинично попирают волю другого народа. Именно это и произошло в Грузии.
– Господин Президент, что представляют из себя эти мировые силы, которые так свободно вмешиваются в дела других государств?
– Это – враги человечества в прямом смысле слова. Они ставят своей целью геноцид других народов за исключением одной определенной группы из всего населения планеты. Эта группа тесно связана с Соединенными Штатами и Европой и рвется к мировому господству. В общем, я бы назвал это евроамериканским империализмом. Главной ударной силой у них выступают США. Можно сказать, что военный переворот в Грузии был осуществлен из-за океана при личном участии государственного секретаря Д. Бейкера с благословения Буша.
Бейкер прямо призвал к путчу бандитские оппозиционные группировки Грузин (а в Америке прекрасно знают, что оппозиция Грузии состояла из криминальной мафии и бывших партократов). Бейкер также дал понять, что США не будут поддерживать существовавший тогда в Грузии режим и не окажут ему никакой помощи. Сценарий переворота, осуществленный Соединенными Штатами в Грузии, неоднократно раньше использовался ими в других регионах планеты.
– Почему вы и ваша власть стали неугодными Западу?
– Потому что мы стремились вести независимую политику, желали подчиняться диктату западных стран и не стали слугами их интересов. Проще говоря, мы не допускали, чтобы Грузия стала колонией Запада.
А Западу угодна только такая власть, которая беспрекословно выполняет все его желания. Это и стало одной из причин военного превосходства и прихода к власти агента ЦРУ и прямого агента евроамериканского империализма Э. Шеварднадзе.
Но была и другая причина немилости Запада. Став во главе государства, мы стремились к возрождению национальной культуры, сплочению нашего народа на национальных основах, чтобы жители Грузии вспомнили, что они народ с более древней историей, чем многие из европейских народов. Эта национальная ориентация нашей политики также не вызвала восторга у хозяев общеевропейского дома. Потому что официальный Запад (я имею в виду правительства, а не народы) борется против любого национального движения. Их цель – уничтожить нацию вообще и создать единый мировой конгломерат во главе с мировым правительством. Это мировое правительство должно управлять всем миром и установить так называемый новый мировой порядок. Суть нового мирового порядка – уничтожение независимости всех государств (неважно – христианских или мусульманских, религия здесь не играет роли), геноцид населения в этих странах и окончательное подчинение всей планеты.
Единственной преградой на пути этих замыслов может быть национальное самосознание народа и создание национальных государств. Поэтому Запад везде борется с национальными движениями. Для этого он старается разжигать межэтнические конфликты и провоцировать войны. Например, война в Югославии – это дело их рук. Это не случайный стихийно вспыхнувший конфликт, а целенаправленно развязанная война, в которой должны будут противостоять народы – носители национальной идеи.
Сейчас югославская модель переносится Западом на Кавказ, где так же, как и на Балканах, искусственно усиливается межнациональная напряженность. Впоследствии возникающие то здесь, то там локальные конфликты дадут Западу повод для прямого военного вмешательства под флагом сил ООН. Буквально на днях было объявлено, что НАТО создает свои силы быстрого реагирования в количестве ста тысяч человек, которые будут вмешиваться в события в любом регионе земного шара. Весьма примечательно, в связи с этим были упомянуты Кавказ и Югославия.
Такова сущность нового мирового порядка, политики Запада. Последние направлены против всех народов мира, их независимости и самобытности.
– Господин Президент, вы попытались создать в Грузии государство, ориентированное на свои национальные интересы. Что, на ваш взгляд, является самым важным при создании национального государства?
– В первую очередь необходимо выработать механизм достижения согласия между национальностями, проживающими в стране, и обеспечить защиту национальных меньшинств. При этом надо иметь в виду, что невозможно достичь внутренней стабильности при помощи насилия и подавления национальных меньшинств. Необходимо переходить к такой форме сосуществования наций внутри одного государства, которая будет для всех них выгодной в экономическом отношении и безопасной в смысле сохранения национальной культуры.
– Почему вы создавали именно национальное государство? Зачем, на ваш взгляд, человеку вообще нужна национальность?
– Национальное сознание делает человека человеком. У животных нет национальности. Религия и национальность являются одним из отличительных черт человека. А лишение человека национальных признаков – это тягчайшее преступление перед ним и начало его деградации как личности. Денационализация – это неуважение к предкам, к прошлому, лишение человека его национальных корней. Человек может сохранить свою человеческую сущность только в рамках своей национальной культуры. Поэтому культура человека неразрывно связана с его национальностью. А только посредством своей культуры человек приобщается к мировой цивилизации.
Таким образом, денационализация человека и денационализация государства обрывают их связи с миром и делают беззащитными перед космополитическими силами, организованными в мировом масштабе.
– Какие силы Грузии противодействовали созданию национального государства?
– В Грузии определенную часть интеллигенции называют номенклатурной. Эти деятели культуры обладали большими привилегиями в советское время и в погоне за новыми привилегия они готовы предать нас, они объединились вокруг Э. Шеварднадзе.
Эта же часть интеллигенции очень тесно связана с миром теневой экономики, с мафией. В сущности, у нас в Грузии между ними практически нет разницы.
Некоторые характеризуют то, что произошло в Грузии, как «буржуазную революцию». Это неправильно. В Грузии произошла «мафиозная революция».
– Почему Запад проявляет такой повышенный интерес к Кавказу?
– Этот регион очень важен с геополитической точки зрения. Кто владеет Кавказом, тот владеет и Ближним Востоком и Азией. Это, кстати, всегда понимали западные страны, и поэтому с давних времен шла борьба за Кавказ между Россией и Западом.
С чисто военной точки зрения Кавказ – это соединительный мост между Западом и Востоком. Этим мостом очень важно владеть для любой стороны.
– Как вы оцениваете нынешнее российское правительство его политику на Кавказе?
– Правительство, которое предаст свой собственный народ, не может быть другом других народов.
Политика России приносит большой вред не только народам Кавказа, но и долгосрочным интересам самой России. Например, правительство Ельцина не признает независимость республик Северного Кавказа. Российские руководители не замечают, что тем самым вызывают обострение антирусских настроений в регионе. В то же время России достаточно признать независимость горских республик – и она приобретает в их лице самых верных друзей. Потому что здесь очень четко разделяют Ельцина и российское государство, и при всей неприязни к первому испытывают тяготение к России как защитнице от западной экспансии.
– Господин Президент, а как вы сами относитесь к России?
– Очень хорошо отношусь, Я полагаю, вы же не отождествляете Ельцина и Россию! Правители приходят и уходят, а страна остается. Я отдаю себе отчет, что та роль, в которой Россия выступает сегодня на Кавказе, не соответствует ее собственным интересам, а навязана ей из-за океана.
Я всегда был настроен пророссийски, всегда хотел иметь самые тесные связи с Россией, мечтал, чтобы Грузия была естественным союзником своего великого восточного соседа. Но это не устраивало западный мир и послушное ему российское правительство. Они продолжают разжигать этнические конфликты на Кавказе. В результате мы сейчас стоим перед вполне реальной опасностью перерастания этих конфликтов в большую войну.
Я надеюсь на здравый смысл и мудрость народов, вовлеченных в конфликт, и в первую очередь русского народа. Я надеюсь, что он осознает, кто именно и во имя каких интересов толкает русских солдат в пучину новой Кавказской войны, В этой войне ни одна из сторон не одержит победу. Лишь западный мир привычно погреет руки над пламенем новой войны.
Но я верю в разум народов. Это последнее, что может предотвратить катастрофу.
(Под небом Грузии)
ПОРА УПРАЗДНИТЬ БОЛЬШЕВИСТСКОЕ ПРАВО
НА ВЫХОД ИЗ РОССИИ
Мэр Санкт-Петербурга АНАТОЛИЙ СОБЧАК излагает для «НГ» свой взгляд на актуальные национально-государственные проблемы.
ВЛАСТЬ
– Закрытые слушания в российском парламенте по проблеме Южных Курил, призывы к аннулированию сентябрьского визита Бориса Ельцина в Японию, как, кажется, свидетельствуют о том, что президент РФ так или иначе намерен выступить с радикальным проектом решения данного спора. Киков ваш взгляд на сей счет? И есть ли вообще смысл Ельцину ехать в Японию с учетом нынешних общественных настроений в России по территориальному конфликту?
– Я вообще считаю, что проблема Южных Курил преувеличена. То, что нужно было решить спокойно, политическими средствами, теперь превратилось в арену политической схватки, причем самых крайних сил, как в Японии, так и в России. В Японии проблему пытаются раздуть как нечто, без решения чего не может быть нормальных отношений с Россией, и у нас кое-кто пытается сделать то же самое под девизом: «Не отдадим ни пяди родной земли!». Нужно ведь еще задуматься над тем, а чья это земля в действительности и кто имеет на нее больше исторических и юридических прав.
Комментировать же целесообразность визита Бориса Ельцина в Японию считаю неправильным, поскольку он сам правомочен решать: ехать туда или нет, и какие вопросы там обсуждать. Япония сегодня – единственная из стран «большой семерки», обладающая свободными и весьма значительными денежными ресурсами, и было бы великолепно привлечь их капиталы как можно скорее для модернизации российской экономики. Другое дело – с чем конкретно поедет Борис Ельцин в Японию. Но ведь это во многом зависит от подготовки визита в общественной сфере и в парламентных кругах… Пока же столь важный территориальный вопрос обсуждается на сугубо митинговом уровне, и вопрос, по сути, стал эксплуатироваться в корпоративных политических интересах. Но мы обязаны как можно скорее решить проблему. И российская сторона уже выдвигала ряд разумных проектов. Однако я за то, чтобы вернуться к первичным соглашениям.
– То есть, к русско-японскому трактату 1855 года?
– Да, абсолютно верно. В этом и других документах определялись тогда изначальные основания по статусу островов, и из них как раз и следует сейчас исходить. Ведь за более чем столетний период, прошедший с того момента, между Японией и Россией происходило несколько войн, в результате которых статус Южных Курил и даже острова Сахалин неоднократно изменялся. Здесь, в конечном счете, есть множество политических, экономических, морально-этических и исторических факторов, ориентируясь на которые, следует именно сейчас урегулировать проблему наиболее приемлемым образом. Тем более что нельзя далее терпеть длящееся до сих пор состояние войны между нашими странами. Столь ненормальное обстоятельство, думаю, и должен устранить визит Президента Ельцина.
– Означает ли, что сказанное вами есть призыв к Ельцину пойти на серьезный компромисс в территориальном вопросе в попытке подписать мирный российско-японский договор?
– Я далек от того, чтобы оглашать в прессе свои столь деликатные рекомендации президенту, так как имею возможность это делать через политический консультативный совет при президенте РФ.
– Еще одной дилеммой для Б. Ельцина ныне является выработка политики в части реагирования на суверенизацию бывших российских автономий. Пионер в деле радикальной дефедерализации России – Чечня сейчас, как будто, готова погасить спор вокруг своего статуса посредством лояльных переговоров. Вам недавно из Грозного было предложено посредничать о процессе подготовки и проведения встречи между Ельциным и Дудаевым. Как вы на это ответите?
– Я получил такую информацию от своих помощников и лично пока не общался по данному вопросу с чеченской стороной.
– Ну, а в принципе вы согласились бы посредничать?
– В качестве посредника, на мой взгляд, должны выступать липа нейтральные или представляющие третью сторону в споре…
– Вы в свое время ведь многократно критиковали режим Дудаева…
– Да, но я критиковал и Ельцина. Дело ведь в том, что все мои заявления по политике Дудаева конструктивны и никогда не носили оскорбительного характера в отношении движения чеченцев в сторону независимости. Однако я, тем не менее, являюсь представителем российских структур власти. С юридической точки зрения мое посредничество выглядело бы неуместным, но если обе стороны достигнут консенсуса по моей кандидатуре, то я, вероятно, соглашусь.
– Общались ли вы уже с Ельциным в связи с инициативой Чечни?
– Пока нет. Но если устное предложение министра иностранных дел Чечни привлечь меня в посредники будет подкреплено соответствующей официальной просьбой, то я, несомненно, начну консультироваться с президентом. Вообще-то переговоры по статусу Чечни назревали уже давно. Помимо разрешения, российско-чеченских разногласий, переговоры явились бы и практическим средством выработки конкретных принципов, соблюсти которые были бы обязаны и все прочие бывшие автономии, намеренные покинуть Россию. Так пли иначе, но твердая позиция федеральных властей в плане изменения национально-государственного устройства потребуется, и очень скоро. Потому что многие «суверенизирующиеся» регионы не испытывают пока никаких очевидных последствий от разрыва связей с Москвой, даже получают от нее бюджетные субсидии. Всему этому должен прийти конец.
– Вы таким образом допускаете создание механизма дезинтеграции РФ?
– Нет. Я не выступаю за дезинтеграцию России. Но, скажем, в случае с Чечней, – ведь не было же ее добровольного вхождения в Российское государство, а имело место ее насильственная интеграция в состав России. Моя личная точка зрения в том, что полный выход из России допустим лишь только образованиям, находящимся на окраинах федерации, но категорически воспрещен автономиям, расположенным внутри этнически русских регионов.
К примеру, президент Татарстана полагает, что он вправе представлять интересы всех татар и говорить от их имени о независимости республики. Я же однозначно против того, чтобы некий первый секретарь обкома КПСС мог таким образом диктовать России свои условия от имени всей нации.
– Что же следует предпринять федеральному центру для сохранения страны?
– Во-первых, особым образом оговорить свои взаимоотношения с Чечней и рядом других бывших автономий, чье пребывание в России на самом деле юридически не совсем правомерно. А во-вторых, упразднить большевистское право на выход из России и расценивать попытки дезинтегрировать Российскую Федерацию, как государственное преступление, пресекаемое с использованием законного насилия.
ДЕНИС ГУРИНСКИЙ
(Нега, № 150, 7.08.1992 г.)
НАРОД ПОДДЕРЖИВАЕТ СВОЕГО ПРЕЗИДЕНТА
Совет старца
В редакцию «Свободы» пришел 80-летинй Кошоев Абу и попросил дать ему возможность обратиться через нашу газету к Президенту Джохару Дудаеву.
«Я достаточно долго прожил на этом свете. Многое повидал на своем веку и хорошего, и плохого. Но самым счастливым днем моей жизни стал день провозглашения независимости Чеченской Республики. Мы защитили свою Свободу от внешних посягательств, потому что были едины. Сейчас нашей Свободе грозит внутренний разлад. Это страшнее.
В чем-то могу согласиться с нашим парламентом, когда он предъявляет Президенту свои претензии. Но не в такой форме и не в таком тоне! Президент – символ государства, с ним нельзя обращаться как вздумается. Тем более законодателям.
Не согласен я кое в чем и с Президентом. Например, почему должным образом не охранялась телевышка? Кто конкретно отвечал за это? Почему в республике происходит так много чрезвычайных происшествии, но никто за это не отвечает? Джохару следовало бы проявить твердость и жесткость… Иначе порядка не будет».
Народ увидел кто есть кто
Невозможно оставаться равнодушным после того, что услышали и увидели на экранах республиканского телевидения в тот вечер. Наверное, никто не ожидал, что парламент может предстать перед народом в таком неприглядном свете. Трудно понять, чего добивались члены парламента, многие из которых не стеснялись в подборе выражений. Иные говорили на таких нотах, будто речь шла не о Президенте государства, а о каком-нибудь хулигане… Но как бы то ни было, Президент остался верен себе. Речь его была содержательной, лаконичной, и он умело отмел несостоятельные обвинения в свои адрес.
Сегодня мы переживаем трудное время. Легкого пути создания свободного государства нет. И ошибается тот, кто на это рассчитывает. Необходимо всем сплотиться. Нельзя давать повод для раздора, провокаций. Ведь есть у нас еще противники в национально-освободительном движении. Сильна еще жажда сохранения империи у российских руководителей. К сожалению, есть и среди чеченцев такие, кто не хочет жить вне этой империи. Есть такие и в парламенте, например, Шепа Гадаев. Разве не он говорил: нам надо было подписать федеративный договор? Не хочется верить, что он выражал мнение и других членов парламента. А ведь многие расценили это так. Еще раньше, при Завгаеве, тот же Шепа ратовал за совмещение двух постов – Председателя ВС ЧИР и первого секретари обкома партии.
Хочется надеяться, что в парламенте не все согласны с мнениями выступавших. И хорошо, если сделают соответствующий вывод. А если – нет?
С.-М. ГЕЛАГАЕВ, поэт.
Мы не верим
Нам, жителям сеча Нижняя Нойбора Гудермесского района, небезразлична судьба Республики, и поэтому, естественно, нас очень обеспокоило недавнее «сражение», иначе это не назовешь. Имеем в виду телевизионную передачу, где Президент отчитывался перед парламентом. Нам кажется, что этот так называемый контроль за деятельностью Президента оскорбляет не только Джохара Дудаева, «о и весь народ, доверивший ему рычаги государственной власти.
Мы, наоборот, выражаем свое недоверие нынешнему составу парламента и считаем, что его надо переизбрать. В высшем органе законодательной и контрольной власти должны быть достойные, умные, компетентные граждане Чеченской Республики.
Мы пока не почувствовали на себе грамотный подход к делу со стороны парламента. Скорее наоборот. Его решение об организации новых сельских Советов привело к тому, что у нас рассорились жители трех населенных пунктов – обеих Нойбер и Новогрозного. И таких просчетов у парламента – уйма.
Впрочем, что много расписывать. Мы за президентское правление, считаем, что нам необходима сейчас жесткая власть. Президент избран народом, и народ его в обиду не даст. А в парламенте сидят люди, обманувшие своих соотечественников.
ТИМИРСУЛТАНОВ А. М., ЯСХАНОВ А. Т.,
ИБРАГИМОВ Н., АХМАДОВ Л. М.,
ЯСХАНОВ П. X., ТАЙСУМОВ Л. А.
и многие другие.
Этот прецедент в российской политике еще предстоит изучить историкам и политологам. Но то, что прецедент есть, можно сказать уже сейчас. Со времени распада СССР впервые Россия выступила не как третья сторона в межнациональном конфликте, а сама в него практически ввязалась. Так что на самом деле произошло в Чечне?
РОССИЯ – ЧЕЧНЯ:
ПАРТИЯ ОТЛОЖЕНА,
ДОИГРЫВАНИЕ ВПЕРЕДИ
НА ГРАНИЦЕ
Собственно, границей России линию, куда российские генералы вывели войска в связи с чрезвычайным положением в Ингушетии, назвать нельзя. Во-первых, границы как таковой между Чечней и Ингушетией никогда не существовало. Во-вторых, деюре Чечня до сих пор не признана российскими законодателями как независимое государство, хотя де-факто политики, похоже, смирились с ее суверенитетом. В-третьих, после недавнего объявления Ингушетии о самостоятельности и приверженности России две республики договорились отложить вопрос о границах до стабилизации обстановки. В-четвертых, закон о границах России так и не принят Верховным Советом, что уже поставило в трудное положение российских пограничников в Таджикистане, Грузии и других горячих точках. И, наконец, передислокация огромного количества войск и техники по направлению к Чечне выглядела абсурдной: чрезвычайное положение в Северной Осетии и Ингушетии было введено из-за кровавого конфликта в Пригородном районе Владикавказа, а Чечня к нему не имела никакого отношения.
Однако дело было сделано. Тяжелые танки Т-72, большое количество бронетехники и десантных войск молниеносно заняли «оборону» на том рубеже, который военные командиры посчитали границей. В ответ президент Чечни генерал Дудаев также в считанные часы направил части национальной гвардии, МВД и народного ополчения на линию противостояния. Ситуация стала взрывоопасной и практически непредсказуемой: танки и бронемашины встали прицел в прицел. На расстоянии 700 метров. Достаточно было одного шального выстрела, чтобы началась бойня. Приказ национальной гвардии звучал так: «Первыми не стрелять». А приказ российского командования предписывал: «Стреляют в воздух – стрелять в воздух. Стреляют на поражение – стрелять на поражение»…
До линии противостояния мы буквально пробивались через посты на дорогах. Посты – чеченские: в этой ситуации каждый милиционер или гвардеец понимал, сколь опасно пребывание случайных людей в зоне конфликта. Мы – это и я мой сопровождающий Хасан Кагерманов, предприниматель из Грозного. Дело в том, что в командировку я поехала не по приглашению официальных кругов Чечни или российского командования. Это была единственная возможность увидеть все «снизу» и без предвзятости оценить обстановку.
Пробились к станице Ассинская. Чеченских гвардейцев на рубеже – человек десять. Один БТР. В основном местные жители, сменяющие друг друга на «вахте». Сразу же окружили плотной толпой. Главное, что тревожит всех: «Зачем они пришли на нашу землю?» Среди ополченцев не только чеченцы, но и ингуши, русские. Сергей Гричаник живет в станине всю жизнь, как и его родители: «Пусть российские войска отсюда уйдут». Как сохраняют порядок на позиции? Мальчишек гоняют, ввели в станице сухой закон. Есть и старейшина из местных – Шамон Адаев. Он заявил: «Никаких провокаций они от нас не дождутся. Разве здравомыслящий человек будет устраивать провокации возле своего дома, на который направлены пушки?». Действительно, станица – в нескольких сотнях метров.
К российским позициям пришлось идти через поле. Солдаты нас, конечно, не ждали, поэтому из соломенного окопчика, по сторонам которого стояли танк и БМД, выставили дула автоматов. Но все обошлось. Навстречу вышел тонкошеий мальчишка, Познакомились. Алеша оказался старшим лейтенантом, командует десятью солдатами. В окопчике костерок. Сначала разговора не получалось: пришла «с той стороны». Фамилии отказались назвать наотрез. Оказалось, приезжали чеченцы на машинах, угрожали: «Мы твою семью вырежем, только адрес узнаем!» Впрочем, были и другие визиты. Например, в первый день противостояния приходили местные ребята, принесли еду, сигареты. Правда, с каждым днем напряжение увеличивалось, и подобные визиты прекратились. Газет ребятам не приносят. Они вообще мало что знают о происходящем вокруг. Ни о переговорах не слышали, ни о том, что Егор Гайдар поставил свою подпись под соглашением о разводе войск (правда, потом эту подпись сочли недействительной, оказывается, исполняющий обязанности председателя правительства некомпетентен решать такие вопросы). В общем, в обстановке ориентируются на глазок.
В ТЫЛУ
Грозный жил обыденной жизнью. Все предприятия работали, нефть исправно перекачивалась в Россию. Цены на продукты по московским меркам мизерные: 120 руб. за килограмм мяса, 1 руб. – буханка хлеба. Но напряжение буквально висело в воздухе. Огромная толпа у здания парламента: ждут информации, дискутируют. Правда, слухи об антирусских настроениях сильно преувеличены. Врезаюсь в толпу, слушаю речи на незнакомом языке – и ни одного косого взгляда.
Тем временем руководство республики активно готовится к обороне. На всех трассах сооружаются бетонные заграждения – от танков. Видела даже «ежи», знакомые нашему поколению лишь по военным фильмам. Объявлена всеобщая мобилизация мужчин. Мой сопровождающий тоже получил повестку – он теперь командир взвода. Представитель парламентской оппозиции Султан Медуев, с которым мы встретились в пресс-центре президента, коротко бросил: «Иду учить бойцов стрелять из миномета – я в армии минометчиком был».
С нарастанием напряженности нарастали и усилия Чечни по организации отпора. Уже формировались специальные отряды для ведения партизанской войны в горах. Обнаружились и собственные «молодогвардейцы». В одном из районов мальчишки 14– 15 лет объединились в организацию по уничтожению российских танков. Найдя где-то настоящие фугасы, они тренировались бросаться под танк. Правда, милиция мальчишек гоняет, но разве за всеми уследишь?
Вообще республика буквально напичкана оружием. Российская армия покидала республику на автобусах – так утверждают очевидцы. Все вооружение было буквально брошено. Зачем это было сделано, на то существует среди местного населения немало версий. Одна из самых распространенных – генерал Дудаев просто договорился об этом со своими бывшими друзьями-генералами.
Ясно одно: наличие такого количества оружия да еще тянущиеся из десятки километров нефтепроводы делают республику в буквальном смысле слова пороховой бочкой: любые военные действия здесь смертоносны.
На другой стороне линии противостояния – Ингушетия. Напряженность здесь не меньше. В один Сунженский район и его центр – станицу Орджоникидзевская после конфликта в Северной Осетии прибыло уже более трех тысяч беженцев. И это не предел: вертолеты с беженцами, которые прячутся в лесах и ущельях гор, прибывают каждый день. Практически в центре станицы – полк, охраняющий военный аэродром. Он пришел сюда сразу после объявления чрезвычайного положения. Командир полка подполковник Соколов рассказывает, что в первую ночь их буквально замучили делегации: от местных Советов, от интеллигенции, просто от жителей станицы. Все приходили с одним вопросом: зачем введены войска, ведь на территории самой Ингушетии было спокойно? Подполковник объяснял ситуацию, а сам, по его признанию, недоумевал: как можно было вводить войска без предупреждения местных Советов и жителей? Сейчас ситуация стабилизировалась: солдаты вместе с местной милицией даже патрулируют территорию. Но что касается огромного скопления войск на границе с Чечней, офицеры, с которыми удалось побеседовать, не находят этому объяснения. Да, охранять стратегические объекты в условиях чрезвычайного положения необходимо. Но зачем армию снова втягивают в межнациональный конфликт? Подполковник Соколов пожаловался, что его буквально завалили письмами и телеграммами матери солдат: отдайте наших сыновей! Что им ответишь? Во Владикавказе уже потеряли четверых солдат и прапорщиков: кто-то выстрелил из темноты. Как теперь за них отчитаешься?..
БЛОКАДА
Понять из Москвы, что происходит в Чечне, практически невозможно – настолько противоречивая информация поступает из региона. Министр печати и информации Мовлади Удугов вообще считает, что Чечня оказалась в информационной блокаде. Примеры? «Звонят мне из телекомпании «Останкино», – рассказывает Удугов. – Просят прокомментировать ситуацию в Чечне. Я честно выполняю просьбу – наговариваю комментарий по телефону. В вечернем выпуске «Новостей» комментария нет. В ночном – тоже.
На следующий день опять звонят: прокомментируйте. Снова наговариваю комментарий. И снова он не идет в эфир. Звоню ведущей «Новостей» Ирине Мишиной: «В чем дело?» Она отвечает: «Не все решаю здесь я». Так кому же выгодно замолчать ситуацию в Чечне?»…
С недоверием к российским средствам массовой информации сталкиваешься буквально на каждом шагу: «Это все равно не напечатают», – так говорил буквально каждый интервьюируемый. Откуда такое недоверие?
Мовлади Удугов считает, что последние годы в средствах массовой информации искусственно создавался искаженный портрет нации. «Ну, скажите сейчас любому человеку слово «чеченец», какие у него возникнут ассоциации? – говорит Мовлади. – Правильно, «чеченская мафия». Это вам ответит любой! И еще – «чеченские миллиарды». Но разве можно по отдельным уголовникам судить о целом народе? И разве нет русской мафии, украинской и т. д.?»
Мне трудно ответить на эти вопросы. А вот в республике на них ответить пытаются. Следствие по делу об упомянутых миллиардах ведет здесь не только российская прокуратура. По приказу генерала Дудаева следствие проводят и местные органы правопорядка. И в прошлое воскресенье на стол президента уже лег первый доклад о ходе следствия. Как утверждает Мовлади Удугов, ниточки этого дела уходят далеко наверх. Естественно, на «российский верх». Что ж, поживем – увидим. Кстати, в руководстве Чечни популярна версия, что и нынешний военный конфликт связан с этими пресловутыми миллиардами. Правда, сам генерал Дудаев в одном из телевыступлений сформулировал причину противостояния иначе. «Кому-то из российских генералов нужно было скомпрометировать Ельцина накануне Съезда». Время, думаю, расставит точки над «и» и покажет, что и кого толкнуло на этот шаг.
ГЕНЕРАЛЫ
Когда я приехала в Грозный, мои знакомые пошутили: «Сегодня вся Чечня пьет за здоровье Руцкого». Оказывается, накануне Александр Владимирович в своем телеинтервью заявил: «Россия никогда не будет воевать с Чечней». Однако надежды на генеральские слова быстро иссякли: на «границе» продолжалась концентрация российских войск. А когда в программе «Вести» передали, что в расположение российских войск доставлены три установки «Град», напряжение достигло предела: зачем армии, которая якобы охраняет рубежи России, оружие массового поражения?
Впрочем, кто ее поймет, генеральскую логику. Кстати, президент Чечни Джохар Дудаев, как и глава администрации Ингушетии Руслан Аушев – тоже генералы. И тоже наши, советские, с соответствующим менталитетом. Местное телевидение в те дни передавало прямой репортаж со встречи этих двух руководителей республик. Руслан Аушев внешне казался подавленным. Дудаев укорял его за то, что приехал создавать республику, не имея четкой программы для народа, что допустил ввод войск. Аушев оправдывался. Запомнился один жест: несколько раз генерал показал на свой телефон и повторил одну фразу: «Какое государство, что я могу? Вот один телефон – и все государство». В этот же день местное радио несколько раз повторило заявление генералов Аушева, Цогоева и народного депутата РФ Костоева с требованием вывода российских войск из Ингушетии. Центральная пресса это заявление обошла молчанием. А в нем говорилось, что нельзя было вводить чрезвычайное положение в республике, у которой нет ни местного телевидения, ни радио, нет даже громкоговорителей, чтобы оповестить население. Танки вошли молча. Но ведь телефонная-то связь пока есть: можно было предупредить хотя бы руководителей районов.
В этом видится неповторимый почерк наших российских генералов. По сообщению агентства «Инфорпресс», один из командующих десантными частями заявил даже, что российские войска «не дошли до границы еще километров 20». Если учесть, что от линии противостояния до Грозного всего 60 километров, можно понять опасения чеченской стороны.
На днях в парламенте Чечни разразился скандал. Дело в том, что развод войск уже после подписания такого решения временным главой администрации Северной Осетии и Ингушетии Сергеем Шахраем оказался под угрозой срыва. И действительно, войска решено было разводить, начиная с прошлого понедельника, а фактически он начался в среду. Тому виной – инцидент на линии противостояния, в котором непосредственно участвовал генерал Дудаев. Были захвачены заложники – офицеры российской армии. Один солдат ранен. И это в тот момент, когда делегация Чечни во главе с вице-премьером Мамедаевым возвращалась из Владикавказа, добившись успеха в переговорах с Шахраем. Депутаты обвинили Дудаева в преднамеренной акции. Как заявил обозревателю «М–Э» представитель оппозиции Султан Медуев, «нашему генералу, видимо, тоже хочется побрякать оружием». Так это или не так – судить самому парламенту. Но то, что военное противостояние накалило обстановку и внутри республики, видно невооруженным глазом.
Сейчас войска разведены. Правда, по сообщениям из Чечни, российские войска отведены лишь на б–7 километров, где окопались с еще большим усердием. Пока можно сказать, что здравый смысл некоторых российских политиков победил. Но ясно другое: у некоторых генералов уж очень чешутся руки, чтобы лишний раз продемонстрировать силу. Их имена пока остаются в тени. Но не за горами день, когда мы узнаем, кому и зачем нужна была эта военная авантюра.
ОЛЬГА УРАЛЬЦЕВА
Редакция благодарит МП «Прогресс» за помощь в организации поездки сотрудника редакции в район конфликта.
(Megapolls EXPRESS ,25 ноября 1992 г.)
ВСЕ ЦЕЛИ ДОСТИГНУТЫ
Джохар Дудаев доволен результатами
зарубежной поездки
Вчера в Грозном распространено официальное сообщение об итогах четырехдневной поездки чеченской делегации в составе президента ЧР Джохара Дудаева, министра иностранных дел республики Юсефа Шамсутдина, советника президента ЧР по правовым вопросам генерала Умалта Алсултанова в Турцию. Турецкую Республику Северный Кипр, Боснию и Герцеговину. Последнюю президент Дудаев предпочел официальному посещению США, куда чеченский президент также был приглашен.
Беседа Джохара Дудаева с президентом Турции Тургутом Озалом касалась вопросов военного конфликта в Абхазии, обстановки вокруг Чеченской Республики, а также возможностей предотвращения вероятных конфликтов в регионе. По информации чеченской стороны, президент Озал выразил озабоченность ситуацией в зоне абхазско-грузинского конфликта. По мнению руководства Турции, официальная власть Грузии действует там в нарушение международных правовых норм и актов. По окончании официальной части визита президентом ЧР была устроена пресс-конференция, на которой Дудаев подтвердил ранее высказываемую Грозным мысль, что Чечня придает принципиальное значение отношениям с Турцией.
Итогом встречи президента Дудаева с президентом Турецкой Республики Северный Кипр Рауфом Денкташем и членами парламента стало совместное коммюнике. После контактов президента ЧР с представителями Боснии и Герцеговины во время его пребывания на Кипре Джохар Дудаев изменил свои планы и принял приглашение руководства этой страны посетить Сараево с официальным визитом.
Приглашение и неожиданный визит президента ЧР в Боснию и Герцеговину расценены наблюдателями как несомненный политический успех Дудаева. Изменение же маршрута официальной поездки президента Чечни в пользу Боснии и Герцеговины, по оценкам принимавшей страны, свидетельствует о серьезной озабоченности чеченского гостя проблемами мусульман в регионе и всего мусульманского мира в целом. Недоступные для прессы встречи президента ЧР с Али Изебеговичем и членами правительства Боснии и Герцеговины тем не менее вылились в коммюнике, определяющее дальнейшие взаимоотношения двух стран.
Сам Дудаев по приезде на родину заявил, что «все намеченные им цели поездки достигнуты».
Одновременно президент Дудаев опроверг приписываемые ему средствами информации России слова о необходимости упразднения Организации Объединенных Наций и ее Совета Безопасности как не справляющихся со своими обязанностями в разрешении серьезных локальных конфликтов в мире. По мнению президента ЧР Дудаева, эта международная организация нуждается в коренной перестройке. Особенно непродуктивной чеченскому президенту кажется деятельность Совета Безопасности ООН, немногочисленные страны-участницы которого определяют судьбу народов всего мира.
НАТАЛЬЯ ПАЧЕГИНА
Чеченская Республика

ДАЙТЕ ШАНС ВЫЖИТЬ
Президенту Российской Федерации Б. П. ЕЛЬЦИНУ,
Председателю Верховного Совета Р. И. ХАСБУЛАТОВУ,
Президенту Чеченской Республики Д. М. ДУДАЕВУ,
Председателю Парламента Чеченской Республики X. С. АХМАДОВУ.
ОБРАЩЕНИЕ
трудового коллектива Грозненского завода по производству и реализации нефтепродуктов Миннефтехимпрома ЧР
Мы, работники завода, обращаемся к руководству России с болью в душе и сомнениями за свое будущее и с тем, чтобы еще раз напомнить, что Чеченская Республика многонациональна. Помимо чеченцев в ней проживает и работает более 30 процентов русских, а всего 100 национальностей.
Только в нашем Министерстве нефтяной и химической промышленности работает более 40 тысяч человек, причем 90 процентов из них русские. Если еще добавить 9 тысяч пенсионеров – нефтяников и членов их семей, то будет около 200 тысяч русскоязычного населения, имеющего отношение к нефтедобыче и нефтепереработке. Всего же в республике русскоязычного населения около 300 тысяч человек – почти треть населения ЧР.
Рабочие, инженеры, специалисты в тяжелейших условиях переходного периода к рынку, разрыва производственных связей и других отрицательных хозяйственных факторов, выполняют и даже перевыполняют свои обязательства по поставкам нефтепродуктов во все регионы России и в другие республики.
Однако экономическая блокада со стороны руководства России, прекращение расчетно-финансовых банковских операций с Чеченской Республикой Центральным банком Российской Федерации привели к тому, что задолженность нам за отгрузку потребителям нефтепродуктов уже составила 7 миллиардов рублей, а мы в это время в течение уже нескольких месяцев не можем получить заработную плату, а пенсионеры – пенсию. Уже несколько месяцев пенсионеры днями и ночами простаивают в очередях в сбербанках, чтобы дождаться своей пенсии – подачки, которую многие так и не получили до сих пор.
Людям жить не на что, цены на продукты и на одежду постоянно и непомерно растут. Покупать приходится все на рынке. В таких условиях мы обречены на голодание. И все это в ответ на наше добросовестное и полное выполнение всех обязательств перед Россией, руководство которой по политическим соображениям не желает признать независимость Чеченской Республики. Учиняемыми разного рода блокадами, Россия преследует цель создания невыносимых условий для возможности существования Чеченской Республики и провоцирует к усилению межнациональной вражды. Но мы успокаиваем себя лишь тем, что эти блокады, наоборот, укрепляют дружбу всех народов, проживающих в Чеченской Республике, так как во все трудные времена мы были вместе и друг друга поддерживали.
Если учесть, что у жителей города – чеченцев есть родственники в селах, и они с помощью сельчан как-то смогут прожить, то что делать русским? К финансово-экономической блокаде добавилась еще и транспортная. Поезда через Грозный не ходят, самолеты и те перестали летать. А ведь у всех у нас есть дети, братья, сестры, родители, родственники, проживающие за пределами Чеченской Республики. Как быть в этом случае? От такой политики Российского руководства в первую очередь очень сильно страдают русские, проживающие в республике. Получается так, что Россия умышленно озлобляет русских против себя, хотя и Ельцин, и Хасбулатов являются нашими избранниками в Верховный Совет России. Почему же они допускают выпады против чеченцев, проживающих в России? Каждое такое действие бумерангом отражается на русских в Чеченской Республике. Вы хотите нас сделать заложниками своей недальновидной политики в национальном вопросе? Сначала предлагается брать суверенитет столько, сколько проглотим, а когда чеченский народ пытается закрепить свой суверенитет, взятый по предложению Российского Президента, начинают вставлять палки и колеса на пути укрепления чеченской независимости.
Нас, рабочих и служащих, удивляет: неужели государственные мужи такого высокого ранга, как Ельцин и Хасбулатов, не могут найти компромиссного решения, которое способствовало бы стабилизации обстановки в нашей республике, чтобы всем было хорошо там, где они живут, русским, проживающим в Чеченской Республике, чеченцам – в России.
Не хочется верить, что Россия хочет создать и у нас ситуацию, подобную Карабаху, Южной Осетин, Приднестровью. Грузии и Абхазии.
Президент и Парламент Чеченской Республики прилагают немало усилий, чтобы выйти из кризисного положения, улучшить жизненные условия всего населения республики, как чеченцев, так и других народов, пытаются наладить снабжение продовольствием, усилить борьбу с преступностью, коррупцией. В этом мы их поддерживаем.
Трудовой коллектив завода, насчитывающий около 3,5 тысяч человек, обращается к вам — Борис Николаевич и Руслан Имранович, и к вам – Джохар Мусаевич и Хусейн Сайдалимович, с просьбой: найдите же точки соприкосновения. От разногласий руководства наших республик страдают люди, какой бы национальности они не были. Дайте нам шанс выжить в это тяжелое время! Всякие блокады оборачиваются, в первую очередь, бедой для народов. Нам нужны спокойствие, кров, питание, безопасность наших семей.
Внемлите нашей просьбе!
От имени трудового коллектива завода:
председатель профсоюзного комитета И. КУШНЕРЕВИЧ,
Председатель совета трудового коллектива
В. ХАНГЕЛЬДИЕВ

«ВЗЫВАЮ К РАЗУМУ»
Открытое письмо Президенту Российской Федерации
БОРИСУ НИКОЛАЕВИЧУ ЕЛЬЦИНУ
Уважаемый Борис Николаевич!
Вы знаете о поддержке, которую оказали Вам чеченцы во время президентских выборов. Вопреки громадному давлению со стороны тогдашних властей республики, они отдали за Вас (в процентном отношении) голосов больше, чем в любом другом регионе России. Конечно, среди нас были те, кто предупреждал о великой ошибке, которую мы совершаем, голосуя за Вас. Мы не послушались этих людей, полагая, что идеи и цели, которые Вы проповедовали во время предвыборной кампании, и политика, которую Вы, как Президент, будете проводить, совпадут. К сожалению, этого не случилось. Возглавляемое Вами государство продолжает курс предыдущих властей на разобщение народов, возвеличение одного и ущемление других народов. Для последних это означает лишь одно: или они должны полностью ассимилироваться, и тем самым утратить свою самобытность, или жить и чувствовать себя вечными изгоями этого общества, прежними дикими туземцами и неполноценными людьми. Чеченцев, которые подвергались и подвергаются в Российском государстве наиболее изощренным формам дискриминации и геноцида, совершенно не устраивает такая перспектива. И это, по-моему, является главной причиной того, что чеченцы не могут оставаться, а Россия не хочет выпускать их из своего состава. Вам, Борис Николаевич, трудно понять чеченцев. Вы знаете их лишь по тем вещам, которые докладывают Вам, в том числе и чеченцы, волею судьбы, очутившиеся у самой вершины российской власти и озабоченные лишь стремлением подольше продержаться там, удовлетворить собственные амбиции. С их подачи, с подачи наиболее реакционных, шовинистических сил в руководстве России Вы, как Президент, и возглавляемое Вами правительство принимаете и осуществляете решения, которые только осложняют обстановку, убивают веру тысяч и тысяч людей в новую Россию, в приверженность ее демократическим путям развития.
В ноябре прошлого года Вы своим указом постарались ввести в Чечено-Ингушетии чрезвычайное положение. С этого же времени Россия осуществляет экономическую, финансовую, воздушную блокаду Чечни. В выступлениях руководителей России, в том числе Ваших, уважаемый Президент, в средствах массовой информации о Чечне говорят не иначе, как о некоей империи зла. Российские власти полагают, наверное, что подобное отношение радует чеченцев, удовлетворяет их. Заверяю Вас, Борис Николаевич, любви и уважения к России подобные действия и выступления не прибавляют. Я повторяю, Россия плохо знает чеченцев. Сама история изучила их отбрасывать распри, недоразумения между собой, сплачиваться перед подобного рода демаршами недругов и врагов. И Россия, стремящаяся удушить Чечню блокадой, демонстрацией силы на ее границах, не может рассчитывать на большее. До тех пор, хотя бы, пока не изменится политика по отношению к немногочисленному, но многострадальному чеченскому народу.
Я – мать десятерых детей. В ноябре прошлого года, когда для исполнения Вашего Указа о введении чрезвычайного положения в Чечено-Ингушетии в республику были переброшены войска спецназа ОМОН, пять моих сыновей были на площади в Грозном. У них не было никакого оружия, но я знаю, что их, как и сотни тысяч других сыновей чеченского народа, пришедших на ту же площадь после оглашения Вашего указа по телевидению, никакая сила не заставила бы уйти оттуда. Их, безоружных, унесли бы оттуда только мертвыми. В тот день Аллах миловал не только тысячи чеченских матерей. Он уберег от страшной беды, которая в тот день могла разыграться, не меньшее количество русских матерей, сестер, братьев, отцов, дедов и бабушек. В тот день мои сыновья, дети других матерей вышли защищать не только и не столько генерала Дудаева, не пользовавшегося в то время нынешней поддержкой. Они, эти ребята, вышли на защиту свободы, чести и достоинства своей Родины, своих отцов, матерей, сестер и братьев. И, поверьте мне, так будет всегда, при любой попытке говорить с чеченцами с позиции силы, военного, экономического, просто физического превосходства. Я, как мать, первой прокляла бы своих сыновей, если бы они позволили разговаривать с собой с подобных позиций. Бесчестие для каждой чеченской семьи хуже смерти.
Мне было девять лет, Борис Николаевич, когда депортировали чеченцев. Я видела смерть сотен своих соплеменников по дороге в Казахстан. Видела сотни трупов, которых живые, не имея сил похоронить умерших, складывали у входа в землянки, в которых жили. Видела людей, ковырявших коровьи лепешки в поисках зерен проса. Сама, обмороженными руками, искала полусгнившие колоски на давно скошенном пшеничном поле, ели хлеб из отрубей вперемешку с лебедой. Я знаю, что значит еженедельно приходить в спецкомендатуру и отмечаться. Знаю, что значит ежедневные унижения и оскорбления, что значит вместо родного языка изучать совершенно чужой и незнакомый тебе язык. Вот почему Борис Николаевич, я не хочу вверить судьбу своих детей, внуков Вам, ни тому, кто придет на Ваше место. Я не могу знать, кому из Вас в голову вновь придет идея наказать мой народ, моих детей, внуков, правнуков. Может быть, да будет на то воля Аллаха, такого больше никогда и не произойдет. Но я имею право не верить, ни Вам, ни кому-то еще в российском руководстве. Вы можете не знать, что оснований на то у меня больше чем достаточно.
Я не разбираюсь в политике, но я умею отличать добро от зла, правду от лжи, хороших людей от недобрых и злых. Это дает мне право говорить о российской политике так, как я ее понимаю. Вот распался Союз, на его месте возникло множество государств, в которых проживают и русские. Вы часто говорите о своей решимости защищать их права, но почему, Борис Николаевич, вы не защитите права чеченцев в России? Ведь вы еще не признали Чеченскую республику, и мы все по вашей воле являемся тем же русскоязычным населением, только на территории России. Скажите, кто наказан за избиение и выселение чеченцев из московских гостиниц? Кого привлекли к ответственности за изгнание чеченцев – граждан России из Волгоградской области. Ставропольского края? Почему вы не приняли мер по возвращению хотя бы нажитого ими там своим трудом имущества и скота? Вы были первым, кто поддержал казаков, первыми на территории России начавшими вооружаться, создавать вооруженные формирования. В последнее время им начали выделять даже бронетехнику. Так чем хуже чеченцы, почему вы им отказываете в праве иметь средства самообороны? Вы оказывали на Молдову неимоверное давление во время приднестровского конфликта, вы добиваетесь для незаконнорожденной Приднестровской республики особого статуса в составе суверенной Молдовы и отказываете в праве на самоопределение чеченскому народу? Чем он прогневил вас? Не свободолюбием ли, не непокорностью ли?
Казаков, погибших в Приднестровье, хоронили с почестями, как героев. Чем же хуже русских и украинцев в Приднестровье абхазы? Тем, что это малочисленный народ? Чем хуже донских, якутских и прочих казаков, воевавших на Днестре, наши сыновья, помогающие Абхазии в судьбоносном для нее конфликте? Почему первым Россия воздает почести, а против вторых возбуждает уголовные дела, преследует? Это и есть русская политика по отношению к менее слабым в силу своей малочисленности народам?
Давно заметила: Россия начинает говорить о правах русских, проживающих в национальных республиках, в тех случаях, когда эти республики стараются проводить более независимую от Москвы политику. Конечно, могущественная Россия может позволить себе такую роскошь только по праву сильного. Что же остается делать тем, кто не желает жить по этим законам джунглей?
Я не поддерживаю заявления президента Дудаева о превращении того или иного города, региона в зону бедствия. Осуждаю его резкие слова в адрес ряда руководителей России. Но я понимаю Дудаева: Россия своей диктаторской политикой, агрессивностью не раз ставила его и Чечню в условия, когда невольно потеряешь такт и самообладание. Но я никогда не поверю, что он потерпел бы на территории республики сходов и собраний, на которых чеченцы бы принимали решения о выселении тех же русских. Не могу также представить ситуацию, при которой Чечня устроила бы блокаду отдельным казачьим станицам. А ведь то, что сегодня Россия делает по отношению к Чечне, равнозначно этому. И после всего этого, Борис Николаевич, вы думаете, что Чечня должна изменить свою позицию и остаться в составе России?
Конечно, нам трудно. Еще до провозглашения суверенитета Чечня занимала последнее место в России по многим показателям социально-экономического развития. Это был результат многолетней политики руководства СССР, относившейся к Чечне не лучше нынешнего руководства РФ, устроившего Чечне блокаду. Даже сняв ее, вы же, Борис Николаевич, не можете предложить нам более сытую и достойную жизнь. Вам просто не позволят кормить каких-то «чучмеков», как чаще всего называют в России чеченцев, тогда как в Питере или Екатеринбурге народ будет требовать все больших благ. Боясь потерять их поддержку, вы и сами не захотите отрывать кусок от родной матушки-России. А нам и не надо, Борис Николаевич, как-нибудь сами обойдемся, как обходились все эти семьдесят с лишним лет. Да и России сумеем помочь. По деревням и сечам ее разбросано великое множество домов, клубов, ферм, больниц, построенных бригадами чеченских отходников, «шабашников». Жителями Саратова и Тольятти, Владимира и Москвы, Пскова и Тюмени, десятков других городов России съедены миллионы тонн арбузов, дынь, лука, чеснока, яблок, груш, винограда, выращенных чеченцами великим трудом. Пусть те, кто воротил в те годы нос от работающих и в зной, и в стужу, пропахших потом чеченцев, попробуют вырастить хотя бы те же арбузы, лук в саратовских степях. Пусть, недосыпая дней и ночей, строят дома для себя, клубы, больницы, и не по нескольку лет, а за сезон. А нас, чеченцев, от которых едва ли не все зло в России, оставьте, дайте нам самим обустраивать свою жизнь. Нам так сподручнее. Да и вам спокойно.
Я знаю, что в российском руководстве есть горячие головы, считающие, что Чечню можно удержать малой кровью, силой оружия разогнав нынешние власти. Это величайшее заблуждение, Борис Николаевич. Упаси Вас Бог от попытки решить чеченскую проблему подобным образом. Не будут чеченцы сидеть и наблюдать, как убивают их братьев, сестер, сыновей и дочерей. Даже совершенно безоружные кинутся в самое пекло, чтобы умереть или отомстить. Малая кровь превратится в реки крови. Я не хочу верить, что вы способны взять ее на себя. Тем не менее, развитие событий вокруг нашей республики вызывает у меня серьезное беспокойство. Боюсь, что кому-то может показаться, что, решив вопрос Чечни, удастся решить все проблемы северокавказского региона. Но это не так. Тот, кто решится применить силу против Чечни, должен знать, что ему придется иметь дело не с горсткой отчаянных мужчин, но и с их матерями, сестрами, что защищать свои очаги будут и стар, и млад. По этому поводу ни у кого не должно быть иллюзий. Никакого значения не будут иметь и политические и иные пристрастия отдельных людей. В одном лагере окажутся как сторонники, так и противники Дудаева, что и произошло один раз, при попытке ввести в республике чрезвычайное положение.
Некоторые считают, что Россия будет дожидаться ослабления поддержки чеченцами нынешних властей. Это вполне вероятно, однако, не сулит никаких выгод России, ибо стремление чеченцев к достижению независимости возрастает прямо пропорционально оказываемому на них Россией давлению. Чеченцы потерпят любую власть, лишь бы она не изменила идее национального освобождения.
Конечно, Борис Николаевич, силы, которые хотят сохранить Россию в ее нынешних границах, имеют ощутимую поддержку российской общественности, и Вы не можете не считаться с этим.
Мы наблюдали и наблюдаем это давление в ходе спора из-за четырех островов Курильской гряды, понимаем, что Вы в решении этого вопроса не можете не учитывать настроения общества. Эти настроения в отношении Чечни, возможно, будут выражены более четко, хотя бы потому, что российские средства массовой информации сделали все возможное и невозможное, чтобы сформировать у россиян весьма негативное мнение о чеченцах. Созданный СМИ образ чеченца, рэкетира, мафиози, тунеядца-паразита, изверга, только и знающего что убивать да обогащаться любым путем, позволяет наиболее ретивым сторонникам единой и неделимой России ставить под сомнение и законность требований чеченцев о свободе и независимости. Но ничего незаконного в этом нет. Незаконно и неправомерно пребывание Чечни в России, ибо Чечня была покорена, завоевана в результате почти тридцатилетней Кавказской войны. Покорена, когда Чечня в многолетней неравной борьбе за свою независимость практически полностью исчерпала людские и иные резервы. Ни тогда, ни позже Чечня не подписала ни одного документа, подтверждающего ее вхождение в состав России. Последняя почти полтора века удерживает Чечню в своем составе силой. Не право, закон, а только силу можете противопоставить Вы моей родине и сегодня, что, кстати сказать, и делается. Но не думаю, что это поможет удержать Чечню. В ходе Кавказской войны царское самодержавие потеряло десятки тысяч солдат убитыми, нынешней, становящейся на путь демократии России придется пожертвовать еще десятки тысяч жизней, прежде чем чеченцы смирятся с уготованной Вами для них судьбой. Поэтому я взываю к совести и разуму Вашему, не допустите новой крови, не препятствуйте, не мешайте чеченцам обрести себя и свободу. И Бог вознаградит Вас и Россию за добрую волю и гуманность.
С. ЭСКАЕВА,
чеченка
Ирина ДЕМЕНТЬЕВА
ОБЛАВА
В половине восьмого утра в номер гостиницы «Заря» постучали. В комнате были два земляка, сельские жители из-под Гудермеса. Дверь открыл Ахмад. Открыл – и отлетел от удара сапогом в грудь. Когда очнулся, увидел, как несколько человек в пятнистых униформах избивают друга. Ударами дубинок подняли и его на ноги. Сказать Ахмад ничего не мог – ни выдохнуть, ни вдохнуть. Впрочем, никто ничего не спрашивал. «Лицом к стене!» – и опять дубинками, сапогами. Защелкнули наручники, натянули на шею ручки дорожной сумки и прикладами погнали по коридору к выходу.
На улице прикладами не били, только дубинками и сапогами. Мимо проходили три женщины. Они не обратили внимания на происходящее, и тогда Ахмад понял, что помощи ждать неоткуда.
В «пазик» его вбросили на головы утрамбованных прежде людей. Один застонал.
Позже выяснилось, что у Сулеймана Джанаралиева уже были сломаны шесть ребер, двустороннее повреждение легких. К нему в номер ворвались человек семь и шлемах, скрывающих лицо, с автоматами и дубинками. Джанаралиев, предприниматель из Шалинского района Чечено-Ингушетии, приехал на встречу с зарубежным партнером. Он наслышан был о рэкетирах такого вида и такой повадки. Команду «выходи!» выполнять не поторопился. И тут же был сбит с ног. Сначала пытался встать, потом только закрывал руками голову. Били долго, сапогами, дубинками. К автобусу шел в наручниках, согнувшись, глотая кровь.
Студента Рамзана в номере не били. Боль он пока испытывал только от унижения. «А ну руки за голову, ложись на пол, лицом вниз!»
На выходе из «пазика» молотили всех подряд. Джанаралиеву сломали нос одним ударом. Студенту гордость не позволяла подставляться, и он в два прыжка выскочил из автобуса. «Убегает», – услышал он вдогонку и упал от обрушенной на голову дубинки.
В отделении милиции длинный коридор на первом этаже подготовили к приему. Вдоль стен двумя шеренгами выстроились омоновцы. Вошедший останавливается, приглядываясь. И в этот момент его бьют сзади по голове и по шее. Поднявшегося бросают вперед и ударами сапог передают друг другу. Пройти через «футбол» должен был каждый, от начала и до конца, все, кто бы он ни был, пожилой отец семейства или восемнадцатилетний мальчишка, крестьянин, афганец, долечивающийся в Москве, шофер-рейсовик, предприниматель, праздный турист. Каждого потом ставили лицом к стенке.
Студент оказался крайним. Он отслужил во внутренних войсках и знал, как стоять: руками опершись о стену, расставив ноги. К нему подошли, за волосы повернули голову. «Этот? – Этот». Отвели в дальний конец, где коридор переходит в холл. Поставили липом к стенке. Ударили дубинкой по ногам: «расставь шире». И – ногой сзади промеж ног. Он упал. Попросил: «Ребята, не бейте между ног». Его подняли. «Мы тебе плоть выбьем, у тебя детей не будет, и так мы вас всех уничтожим». Поставили к стене, «раздвинь ноги». Он подчинился. Двое из-за спины бьют медицински точно. Он упал. Опять подняли. «Раздвинь ноги»…
Потом вернули в коридор. Стоять надо было смирно, не шевелясь, уже через час затекли руки, шея. Лицо парня, которого били рядом, он увидел из-под руки, только когда тот упал. Так все они узнавали друг друга, когда сосед падал.
Прошло уже несколько часов. Все стало безразлично. Он мечтал потерять сознание или чтобы убили. Научился по звуку шагов определять, ударят или пройдут мимо. У гражданских туфли не скрипят, гражданские не бьют. У омоновцев ботинки со скрипом. И тело само напрягалось.
Ахмад так и стоял с сумкой на шее. По башмакам давно узнал соседа Джанаралиева. Когда увидел, что кровь течет по полу, хотел повернуть голову, но с двух сторон рубанули по спине и по голове дубинки. «Не шевелись!» Странно, спасительно устроена человеческая природа: он подумал о брате. Московские врачи пересадили тому недавно почку, и, если бы не случайность, пустяк, помешавший брату приехать на консультацию, он был бы здесь, сейчас, и его бы убили. Какое счастье, что брата нет рядом. И еще он понял, что они его все-таки боятся. Боятся, что он их лица увидит и запомнит.
Джанаралиев сполз по стене. Дубинками поднять его не смогли, пришлось вызывать врача. Врач сказал, что у этого человека сильное внутреннее кровотечение, если не отправить его тотчас в больницу, он через два часа умрет. Перед тем как увезти, Джанаралиева заставили расписаться в том, что претензий к милиции у него нет, а травма – от падения на лестничной клетке.
Близко к обеденному перерыву в коридор вышел офицер в штатском и мягким голосом сказал: «Хватит, хватит. Заводите по двое ко мне в кабинет».
Со студента тоже взяли расписку, что претензий к милиции у него нет. Расписку он дал, как и все тридцать шесть человек. Тридцать седьмой, ингуш, у которого в номере застали русскую девушку, был задержан по подозрению в изнасиловании. Перепуганную девушку не надо было дважды просить написать нужное заявление.
Начальник 77-го отделения милиции Н. Д. Евгленский от античеченской акции немедленно и решительно отмежевался. «Это не мы. Это МУР (Петровка) и московский ОМОН. Наше – только помещение». Подчеркнутое неучастие делает ему честь, но где тогда был он? Начальник отделения, по его словам, в коридор не выходил и, как прочие его сотрудники, оставался в кабинете, занимаясь своими делами. Кто вытер кровь с пола и стен, кто вымыл коридор? По словам чеченцев, когда их привезли к отделению, они ринулись к зданию под защиту милиции и закона. Что произошло дальше, мы уже знаем из рассказов попавших в облаву.
Никакими обязательствами перед карателями они не стеснены, расписки дали, чтобы только выйти из страшных степ, а, выйдя, большинство поспешили на вокзал и в аэропорт, и только несколько человек обратились в травматологический пункт. Общество чечено-ингушской культуры «Даймохк» («Родина») – есть такое в Москве – передало справки из травмпункта вместе с заявлениями пострадавших и своим письмом в Комитет по законности и правопорядку Верховного Совета РФ, оттуда позвонили Генеральному прокурору. Расследование поручено Прокуратуре Москвы.
Тем не менее, ответственные за акцию в гостинице «Заря» отвечать за нее, похоже, не собираются.
Заместитель командира московского ОМОНа Вячеслав Козлов и командир подразделения старший лейтенант Александр Сопов отвечают без запинки. 20-го? Да, выезжали. ОМОН охранял сотрудников МУРа во время обычной профилактической операции по проверке паспортного режима. Пальцем, разумеется, никого не тронули.
А человек в больнице с тяжелой травмой? Голубоглазый старший лейтенант Сопов на секунду задумывается. «Ну, может, кто-то оказал сопротивление, тут ОМОН вправе применять силу». А если просят проверить документы на месте, ссылаясь на неотложное дело, это что – сопротивление? На молодом лице омоновца появляется быстрая улыбка. «Не-по-ви-новение», – объясняет он по слогам. В соответствии со ст. 13 нового Закона о милиции, дополняет его начальник, ОМОН вправе применять силу даже при административном нарушении.
Александр Сопов на чеченцев зла не имеет. Ему все равно, кого… задерживать. Понятно. А вообще-то, резюмирует подполковник Козлов, нашим ребятам абсолютно все равно, чеченец ли перед ним, армянин, русский, они воспитаны в духе интернационализма.
Сколько времени омоновцы провели в 77-м отделении милиции? Сопов задумался: «Пожалуй, часа три».
Начальник МУРа полковник Ю. Федосеев, когда к нему пробился председатель «Даймохка» Кюри Акаев, объяснил: операция имела целью освободить из чеченского плена невинную шестнадцатилетнюю русскую девушку, которой две недели «пользовались» гости из Чечено-Ингушетии, заперев в одном из номеров.
Итак, по словам подполковника Козлова и омоновца Сопова, Московский уголовный розыск занимался профилактической проверкой соблюдения паспортного режима. Сотрудники 77-го отделения милиции, на чьей территории находится гостиница «Заря», к проверке отношения не имели. ОМОН принимал участие в облаве. Экипировка: шлем, бронежилет, автомат, дубинка, наручники. Задачей ОМОНа была охрана сотрудников МУРа во время акции. Документы в гостинице ни у кого не проверялись. ОМОН находился в 77-м отделении милиции в течение примерно трех часов, дожидаясь сотрудников МУРа, чтобы защищать их по дороге на Петровку, 38. Старший лейтенант признал, что перелом шести ребер и двустороннее повреждение легкого у одного из проверяемых могли произойти от применения силы. По словам начальника МУРа полковника Федосеева, акция была связана с поимкой насильника. О проверке паспортного режима речь уже шла. И, наконец, ни у кого из тридцати семи не обнаружено ни оружия, ни наркотиков, ни-че-го! Все, кроме одного, отпущены.
В Московском уголовном розыске (МУРе) после долгих выяснений служебных полномочий, таинственных, затяжек беседы и даже демонстрации автоматического пистолета старший оперативник, предупредивший, что имя его не подлежит огласке, заговорил о чеченской мафии в Москве, пересказав, в сущности, недавний журнальный очерк. Очерк действительно произвел впечатление на публику, не требующую доказательств достоверности. Частые публикации даже коротких репортерских заметок о преступлениях чеченцев, азербайджанцев, грузин создают образ опасного «лица кавказской национальности». Заметим, количество таких публикаций непропорционально велико по сравнению с общей статистикой преступлений.
От политики муровцы открещивались, но на связь чеченской революции в Грозном с чеченской уголовщиной в Москве решительно намекали.
Облава в гостинице «Заря» и карательная акция в 77-м отделении милиции меньше их занимала, и упоминали они об этом в обтекаемых выражениях. Зато с охотой говорили о невинной русской девушке и насильнике-чеченце. В тех же выражениях и с той же степенью подробности рассказывала об этом молодежная газета. Репортеров, экономящих собственную энергию, с охотой кормят с рук в пресс-центрах.
Старший оперативник сообщил, что операция в гостинице «Заря» прошла успешно: насильник схвачен. Но, увы! Специфические особенности чеченской мафии – в ее умении прибрать к рукам правоохранительные органы. Следователь, представьте, запуганный чеченцами, насильника из тюрьмы отпустил!
Молодой и неробкого вида следователь прокуратуры Тимирязевского района Евгений Дворенков, узнав, что он – запуганный, улыбнулся. Просто девушка по материалам экспертизы оказалась действительно невинной, с девятнадцатилетним М. познакомилась здесь, в гостинице, где жила с дальней родственницей. М. сам признает, что ее ревновал и даже поколотил. Обнаружились синяки, а, значит, и статья осталась, только не об изнасиловании, а о нанесении легких телесных повреждений. Но с такой статьей держать человека в тюрьме следователь не имеет права.
В гостинице «Заря», названной в одной из наших газет «очень злачным местом», довольно суровый пропускной режим, на входе швейцар с отменной выправкой. Из 1700 мест на 20 февраля жители Чечено-Ингушетии занимали 62, остальные либо кантовались в ожидании свободной койки, либо гостили у земляков.
Большинство объявленных «нежелательным элементом» постояльцев родом из одного района, более того, из одного села. В некоторых номерах у «мафиози» бегают дети. Такой вот расклад.
Заместитель директора гостиницы «Останкино», откуда тоже выселяли чеченцев, Зинаида Павловна, не очень охотно, но рассказала о том, что сегодня известно из газет: всех директоров московских гостиниц через милицию экстренно собрали 14 февраля в Белом доме, где с десятиминутной речью перед ними выступил Р. И. Хасбулатов. Учитывая криминогенную обстановку, Хасбулатов рекомендовал не селить в гостиницах чеченцев, а уже живущих – выселить. Там же присутствовал министр ВД В. Ерин и от московской милиции – А. Мурашев. В конце речи было сказано, что не выполнивших рекомендацию Председателя Верховного Совета Российской Федерации уволят.
Многие участники совещания требуемые приказы издали. И хотя через четыре дня поступила телефонограмма вице-мэра Москвы, отменившего со ссылкой на Конституцию и Декларацию прав человека дискриминацию по национальному признаку гостей столицы, ушлые директора не торопились снимать запрет. Они-то, ого-го, с каких времен! – знают, чьи козыри старше. Комитет по правам человека ВС провел расследование и намерен поставить на съезде вопрос об отзыве председателя парламента.
Невозможно где-нибудь в другой стране представить председателя парламента, дающим указания работникам коммунальных служб. Еще более странно выглядит глава законодательной власти демократического государства, открыто пренебрегающий Конституцией. Да и просто интеллигентный человек, профессор, член-корреспондент Российской академии наук, публично оскорбляющий национальные чувства людей! И наконец, сам Руслан Имранович – чеченец.
Известно его мнение о гостиничном инциденте: «Это провокация».
Хотелось бы также вместе с некоторыми членами ВС считать, что директора гостиниц неправильно поняли Р. И, Хасбулатова. Но как тогда объяснить, что они одинаково его не поняли? И как только объяснить, что МУР и ОМОН точно так же не поняли председателя ВС и предприняли акцию устрашения чеченцев?
В материалах Комитета по правам человека есть объяснение милицейского начальства: «Сотрудники милиции г. Москвы в последующие за встречей 14 февраля дни провели несколько рейдов по гостиницам, в ходе которых задержаны лица чеченской национальности».
Покидая 77-е отделение милиции, студент спросил у офицера, чем объяснить происшедшее. И офицер обстоятельно ответил: «Ваш президент Дудаев издал указ, чтобы в Москве чеченцы проводили террористические акты. Хасбулатов, ваш же земляк, велел чеченцев из гостиниц выселять. Поэтому, ребята, — уезжайте из Москвы, вас будут сильно преследовать».
Указов о террористических актах в Москве Дудаев не издавал, но угрожать – угрожал. 16 февраля (за четыре дня до акции) в программе ЦТ «Итоги» показан был отрывок из телевизионного выступления президента Чеченской Республики Дудаева, вновь произнесшего угрозы.
Из телефонной беседы с президентом Дудаевым (16 марта, 19 часов 20 мни.).
И. Д. Джохар Мусаевич, у меня конкретный вопрос: интервью с вами, переданное в «Итогах» 16 февраля, когда было записано?
Д. Д. Ну и что там я опять наговорил?
И. Д. Да, опять про Москву.
Д. Д. Про столицу, про «зону?…
И. Д. …бедствия». Да на ту же тему.
Д. Д. Это исключено. Я говорил это в момент введения в республике чрезвычайного положения и в связи с этим. Телевидение использует куски старых пленок.
И. Д. Значит, не было повторов?
Д. Д. Нет, нет. Я внимательно отношусь к таким вещам. В прессе многое искажается. Да вот и наши переговоры с Россией. Прошла информация, что переговоры сорваны, делегаты чуть ли не разбежались. Кому-то непременно хочется сделать из нас врага России…
По дороге в общежитие студент обдумывал, что будет говорить и делать, когда вернется в Гудермес. Чем сильнее оскорбление, тем слаще предвкушение мести. Лишь через несколько дней опомнился: его хотели сделать не только жертвой, но и соучастником преступления. Омоновцы, пытавшие его и других знакомых и незнакомых ему людей, скорее всего просто исполняли приказ. Они и русских так же могут «сделать», не помышляя ни о каких законах божеских и человеческих.
Существует, однако, кто-то, кто их послал, кто освободил от этой химеры – совести, у кого есть свои расчеты на Рамзана, на Ахмада, на Джанаралиева. Расчеты на ответную жестокость к русским в Чечне. Чтобы там были не анонимные жертвы, а подлинные, с именами и фамилиями. Кому-то нужна кровь, и тогда можно будет сказать, что не ошибкой была попытка ввести ЧП в Чечено-Ингушетии. И тогда можно будет все повторить, но уже довести до конца так, чтобы вздрогнула не только Чечня, но и весь Северный Кавказ, и остальные автономии, и Москва с Питером тоже.
Нам ведь всю жизнь твердили, что политика – дело грязное. Пусть так думают все, кроме политиков. Потому что если человек изначально решился на грязное дело, ему потом любой грязи не стыдно.
О том, что в нашей милиции могут избить, не только журналистам известно. Но столь хладнокровная, методическая, циничная в течение нескольких часов и безбоязненная – в Москве, средь бела дня! – акция властей против 37 человек, – такого до февраля 1992 года еще не бывало.
Побои заживут, но мы уже станем другими. Самое страшное в этой истории – мы сами. Мы – с нашей нелюбовью к «ненашим», презрением к своим, равнодушием к себе. С узаконенным беззаконием и бесправием права. Мы – упавшие духом.
Вероятно, в Москве есть чеченская мафия. Как и азербайджанская, и русская, и интернациональная – торговля, партийно-номенклатурная, чиновничья. Возможно, есть в Москве агенты президента Дудаева, как и агенты других президентов. Но только жестокие облавы с селекцией по национальному признаку – это свойство режимов, исторически оскандалившихся.
Мы живем, под собою не чуя страны.
Сегодня акция предпринимается против чеченцев, завтра это будут украинцы, евреи, армяне, татары, азербайджанцы, другие нечистые. Завтра будут красные, белые, зеленые, тверские, рязанские, сибирские. Что может быть завтра, мы знаем. Мы этот урок уже проходили, и страшно, если не усвоили.
(Известия, 19 марта 1992 г.)
Ирина ДЕМЕНТЬЕВА
ПОСЛЕ ОБЛАВЫ
САМОЕ СТРАШНОЕ В ЭТОЙ ИСТОРИИ — МЫ САМИ…
МЫ — УПАВШИЕ ДУХОМ
(«Облава», Известия, № 67)
В корреспонденции «Облава» говорилось о санкционированной сверху акции Московского уголовного розыска и ОМОНа, предпринятой 20 февраля против 37 человек, захваченных утром в гостинице «Заря» по признаку национальности (чеченцы) и хладнокровно, в порядке «профилактики», избитых в 77-м отделении милиции. Оказалось, что и снизу такие «оперативно-профилактические мероприятия» находят поддержку, о чем свидетельствует рекордная по количеству и немыслимая по содержанию еще два года назад почта откликов на «Облаву». Наиболее характерные письма, извинившись перед читателями-чеченцами, публикуем в сокращенном, но не правленом виде, – как есть.
Великий Сталин знал, что делал
Многоуважаемая редакция! В статье «Облава» вы красочно рисовали, как наши русаки, что называется, «давали» этим выродкам из Чечни. Есть еще, значит, у нас порох в пороховницах и такие добрые молодцы. Слава им! Это вселяет в наши сердца уверенность, что Россия может постоять за себя и оградить жителей Москвы от дудаевского террора.
Мы знаем этих дикарей. Они понимают только силу, мордобой и останавливаются только тогда, когда из них выходит жизнь. Ни ломание ребер, ни выбитые зубы их не остановят. Такова их натура. Вспомните, еще Лермонтов писал: «Злой чечен ползет на берег, точит свой кинжал…»
Сталин недаром выдворил их в Среднюю Азию. Их и не надо было возвращать обратно. Теперь они, собравшись в кучу, будут делать много пакостей, и наши горе-правители еще пожалеют, что осудили Сталина. Сейчас, пока царствует идеология бывших зэков, его поливают грязью. Но это пройдет, как передохнут все эти напрасно реабилитированные зэки, если к этому времени все мы не погибнем в тисках этой бешеной демократии, которая неминуемо уменьшит число нашего населения с 300 миллионов до 150–180.
Александр Николаевич РОМАНОВ-КСЕШИНСКИЙ,
Рашид Абдуллаевич РАШИДОВ
Душанбе
Кавказ – исконно русские земли
Сейчас вся Москва захвачена чурками. Чурки гонят русских из всех республик, а мы их всех в… целуем здесь в России. Поезжайте на Северный Кавказ, на исконно русские земли. Кто там теперь живет? Русских уже нет. Их поработили чурки, которых вы защищаете. Вы продали русский народ. Да и русские ли вы?
Г. ОСТРИЛОВ
Ставрополь
Как женщина, педагог, доцент говорю
Думаете, я стала охать и ахать по поводу написанного? Ничуть! Больше того – полностью одобряю действия нашей родной российской милиции, ее отрядов ОМОН и спецназа.
Вы читали, наверное, в нашей прессе, что вытворяют эти черномазые друзья русского народа? Надо очищать Москву от этой нечисти. Так и передайте автору «Облавы»: извини, как женщина и педагог с университетским образованием, доцент, скажу тебе: заткнись! Не слюнявь бумагу в защиту этих азиатов-зверей.
Адреса своего не даю… Чао!
Евгения ВЛАДИМИРОВНА
Тверь
Эти цыгане, азербайджанцы, чеченцы…
Я русский, сибиряк. Воспитан в духе интернационализма.
Но эти цыгане, азербайджанцы, чеченцы со своими дикими выходками, их дикий хохот, злобные хари буквально захлестнули страну.
Поэтому акции московской милиции поддерживаю и приглашаю власти других городов подумать, как оградить граждан от непрошенных гостей, захватывающих и скупающих Россию.
Г. Г. ЦВИЛИНКО
Новосибирск
У Вас с сахаром в порядке!
«Демократ» Г. Попов везет в Тбилиси 112 т сахара. У вас, в Москве, с сахаром все в порядке? Привезите нам, в Тверскую область, у нас с этим плохо. Прочитав статью «Облава», право можно прослезиться: бедные чеченцы. Но я вижу, как они ведут себя у нас, в Удомле, в В. Волочке, Бологое: наглые, беспардонные, чувствующие за собой силу, они наверняка будут хозяевами в вашем «демобществе». А мы, русские, как были в заднице – так и будем.
Не бывший член КПСС.
Не член «Памяти».
Русский, рабочий
г. Удомля
Какая у автора закваска
Судя по смыслу статьи «Облава», ее автор является или чеченкой или жидовкой.
Когда публикуются статьи, в которых затрагиваются национальные проблемы, мне кажется, рядом с фамилией надо указывать национальность автора, чтобы сразу было видно, чем дышит и какая у него закваска.
А. Г. АБРОСИМОВ
Саратовская обл.,
г. Маркс
Казаки Дона уже поднимаются…
Америка – великая страна только потому уже, что поставила на место и индейцев, и негров. В том числе и пулей, и петлей. И сейчас там уважают законы страны и гордятся тем, что они американцы. Я им завидую. Нам это еще предстоит, и никуда от этого не денешься.
К сожалению, немногие авторы статей на подобные темы призывают черномазых уважать нас и наши законы. И читатели-россияне им за это благодарны. Казаки Дона уже поднимаются и скоро набросят удавку на кавказское горло.
Юрий Федорович КОМИССАРОВ,
57 лет, образование высшее
Мурманск
Жаль, что я стар…
Эх, жаль, что стар я. А ведь это мы уже внедряли в практику в 53–65-м годах. Но тогда КПСС и КГБ немного приглядывали за «действиями».
Нет, это вы заблуждаетесь, что ребятам из ОМОНа «безразлично, кого воспитывать». Все это и есть дорогой моему сердцу наш собственный фашизм. И, даст Бог, русские, наконец, поймут, что они уже оплеваны, облиты мочой националистов. Но русские встанут с колен, и тогда кое-кому придется за это ответить. Дай Бог здоровья ребятам! Кланяюсь им в ноги.
ВАСИЛЬЕВ
Сочи
Маточник рассады сионизма
После того как стал постоянным читателем «Известий», узнал ее истинное лицо. Это маточник рассады сионизма, защитник мафии, поклонник низкопробных проходимцев, источник травли отечественного патриотизма и передовых идей. Я имею в виду такие публикации, как статья члена чеченской мафии и ее адвоката И. Дементьевой «Облава». Уж как она старается оскорбить органы правопорядка, руководство Москвы и даже правительство. Нас радует, что власти наконец-то начинают действовать, проводя такие операции, как в «Заре».
Н. БАРАНОВ
Краснодар
И это – свобода печати!
Разве за этим народные депутаты добивались свободы печати?
25 апреля по Российскому радио прозвучала беседа с участниками событий в гостинице «Заря», и было убедительно, на фактах доказано, что эта госпожа, автор «Облавы», – трепачка и лгунья. Но я думаю, что эта ложь – заказанная, вот вы и начали поливать грязью милицию и ОМОН. Теперь предстоит выяснить, кто автора купил и за сколько???
Н. НУЛЕВ
Барнаул
Требую опровержения
Если не появится опровержение в вашей газете, я от нее отказываюсь. Кавказцы (чеченцы, азербайджанцы и др.) со всех сторон облепили Россию, поделили ее на зоны влияния. Это хуже татаро-монгольского ига.
Гнать их надо в шею и бить именно между ног.
л. вЕчИнИ
Санкт-Петербург
И все-таки не обойтись без некоторых примечаний. Отмолчаться было бы несправедливо по отношению к тем читателям «Известий» (а их приблизительно половина), кто прислал отклики в поддержку газеты и готов разделить ее противостояние («Пора бить в колокола!..»). Острая поляризация почты к тому же не исключает того, что в числе несогласных кто-то ищет ответа на свои вопросы.
8. Действительно, руководство Московского уголовного розыска и ОМОНа в первые же дни после публикации корреспонденции «Облава» по Российскому радио и с экрана телевидения без малейших на то оснований «опровергло» приведенные в «Известиях» факты, и лишь после этого редакция получила официальное письмо за подписью и. о. начальника Главного управления внутренних дел Московского городского Совета народных депутатов А. И. Егорова о том, что «по материалам статьи проводится тщательное служебное расследование». Было бы более логично действовать в обратном порядке: назначить проверку, а потом, если появятся аргументы, опровергать.
9. Одно из немедленных «опровержений» – из Московского уголовного розыска, который на газету обиделся: «Милиция нежданно-негаданно оказалась на театре военных действий. А на войне, как на войне»…
Отдавая должное мужеству и действительно трудной работе сотрудников милиции, заметим все же, что в приведенном нами случае риск, пожалуй, был невелик. «Да! – соглашаются в МУРе, – 20 февраля сотрудники уголовного розыска проводили оперативно-профилактические мероприятия в гостинице «Заря». Да! В местное отделение милиции были доставлены 37 жителей Чечено-Ингушетии, которые жили в гостинице без соответствующего оформления…» (Нет. Не все 37 оказались нарушителями паспортного режима, в частности, Д., получивший в процессе «профилактики» переломы шести ребер и повреждение легкого, оформил номер, как надо, да документы у него перед экзекуцией и не спрашивали. – Ред.). «Да! Один из задержанных, оказавший сопротивление милиции, получил телесные повреждения (это как раз о Д. – Ред.), но от госпитализации отказался». (Вероятно, имеется в виду расписка, полученная милицией об «ушибах вследствие падения на лестничной клетке». Во всяком случае корреспонденту пришлось навещать его в больнице. Что касается «сопротивления», то в полвосьмого утра, едва вставший с постели безоружный человек вряд ли мог оказать людям в бронежилетах серьезное сопротивление. – Ред.).
Кстати, протестуя против устрашающих акций, пострадавшие имели в виду не только физический ущерб, но и позор унижения. Похожие «мероприятия», как известно, проводились в те же дни в кафе «Яуза» (19 февраля) и в общежитии Тимирязевской сельхозакадемии (21 февраля), где учатся ребята-чеченцы. Если посещение кафе закончилось для одного из клиентов, чеченца, разумеется, тоже больницей, а для милиции возбуждением против нее еще одного вялотекущего уголовного дела, то в студенческом общежитии обошлось практически без увечий. Но с каким отчаянием рассказывают эти юные пока еще сограждане, пережившие такое впервые, как их в коридоре, на глазах у однокашников и преподавателей, ставили лицом к стене, как грузили в автобус, как на несколько часов загоняли в «клетку», зарешеченную камеру и т. д. Впрочем, упаси Бог и всем нам, и молодым, и не очень, привыкнуть, притерпеться к этого рода «профилактике». Хватит России поротых поколений.
9. 13 апреля в программе ЦТ «Новости» был показан брифинг в Московском уголовном розыске, а затем короткая беседа с начальником МУРа полковником Ю. Федосеевым. Речь как раз зашла об акциях против чеченцев в Москве, которые Юрий Григорьевич деликатно назвал «возбуждением уголовных дел, привлечением к уголовной ответственности жителей Грозного или других районов Чечено-Ингушетии», решительно отказавшись связывать их с именем председателя Верховного Совета России. И был абсолютно прав, только непонятно, с кем полемизировал. Никому из журналистов в голову не приходило осуждать Р. И. Хасбулатова за «привлечение к уголовной ответственности», тем более что факты такого его вмешательства нам неизвестны. А вот об экстренном совещании с директорами гостиниц в Белом доме и одиозном, несовместимом ни с Конституцией, ни с моралью, указании председателя ВС выселять чеченцев не только «Известия», многие газеты писали.
10. В том же коротком интервью начальник МУРа неожиданно согласился с тем, что «чеченцы не являются самой криминогенной нацией». И даже привел цифры: «Если посмотреть внимательно, кто влияет на оперативную обстановку в городе Москве из дальних регионов, это Грузия – 242 человека (привлеченных к уголовной ответственности в прошлом году. – Ред.), Азербайджан: 216 человек, Дагестан – 159. И Чечено-Ингушетия – 58».
Но если, по мнению компетентного специалиста, «чеченцы не самая криминогенная нация» (а бывают нации криминогенные?), становится совсем непонятным, с какой целью МУР и Российское министерство безопасности энергично внедряют в общественное сознание через прессу материалы не о внешнеторговой, военной или коммунистически-коммерческой, а именно о «чеченской мафии» (она же «община», она же «колония»), целенаправленно воздействуя на воображение малоосведомленного читателя, видевшего жителя Чечни (возможно, и не лучшего ее представителя) на рынке или на вокзале. Слишком оказался соблазнителен для определенного рода пропаганды имидж инородца, на этот раз «злого чечена». Особо притягательны в этом смысле непроверяемые официальной статистикой и открытой прессой «данные спецслужб». При всей важности задачи (борьба с организованной преступностью) этот последний способ ее решения не окупает потерь для общества, его духовного состояния и престижа.
11. Читателям, зачислившим в «чеченскую мафию» даже корреспондента «Известий», может быть, будет полезно узнать, что чеченская община в Москве (вместе с малолетними детьми) насчитывает 6.800 человек, из них около 700 – студенты московских вузов; среди чеченцев-москвичей есть рабочие, служащие, деятели культуры (включая знаменитого Махмуда Эсамбаева), научные работники, экономисты и юристы, в том числе и около сорока сотрудников милиции.
12. Профессионалы МУРа постоянно подчеркивают, что политика их не интересует. Но усиление «античеченской» пропаганды странным образом приходится на периоды обострений в отношениях между Россией и Чечней. Сейчас готовится договор между двумя этими республиками. Оттяжка опасна для России упущенным временем, новыми несмываемыми обидами, исламской переориентации Кавказа.
A. В большинстве писем свое стремление оправдать репрессии милиции их авторы объясняют тем, что «лица кавказской национальности» заполнили рынки и гостиницы. «Что они делают в столице Федерации?» Отвечаем: лечатся, торгуют, учатся, встречаются с деловыми партнерами, кто-то и вовсе болтается, кто-то, возможно, пополняет ряды преступников. (Был среди 37 солдат-афганец, долечивающийся после болезни, был крестьянин, с сумкой, полной денег, надеявшийся купить машину, был студент, заночевавший у брата; не обнаружилось только рецидивистов, продавцов оружия, наркотиков и т. д., иначе не отпустили бы). И все это не имеет никакого отношения к случившемуся. Да чем бы ни занимались, пока не нарушили закон, имеют такое же право быть под защитой этого закона, как и все остальные граждане, если мы считаем себя хоть каким-то обществом, государством. Самосуд неприемлем в любых формах, будь то усердие ОМОНа, самобытные казачьи инициативы, «профилактика» МУРа или бытовое хулиганство охотнорядцев.
B. Многие авторы откликов ссылаются на Америку: справилась же она со своими «черными» — неграми, индейцами.
Нет. Даже в благополучной Америке попытка в наши дни насилием решить национальную проблему, а неправым судом обелить белых американских «омоновцев» Лос-Анджелеса, как мы знаем, дорого обошлась нации, стране, правительству.
III. Среди откликов есть письма из Грозного, самая, надо сказать, тревожная часть почты. Их авторы упрекают газету в небрежении интересами русских, живущих в Чечне; после таких публикаций, как «Облава», недоброжелательство к ним может возрасти. Тяжелая тема (по данным Госкомстата, за год из Чечни убыло 22 тысячи русских, примерно 7 процентов славянского населения), и редакция обещает к ней вернуться. Однако есть основания думать, что инициаторы облав тоже ведь на то и рассчитывали, умолчание тут мало что даст. Среди журналистов бывают люди разных убеждений, но в одном нам полагается верить одинаково – В целительное свойство правды, как бы ни была горька.
10. Проблема, о которой идет речь, не только московская. В редакции есть коллективное письмо из Волгоградской области, где проживают 18 тысяч чеченцев, в основном сельские жители – шоферы, животноводы: «Почти все, кто подписался под этим письмом, большую часть жизни прожили среди русского и казахского народов. На этой степной земле мы трудились в поте лица, и тяготы, и горе терпели, и бога любили, гордясь успехами наших людей, награжденных за труд орденами и медалями ВДНХ. До сегодняшнего дня мы мирно сносили обычное «понаехали», «убирайтесь», «уезжайте к своему генералу». Но б