ИСЛАМ В РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ
Ислам является одной из традиционных религий на территории России. Контакты и связи народов нашей страны с исламским миром начались в раннем средневековье. Тогда в Восточной Европе шли два синхронных процесса: возникновение государственности у проживавших здесь народов и принятие ими известных мировых религий. В располагавшейся в Нижнем Поволжье и на Дону Хазарии значительная часть населения приняла ислам в VIII в.; в Среднем Поволжье возникла Волжская Булгария, ислам здесь был государственной религией с 922 г.
Древняя Русь сделала иной исторический выбор. Конец X в. – время крещения Руси киевским князем Владимиром. С этого времени вплоть до 1917 г. православие являлось официальной государственной религией страны, лишь православный государь мог взойти на русский трон. Однако еще до крещения Руси по сведениям летописи «Повесть временных лет» Владимир допускал возможность принятия Русью ислама. В современных исследованиях отмечается, что за этим долго казавшимся легендарным рассказом летописи стояли реальные события, связанные с посылкой специального русского посольства ко двору багдадских халифов – Аббасидов.1
Русь стала христианской страной. Она сохранила свою веру и в эпоху монгольского нашествия. Борьба Руси с владычеством Золотой Орды, обратившейся в 1312 г. при хане Узбеке в ислам, не носила, однако, религиозного характера и определялась, прежде всего, политическими интересами.2
Непрерывное расширение территории России в XVI-ХIХ вв., включение в ее состав Поволжья, Приуралья, Сибири, Крыма, Литвы, Кавказа, Туркестана сделали русскоподданными многочисленные народы, исторической верой которых был ислам. Создание огромного единого целого, каким являлась Российская держава, было длительным, устройство религиозной жизни проживавших в государстве народов складывалось достаточно сложно.
В XVI – первой половине XVIII вв. в отношениях Российского государства с его подданными-мусульманами не все было гладко и просто. В целом ислам и его религиозные учреждения в средневековой России никогда не были официально запрещены, но все же переход в православие всячески приветствовался. Начиная с XIV в., десятки представителей татаро-монгольской знати активно поступали на русскую службу, получая после принятия православия все права и привилегии, имевшиеся у русской знати. В составе русского дворянства прослеживается несколько сот фамилий тюркского происхождения – Юсуповы, Тенишевы, Урусовы и многие другие, сыгравшие выдающуюся роль в политической, военной и культурной истории России.3 Представитель одной из таких семей – Борис Годунов, был в 1598-1605 гг. русским царем.
Ряд знатных тюркоязычных родов служил России, сохранив ислам: им были оставлены и дарились земли, платилось жалованье, но не разрешалось владеть крестьянами-христианами. С середины XV и до конца XVII в. южнее Москвы существовало вассальное от России мусульманское ханство, так называемое Касимовское царство, где жили служилые татары и правителем мог быть только мусульманин Чингисид.4
В многочисленных войнах, которые вело со своими противниками Московское государство, на стороне Москвы активно участвовали отряды татар-мусульман. Они сыграли значительную роль в разгроме на реке Шелони в 1471 г. войска непокорного Новгорода Великого; в поход на Казань в 1552 г. вместе с русскими православными воинами отправились и верные вассалы Москвы – мусульманские отряды касимовских татар. В последовавших за присоединением Поволжья непростых событиях русской истории имевшие место внутренние противоречия чаще всего строились не по принципу «русские, православные contra нерусские, мусульмане», а заключались в противостоянии сторонников существования единого многонационального государства и врагов российской государственности. Причем национальная и религиозная принадлежность и тех, и других далеко не всегда определяла выбор их позиций. Так, например, когда в 1612 г. в пришедшем для участия в Земском ополчении в Ярославль из Казани сводном русско-татарском отряде произошел раскол, то часть православных и мусульман осталась служить делу освобождения России от иноземного ига, другие же казанцы (русские и татары) предпочли продолжить бунт, смуту и «многую пакость земле подеяше» («Новый летописец»).5 В утвержденной Земским собором 1613 г. грамоте об избрании на русский престол царя Михаила Федоровича Романова стояли подписи семи татарских мурз, от имени мусульман России высказавшихся за возрождение единого Российского государства.
В начавшийся в XVIII в. «петербургский» период русской истории политика государства по отношению к исламу и мусульманам оставалась достаточно противоречивой. По воле Петра Великого русским ученым Петром Постниковым был сделан в 1716 г. русский перевод Корана, первый русский востоковед князь Дмитрий Кантемир в 1722 г. опубликовал первое в России исследование об исламе – «Книга система, или Состояние Мухаммеданския религии».6 В целом, однако, законодательство первых русских императоров и императриц было направлено на ограничение ислама. Строительство новых мечетей было затруднено, всячески поощрялись переход мусульман в православие и миссионерская деятельность православного духовенства. Попытки возврата из православия в ислам жестко пресекались. Так, в 1738 г. по указу императрицы Анны Иоанновны «определением» екатеринбургского правителя В.Н. Татищева был сожжен «совратившийся паки в магометанский закон» Тойгильда Жуляков. В данном случае, как администратор, Татищев следовал букве закона. Один из первых русских историков, Татищев лично был сторонником курса терпимости по отношению к исламу и автором первой научной программы изучения мусульман России.7
Политика дочери Петра Великого – императрицы Елизаветы Петровны, женщины чрезвычайно набожной, весьма благоволившей буддистам, была по отношению к исламу неблагосклонной. Но государственные интересы и тогда, как правило, преобладали. Именно при Елизавете Петровне в 1755 г. первым русским генералом-мусульманином стал сподвижник Петра Великого, крупный дипломат, незаурядный, но жесткий администратор Кутл-Мухаммед Тевкелев.8 Но все же недостаточно толерантное поведение властей империи вызывало раздражение верхов мусульманской общины России. Оно нашло отражение в наказах мусульманских депутатов в Уложенную комиссию 1767 г., где подчеркивалась необходимость снятия ограничений в отправлении религиозных обрядов ислама.
Ожиданиям российских мусульман ответила политика веротерпимости, которая начала проводиться в России во времена царствования самой выдающейся правительницы в истории страны – императрицы Екатерины II. В своем знаменитом Наказе в Уложенную комиссию 1767 г. царица отметила, что «весьма бы вредный для спокойствия и безопасности своих граждан был порок, запрещение или недозволение их различных вер».9 Данное положение вписывалось в рамки идеологии просвещенного абсолютизма.
Реализация принципа веротерпимости была стимулирована внешними событиями того времени – первым разделом Польши и русско-турецкой войной 1768-1774 гг. Необходимость защиты православного населения на территории католической Речи Посполитой, стремление обеспечить спокойствие жителей Крыма, занятых в ходе войны с турками, способствовали тому, что курс на политику веротерпимости, причем внутри страны это в первую очередь касалось ислама и мусульман, был взят в 1773 г. Интересно, что это начинание произошло почти одновременно в двух соперничавших в то время в России центрах политической власти. 17 июня 1773 г. веротерпимость была провозглашена в указе Екатерины II, разрешившем строительство мечетей для мусульман России, осенью того же года принцип религиозной свободы для приверженцев ислама начал практически осуществляться в Приуралье и Поволжье «императором Петром Федоровичем» – Е.И. Пугачевым. Можно констатировать, что оба смертельных врага в борьбе за власть над Россией уловили назревшую общегосударственную потребность в проведении более гибкой религиозной политики по отношению к не православным жителям империи, в первую очередь мусульманам.
В 1774 г. по Кючук-Кайнарджийскому мирному договору Россия признала духовный авторитет турецкого султана «яко Верховного Калифа Магометанского закона».10 Правда, в 1783 г. Россия в одностороннем порядке аннулировала эту статью данного мирного договора, но все последующие правители страны до В.И. Ленина включительно фактически считались с халифатом Османов как с важнейшим идеологическим и политическим фактором.11
Включая Крым и Кубань в состав Российского государства, Екатерина II в своем Манифесте 8 апреля 1783 г. провозгласила обещание мусульманам Тавриды «охранять и защищать их лица, храмы и природную веру, коей свободное отправление со всеми законными обрядами пребудет неприкосновенно».12 Аналогичная политика по отношению к мусульманам проводилась и в других районах империи. Так, «Манифест о присоединении к России Великого княжества Литовского» 1795 г. распространял гарантию свободного исповедания веры не только на католическое христианское большинство населения края, но и на литовских татар-мусульман.
Данные и подобные им другие указы екатерининского времени достаточно убедительно показывают, что именно тогда русская власть пришла к пониманию необходимости соблюдать в отношениях с различными по вере и языкам подданными важнейший принцип устойчивости любой империи: «Мы вами владеем, вы нам подчиняетесь, платите налоги, за это живите и веруйте, как хотите». При этом и при Екатерине II, и при всех ее преемниках главным обязательным условием для всех жителей страны, в том числе и мусульман, оставалось требование абсолютной лояльности и преданности существующему строю и царствующему дому Романовых.
Признав права мусульманской общины России на ее религиозную самобытность, русская власть стала более активно, чем раньше, встраивать ее в систему государственного устройства империи. Ускорился процесс включения мусульман в различные сословия, сословные группы и органы управления ими с распространением на них соответствующих прав и обязанностей.
Особое внимание было уделено организации государственного регулирования «сверху» религиозной жизни российского мусульманства. Как известно, ислам не имеет ни церковно-иерархической организации, ни института монашества. Анализ действий властей в данном вопросе позволяет предположить, что ими делались попытки устроить нечто вроде «Русской Исламской церкви» наподобие православия. В известной степени это было действительно так, но, во-первых, здесь не было какой-либо специальной, заранее заданной антиисламской направленности, во-вторых, светская власть преследовала цели не столько «религиозные», сколько «правительственные».
Главный принцип конфессиональной политики Российской империи заключался в стремлении к полному государственному контролю над всеми без исключения религиозными институтами на территории страны. Как известно, первой жертвой этой политики стала самостоятельность самой Русской Православной церкви, превратившейся после ликвидации патриаршества и создания в 1721 г. Святейшего Синода в специфическое, особое, но все же чисто государственное учреждение. Именно с этой точки зрения, для большего удобства государственного надзора над жизнью российского мусульманства, с конца XVIII в. власти империи приступили к созданию необходимых религиозных учреждений и форм организации их служителей.
Рядом законодательных актов екатерининского времени было начато формирование органов управления мусульманами России. В 1788 г. было создано Оренбургское магометанское духовное собрание, юрисдикция которого была вначале распространена на всю Россию. Последующими указами и распоряжениями были определены его структура и штат, выделены необходимые для его деятельности казенные денежные средства. После присоединения Крыма к России русское правительство взяло на себя содержание существовавшего при Гиреях муфтията. В 1794 г. было объявлено о создании Таврического магометанского духовного правления, фактическое образование которого произошло позже, в 1831 г.13
Усиление революционного брожения в Европе привело преемника Екатерины II императора Павла I к идее объединения всех религий (прежде всего христианских) под эгидой русского царя для борьбы с антимонархическим духом «неверия» и «атеистического вольнодумства». С этой точки зрения не случаен союз монархии Романовых с халифом – султаном Турции, в 1798-1800 гг. для уничтожения Французской республики.
Хотя император Александр I не продолжил курс политики своего отца, но наметившаяся в павловское время идея централизации контроля над конфессиями империи была реализована именно в первой четверти XIX в. По замыслу выдающегося русского реформатора М.М. Сперанского одним из центральных ведомств России должен был стать «особенный департамент духовных дел», созданный для «охраны обрядов» всех религий государства.14 Данный проект, как и многие другие начинания тех лет, во многом отталкивался от опыта наполеоновской Франции. Там в 1801 г. было создано центральное управление духовных дел, преобразованное в 1804 г. в Министерство исповеданий. Главой этого ведомства был поставлен выдающийся юрист, один из авторов «Гражданского кодекса» Порталис.15
В 1810 г. рядом со Святейшим Синодом было создано на правах особого министерства Главное управление духовных дел разных (иностранных) исповеданий, под контроль которого были поставлены «все предметы, относящиеся к духовенству разных иностранных религий и исповеданий, исключая судных их дел».16 В 1817 г. под руководством одного из наиболее доверенных лиц Александра I князя А.Н. Голицына было образовано объединенное Министерство духовных дел и народного просвещения, где в рамках одного ведомства оказались контроль над всеми религиями и системой учебных заведений империи. Новое учреждение должно было способствовать усилению борьбы с идеологическим вольнодумством, пропаганде религиозных, в первую очередь христианских ценностей. Однако благодаря традиционно-изоляционистскому подходу верхушки православного духовенства, интригам недоброжелателей, недовольству все более всесильного графа А.А. Аракчеева, возглавлявшееся князем Голицыным объединенное министерство просуществовало недолго. В 1824 г. по воле разочаровавшегося в своем первоначальном замысле Александра I оно было ликвидировано. Через восемь лет, в 1832 г., управление делами иноверцев было преобразовано в Департамент духовных дел иностранных исповеданий (ДДДИИ) и включено в структуру Министерства внутренних дел, где оно находилось (за исключением короткого промежутка времени в 1880-1881 гг.) вплоть до 1917 г.
Эпоха правления преемника Александра I его брата Николая I была временем принятия особо значительного количества законодательных решений по вопросам жизни ислама и мусульман в России.
При Николае I продолжалась работа по формированию общегосударственной системы мусульманских учреждений империи. В 1831 г. произошло фактическое образование Таврического магометанского духовного правления, юрисдикция которого была распространена на западные районы монархии Романовых. В годы николаевского царствования шла подготовка по созданию управлений суннитской и шиитской общинами Закавказья, реализованная позже, в 1872 г. Тогда в рамках разработки общеимперского законодательства был подготовлен принятый в самом начале правления императора Александра II в 1857 г. первый «Устав духовных дел иностранных исповеданий», специальный раздел которого посвящался мусульманам.18
Анализ многочисленных николаевских указов о мусульманах дает возможность выяснить отношение самодержавия к исламу во второй четверти ХIХ в., а также позволяет увидеть более общую картину политики российских властей от 14 декабря 1825 г. до Крымской войны. Внешний блеск гигантской империи скрывал постоянные опасения царя и его окружения по поводу возможного возникновения внутренних и внешних угроз, которые могли привести к «потрясению основ». Отсюда, на наш взгляд, проистекала заметная противоречивость указов по исламским делам. Достаточно продуманные, действительно государственные решения сочетались с указаниями недалекими и просто варварскими. К числу последних, несомненно, можно отнести указ от 13 мая 1830 г. «О не отступлении от общих правил при погребении Магометан». Правда, известно, что в России «против плохих законов есть надежное средство – их плохое исполнение». По нашему впечатлению, местная администрация, которой пришлось бы в случае попытки исполнить этот приказ царя тут же вступить в конфликт с мусульманским населением, постаралась, насколько это было возможно, спустить его «на тормозах».
Целый ряд указов Николая I был связан с событиями Кавказской войны, задачами выстраивания отношений с мусульманами Адыгеи, Дагестана и других южных районов империи, где шли постоянные военные действия.
Российское законодательство о мусульманах тех десятилетий достаточно ярко отразило неповторимую личность Николая I. Его резолюции на докладах, иногда подробные и мотивированные, иногда повелительно-краткие, по делам общего значения или по отдельным казусам, по меткому суждению русского историка А.Е. Преснякова, были проявлением «своеобразного личного законодательства императора, которое носило неизбежно отрывочный и случайный характер».20
При преемниках Николая I число общегосударственных указов о мусульманах заметно сократилось, основные решения теперь принимались внутри скрытой от постороннего наблюдателя бюрократической машины империи.
К началу XX в. сложилась достаточно законченная система мусульманских духовных учреждений на территории страны. Районы Европейской России и Сибири курировались Оренбургским и Таврическим муфтиятами, замыкавшимися на Министерство внутренних дел. Жизнью мусульман Кавказа руководили созданные в 1872 г. Суннитское и Шиитское духовные управления, подведомственные царской администрации края. Особые правила определяли организацию мусульман на территории Степного генерал-губернаторства.21 Наконец, в Туркестанском крае специального органа по управлению мусульманами вообще не существовало, принципиальные вопросы жизни мусульманской общины здесь определяли сами местные власти, подведомственные в Петербурге Военному министерству.22
Центральным правительственным органом, контролировавшим жизнь российского мусульманства, по-прежнему оставался Департамент духовных дел иностранных исповеданий (ДДДИИ) Министерства внутренних дел. К началу XX в. МВД являлось главным ведомством по общему управлению страной, его министр «был чем-то вроде верховного управляющего империи».23 При надзоре над иноверцами первостепенной задачей МВД и ДДДИИ как его подразделения была обязанность поддержания «принципа полной терпимости, насколько такая терпимость может согласовываться с интересами государственного порядка».24
В огромной структуре МВД ДДДИИ был, пожалуй, одним из самых небольших по численности департаментов (30-40 чиновников). Большинство из них к началу XX в. имело, как правило, высшее образование (Петербургский и Московский университеты, Училище правоведения, Киевская и Казанская духовные академии). Штат сотрудников ДДДИИ был распределен по трем его отделениям, последнее из которых ведало нехристианскими религиями, в том числе российским мусульманством. В отличие от других подразделений МВД, ДДДИИ не имел своих структур на местах, и его деятельность здесь проводилась через существовавшие административные органы.25
Важной особенностью ДДДИИ как одного из звеньев (наряду с Синодом) в системе охраны официально-православных устоев империи была высокая требовательность к вероисповеданию его сотрудников. В других правительственных ведомствах и структурах иноверцы порой могли занимать самые высокие посты. В ДДДИИ служили только православные чиновники.26 Исключение крайне редко могло делаться для доказавших свою абсолютную преданность трону «обрусевших инородцев». Так, одним из первых директоров ДДДИИ (1829-1840) был известный мемуарист Ф.Ф. Вигель.27 В середине XIX в. экспертом ДДДИИ по вопросам ислама являлся профессор А.К. Казем-Бек.28
Круг вопросов жизни мусульманской общины, который регулировался ДДДИИ, раскрывается содержанием разделов его фонда в Российском государственном историческом архиве: «Органы управления духовными делами мусульман», «Образование мусульманских приходов», «Постройка и открытие мечетей и молитвенных домов мусульман», «Мусульманские секты», «Мусульманская печать», «Открытие мусульманских учебных заведений», «Имущество мусульманского духовенства и мусульманских духовных учреждений», «Брачные и бракоразводные дела лиц мусульманского вероисповедания», «Метрикация мусульман», «Приведение к присяге мусульманского духовенства и русскоподданных мусульман», «Воинская повинность лиц мусульманского вероисповедания» и др.29
Департамент ДДДИИ находился в постоянном контакте с другими центральными и местными ведомствами и учреждениями империи. Так, вместе с Министерством финансов решались вопросы оплаты труда штатных духовных и светских лиц в системе мусульманских духовных управлений, вместе с Военным министерством регулировалась деятельность военных мулл в армии, вместе с Министерством народного просвещения обеспечивалось преподавание основ шариата учащимся-мусульманам в учебных заведениях империи и т.д.30
В этом хорошо отлаженном круговороте повседневной бюрократической деятельности все более заметно звучали тревожные настроения. На рубеже ХIХ-ХХ вв. империя Романовых вступила в эпоху «сумерек монархии». Два последних десятилетия ХIХ в., совпавшие с царствованием Александра III и первыми годами правления Николая II, стали временем торжества охранительной политики «православного консерватизма», попытки «великодержавного» наступления на права не православного населения.31
Необходимо отметить, что и в это время позиции ислама, особенно на окраинах, были затронуты, пожалуй, менее всего. Так, шел процесс постоянного усиления влияния мусульманства среди еще полуязыческих казахских племен и татар Сибири.32 Практически полностью сохранялось безраздельное влияние ислама на территории Туркестанского края.33
Итогом русификаторской политики самодержавия стало нарушение сложного баланса сил и противовесов в огромном здании поликонфессиональной российской государственности. Справедливое раздражение политикой властей, все более обозначавшееся противостояние между сторонниками обновления и ортодоксами в российской мусульманской среде совпали со сложными, достаточно неоднозначными процессами пробуждения исламского мира за пределами России.
Происходившие явления не могли не быть замечены писавшими на мусульманскую тему авторами. Так, практически одинаково тревожно, хотя и с разных позиций, отзывались на события в мусульманском мире русские публицисты – видный чиновник-монархист В.П. Череванский и либерально настроенный ученый-востоковед В.В. Бартольд.34
Наиболее ярким и оригинальным мусульманским публицистом того времени был известный татарский общественный деятель Исмаил-бей Гаспринский (1851-1914). Критически оценивая современную ему действительность, Гаспринский, тем не менее, являлся искренним сторонником «сердечного сближения русских мусульман с Россией». По его оценке, из-за непрерывного возрастания внутри страны числа мусульман вскоре «России суждено будет сделаться одним из значительных мусульманских государств, что… нисколько не умалит ее значения как великой христианской державы». Публицист выдвинул идею культурного и национального единства тюркских народов России и считал наиболее насущным для будущего российского мусульманства внедрение и развитие новых, свободных от средневековой схоластики методов и форм образования. По мнению Гаспринского, важнейшей задачей внешней политики России должна быть цель налаживания дружеских отношений со «всем мусульманским Востоком», ибо «благодаря особенно счастливому складу русского национального характера», русское государство может встать в движении к культурному прогрессу «во главе мусульманских народов и их цивилизаций».35
Нарастание общественного движения в стране в первые годы XX в. заставило правящие верхи империи заявить о своей готовности пойти на известные уступки и расширить пределы политики веротерпимости. Накануне и в ходе русско-японской войны 1904-1905 гг. самодержавием были даны официальные обещания (манифест 26 февраля 1903 г. и указ 12 декабря 1904 г.) по этому поводу. Уже в ходе начавшейся первой русской революции был обнародован указ о веротерпимости 17 апреля 1905 г., в котором был сделан и обещан в будущем ряд серьезных уступок не православным, особенно мусульманским, подданным империи.
После Манифеста 17 октября 1905 г. самодержавие вынуждено было допустить существование целого ряда мусульманских общественных организаций и собраний (мусульманская фракция в I–IV Государственных думах, мусульманские съезды и т.д.). Однако реальной готовности и желания сотрудничать с ними не было. Наибольшей поддержкой со стороны властей в последнее десятилетие существования монархии пользовались наиболее традиционалистски настроенные круги российской мусульманской общины.
Понимание необходимости что-то делать и что-то менять в вопросах политики по отношению к мусульманам в правящих кругах страны, несомненно, присутствовало. Констатировалось наличие целого ряда нерешенных проблем, тревожность ситуации, неизбежность того, что она в дальнейшем может еще более ухудшиться.36 На «Особом совещании» 1910 г., собранном председателем Совета министров и министром внутренних дел П.А. Столыпиным, была признана особо опасной «намеченная мусульманскими руководителями строго последовательная программа религиозного и культурного объединения всего мусульманского населения России на автономных началах под главою высшего духовного лица, совершенно независимого от правительства в управлении делами веры и школы».37 Каких-либо реальных решений по мусульманскому вопросу, однако, данное «Особое совещание» так и не выработало.
Последний крупный государственный деятель царской России Столыпин, его часто менявшиеся преемники пытались еще как-то удержать все более грозящее падением здание некогда могущественной империи. В годы первой мировой войны, в последние месяцы существования монархии Романовых чиновники МВД, в том числе и ДДДИИ, лишь бессильно наблюдали за процессами, происходившими в русском обществе, в том числе и в мусульманской его части, и не принимали каких-либо реальных мер (да, видимо, уже и не смогли бы что-либо сделать), чтобы предотвратить наступление русской революции 1917 г., покончившей с самодержавием.
Что собою представляла мусульманская община России в последние десятилетия правления династии Романовых? Попытаемся обрисовать некоторые черты ее облика, опираясь на сведения Всеобщей переписи населения 1897 г. При всей относительности и условности ряда ее данных, это была лучшая перепись в истории страны, во многом гораздо более объективная, чем последующие попытки учета населения, произведенные в XX в.
По материалам переписи 1897 г., мусульмане являлись второй по численности после православных вероисповедной группой населения империи. Их насчитывалось 13 889 421 человек. И численность мусульман в России имела постоянную тенденцию к росту. К 1917 г. в стране проживало около 20 миллионов мусульман.38 Большинство из них принадлежало к суннитскому толку ислама. Лишь на территории современного Азербайджана шииты численно преобладали.
В европейской части России мусульмане составляли около 4 % от ее населения, наиболее значительное их число проживало в Уфимской, Казанской, Оренбургской, Астраханской и Самарской губерниях. Число мусульман в западных губерниях и в Сибири было весьма незначительным, зато на Кавказе число мусульман составляло 1/3 его населения, а в Средней Азии более 90 % жителей были приверженцами ислама.
Анализ показателей переписи 1897 г. дает возможность сделать вывод о заметном преобладании числа мужчин-мусульман над числом женщин во всех районах империи: в европейской части России на 100 мужчин приходилось 95 женщин, на Кавказе – 88, в Средней Азии – 86. По мнению исследователей, данное обстоятельство обусловливалось как общим патриархальным характером российского мусульманства, так и, видимо, заметным укрывательством женщин при проведении переписи. Известно, что в сельских районах счетчики ограничивались получением информации от местной администрации, реального же общения с населением, к тому же в большинстве своем неграмотным и незнающим русского языка, просто не происходило.
Изучение статистических материалов позволяет прийти к следующему заключению. Хотя шариатские нормы давали мужчинам-мусульманам право на заведение полигамной семьи, в силу экономических условий этим правом могли воспользоваться и пользовались очень немногие. Достаточно невысокой была степень грамотности среди мусульман. К 1897 г. грамотных насчитывалось лишь около миллиона человек, 2/3 которых составляли мужчины.
При характеристике различных групп и слоев российского мусульманства следует подчеркнуть, что имеющаяся информация в материалах переписи 1897 г. была сгруппирована по еще средневековым сословным критериям и не учитывала ни новых реалий русской жизни на рубеже XIX-XX вв., ни традиционных особенностей устройства мусульманской общины. Сложность анализа обусловливается также тем, что перепись фиксировала вероисповедание, язык, но не этническую принадлежность народонаселения. Подавляющее большинство мусульман России было в 1897 г. определено как носители турецко-татарских языков и языков горцев Кавказа. Поэтому в качестве объекта исследования были взяты именно эти две группы, в каждой из которых мусульмане составляли примерно 90 % от общего числа учтенных лиц. При всей относительности получаемых таким образом результатов, можно все-таки попытаться наметить некоторые качественные показатели различных слоев российского мусульманства.
Наиболее привилегированной группой среди мусульман России, по определению властей империи, признавалось мусульманское дворянство. Значительную часть мусульманской светской элиты составляла наследственная родовая знать. Это были потомки Чингисидов и других именитых фамилий. Определенное количество семей попало в число знати в процессе службы их представителей тем или иным мусульманским правителям до присоединения их территорий к России (Казань, Крым, Кавказ). В XIX – начале XX вв. значительная часть мусульманской знати находилась на русской государственной службе, играя в ряде мест важную роль в системе управления империей.
Процесс инкорпорации высших слоев российского мусульманства в состав российского дворянства начался в екатерининское время. В результате реализации этой политики к концу XIX в. в России насчитывалось примерно 70 тысяч мусульман – потомственных, личных дворян и классных чиновников (с семьями), что составляло около 5 % от общего числа дворян империи.19
В первую очередь мусульманское дворянство стало оформляться в Европейской России. Указ от 22 февраля 1784 г. распространил на мусульман (татарских князей и мурз) все привилегии российского дворянства, кроме права владения крепостными-христианами.40 Следует отметить, что полученными возможностями реально воспользовались не все представители мусульманской знати. Многие из них были небогаты, и поэтому даже не возбуждали ходатайств о включении в губернские родословные книги. Это было характерно для той части татарско-башкирской знати Приуралья и татарских мурз Таврической губернии, которая жила в сельской местности и, по свидетельству местной администрации, нисколько не отличалась «ни по воспитанию, ни по своим занятиям от крестьян-хлебопашцев».41
Значительные затруднения возникли у мусульман в связи с необходимостью подтверждения «благородства» своего происхождения. У весьма многих из них не было необходимых документов. Последнее обстоятельство вызвало появление указов 1816 и 1840 гг. о порядке свидетельствования прав на дворянство представителями мусульманской знати.42 Поэтому наиболее надежным путем ее закрепления в дворянском сословии оставался путь военной и гражданской службы. Так, в 1814 г. Уфимское губернское дворянское собрание признало в дворянском достоинстве сразу 64 мусульманина. Это были участники заграничных походов против наполеоновской Франции. К началу XX в. представители мусульманских дворянских фамилий Европейской России – Акчурины, Еникеевы, Тевкелевы – активно участвовали в политической жизни страны, многие из них играли в ней важную роль. Так, Кутл-Мухаммед Тевкелев был в 1906-1917 гг. руководителем мусульманской фракции I-IV Государственных дум.43
Известным своеобразием отличалось положение западной группы мусульманской знати – дворян-татар, проживавших на землях бывшей Речи Посполитой. Они не обладали рядом привилегий, доступных лишь христианской шляхте Речи Посполитой, но незыблемо располагали главным правом дворянства – правом владеть землей и крестьянами, причем без различия их вероисповедания. Включение территории Литвы и части Польши в состав России во второй половине XVIII – начале ХIХ вв. создало здесь для дворян-татар известный юридический казус, ибо по российскому законодательству мусульманам не разрешалось иметь в услужении и собственности христиан. Убедившись в лояльности западных дворян-татар (по оценке историка С.В. Думина, численность их составляла около 200 родов), имперская власть специальными решениями (особенно в 1840 г.) узаконила исключительные права на владение крепостными-христианами этой части мусульманской элиты России.44 По отзыву мусульманского публициста Исмаила Гаспринского, в начале XX в. западные дворяне-мусульмане были, пожалуй, наиболее европеизированной группой российской мусульманской общины.
По иному складывалось положение мусульманской знати на Кавказе и в Туркестане. Отношения в обществе здесь еще во многом регулировались нормами обычного права. Система сословных дворянских учреждений для мусульманской знати в азиатских районах империи не сложилась, оформление корпоративных прав дворян приняло затяжной характер и в целом не было завершено вплоть до 1917 г. Землевладельческая и кочевая знать Кавказа и Туркестана в основном сохранила собственность на землю и скот, служила на военной и гражданской службе, получала чины, ордена и звания, дававшие, в конечном счете, статус личного дворянина. Те из них, кто получал чин или орден, дававшие право на обретение потомственного дворянства, могли участвовать, в случае соответствующего согласия, в жизни выборных дворянских организаций за пределами своих территорий.
Важной стороной жизни мусульманской знати была ее служба в вооруженных силах России. Десятки мусульман-офицеров и генералов отличились в многочисленных войнах, которые пришлось вести Российскому государству. Так, в ходе русско-японской войны 1904-1905 гг. прославились особым героизмом защитники Порт-Артура офицеры Самадбек Мехмандаров и Али Ага Шихлинский, ставшие позже генералами русской армии.45 Таким образом, мусульманская знать, несомненно, пользовалась покровительственным вниманием со стороны властей и в целом достаточно успешно вписалась в систему российской имперской государственности.
Традиционно особую роль в жизни мусульманской общины России играло занятие торгово-предпринимательской деятельностью. По материалам переписи 1897 г., в России числилось около 7 тысяч купцов-мусульман (с семьями). В расчет здесь брались лишь те из них, кто официально был приписан к первой, второй или третьей купеческим гильдиям. Несомненно, число мусульман, занимавшихся торговлей и предпринимательством, было гораздо больше. В торговлю были активно вовлечены мещане (по данным 1897 г., около 300 тысяч человек) и представители других слоев мусульманства России.
Конечно, предпринимательская деятельность большинства мусульман не выходила за пределы традиционного мелкотоварного оборота и приносила достаточно скромный доход. Но в мусульманской среде встречались и обладатели значительных капиталов. Так, известно, что уже к концу XVIII в. в Поволжье и Приуралье действовало около тысячи крупных татарских купцов с капиталами в десятки тысяч рублей. Особо выделялась в то время посредническая деятельность российских купцов-мусульман Астрахани, Оренбурга, Омска в торговле со странами Средней Азии. К концу ХIХ в. в России сложились настоящие мусульманские купеческие династии – Хусаиновы в Оренбурге (с капиталом в размере около 5 миллионов рублей), Дебердеевы в Уфе, Акчурины в Казани и др. С бурным ростом во второй половине ХIХ – начале XX вв. русской промышленности в рамках национального разделения труда, сферой деятельности мусульманских предпринимателей Европейской России стали такие ее отрасли как кожевенная, мыловаренная, пищевая, шерстеделательная.46
Значительная часть мусульман-предпринимателей Российского Туркестана активно участвовала в организации заготовки, переработки и продажи среднеазиатского хлопка в Россию.47 Наличие у них и их служащих русского подданства гарантировало неприкосновенность их личности и собственности не только в пределах Российской империи, но обеспечивало защиту их прав и интересов русской администрацией на сопредельных территориях. Показательно, что купцы вассальной от России Бухары старались тоже получить русское подданство, обладание которым могло оградить их и их имущество от алчности и корысти бухарского чиновничества.
Особое место в экономике России на рубеже ХIХ-ХХ вв. занял Бакинский район – главный центр добычи и переработки российской нефти. Здесь сложился ряд крупных состояний мусульман-нефтепромышленников. Наиболее известным из них был самый богатый мусульманин России (капитал около 16 миллионов рублей) Гаджи Зейналабдин Тагиев, который проделал путь от бедного подмастерья до миллионера, благотворителя и мецената. Тагиев был награжден высшими орденами империи, ему был присвоен чин действительного статского советника. В 1910 г. император Николай II возвел Тагиева в потомственное Российской империи дворянское достоинство.48
Особым военным сословием в Российском государстве, игравшим важнейшую роль в охране рубежей страны, являлось казачество. Наряду со славянским православным большинством в состав различных казачьих войск входили представители других этносов и конфессий. По сведениям переписи 1897 г., примерно 45 тысяч мусульман (с семьями) было причислено к штату войскового казачества. Горцы Кавказа служили в основном в Донском, Кубанском и Терском казачьих войсках; татары, башкиры, киргизы (то есть казахи – Д.А.) – в Донском, Уральском, Оренбургском, Семиреченском, Сибирском войсках.49 Существовали специальные инструкции по обеспечению религиозных прав казаков-мусульман, как, впрочем, всех мусульман-военнослужащих в вооруженных силах России, где предусматривались порядок принятия ими воинской присяги, участия в молитвах, право быть погребенным по обрядам шариата и т.д.30
Большинство мусульман России составлял «простой народ» – более 90 % мужчин и женщин были определены в 1897 г. как крестьяне и инородцы. К числу последних были причислены сибирские киргизы, кочевые инородцы Ставропольской губернии, киргизы Внутренней Орды, инородцы областей Акмолинской, Семипалатинской, Семиреченской, Уральской и Закаспийской.51 Основным занятием крестьян и инородцев было земледелие и скотоводство, а также различные промыслы. Определенная их часть занималась ремесленной и торговой деятельностью, из их числа к концу XX в. стали появляться пока еще немногочисленные группы промышленных рабочих-мусульман (кожевенные и мыловаренные заводы Поволжья и Приуралья, хлопкоочистительные предприятия Туркестана, нефтяные промыслы Баку и т.д.).
Перепись 1897 г. достаточно подробно, хотя и не всегда четко, осветила стороны демографического состояния мусульманской общины России. Однако вне ее внимания осталась одна из наиболее существенных страт российского мусульманства, обозначаемая в официальных документах и литературе названием «мусульманское духовенство». Происхождение данного определения было связано с попытками и русских властей, и многих отечественных авторов как-то назвать тот слой мусульманского общества, который в русском сознании был привычно связан со служением Богу в формах христианской церкви. Неточность использования понятия «духовенство» по отношению к исламу, не имеющему церковно-иерархической организации, несомненна. В отечественной исламоведческой литературе представляется наиболее удачной попытка с целью сопоставления соответствующих слоев «христианского» и «мусульманского» обществ определить «духовенство» в мире ислама как «социальный слой, в функции которого входят сохранение религиозного знания и осуществление религиозного и морального руководства общиной единоверцев».52
Начиная с конца XVIII в., рядом российских законодательных документов был постепенно определен круг духовных лиц (так называемые «указные муллы») и служителей мусульманских духовных учреждений, статус которых обрел правовое признание со стороны государства. Они могли получать казенное жалованье, быть свободными от налогов, повинностей, воинской службы, имели право пользоваться доходами от соответствующих приходов, их дома освобождались от постоя и т.д.53
Той части духовных лиц, которая не была учтена при составлении штатного расписания мусульманских духовных управлений, никакие особые права и привилегии не предоставлялись, администрация относилась к ним в соответствии с нормами существования тех сословий и сословных групп, к которым они были причислены.
По оценке ДДДИИ, к 1 января 1912 г. в Российской империи на официальном учете состояло 24 321 мусульманский приход с 26 279 богослужебными зданиями (соборными мечетями, летними и зимними мечетями и молитвенными домами и т.д.). По этой же оценке было официально признано наличие 45 339 мусульманских духовных лиц (имамов, мулл, хатибов, муэдзинов и т.д.).54
В целом, значительная часть мусульманских духовных лиц достаточно устойчиво вписалась в общую систему российской имперской государственности. Многие из них, особенно чины мусульманских муфтиятов, неоднократно награждались высшими орденами империи. Так, правнук первого генерала-мусульманина Кутл-Мухаммеда Тевкелева Селим-Гирей Тевкелев, который в 1865-1885 гг. был оренбургским муфтием, за свои выдающиеся заслуги был удостоен орденов Анны и Станислава I степени.55
Конечно, не все представители мусульманских общественных и религиозных кругов с восторгом относились к тем или иным сторонам политики властей империи. Те из них, кто пережил события 1917 г. и оказались под властью новых правителей страны, могли сравнить старые, пусть не идеальные, и новые, качественно иные условия существования ислама на территории бывшей Российской империи.
* * *
Главная задача данного издания – это публикация наиболее важных и достаточно значимых отечественных законодательных актов об исламе и мусульманах России, начиная с середины XVII в. до последних лет правления династии Романовых. Структура сборника определяется основными видами изданий правового материала, которые существовали в Российской империи.
Первый раздел сборника включает в себя различные документы, которые публиковались в «Полном собрании законов Российской империи» (ПСЗ). ПСЗ представляет собой свод законодательных актов, расположенных в хронологическом порядке, по номерам и датам утверждения каждого акта царем или царицей. Составлением и изданием ПСЗ занимались II отделение Собственной Е.И.В. канцелярии (1826-1882), кодификационный отдел Государственного совета (1882-1893) и Отделение свода законов Государственной канцелярии (1893-1917).
В Российской империи было предпринято три издания ПСЗ. Первое издание (собрание) было составлено под руководством М.М. Сперанского и издано в полном объеме в 1830 г. Оно включило в себя около 30 тысяч законодательных актов со времени Соборного уложения 1649 г. до 12 декабря 1825 г. Второе издание (собрание) ПСЗ выпускалось ежегодно с 1830 по 1884 гг. и охватывало более 60 тысяч законодательных актов с 12 декабря 1825 г. по 28 февраля 1881 г. Третье издание (собрание) выпускалось ежегодно до 1916 г., включило в себя более 40 тысяч законодательных актов и охватило хронологический период с 1 марта 1881 до конца 1913 гг. В ПСЗ печатались разнообразные виды законодательных актов Российского государства: именные, высочайшие, императорские указы, манифесты, уложения, уставы, высочайшие рескрипты, высочайшие приказы, высочайшие повеления, высочайшие соизволения, высочайшие благоволения, высочайшие распоряжения; всеподданнейшие доклады и прошения, высочайше утвержденные; положения (мнения) Государственного Совета, Сената, Синода или Комитета министров, высочайше утвержденные; высочайше утвержденные журналы министерств и ведомств; высочайше утвержденные договоры и соглашения с иностранными государствами и др.
Второй раздел сборника включает в себя подборку законодательных материалов из «Свода законов Российской империи» (СЗ). СЗ представляет собой собрание действовавших на время издания законодательных материалов, расположенных в тематическом порядке. СЗ издавалось в 1832, 1842, 1857 и 1892 гг., последнее по времени официальное издание 1892 г. состояло из 16 томов. Текст документов в официальных изданиях СЗ располагался по статьям, под которыми давались ссылки на источник. Между изданиями СЗ выходили публикации отдельных томов СЗ, а также продолжения СЗ с указаниями на упраздненные и дополнительные статьи. Наибольший интерес представляет часть I тома XI СЗ, где трижды (1857, 1893, 1896) официально издавался «Устав духовных дел иностранных исповеданий».
Третий раздел сборника содержит правовые документы о службе мусульман в вооруженных силах Российской империи. Они заимствованы, прежде всего, из «Свода военных постановлений» (СВП). СВП – это систематическое собрание действующих узаконений по военно-сухопутной части. Он выходил разными изданиями с 1838 вплоть до 1918 г.
Большинство помещенных в сборнике законодательных актов печатается по их официальным изданиям. В случае использования неофициальных изданий, текст документов сверен с их предшествующими официальными публикациями.
В последний раздел сборника включена работа известного этнографа С.Г. Рыбакова «Устройство и нужды управления духовными делами мусульман в России» (1917). В 1913-1917 гг. Рыбаков был ведущим экспертом МВД по вопросам ислама в России. Его труд – это краткое, но емкое описание организации мусульманских учреждений в разных районах империи накануне падения династии Романовых. Ценность его работы заключается также в том, что он дополнил свой очерк сводкой проектов и предложений царских администраторов и чиновников, мусульманских общественных организаций по разным проблемам жизни мусульман в России.
Публикуемые документы и материалы снабжены необходимыми пояснительными комментариями, в конце сборника помещен ряд приложений и словарь мусульманских терминов. При подготовке текстов к изданию сохранены присущие им особенности написания имен, названий и терминов.
Главной целью при подготовке данного издания было желание насколько возможно полно показать историю российского законодательства об исламе и мусульманах во время взлета, расцвета и заката монархии Романовых. Сам характер публикуемых документов определил их подачу главным образом в «чистом виде». В них очень часто не освещаются вопросы их разработки, обсуждения и принятия, вне поля их внимания почти всегда остается и следующая важнейшая сторона жизни любого законодательства – как, каким образом и, самое главное, в какой степени принятые законодательные акты воплощались в российской действительности. Все эти темы требуют самостоятельного изучения и должны стать предметом дальнейших специальных исследований.
Создание данного сборника было бы невозможно без школы, которую дали составителю его покойные учителя – профессора Московского Государственного университета Петр Андреевич Зайончковский и Петр Иванович Петров, без доброжелательного участия и советов его коллег и огромного содействия всего коллектива Кабинета истории стран Азии и Африки ГПИБ, сотрудников Библиотеки МГУ, петербургских РГИА и СПФАРАН.
1. Новосельцев А.П. Восток в борьбе за религиозное влияние на Руси. // Введение христианства на Руси. – М. 1987.
2. Арапов Д.Ю. Русь и Восток в XIII в. К вопросу о возможностях русского влияния в монгольской истории. // Источниковедение и компаративный метод в гуманитарном знании. – М. 1996.
3. Зотов О.В. Московская Русь. Геополитика в «сердце земли». // Россия и Восток. Проблемы взаимодействия. Ч 1. – М., 1993, с. 113.
4. История Татарии в материалах и документах. – М., 1937, с. 375.
5. История отечественного востоковедения до середины XIX в. – М., 1990, с. 45-47.
6. Русская Старина. Путеводитель по XVIII веку. – М.-СПб, 1996, с. 88-89. Аналогично по шариату смертной казни заслуживал за отход от ислама новообращенный мусульманин. См. Изложение начал мусульманского законоведения Сост.: Н. Торнау. – М., 1991, с. 470 (репринт изд. 1850 г.). См. также Татищев В.Н. Избранные труды по географии России. – М., 1950, с. 93, 199.
7. Гилязов И.А. Помещики Тевкелевы в XVIII – начале XIX в. // Классы и сословия в период абсолютизма. – Куйбышев, 1989, с. 78-79.
8. См. документ № 5 настоящего издания.
9. Под стягом России (Сборник архивных документов). – М., 1992, с. 81.
10. Бартольд В.В. Халиф и султан. // Бартольд В.В. Сочинения. – М., 1966, Т IV, с. 74-75; Вдовиченко Д. И. Энвер-паша. // Вопросы истории, 1997, № 8.
11. См. документ № 8 настоящего издания.
12. См. документы № 11, 12, 13, 18, 19 настоящего издания.
13. Сперанский М.М. Проекты и записки. – М.-Л., 1961, с. 94, 104, 208.
14. Гемниковский Е. Государственное положение религии во Франции с конца прошлого столетия в связи с общим учением об отношении нового государства к религии. – Казань, 1898, с. 214-219.
15. См. документ № 26 настоящего издания.
16. Главное управление духовных дел иностранных исповеданий. // Государственность России (конец XV в. – февраль 1917 г.). Кн. 1. – М., 1996, с. 182-183.
17. Данный законодательный акт в служебной переписке, научной литературе и публицистике чаще всего упрощенно назывался «Устав духовных дел иностранных исповеданий». Официальное название см. документ № 117 настоящего издания.
18. См. документ № 40 настоящего издания.
19. Пресняков А.Е. Российские самодержцы. – М., 1990, с. 287.
20. См. документ № 113 настоящего издания.
21. Более подробно см. Литвинов П.П. Государство и ислам в Русском Туркестане (1865–1917) (по архивным материалам). – Елец, 1998.
22. Пайпе Р. Русская революция. Ч I. – М., 1994, с. 84.
23. Министерство внутренних дел. Исторический очерк. 1802-1902. – СПб, 1901, с. 153.
24. Арапов Д.Ю. Не православные религии в системе управления Российской империи. // Государственное управление, история и современность. – М., 1997; Арапов Д.Ю. Ислам в системе государственного законодательства Российской империи. // Российская государственность, традиции, преемственность, перспективы. – М., 1999.
25. После 1917 г. новая власть сохранила высокую степень требовательности (но уже по другим критериям) к подбору сотрудников органов по контролю над религиозными культами. Так, в 40-е годы эти структуры были одним из тех мест, куда определялись уцелевшие после чисток ветераны «ленинской гвардии» – члены партии с дореволюционным стажем. И.В. Сталин подозревал, что многие из них его не любят, но он был твердо уверен в их беспощадной жесткости по отношению ко всем религиям и религиозным институтам.
26. Нерусский по отцу («обрусевший чухонец»), Вигель хотел доказать, что он «более русский, чем иные русские» или, как говорят про католиков, что он «святее папы римского». // Кунин В.В. Предисловие к «Ф.Ф. Вигель. Записки» / Русские мемуары. Избранные страницы. 1800-1825. – М., 1989, с. 440-441.
27. Казем-Бек, Мирза Мухаммед Али / Александр Касимович (1802-1870) – русский востоковед, автор работ по истории ислама и мусульманскому законодательству. По происхождению перс, в 1823 г. перешел из мусульманства в лютеранство. С 1849 г. профессор, первый декан факультета восточных языков Петербургского университета. Тесно сотрудничал с ДДДИИ, автор ряда служебных записок об исламе в России и за ее пределами. См. «Дело о награждении причисленного к Департаменту декана Восточного факультета Петербургского университета А. Казембека (1857-1861). // РГИА.ф 821, oп. 8, ед. хр. 1147.
28. РГИА, ф. 821, оп 8. Оглавление.
29. Сведения о связях ДДДИИ с Оренбургским муфтиятом и местной царской администрацией содержатся в издании «Сборник циркуляров и иных руководящих распоряжений по округу Оренбургского Магометанского Духовного Собрания 1836-1903 гг.». – Уфа, 1905.
30. Зайончковский П.А. Российское самодержавие в конце XIX столетия. – М., 1970, с. 117.
31. Бартольд В.В. Дневник путешествия по маршруту Оренбург–Башкирия–Сибирь–Кяхта (1913 г.). // СПФАРАН, ф. 68 «В.В. Бартольд», oп. 1, ед. хр. 206.
32. Данное обстоятельство признавал В.И. Ленин, который писал о Русском Туркестане в кн. «Свобода религии полная. Ислам здесь царит». Т 28. См. Ленин В.И. ПССМ, 1962, с. 513.
33. Череванский В.П. Мир ислама и его пробуждение. Ч. 1-2. – СПб, 1901; Бартольд В.В. Современный ислам и его задачи. // Окраина, 1894, № 30, 32. См. документ № 125, примечание 11. Бартольд Василий Владимирович (1869-1930) – выдающийся русский востоковед, академик. Автор фундаментальных работ по истории Средней Азии, Ирана, ислама и Арабского Халифата, истории востоковедения.
34. Исмаил-бей. Россия и Восток. – Казань, 1993, с. 18, 57, 73.
35. Власть и реформы. От самодержавной к советской России. – СПб, с. 573-575.
36. Цит. по Алов А.А., Владимиров Н.Г. Ислам в России. – М., 1996, с. 52.
37. По оценке В.И. Ленина уже в 1910 г. в России было 20 млн. мусульман, эту же цифру в 1916 г. привел и В.В. Бартольд, правда, с учетом населения вассальных от империи Бухары и Хивы. См. Ленин В.И. // ПСС, Т. 28, с. 514; Бартольд В.В. Записка о печатном исламоведческом органе в России. // СПФАРАН, ф. 68, oп. I, ед. хр. 433, л. I.
38. Арапов Д.Ю. Мусульманское дворянство в Российской империи. // Мусульмане. – 1999, № 2-3, с. 48.
39. См. документ № 9 настоящего издания.
40. Цит. по Карелин А.П. Дворянство в пореформенной России 1861-1904 гг. Состав, численность, корпоративная организация. – М., 1979, с. 48.
41. См. документы № 31, 66, 67 настоящего издания. Данные законодательные акты опирались на указ 22 февраля 1784 г. и, особенно, на Жалованную грамоту дворянству, 1785 г.
42. Мусульманские депутаты Государственной думы России 1906-1917 гг. Сборник документов и материалов. – Уфа, 1998, с. 304-305.
43. Более подробно см. Арапов Д.Ю. Политика Российской империи по отношению к славянским и неславянским группам дворянства на территории бывшей Речи Посполитой. // Межславянские взаимоотношения. – М., 1999.
44. Абасов А.Т. Генерал Мехманларов. – Баку, 1977; Ибрагимов С.Д. Генерал Али Ага Шихлинский. – Баку, 1975.
45. Хасанов X.X. Формирование татарской буржуазной нации. – Казань, 1977, с. 42, 92, 93, 115.
46. Арапов Д.Ю. Бухарское ханство в русской востоковедческой историографии. – М., 1981, с. 62.
47. Ибрагимов М.Дж. Предпринимательская деятельность Г.3. Тагиева. – Баку, 1990.
48. Казачьи войска. Опыт военно-статистического описания. Сост.: Ген. Штаба полковник Хорошхин. – СПб, 1881, с. 149-151.
49. См. документы № 117, 122, 123, 124 настоящего издания.
50. Внутренняя Орда (Букеевская Орда) в XIX – нач. XX вв., особая административная единица, находилась между нижними течениями Волги и Урала.
51. Ацамба Ф.М., Кириллина С.А. Религия и власть ислам в Османском Египте (XVIII – первая четверть XIX вв.). – М., 1996, с. 137.
52. См. документ № 117 настоящего издания.
53. Рыбаков С. Статистика мусульман в России. // Мир ислама, 1913, Т. 2, № 11, с. 762.
54. В память столетия Оренбургского магометанского духовного собрания, учрежденного в городе Уфе. – Уфа, 1891, с. 43-45.

№ 1. СОБОРНОЕ УЛОЖЕНИЕ 1649 г. (ИЗВЛЕЧЕНИЯ)
Глава 16. О поместных землях.
41.1 А земли, которые исстари были поместными землями русских людей, и много лет лежали в пустоте, и в прошлых годах на тех пустых землях поселилась татарва и мордва в результате государевых грамот или боярских грамот, которые были даны в безгосударственное время, когда стояли бояре под Москвою,2 а иные получили те земли и без грамот, и живут на тех землях многие годы, и с тех земель государеву службу служат, и у них тех земель не отнять. Прежде русских людей поместные земли давались татарам, а татарских земель русским людям в поместье не давали.
42. А у тех татар и у мордвы, у которых находятся поместные земли русских людей, с которых платят они оброк, те земли взять и отдать в поместье русским людям.
43. А в городах у князей, у мурз, у татар, у мордвы, у чувашей, у черемисов, у вотяков, у башкир, у бояр окольничим и думным людям, и стольникам, и стряпчим, и дворянам московским, и дворянам из городов, и детям боярским, и всяких чинов русским людям поместных и всяких земель не покупать и не менять, и в заклад, и в наем на многие годы не брать. А если московские дворяне и дворяне из городов, и дети боярские, и всяких чинов люди начнут в городах у князей, у мурз, у татар, у мордвы и у всяких ясачных3 людей земли покупать или брать в заклад или в наем на многие годы, или менять у всяких чинов людей те татарские поместные и ясачные земли, то быть им в опале у государя.
44. А у тех князей, мурз, татарвы и мордвы, чувашей, черемисов и вотяков, которые крестились в православную христианскую веру, поместных земель не отбирать, и татарам не отдавать.
45. А мурзам и татарам свои поместья не опустошать; и самим из тех поместий в иные города и села никуда не бегать и от службы не отказываться, а жить в своих поместьях и вотчинах. И владеть им, мурзам и татарам, всякому своим поместьем, где кто наделен.
Глава 20. Суд о холопах.
70. А иноземцам некрещеным в Москве и в городах держать у себя во дворах для работы иноземцев всяких разных вер, а русским людям у иноземцев некрещеных по крепостям добровольно в холопстве не быть. Для этого в прошлом 136-м (1627-1628 – Д.А.) году велено было, блаженная память великому государю царю и великому князю Михаилу Федоровичу всея Руси, и отцу его, государю, блаженная память, великому государю святейшему Филарету Никитичу, патриарху Московскому и всея Руси, запретить в Москве и в городах у иноверных и у некрещеных иноземцев служить православным христианам, т.к. иноверцы православным христианам чинят тесноту и осквернение, и многие христиане без покаяния, без отцов духовных помирают, в великий пост и в иные посты мясо и всякой скором едят.4 Великий государь и великий князь Михаил Федорович и отец его государев, блаженная ему память, святейший Филарет Никитич, патриарх Московский и всея Руси, указали православных христиан у иноземцев некрещеных из дворов взять, и впредь тем православным христианам у иноверных, у некрещеных, у иноземцев, во дворах быть не велели, чтобы в том христианским душам осквернения не было, и без покаяния не помирали бы. У иноземцев некрещеных русским людям во дворах не быть. А если некоторые русские люди начнут у некрещеных иноземцев во дворах служить по крепостям или добровольно, найдя их, чините им жестокое наказание, чтоб им и иным таким неповадно было так делать.
ГЛАВА 22. УКАЗ О ТОМ, ЗА КАКУЮ ПРОВИНУ КОМУ ЧИНИТЬ СМЕРТНУЮ КАЗНЬ, И ЗА КАКУЮ ПРОВИНУ СМЕРТЬЮ НЕ КАЗНИТЬ, А ЧИНИТЬ НАКАЗАНИЕ
24. А будет кого бусурман5 какими-нибудь мерами, насилием или обманом русского человека к своей басурманской вере принуждать, и по своей басурманской вере обрежет, и станет об этом известно, того басурмана казнить, сжечь огнем безо всякого милосердия. А русского человека, которого он обасурманит, отослать к Патриарху или к иной власти, и велеть ему учинить указ по правилам Святых апостолов и Святых отцов.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание первое. 1649-1675 гг.». Т.1. – СПб, 1830, с. 80-81, 128-129, 156 (Nil).
1. Источником для ст. 41 послужил боярский приговор 2 июля 1616 г. о закреплении за татарской и мордовской знатью поместий, присвоенных ими за пять лет до приговора.
2. Имеется в виду правление в Москве Семибоярщины после свержения царя Василия Шуйского в июле 1610 г.
3. Ясак – натуральная подать, которую платило государству нерусское население (как правило, пушниной, иногда скотом); ясачные земли – территория, на которой проживало население, платившее ясак.
4. Имеется в виду соответствующий Указ 1627-1628 гг. царя Михаила Федоровича.
5. Бусурман (басурман) – старорусское наименование нехристианина, прежде всего мусульманина.
№ 2. УКАЗ ИМЕННОЙ ОТ 3 НОЯБРЯ 1713 г. «О КРЕЩЕНИИ В КАЗАНСКОЙ И В АЗОВСКОЙ ГУБЕРНИЯХ МАГОМЕТАН, У КОТОРЫХ В ПОМЕСТЬЯХ И ВОТЧИНАХ НАХОДЯТСЯ КРЕСТЬЯНЕ ПРАВОСЛАВНОЙ ВЕРЫ»
Великий Государь1 указал в Казанской и Азовской губерниях басурманам Магометанской веры, за которыми есть поместья и вотчины, а в тех их поместьях и вотчинах за ними есть крестьяне, дворовые и деловые люди Православной христианской веры, сказать свой Великого Государя указ, чтобы они басурманы крестились в течение полугода. А как воспримут святое крещение, то теми поместьями и вотчинами, и людьми, и крестьянами владеть будут по-прежнему. А ежели они в полгода не крестятся, то те их поместья и вотчины с людьми и с крестьянами у них взять и отписать на него, Великого Государя, и без указа никому не отдавать. А сколько человек из тех басурман воспримут святое крещение и сколько человек не крестятся, и сколько у таких басурман поместий и вотчин отписано будет, сообщить в Канцелярию Сената2 и прислать из тех губерний ведение.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание первое. 1713-1719 гг.». – СПб, 1830, Т. 5, с. 66-67 (№ 2734).
1. Царь Петр Великий (1682-1725).
2. Правительствующий Сенат (1711-1917) – один из высших государственных органов России. В XVIII в. ведал делами законодательства и управления, к началу XIX в. превратился в высший орган суда и надзора. Состоял из ряда департаментов (в Петербурге и Москве), число которых неоднократно менялось. Работой Сената руководил генерал-прокурор, с начала XIX в. одновременно возглавлявший Министерство юстиции.
№ 3. НАКАЗ ГУБЕРНАТОРАМ, ВОЕВОДАМ И ИХ ТОВАРИЩАМ, ПО КОТОРОМУ ОНИ ДОЛЖНЫ ПОСТУПАТЬ ОТ 12 СЕНТЯБРЯ 1728 г. (ИЗВЛЕЧЕНИЯ)
19. Об обрезывающих в Магометанство и о крестящих в иноверство. В Российской империи многие подданные являются иноверцами, а именно: мордва, чуваши, черемисы, остяки, вотяки, лопари и иные им подобные. Известно, что среди этих народов Магометане превращают в свою веру и обрезывают, поэтому Губернатору или Воеводе накрепко смотреть за этим и отнюдь до того не допускать. А ежели явятся такие Магометане или другие иноверцы, которые тайно или явно кого из Российских народов в свою веру превратят и обрежут, таких брать и разыскивать, а по розыску чинить указ по Уложению главы 22 статьи 24, а именно: казнить смертью, сжечь без всякого милосердия.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание первое. 1728-1732 гг.». – СПб, 1830, Т.8, с. 100 (№ 5333).
№ 4. УКАЗ СЕНАТСКИЙ 19 НОЯБРЯ 1742 Г. «О НЕДОПУЩЕНИИ В КАЗАНСКОЙ ГУБЕРНИИ СТРОИТЬ МЕЧЕТИ, И О РАЗВЕДЫВАНИИ ГУБЕРНАТОРАМИ И ВОЕВОДАМИ ОБ ОБРАЩЕННЫХ В МАГОМЕТАНСКИЙ ЗАКОН НОВОКРЕЩЕННЫХ ЛЮДЯХ». (ИЗВЛЕЧЕНИЯ)
…Все имеющиеся в Казанской Губернии новопостроенные за запретительными указами мечети, по силе и определению Святейшего Синода и посланного в Казанскую Губернскую Канцелярию указа, а особенно в таких местах, где живут воспринявшие веру греческого исповедания, сломать и впредь строительство запретить. Об этом накрепко предостеречь Казанскую, Сибирскую, Астраханскую и Воронежскую Губернии. Ежели же где татары жительство свое имеют в отдалении от новопросвещенных жительств, и отдельными от них селами и деревнями состоят, а в них мечети есть, следует описать, сколько и где таковые есть, когда построены, и на каком одна от другой расстоянии, и при скольких дворах, и следует ли им впредь быть или некоторые разломать, или без разломки для неминуемой законной нужды жителей татарских оставить надлежит. О том всем Губернским Канцеляриям с Епархиальными Архиереями следует согласовать, а по мере решения в Правительствующий Сенат донести, и ожидать конфирмации.
О превращенных в Магометанский закон, согласно губернаторской инструкции 19 пункта, Губернаторам, Городовым и Провинциальным воеводам тех Губерний всеми удобовозможными способами разведать. А кто явится, допрашивать накрепко, кем и из какой веры или народа к Магометанскому закону обращены и в вере их утверждены, а на кого покажут и сыщется про то доказательства, чинить с таковым, как вышеозначенным пунктом велено. Ежели чуваши и другие превращенные по призванию и добровольному увещеванию креститься не пожелают, чинить штраф по указам же.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание первое. 1740-1743 гг.». – СПб, 1830, Т.II, с. 719-720 (№ 8664).
№ 5. НАКАЗ, ДАННЫЙ КОМИССИИ, О СОЧИНЕНИИ ПРОЕКТА НОВОГО УЛОЖЕНИЯ 30 ИЮЛЯ 1767 г. (ИЗВЛЕЧЕНИЯ)
494. В том великом Государстве, распространяющем свое владение над столь многими разными народами, весьма вредный для спокойствия и безопасности своих граждан был порок, запрещение или недозволение их различных вер.
495. И нет подлинно иного средства, кроме разумного дозволения их законов, Православною нашею верою и политикою неотвергаемого, которым бы можно было всех сих заблудших овец привести к истинному верному стаду.
496. Гонение человеческие умы раздражает, а дозволение верить по своему закону измягчает самые жестокие сердца и отводит их от заматерелого упорства, устраняя споры их, противные тишине Государства и соединению граждан.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание первое. 1767-1769 гг.». – СПб, 1830, Т. 18, с. 275 (№12949).
№ 6. УКАЗ СИНОДА О ТЕРПИМОСТИ ВСЕХ ВЕРОИСПОВЕДАНИЙ И О ЗАПРЕЩЕНИИ АРХИЕРЕЯМ ВСТУПАТЬ В РАЗНЫЕ ДЕЛА, КАСАЮЩИЕСЯ ИНОВЕРНЫХ ИСПОВЕДАНИЙ И ПОСТРОЕНИЯ ПО ИХ ЗАКОНУ МОЛИТВЕННЫХ ДОМОВ, ПРЕДОСТАВЛЯЯ ВСЕ СИЕ СВЕТСКИМ НАЧАЛЬСТВАМ, 17 ИЮНЯ 1773 Г.
1. Святейший Правительствующий Синод заслушал сообщение из ведения Правительствующего Сената, коим объявлено, что Генерал-Прокурор и Кавалер князь Александр Алексеевич Вяземский1 объявил Правительствующему Сенату, что он вследствие определения Правительствующего Сената на сообщенные из Святейшего Синода сведения провел расследование о построенных в Казани в Старой татарской слободе по дозволению в бытность там в 1767 году Губернатора, Тайного Советника, Сенатора и Кавалера Алексея Никитича Квашнина-Самарина2 близ благочестивых церквей и в общем жительстве татар и новокрещеных двух каменных мечетей. Об этом он докладывал Ее Императорскому Величеству.3
Святейший Правительствующий Синод – высший государственный И 29 числа минувшего мая получил на то Высочайший отзыв, что как Всевышний Бог на земле терпит все веры, языки и исповедания, так и Ее Величество из тех же правил, следуя Его Святой воле, в сем поступать изволит, желая только, чтоб между подданными Ее Величества всегда любовь и согласие царствовали. Впрочем, бывший Губернатор Квашнин-Самарин дозволение строить каменные мечети сделал согласно данного Большого Наказа, где 494, 495 и 496 статьи в том ведении точно прописаны.
Приказали как к Синодальным Членам, так и во все Епархии к Преосвященным Архиереям послать указы, в которых написать, что по представленным в Святейший Синод4 от Синодального члена, Преосвященного Вениамина, Архиепископа Казанского и других Епархий доношениям о построенных в Казани и прочих местах близ благочестивых церквей и в общем жительстве татар и новокрещеных татарских мечетей и о прочем, Святейший Синод с Правительствующим Сенатом отношения имел, и напоследок получил от Правительствующего Сената решение по этому вопросу. Отныне Преосвященным Архиереям в дела, касающиеся всех иноверных исповеданий и построения по их законам молитвенных домов, не вступать, а предоставлять оное все на рассмотрение светских команд. Преосвященные же Архиереи, также как и светские команды, должны прилагать, в силу Государственных законов, старание, чтоб от того между подданными Ее Императорского Величества не могло быть никакого разногласья, а исключительно царила между ними любовь, тишина и согласие.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание первое. 1770-1774 гг.». – СПб, 1830, Т.19, с. 775-776 (№ 13996).
2. Вяземский Александр Алексеевич (1727-1793) – князь, русский государственный деятель. Один из ближайших сподвижников Екатерины II, в 1764-1793 гг. генерал-прокурор Сената.
3. Квашнин-Самарин Алексей Никитич (ум. в 1775) – сенатор, в 1766-1772 гг. – казанский губернатор.
4. Императрица Екатерина II (1762-1796).орган по делам русской православной церкви в России (1721-1918). В его ведении находились дела чисто церковные, церковно-административные и хозяйственные, церковные цензура и суд. Важными задачами Синода были «охрана устоев веры Православной» и миссионерская деятельность. Члены Синода назначались из числа высших духовных лиц. «Оком государевым» в Синоде являлся обер-прокурор, который в XIX – нач. XX вв. по должности входил в состав Государственного Совета и Комитета министров.
№ 7. УКАЗ ИМЕННОЙ, ДАННЫЙ ГЕНЕРАЛ-ПОРУЧИКУ КАМЕНСКОМУ1 28 ЯНВАРЯ 1783 г., «О ДОЗВОЛЕНИИ ПОДДАННЫМ МАГОМЕТАНСКОГО ЗАКОНА ИЗБИРАТЬ САМИМ У СЕБЯ АХУНОВ».
На донесение Ваше от 30 декабря сим отвечаем.
1. Что касается свободы подданных Наших закона Магометанского строить в селениях их мечети, где прежде оные были, и где они по числу людей необходимо нужны, следует вести наблюдения, чтобы те мечети без надобности в тягость их собственную умножаемы не были, и поступать необходимо по прежним указам.
2. Мы приемлем за благо представление ваше о неудобности выписывать им ахунов из Бухарии или другой чужей земли, и соизволяем, чтоб они сами у себя таковых ахунов избирали и поставляли.
3. Что же касается заседания духовных лиц в Нижних и Верхней Расправах2, не надлежит, чтобы их духовное звание давало к тому какое-либо особенное право; но ежели их ахуны или тому подобные добровольно будут избраны обществом в Верхнюю или Нижнюю Расправы в качестве заседателей на основании учреждений, вмешиваться со стороны управления не следует; в таком случае и они могут тем выбором пользоваться.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание первое. 1781-1783 гг.». – СПб, 1830, Т. 21, с. 805 (№15653).
1. Каменский Михаил Федотович (1738-1809) – граф, русский государственный и военный деятель, генерал-фельдмаршал. Участник Семилетней войны, войн с Турцией и Францией. В 1783 г. рязанский и тамбовский генерал-губернатор.
2. По «Учреждениям для управления губерниями Всероссийской империи», 1775 г., нижняя расправа – уездный сословный суд первой инстанции для непомещичьих крестьян, верхняя расправа – губернский сословный суд для рассмотрения в апелляционном порядке уголовных и гражданских дел государственных, экономических (то есть бывших монастырских), дворцовых крестьян и однодворцев.
№ 8. МАНИФЕСТ 8 АПРЕЛЯ 1783 г. «О ПРИНЯТИИ ПОЛУОСТРОВА КРЫМСКОГО, ОСТРОВА ТАМАНА1 И ВСЕЙ КУБАНСКОЙ СТОРОНЫ ПОД РОССИЙСКУЮ ДЕРЖАВУ». (ИЗВЛЕЧЕНИЯ)
Обещаем свято и непоколебимо за Себя и Преемников Престола Нашего содержать их наравне с природными Нашими подданными, охранять и защищать их лица, храмы и природную веру, свободное отправление которой со всеми законными обрядами будет происходить без препятствий; а также дозволить напоследок каждому из них права и преимущества, соответствующие их сословию и отвечающие правам и преимуществам, которыми пользуются эти сословия в России2.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание первое. 1781-1783 гг.» – СПб, 1830, Т. 21, с. 898 (№ 15708).
1. Дельта р. Кубань – Тамань, начиная с античности, воспринималась как остров (или группа островов), отделенных от материка руслами, впадавшими в Азовское и Черное море. Сложившееся к концу XIX в. представление о Тамани как полуострове критически оценивалось наиболее серьезными специалистами. См. Герц К.К. Археологическое описание Таманского полуострова. – М., 1870, с. 9-11.
2. Положения Манифеста 8 апреля 1783 г. получили развитие в дальнейших повелениях Екатерины II об устройстве Крыма в составе России. Так, в указе 28 июля 1783 г. императрица повелевала «определить надлежащее и нескудное содержание мечетям и служащим в оных школах». См. Кессельбреннер Г.Л. Крым: страницы истории. – М., 1994, с. 88-89.
№ 9. УКАЗ ИМЕННОЙ, ДАННЫЙ ПРАВИТЕЛЬСТВУЮЩЕМУ СЕНАТУ 22 ФЕВРАЛЯ 1784 г., «О ПОЗВОЛЕНИИ КНЯЗЬЯМ И МУРЗАМ ТАТАРСКИМ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ ВСЕМИ ПРЕИМУЩЕСТВАМИ РОССИЙСКОГО ДВОРЯНСТВА».
Известно, что между обитающими в разных Губерниях Всероссийской Империи так называемыми Князьями и Мурзами татарского происхождения, оставшимися в Магометанском законе, есть такие, предки которых за их верную службу Всероссийскому Престолу получили от высоких предков Наших жалованные грамоты на поместные дачи и другие неоспоримые доказательства, что служба и состояние их тогдашние были равны с прочими благородными. По разным обстоятельствам они в течение многого времени не пользовались этими выгодами и были зачислены в число людей, платящих личную подать. Но поскольку непременным Нашим желанием является, чтобы каждый, какого бы он рода и закона ни был, пользовался неотъемлемо преимуществами рода своего, доставшимися от заслуженных предков, или же отменные личные заслуги дают ему право на это, то, следуя сему, Всемилостивейшую волю нашу объявляем. Если все те, кто происходит от Князей и Мурз Татарского происхождения, в каком бы законе от праотцев своих не остались, предъявят грамоты на недвижимые имения или другие письменные виды грамот, жалованные их предкам Государем и утверждающие благородство, с явным доказательством того, что они от тех родов произошли, восстановлены будут в своем сословии.
После того, как записаны они будут в Герольдии особым списком, смогут воспользоваться всеми теми вольностями, выгодами и преимуществами, которые были пожалованы от щедроты предков Наших, исключая только право покупать, приобретать и иметь крепостных или подданных Христианского исповедания. Ими никто в Империи Нашей, не будучи в Христианском законе, пользоваться не может. Сенат Наш предпишет Генерал-Губернаторам и исполняющим ту должность, чтобы в каждой Губернии, где живут подобные Князья и Мурзы, таков закон утвержден был, и списки с доказательствами на рассмотрение и утверждение Сената доставлены были1.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание первое. 1784-1788 гг.». – СПб, 1830, Т. 22, с. 51-52 (№ 15936).
1. О роли дворян-мусульман в истории России. См. Арапов Д.Ю. Мусульманское дворянство в Российской империи. // Мусульмане, 1999, № 2(3).
№ 10. УКАЗ ИМЕННОЙ, ДАННЫЙ ГЕНЕРАЛ-ПОРУЧИКУ БАРОНУ ИГЕЛЬСТРОМУ1 21 АПРЕЛЯ 1787 г. «О ПРЕДОСТАВЛЕНИИ КИРГИЗ-КАЙСАКАМ В СЛУЧАЮЩИХСЯ МЕЖДУ НИМИ РАСПРЯХ И ЖАЛОБАХ СКОРОГО И СПРАВЕДЛИВОГО РЕШЕНИЯ, И О СНАБЖЕНИИ ИХ НЕОБХОДИМЫМ ЧИСЛОМ МУЛЛ»
Султан2 Киргиз-Кайсацкой меньшой Орды со старшинами и первыми лицами из их рода, которые здесь были в качестве депутатов, удостоились предстать перед Нами и, пользуясь таким случаем, преподнести всеподданнейшие их прошения. После рассмотрения этих прошений, повелеваем вам:
1) Взятых у них в прежние времена пленников возвратить, исключая только тех, которые приняли уже веру православного нашего исповедания, особенно, когда они приложат старание для возвращения захваченных ими российских пленников.
2) Определение им удобных мест для содержания скота в зимнее время зависеть будет от лучшего вашего усмотрения и предупреждения, как их самих от всякого притеснения и озлобления, так и предупреждения с их стороны какого-либо беспорядка по благовременному соглашению с окрестными Генерал-Губернаторами, учитывая прежние Наши о том предписания.
3) Случающиеся между ними распри и обоюдные жалобы решать путем скорого и справедливого их удовлетворения посредством учрежденного пограничного Суда.
4) Стараться снабдить их необходимым числом Мулл из людей достойных, известного поведения и в верности испытанных, каковых можно иметь в Казанской Губернии по согласованию с тамошним Генерал-Губернатором.
5) Не только словом удостоверять, но и делом доказывать, что настоящее их положение, соблюдение общего покоя и тишины, сохранение к Нам подданнической верности и повиновения – это единые средства, способные вознести народ сей на верх блаженства и удостоиться Нашего покровительства и благоволения. Впрочем, что касается старшин, отмеченных в списке, который Вы прислали к Нашему Гофмейстеру Графу Безбородку,3 то рекомендуя их, как отличных к награждению, Мы желали бы знать наперед, почему Вы так считаете. После получения Вашего мнения на этот счет, не преминем снабдить Вас своим повелением.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание первое. 1784-1788 гг.». – СПб, 1830, Т. 22, с. 839 (№ 16534).
1. Игельстром Осип Андреевич (ум. в 1817), барон-генерал от инфантерии. В 1784-1790 гг. – симбирский и уфимский генерал-губернатор, в 1797-1799 гг. – оренбургский военный губернатор.
2 Ерали (Ирали, Эрали) – казахский султан, в 1791-1794 гг. – хан Младшего Жуза.
3 Безбородко Александр Андреевич (1747-1799), граф, с 1797 г. князь, русский государственный деятель и дипломат. С 1782 г. фактический глава Коллегии иностранных дел, с 1797 г. – канцлер.
№ 11. УКАЗ ИМЕННОЙ, ДАННЫЙ ПРАВЯЩЕМУ СИМБИРСКОМУ И УФИМСКОМУ ГЕНЕРАЛ-ГУБЕРНАТОРУ, ГЕНЕРАЛ-ПОРУЧИКУ БАРОНУ ИГЕЛЬСТРОМУ 22 СЕНТЯБРЯ 1788 Г. «ОБ ОПРЕДЕЛЕНИИ МУЛЛ И ПРОЧИХ ДУХОВНЫХ ЧИНОВ МАГОМЕТАНСКОГО ЗАКОНА И ОБ УЧРЕЖДЕНИИ В УФЕ ДУХОВНОГО СОБРАНИЯ ДЛЯ ЗАВЕДОВАНИЯ ВСЕМИ ДУХОВНЫМИ ЧИНАМИ ТОГО ЗАКОНА, ПРЕБЫВАЮЩИМИ В РОССИИ».
Приняв за благо предложение ваше, чтобы Муллы и прочие духовные чины Магометанского закона, исповедующие между народами в Империи Нашей, определялись не иначе, как после надлежащей проверки и утверждения Наместническим Правлением1, повелеваем вам привести это в действие и учредить в Уфе духовное собрание Магометанского закона, которое будет иметь в ведомстве своем все духовные чины того закона, пребывающие в разных губерниях, исключая Таврическую область, где есть особое Духовное управление. В случае надобности определить их куда-либо вновь, эти люди должны быть вновь испытаны и определены лишь в том случае, если будут признаны достойными. Со стороны же Наших Генерал-Губернаторов и исполняющих эту должность в отсутствие Губернаторов, наблюдать, чтобы на духовные должности Магометанского закона назначались люди надежные и хорошего поведения. В упомянутом духовном Собрании председательствовать будет первый Ахун Мухамет Джан Гусейн2, коего Мы Всемилостивейше жалуем Муфтием и назначаем ему жалование по 1500 рублей в год. С ним будут заседать 2 или 3 Муллы из Казанских Татар, испытанных в верности к Нам и в добропорядочном поведении, с жалованием по 120 рублей в год. Об этом предоставляем вам возможность договориться с Генерал-Губернаторами в тех Губерниях, в коих народы Магометанской веры обитают.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание первое. 1784-1788 гг. – СПб, 1830, Т. 22, с. 1107 (№ 16710).
1. Орган исполнительной власти наместника (генерал-губернатора), в 1775-1796 гг. возглавлявшего управление двумя-тремя губерниями (наместничество).
2. Хусейнов (Гусейнов, Гусейн) Мухамсджан (ум. в 1824) – русский дипломат и разведчик на Кавказе и в Центральной Азии, член Вольного Экономического общества, первый оренбургский муфтий (1788-1824).
№ 12. УКАЗ ИМЕННОЙ, ДАННЫЙ СЕНАТУ 22 СЕНТЯБРЯ 1788 г. «О НАЗНАЧЕНИИ МУФТИЯ НАД ВСЕМИ ЛЮДЬМИ МАГОМЕТАНСКОГО ЗАКОНА, ОБИТАЮЩИМИ В РОССИИ».
Первому Ахуну Магометанского закона Мухамет Джан Гусейну, находящемуся в Оренбургской области, Всемилостивейше повелеваем быть Муфтием над всеми обитающими в Империи людьми сего закона, исключая Таврическую Область, где от нас определен особый Муфтий. Жалование ему назначить 1500 рублей в год. Поскольку дан указ Нашему Генерал-Поручику, исполняющему должность Сибирского и Уфимского Генерал-Губернатора, Барону Игельстрому на представление его относительно духовенства Магометанского, прилагается при сем копия (смотр. № 16710) для сведения и предписания Нашим Генерал-Губернаторам и исполняющим ту должность в Наместничествах, где обитают люди Магометанского закона, чтобы они в определении духовных чинов того закона следовали сему предписанию.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание первое. 1784-1788 гг. – СПб, 1830, Т. 22, с. 1107-1108 (№ 16711).
№ 13. ВЫСОЧАЙШЕ КОНФИРМИРОВАННЫЙ ДОКЛАД СЕНАТА 20 АПРЕЛЯ 1789 г. «ОБ ОПРЕДЕЛЕНИИ В УЧРЕЖДЕННОЕ В УФЕ ДУХОВНОЕ СОБРАНИЕ МАГОМЕТАНСКОГО ЗАКОНА СЕКРЕТАРЯ, КАНЦЕЛЯРСКИХ И ПРОЧИХ СЛУЖИТЕЛЕЙ С НАЗНАЧЕНИЕМ ИМ ЖАЛОВАНИЯ».
Доклад. Ваше Императорское Величество, приняв за благо представление Генерал-Поручика, исполняющего должность Симбирского и Уфимского Генерал-губернатора, Барона Игельстрома о том, чтобы Муллы и прочие духовные чины Магометанского закона между народами, исповедующими в Империи Вашей, определялись не иначе, как после надлежащей проверки и утверждения Наместнического Правления, Высочайше позволили указом, данным ему 22 сентября 1788 года, реализовать это решение. Вследствие этого в Уфе было учреждено Духовное Собрание Магометанского закона, которое имело в ведомстве своем все духовные чины того закона, пребывающие в разных Губерниях, исключая Таврическую область, где было особое Духовное Управление. В случае надобности определить эти чины куда-либо вновь, сии люди не испытывались, так как были признаны достойными1. В упомянутом Духовном Собрании председательствовать первому Ахуну Мухамет Джан-Гусейну, коего Ваше Императорское Величество Всемилостивейше назначили Муфтием и определили ему жалование по 1500 рублей на год. С ним заседать будут два или три Муллы из Казанских Татар, испытанные в верности Вашему Величеству и в добропорядочном поведении. Жалование им назначено по 120 рублей на год.
Ныне упомянутый Генерал-Поручик Игельстром доносит Сенату, что Духовное Собрание Магометанского закона после учреждения этого указа и во исполнение повеления Высочайшего Вашего Величества, имея в ведомстве своем все духовные чины, исключая Таврическую область, в случае надобности определять их куда-либо вновь, должно будет иметь письменные дела и производство более, нежели в одной Губернии. Для этого необходимо будет принять в то Собрание Секретаря, Канцелярских и прочих служителей. Поэтому, соразмеряя надобность и дела будущего Собрания, полагает он назначить сумму на Секретаря, на служителей и на канцелярские расходы, не учитывая председательствующих в том Собрании Муфтия и заседающих Мулл. Сделав примерный штат и предоставив его Сенату, он просить об отпуске назначенной в нем сумме, а именно 900 рублей. Далее он сообщает, что до получения такого указа, учреждение того Собрания он приостановил.
Всемилостивейшая Государыня! Сенат, считает нужным ассигновать необходимую сумму на жалование Секретарю и прочим чинам, в штате обозначаемым. Но не имея власти самому позволить ежегодный отпуск оной суммы из Государственных доходов, испрашивает на то Высочайшего Вашего Императорского Величества указа.
Резолюция: быть по сему.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание первое. 1789-1796 гг.». – СПб, 1830, Т. 23, с. 20-21 (№ 16759).
1. Генерал О.А. Игельстром сыграл очень важную и заметную роль в организации Оренбургского магометанского духовного собрания. См.: В память столетия Оренбургского магометанского духовного собрания, учрежденного в городе Уфе. – Уфа, 1891; Малашенко А.В. Исламское возрождение в современной России. – М., 1998, с. 26-27.
№ 14. УКАЗ СЕНАТСКИЙ 13 АВГУСТА 1790 ГОДА «О ДОЗВОЛЕНИИ МУФТИЯМ ПОКУПАТЬ ЗЕМЛИ У БАШКИРЦОВ». (ИЗВЛЕЧЕНИЯ)
…Правительствующий Сенат приказал: Именным Указом 1736 года дозволено у Башкирцов покупать земли Мещерякам,1 и этой покупкой пользуются и духовного звания люди Магометанского закона, находящиеся между Мещеряками – Ахуны и Муллы, и постановил Уфимской Гражданской Палате2 предписать, что нет никакого сомнения в том, чтобы Муфтию, как высшей духовной особе Магометанского закона, дозволить купить у Башкирцов на законном основании землю, т.к. и низшие духовные чины сим правом пользуются.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание первое. 1789-1796 гг.». – СПб., 1830, Т. 23, с. 165 (№ 16897).
1. Мещеряки (совр. название мишари) – этнографическая группа татар, проживает в Поволжье и Приуралье. Большинство исследователей склонно видеть в них подвергшуюся тюркизации мещеру (племя финно-угорского происхождения).
2. Имеется в виду губернская палата гражданского суда, которая наследовала право Вотчинной коллегии (1721-1786) решать спорные вопросы землевладения и землепользования.
№ 15. УКАЗ ИМЕННОЙ, ДАННЫЙ ЕКАТЕРИНОСЛАВСКОМУ ГУБЕРНАТОРУ КАХОВСКОМУ1 27 АПРЕЛЯ 1792 г. «О ПРЕДОСТАВЛЕНИИ ТУРКАМ, ЖЕЛАЮЩИМ ПОСЕЛИТЬСЯ В НИКОЛАЕВЕ, ДЕСЯТИЛЕТНЕЙ ЛЬГОТЫ, И О ПРАВИЛАХ ДЛЯ ТАКОГО ПОСЕЛЕНИЯ». (ИЗВЛЕЧЕНИЯ)
Высочайшие резолюции на просительные пункты турок, желающих2 поселиться в Николаеве.
2. Свободно отправлять Богослужение, и построить для этого мечеть.
Резолюция. Богослужение отправлять свободно; на постройку мечети представить план и смету.
7. Имаму Мустафе Еффендию определить жалование в 600 рублей в год, а помощнику его – 300.
Резолюция. Жалование это им определить, но зависеть они будут от Муфтия Таврического.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание первое. 1789-1796 гг.». – СПб, 1830, Т. 23, с. 324 (№ 17039).
1. Каховский Михаил Васильевич (1734-1800), граф-генерал от инфантерии, после смерти князя Г.А. Потемкина с 1791 г. на месте возглавлял войска и администрацию на территории Новороссии.
2. В 1788 г. при устье р. Ингул была заложена судостроительная верфь, которая в 1789 г. была переименована в город Николаев. Русские власти были заинтересованы в скорейшем заселении его территории и готовы были привлечь туда представителей самых различных национальностей и вероисповеданий.
№ 16. УКАЗ ИМЕННОЙ, ДАННЫЙ УФИМСКОМУ ГУБЕРНАТОРУ ПЕУТЛИНГУ1 15 ИЮНЯ 1792 г., «ОБ ОСТАВЛЕНИИ ПЯТНИЧНОГО ДНЯ СВОБОДНЫМ ОТ ПРИСУТСТВИЯ ДЛЯ ДУХОВНОГО МАГОМЕТАНСКОГО СОБРАНИЯ В УФЕ».
По содержанию рапорта Вашего от 5 мая, повелеваем: поскольку по закону Магометанскому Пятничный день является праздничным, то Духовное Собрание сего закона, учрежденное в Уфе, оставить в тот день свободным от присутствия.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание первое, 1789-1796 гг. – СПб, 1830, Т. 23, с. 341 (№ 17053).
1. Пеутяинг Александр Александрович – генерал-поручик, в 1792-1797 гг. – уфимский и симбирский губернатор.
№ 17. УКАЗ ИМЕННОЙ, ДАННЫЙ СЕНАТУ 26 ЯНВАРЯ 1793 г., «О ДОЗВОЛЕНИИ МУФТИЮ МАГОМЕТАНСКОГО ЗАКОНА МУХАМЕТДЖАНУ ГУСЕЙНОВУ И ПОТОМСТВУ ЕГО ПОКУПАТЬ ПУСТУЮЩИЕ ЗЕМЛИ У БАШКИРЦЕВ И ЗАСЕЛЯТЬ ИХ ИНОВЕРЦАМИ, ПРИ УСЛОВИИ, ЧТО ПОКУПКА И ПРОДАЖА ТАКОВЫХ ЛЮДЕЙ ПРОСТИРАТЬСЯ БУДЕТ ТОЛЬКО НА ИНОВЕРЦЕВ НЕ ХРИСТИАНСКОГО ИСПОВЕДАНИЯ.
Рассмотрев доклад Сената, последовавший по прошению Муфтия Магометанского закона Мухамет-Джана Гусейнова, Всемилостивейше позволяем ему покупать пустующие земли у Башкирцев на законном основании и заселять их иноверцами, покупаемыми за границей, присваиваем ему и потомству его право продавать эти земли с одним условием, чтобы покупка и продажа таковых людей простиралась только на иноверцев не христианского исповедания.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание первое, 1789-1796 гг.». – СПб, 1830, Т. 23, с. 399 (№ 17099).
№ 18. УКАЗ СЕНАТСКИЙ 17 АВГУСТА 1793 г. «О ВЫБОРЕ МУЛЛ В УЧРЕЖДЕННОЕ В УФЕ ДУХОВНОЕ ПРАВЛЕНИЕ МАГОМЕТАНСКОГО ЗАКОНА ЧЕРЕЗ ТРИ ГОДА».
Правительствующему Сенату Г-н Обер-Прокурор и Кавалер Храповицкий1 от имени Г-на Генерал-Поручика, исполняющего должность Генерал-Прокурора, и Кавалера Александра Николаевича Самойлова,2 предложил записку об учрежденном в Уфе Духовном Магометанском собрании. В этой записке сообщалось, что указом Ее Императорского Величества, данным Уфимским Генерал-Губернатором бывшему Г-ну Генерал-Аншефу Барону Осипу Андреевичу Игельстрому от 22 сентября 1788 года, копия которого была направлена Правительствующему Сенату при особом Высочайшем Ее Величестве, велено учредить в Уфе Духовное собрание Магометанского закона, где назначено председательствовать первому Ахуну Мухамет Джан Гусейну, который Всемилостивейше назначен Муфтием, а с ним заседать двум или трем Муллам из Казанских Татар, испытанным в верности к Ее Величеству и в добропорядочном поведении. Г-ну Игельстрому предоставлено обговорить это с Генерал-Губернаторами и исполняющими их должность в Губерниях, в коих народы Магометанской веры обитают. Ныне же Уфимский Губернатор, Г-н Генерал-Поручик Пеутлинг уведомляет письмом исполняющего должность Генерал-Прокурора, что в означенном Духовном Собрании заседают двое Мулл из Казанских Татар, определенные по избранию от Генерал-Губернаторов Казанского и Уфимского. Далее Г-н Пеутлинг отмечает, что во всех Судебных местах3 лица, заседающие в результате выборов от общества, через каждые три года должны быть заменены новыми людьми, но поскольку о заседающих в Духовном Собрании в Именном Ее Величества указе ничего не сказано, Господином Игельстромом никакого решения принято не было, и находится он в нерешимости, следует ли заседающих в том Собрании Казанских Мулл, которые прослужили три года, сменить новыми или нет, тем более, что они были избраны не от общества, а, как выше сказано, от Казанского и Уфимского Генерал-Губернаторов. Учитывая их верность и достоинства, а также подлинное прошение упомянутых Мулл, заседающих в Собрании, куда они были избраны из коренных поселян и направлены в разные Присутственные места, Г. Пеутлинг просит разрешить как сейчас, так и в будущем по прошествии трех лет заменять их другими и увольнять в прежние их жительства для поправки их хозяйства, упущенного во время их отсутствия.
Исполняющий должность Генерал-Прокурора предоставил сие обстоятельство на решение Правительствующего Сената. К сей записке приложил как упомянутые письма Г-на Пеутлинга, так и прошения Мулл. Правительствующий Сенат постановил: поскольку в Именном Ее Императорского Величества указе от 22 Сентября 1788 года об учреждении в Уфе Духовного Собрания Магометанского закона предписано, чтобы Муллы и прочие духовные чины Магометанского закона, назначенные к заседанию в том Собрании, определялись не иначе, как после прохождения проверки и утверждения Наместнического Правления, но в сем Высочайшем указе не сказано того, чтобы в учрежденном в Уфе Духовном Собрании Магометанского закона Муллы из Казанских Татар, назначенные к заседанию, по прошествии трех лет должны быть сменены новыми, Сенат, следуя правилам, предписанным для средних Судебных мест в Высочайшем Учреждении Губернии, с которыми сравнимо Духовное собрание, и не считая, что Муллы должны оставаться на посту более трех лет, полагает, что в назначении новых Мулл нет ничего противозаконного.
Для того Уфимскому Г-ну Губернатору и кавалеру Пеутлингу предписать, чтобы он выбор Мулл из Казанских Татар, проверенных в верности, надежных и доброго поведения, согласовал с Казанским Г-м Губернатором. После обоюдной проверки и утверждения Наместнического Правления, Мулл назначить в Духовное Собрание. Впредь после каждых трех лет поступать также.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание первое, 1789-1796 гг.». – СПб, 1830, Т.23, с. 452-454 (№ 17146).
1. Храповицкий Александр Васильевич (1749-1800) – статс-секретарь императрицы Екатерины II, обер-прокурор Сената, впоследствии сенатор.
2. Самойлов Александр Николаевич (1744-1814) – граф, приближенный сановник Екатерины II, в 1792-1796 гг. исполнял обязанности генерал-прокурора Сената.
3. Имеются в виду созданные по губернской реформе 1775 г. губернские сословные суды: верхний земский суд, городской магистрат и др.
№ 19. УКАЗ ИМЕННОЙ, ДАННЫЙ ЕКАТЕРИНОСЛАВСКОМУ И ТАВРИЧЕСКОМУ ГЕНЕРАЛ-ГУБЕРНАТОРУ ГРАФУ ЗУБОВУ1 23 ЯНВАРЯ 1794 г., «О БЫТИИ В ТАВРИЧЕСКОЙ ОБЛАСТИ МАГОМЕТАНСКОГО ДУХОВНОГО ПРАВЛЕНИЯ ПОД ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВОМ МУФТИЯ».
Граф Платон Александрович! Согласно с представлением вашим, Всемилостивейше повелеваем: Кадиаскеру Сейту Мегмету Еффендию быть Муфтием в Области Таврической с положенным ему жалованием2 в 2000 рублей в год, и в помощь ему определить Абдурагима Еффендия с пятью Еффендиями; избрать людей испытанных в верности, кротости и благомыслии, которые бы под председательством Муфтия, составляя Духовное Правление, имели надлежащий контроль над всем Духовенством Магометанским Области Таврической. Назначить им жалование: Абдурагиму Еффендию – 500 руб., прочим же – по 200 рублей в год. Средства взять из жалования бывшего Кадиаскера.3
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание первое. 1789-1796 гг.». – СПб, 1830, Т. 23, с. 482 (№ 17174).
1. Зубов Платон Александрович (1767-1822) – граф, затем князь, последний фаворит императрицы Екатерины II, в 1791-1796 гг. генерал-фельдцейхмейстер, генерал-губернатор Новороссии и главный начальник Черноморского флота.
2. После присоединения Тавриды к России в 1783 г. ряд чинов бывшего Крымского ханства (в том числе муфтий и кадиаскер) были сохранены в системе местной администрации и получали жалование от царского правительства.
3. На практике указ тогда реализован не был. Реальное создание Таврического магометанского духовного правления произошло гораздо позже, при императоре Николае I на основании указа от 23 декабря 1831 г. См.: Александров И. О мусульманском духовенстве и управлении духовными делами мусульман в Крыму после его присоединения к России. // Известия Таврической ученой архивной комиссии. – Симферополь, 1914, Т. 51.
№ 20. УКАЗ ИМЕННОЙ, ДАННЫЙ ЛИФЛЯНДСКОМУ, ЭСТЛЯНДСКОМУ И ЛИТОВСКОМУ ГЕНЕРАЛ-ГУБЕРНАТОРУ, КНЯЗЮ РЕПНИНУ1 30 ОКТЯБРЯ 1794 г., «О РАЗДЕЛЕНИИ ВЕЛИКОГО КНЯЖЕСТВА ЛИТОВСКОГО НА ТРИ ЧАСТИ И СПОСОБ УПРАВЛЕНИЯ ОНОГО». (ИЗВЛЕЧЕНИЯ)
С благовременным прохождением всех частей возлагаемого на вас служения не оставьте вы без внимания Татарского племени войск, поселенных в Литовских Областях и происходящих от народа храброго и прямодушного, чем и вызвано Наше Высочайшее об них попечение, т.к. надеемся в них обрести те добрые качества, коими народ Татарский Нам известен.
Для сего поручаем вам, приняв от них вместе с прочими Литовскими жителями присягу на верность Нам, утвердить их в их собственности и преимуществах, и все их общество Нашим священным словом обнадежить, что не только оставляем их в свободе отправлять свое богослужение и при всем том, что в Литве они имеют, но желаем, обеспечив их состояние, осчастливить их. Ожидаем от вас представления, что после издания настоящего положения, найдете способ осуществить все наиболее выгодно2.
Печатается по изданию Полное собрание законов Российской империи. Собрание первое. 1789-1796 гг.». – СПб, 1830, Т. 23, с. 579 (№ 17264).
1. Репнин Николай Васильевич (1734-1801) – князь, русский государственный и военный деятель, дипломат, генерал-фельдмаршал. В 1794-1798 гг. генерал-губернатор Прибалтийских губерний.
2. Политика царского правительства по отношению к литовским татарам получила свое дальнейшее развитие в указах 1816 и 1840 гг. Более подробно см.: Арапов Д.Ю. Политика Российской империи по отношению к славянским и неславянским группам дворянства на территории бывшей Речи Посполитой // Межславянские взаимоотношения. – М., 1999.
№ 21. УКАЗ ИМЕННОЙ, ОБЪЯВЛЕННЫЙ ГЕНЕРАЛ-ПРОКУРОРОМ1 21 ДЕКАБРЯ 1797 г., «О РАЗСЫЛКЕ НАПЕЧАТАННОГО НА АРАБСКОМ ЯЗЫКЕ АЛКОРАНА ДЛЯ ПРОДАЖИ В ТЕ ГУБЕРНИИ, ГДЕ НАСЕЛЕНЫ НАРОДЫ МАГОМЕТАНСКОГО ИСПОВЕДАНИЯ».
Его Императорское Величество2 Высочайше указать соизволил: напечатанные в казенной Азиатской Типографии3 3600 экземпляров разослать для продажи в те Губернии, где населены народы Магометанского исповедания, и чтоб сии книги здесь переплетены не были, определить каждому экземпляру цену по 6 рублей 5 копеек.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание первое. 1796-1797 гг.». – СПб, 1830, Т. 24, с. 852 (№ 18287).
1. Куракин Алексей Борисович (1759-1829) – князь, русский государственный деятель. В 1796-1798 гг. – генерал-прокурор Сената, в 1807-1810 гг. – министр внутренних дел.
2. Император Павел I (1796-1801).
3. Имеется в виду так иногда называвшаяся в документах частная петербургская типография Шнора (1785-1797), которая была филиалом Императорской типографии в Петербурге. В типографии Шнора в 1787 г. впервые в России был напечатан полный арабский текст Корана. Данная типография была закрыта в 1797 г., ее оборудование и шрифты были переданы в типографию Правительствующего Сената. См. Мамадназарова Н.И. Начало арабского книгопечатания в России (XVIII-XIX вв.). Рукопись неопубликованной статьи.
№ 22. УКАЗ ИМЕННОЙ, ДАННЫЙ ГЕНЕРАЛУ ОТ ИНФАНТЕРИИ БАРОНУ ИГЕЛЬСТРОМУ 10 АПРЕЛЯ 1798 г. ОРДЕР, ДАННЫЙ БАШКИРСКИМ И МЕЩЕРЯКСКИМ КАНТОННЫМ НАЧАЛЬНИКАМ1. (ИЗВЛЕЧЕНИЯ)
11. Муллы и Азанчеи без ведома военного начальника и без крайней в том нужды отныне назначаться не будут для пресечения начавшегося злоупотребления. Поэтому, если понадобиться кого-то назначить на эти звания, такового представлять к военному начальнику, с подробным описанием надобности, для которой необходимо определить его, а тогда уже военный начальник человека, удостаиваемого обществом в Муллы или Азанчеи, отправлять будет для экзамена и утверждения в здешнее духовное Магометанское собрание.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание первое. 1798-1799 гг.». – СПб, 1830, Т. 25, с. 193 (№ 18474, п. 11).
1. В 1798-1865 гг. в Приуралье действовала военная система управления, в рамках которой территория была разделена на округа (кантоны).
№ 23. УКАЗ ИМЕННОЙ, ДАННЫЙ СЕНАТУ 9 ДЕКАБРЯ 1802 г., «О ВЫДАЧЕ ДЕНЕГ МАГОМЕТАНСКИМ ВЛАДЕЛЬЦАМ ЗА КРЕПОСТНЫХ ЛЮДЕЙ, ОТХОДЯЩИХ ОТ НИХ ПОСЛЕ ПРИНЯТИИ ХРИСТИАНСКОГО ЗАКОНА», СОГЛАСНО ГЛАВЫ 20 ПУНКТА 71.
По принесенной к Нам1 просьбе от Татарского Князя Муртазы Девлеткильдеева о том, что крепостные люди Магометанского исповедания, принимая Святое крещение, получают от владетеля их свободу, а сии остаются без всякого возмещения убытков, повелеваем Правительствующему Сенату сделать подтверждение, чтобы в сем случае возмещение убытков владельцев за отходящих от них по принятии Христианского закона крепостных людей происходило согласно Уложения главы 20 пункта 71.2
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание первое. 1802-1803 гг.». – СПб., 1830, Т. 27, с. 392 (№ 20548).
1. Император Александр I (1801-1825).
2. По прямому смыслу данной статьи «Соборного Уложения» 1649 г. иноверцы, жившие у иноземцев, при желании принять православие должны были дать за себя выкуп в размере 15 руб. Публикуемый выше указ распространял право на защиту своей собственности – крепостных людей, и на подданных России – дворян-мусульман.
№ 24. УКАЗ ИМЕННОЙ, ДАННЫЙ ОРЕНБУРГСКОМУ ВОЕННОМУ ГУБЕРНАТОРУ, ГЕНЕРАЛ-МАЙОРУ БАХМЕТЕВУ1 23 МАРТА 1803 г., «О ПРОПУСКЕ БУХАРЦОВ, НАХОДЯЩИХСЯ В РОССИИ, В МЕККУ ДЛЯ ПОКЛОНЕНИЯ».
Снисходя на прошение, поданное Мне2 от Бухарского Посланника Диван Бега Иш Мугамеда Байкшиева,3 о Бухарцах, находящихся в некоторых городах России, которые желают ехать в Мекку на поклонение по их закону, но не имеют позволения от тамошних начальств, повелеваю как в Оренбурге, так и отовсюду пропускать их по сей законной надобности, но давая им паспорта, соблюдать осторожность и брать надежных поручителей, которые могли бы за них ответствовать по требованию суда или по векселям. О чем именно на территории вверенной вам Губернии и предписать кому следует для исполнения.4
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание первое. 1802-1803 гг.». – СПб, 1830, Т. 27, с. 509 (№ 20681).
1. Бахметев Николай Николаевич (родился около 1770 г. – умер около 1830 г.) – генерал-лейтенант, в 1798-1803 гг. оренбургский военный губернатор.
2. То есть императору Александру I.
3. Байкшиев Ишмухаммед – бухарский сановник, диванбеги (чиновник, ведавший финансовыми делами Бухарского ханства). В конце XVIII – начале XIX вв. неоднократно бывал с дипломатическими миссиями в России.
4. Данный указ – это первый русский законодательный документ о хаджже. Более подробно об истории его появления см. Арапов Д.Ю. Первый российский указ о паломничестве в Мекку. // Россия в средние века и новое время. – М., 1999.
№ 25. УКАЗ ИМЕННОЙ, ДАННЫЙ ГЛАВНОУПРАВЛЯЮЩЕМУ ГРУЗИЕЙ, КНЯЗЮ ЦИЦИАНОВУ1 30 ИЮНЯ 1805 Г., «О ПРАВИЛАХ ДЛЯ МАГОМЕТАНСКОГО ДУХОВЕНСТВА ЕЛИСАВЕТПОЛЬСКОЙ ОКРУГИ2». (ИЗВЛЕЧЕНИЯ)
Представление ваше относительно Магометанского духовенства Елисаветпольской округи дошло ко Мне в свое время.
Одобряя причины, побудившие вас обратить на сие духовенство ваше внимание, и находя штат, составленный вами для него, соответственным настоящей нужде, Я предоставляю вам сумму в размере 1 300 руб. ежегодно, которую необходимо будет употреблять на содержание сего духовенства. Заимствуйте деньги эти из доходов Елисаветпольской округи согласно вашему предположению.
Всеподданнейший доклад Князя Цицианова от 22 мая 1805 года.
Магометанское духовенство Елисаветпольской округи до покорения оной непобедимыми войсками Вашего Императорского Величества исполняло суд и расправу, которые давали ему согласно закону положенный доход. Теперь же, после вступления под Российское Правление, оно этого дохода лишилось. Елисаветпольская же округа заселена большею частью Татарами.3 Согласно принятым правилам терпимости вер в России, для привлечения сих иноверцев решился сделать я штат и правила оному духовенству, которые имею за счастье всеподданнейше представить на Высочайшее Вашего Императорского Величества утверждение.
Правила Магометанскому духовенству Елисаветпольской округи.
1. Ахунд или главенствующий духовный чин смотрит за всеми Муллами без исключения, находящимися в Грузии при обывателях Магометанской веры, чтобы они молитвы свои по закону Магометанскому исправляли без лени, своевременно, и чтобы прихожане ходили в мечети по установлению.
2. Ахунд может отрешить нерадивого Муллу и определить на его место другого верного и исправного, но с утверждения Начальника Елисаветпольской округи.
3. Ни в какие суды и расправы ни Муллам, ни Ахунду не входить. А если спорящие стороны добровольно выберут Ахунда или Муллу в посредники, то кроме драк, ссор, грабительства, воровства и смертоубийства другие конфликты решать не позволяется. Конфликты разрешают без всякой за то платы от спорящих, т.к. для того назначается от казны жалование.
4. За свадьбы, похороны и другие духовные потребности брать с простого народа по 20 коп. на Ганжинской счет4 за свадьбу или похороны, но не более. Если же кто из доброй своей воли даст более, так как Старшины, Аги и Беки, в таком случае брать и более позволяется.
5. Дела между мужем и женою или наложницею разбирать духовенству.
6. Пять мечетей, назначенных в штате по селениям, обывателям Магометанской веры исправить, возобновить и построить непременно, и на содержание оных ежегодно со двора давать по 50 коп. русскими деньгами.
7. Ахунду и Муллам в проповедях говорить обывателям о верности Государю Императору и Правлению. Если же Ахунд или Мулла будет обличен в измене или сношениях с теми, кто неблагонамерен или затевает что-либо во вред Правлению, то пощады или прощения он ожидать не может.
8. Такой Ахунд или Мулла после наказания сослан будет в Сибирь.
9. Имение его будет описано, продано, а деньги обращены на общеполезные заведения или исправление дорог и мостов.
10. В случае его побега, семейство его будет отправлено в Сибирь.
11. В разделе имения после родителей между детьми поступать по Татарским законам. Этим заведует Ахунд, не вымогая за то денег, разве кто добровольно из благодарности к правосудию даст, и просьбы о том чинить не будет.
Отношение Министра Внутренних дел к Главноуправляющему в Грузии, 2 Июля 1805 г.
Из сопровождаемого Высочайшего указа. Его Величество изволил рассматривать как штат Магометанского духовенства, представленный вами, так и правила назначения на должности, предложенные вами, считая, что такое положение вещей зависит от местных обстоятельств и от соображения местного начальства. Государь Император дозволил вам ввести сие распоряжение в надлежащее исполнение, не считая нужным утверждать их особенной Высочайшей конфирмацией.
Причем Его Величество в правилах сих соизволил заметить, что предположение ссылать в Сибирь семейство тех духовных лиц, которые были замечены в неблагонамеренности к Правительству и находятся в бегах, было бы слишком строго, т.к. семейства их могут не участвовать в их намерениях и не быть причастными к побегу5.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание первое. 1804-1805 гг.». – СПб, 1830, Т. 28, с. 1099-1100 (№ 21817).
1. Цицианов Павел Дмитриевич (1754-1806) – князь, генерал от инфантерии, в 1802-1806 гг. – главноначальствующий в Грузии, Астраханский военный губернатор.
2. В 1804 г. Гянджинское ханство было присоединено к России, город Гянджа был переименован в Елисаветполь (в честь жены Александра I императрицы Елизаветы Алексеевны) и носил это название до 1918 г.
3. Наименование тюркоязычного населения Закавказья в дореволюционной литературе.
4. Реальное соотношение достоинства русских и местных гянджинских монет в процессе денежных операций выглядело как 1,5:1. Так, например, монета «аббаси» по официальному курсу равнялась 20 коп., а реально стоила 12 коп. Один русский рубль фактически оценивался в полтора раза дороже. См. Синицина Е.А. Денежное обращение Азербайджана во второй половине XVIII – первой половине XIX в. – М., 1992. Автореф. канд. дисс., с. 22-23.
5. Данный указ – первый законодательный документ об организации мусульманского духовного управления в русских владениях на Кавказе. Окончательное оформление системы контроля над духовной жизнью мусульман в данной части Российской империи произошло в 1872 г. с созданием духовных управлений суннитов и шиитов Закавказья (см. ниже документы № 103, 104, 105, 117).
№ 26. ШТАТ МАГОМЕТАНСКОГО ДУХОВЕНСТВА ЕЛИСАВЕТПОЛЬСКОЙ ОКРУГИ (УТВЕРЖДЕН 30 ИЮНЯ 1805 Г.)
Примечание: Три вакансии тотчас пополнить и до назначения жалованья не платить.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание первое». – СПб, 1830, Т. 44. Книга о штатах. Часть вторая, с. 58 (К Ns 21817).
№ 27. УКАЗ СЕНАТСКИЙ 30 НОЯБРЯ 1806 Г. «О ПРИЕМЕ В СТАТСКУЮ СЛУЖБУ ТАТАР ДУХОВНОГО ЗВАНИЯ, НЕСОСТОЯЩИХ В ОКЛАДЕ».
Правительствующий Сенат по представлению Таврического Гражданского Губернатора Мертваго2слушал записку Действительного Тайного Советника, Сенатора, Министра Внутренних дел и Кавалера Графа Виктора Павловича Кочубея1 относительно принятия в статскую службу татар из духовного звания, не состоящих в окладе. ПРИКАЗАЛИ: Таврическому Гражданскому Губернатору дать знать, что Сенат, не находя никакого препятствия, разрешает принимать в статскую службу татар из духовного звания, не состоящих в окладе, и определять их к делам на общем положении о канцелярских служителях. Об этом Таврическому Гражданскому Губернатору, а также всем Губернским Правлениям и Присутственным местам послать указы, чтобы дать знать Министрам, всем Начальникам Губерний и Государственному Казначею о принятом решении. В здешние же и Московские Департаменты Правительствующего Сената и в Святейший Правительствующий Синод сообщить результаты.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание первое. 1806-1807 гг.». – СПб, 1830, Т. 29, с. 898 (№ 22376).
1. Кочубей Виктор Павлович (1768-1834) – граф, князь, русский государственный деятель. В 1802-1807 гг. и 1819-1823 гг. – министр внутренних дел, в 1827-1834 гг. – председатель Государственного Совета и Комитета министров.
2. Мертваго Дмитрий Борисович (1760-1824) – в 1803-1807 гг. таврический губернатор, затем сенатор.
№ 28. МАНИФЕСТ 25 ИЮЛЯ 1810 Г. «О РАЗДЕЛЕНИИ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ДЕЛ НА ОСОБЫЕ УПРАВЛЕНИЯ С ОПРЕДЕЛЕНИЕМ ПРЕДМЕТОВ, ПРИНАДЛЕЖАЩИХ КАЖДОМУ УПРАВЛЕНИЮ». (ИЗВЛЕЧЕНИЯ)
§ 4. Дела духовенств других исповеданий, ныне рассеянных по разным Департаментам, требуют совокупности. Таким образом, к числу вышеозначенных1 Министерств присоединяется Главное Управление духовных дел разных исповеданий.
§ 13. К Главному управлению духовных дел иностранных исповеданий принадлежат все предметы, относящиеся к духовенству разных иностранных религий и исповеданий, исключая судные дела, которые по-прежнему решаются в Правительствующем Сенате.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание первое. 1810-1811 гг.». – СПб, 1830, Т. 31, с. 279-280 (№ 24307).
1. Важнейшим среди созданных в начале XIX в. центральных ведомств стало Министерство внутренних дел (1802-1917). В его подчинении оказался весь местный административно-полицейский аппарат вплоть до губернаторов. Известной автономией обладало управление окраинами (Кавказ, Польша, Финляндия). Исключением из общего правила было Туркестанское генерал-губернаторство (1867-1917), которое было подчинено Военному министерству. С 1832 по 1917 гг. в состав МВД входил Департамент духовных дел иностранных исповеданий.
№ 29. ВЫСОЧАЙШЕ УТВЕРЖДЕННОЕ РАЗДЕЛЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ДЕЛ ПО МИНИСТЕРСТВАМ, 17 АВГУСТА 1810 Г. (ИЗВЛЕЧЕНИЯ)
VI. Определение предметов, относящихся к Главному управлению духовных дел иностранных исповеданий.
В компетентность Главного управления духовных дел иностранных исповеданий входят вопросы Министерства внутренних дел, а также все дела, относящиеся к устройству Магометанской и других иноверных религий, терпимых в России.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание первое. 1810-1811 гг.». – СПб, 1830, Т. 31, с. 323, 327 (№ 24326).

№ 30. УКАЗ ИМЕННОЙ, ОБЪЯВЛЕННЫЙ СЕНАТУ МИНИСТРОМ ЮСТИЦИИ1 18 ОКТЯБРЯ 1811 Г., «О СУЖДЕНИИ МУФТИЕВ
В ПРАВИТЕЛЬСТВУЮЩЕМ СЕНАТЕ».
В Оренбургской палате Уголовного суда решалось дело о тамошнем Муфтии Гусейнове, который был предан суду Губернским Начальством за противозаконные действия и отказался от дачи показаний.
Получив по делу сему от Оренбургского военного губернатора2 уведомление, я обратился к Главноуправляющему духовными делами иностранных исповеданий князю Голицыну3, который уведомил ныне меня, что он, собрав по предмету сему подробнейшие сведения, ходил с докладом к Государю Императору. Его Императорское Величество велел производство суда над Муфтием в Уголовной палате прекратить, и впредь Муфтиев, если они совершили поступки, подлежащие суду, судить в Правительствующем Сенате. Записано с доклада Его Императорскому Величеству чрез Главноуправляющего духовными делами иностранных исповеданий.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание первое. 1810-1811 гг.». – СПб, 1830, Т. 31, с. 872 (№ 24819).
1. Дмитриев Иван Иванович (1760-1837) – русский государственный деятель, литератор. В 1810-1814 гг. министр юстиции.
2. Волконский Григорий Семенович (1742-1824) – князь, генерал от кавалерии. В 1803-1817 гг. оренбургский генерал-губернатор, затем член Государственного Совета.
3. Голицын Александр Николаевич (1773-1844) – князь, русский государственный деятель. Один из ближайших приближенных императора Александра I. В 1803-1824 гг. обер-прокурор Синода, с 1810 г. первый главноуправляющий Главного управления духовных дел иностранных исповеданий, с 1817 по 1824 гг. возглавлял объединенное Министерство духовных дел и народного просвещения.
№ 31. ВЫСОЧАЙШЕ УТВЕРЖДЕННОЕ МНЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО СОВЕТА1 17 АПРЕЛЯ 1816 Г. «О ДОБАВЛЕНИИ К ТАВРИЧЕСКОМУ ДВОРЯНСКОМУ ДЕПУТАТСКОМУ СОБРАНИЮ ДВОРЯН ДЛЯ ПРИВЕДЕНИЯ В ИЗВЕСТНОСТЬ ТАМОШНИХ ДВОРЯНСКИХ МАГОМЕТАНСКИХ И ГРЕЧЕСКИХ РОДОВ».
Государственный Совет в Департаменте Законов и в Общем Собрании рассматривал доклад Правительствующего Сената об учреждении в Таврической губернии особой Комиссии для приведения в известность тамошних дворянских Магометанских и Греческих родов.
Государственный Совет в Общем Собрании, согласно с Департаментом Законов, полагает не учреждать в Таврической Губернии особой Комиссии для разбора Магометанских и Греческих дворянских родов, а возвести как первых, так и последних в достоинство дворянское. Тамошнему депутатскому Дворянскому Собранию руководствоваться указом 22 февраля 1784 года и Всемилостивейше дарованной Дворянству грамотой. Но как видно из представлений Военного Губернатора Дюка де Ришелье2 и Губернского Предводителя Дворянства Нотары, Магометане, обитающие в Таврической Губернии, не могут представить других доказательств знаменитости происхождения своего рода или личного своего достоинства кроме свидетельств своих собраний, утверждающих их показания, т.к. у них не было обычая утверждать грамотами или другими какими-либо письменными документами пожалования за заслуги, и сие сохраняется в преданиях, живущих в памяти потомства. Доказательства же Греков заключаются в документах, полученных ими от Константинопольских Патриархов, или в засвидетельствованиях от главных начальников Российского флота в Архипелаге, на коем служили они до переселения своего в Крым. Такие доказательства не подходят под общее правило, принятое на предмет сей в Империи нашей, но, тем не менее, могут заключать в себе истинное право на отличие. Таким образом, для собрания и рассмотрения оных прибавить к Таврическому депутатскому дворянскому собранию тех самых Магометан, из которых Правительствующий Сенат полагал составить Комиссию, т.е. тамошнего Муфтия, 7 человек из древних знатнейших родов и 4 человек из Капихалков; а из Греков добавить 2 человек, приобретших уже Дворянство службою. Обязанностью Магометан сих и Греков будет собрать все сведения и все доказательства, какие могут только представить собратья их, претендующие на право на дворянство. Изложив общие мнения с Депутатским Дворянским Собранием, представить их тамошнему Начальству, которое уже с заключением своим внесет оные на дальнейшее рассмотрение Правительствующего Сената.
Резолюция. Его Императорское Величество, выслушав мнение в Общем Собрании Государственного Совета, по докладу Правительствующего Сената, об учреждении в Таврической Губернии особой Комиссии для приведения в известность тамошних Дворянских Магометанских и Греческих родов, Высочайше утвердить соизволил и повелел исполнить. Председатель Государственного Совета3.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание первое. 1815-1816 гг.». – СПб, 1830, Т. 33, с. 609 (№ 26231).
1. Государственный Совет – высшее законосовещательное учреждение Российской империи (1810-1917). В XIX в. в его структуру входили Государственная канцелярия во главе с государственным секретарем, департаменты законов, департаменты гражданских и духовных дел, департамент государственной экономии и военный департамент (до конца 50-х гг. XIX в.), а также Комиссия составления законов (1810-1826), Кодификационный отдел (1882-1893) и ряд других подразделений. С 1812 по 1865 гг. председатель Государственного Совета являлся одновременно и председателем Комитета министров. Члены Государственного Совета назначались царем, министры входили в его состав по должности.
2. Ришелье Арман Эммануэль дю Плесси (1766-1822) – герцог, русский и французский государственный деятель. В 1795-1814 гг. находился в эмиграции в России. С 1803 г. – градоначальник Одессы, одновременно в 1805-1814 гг. генерал-губернатор Новороссии. После возвращения на родину неоднократно возглавлял французское правительство.
3. Салтыков Николай Иванович (1736–16 мая 1816) – князь, русский государственный деятель. Главный воспитатель императора Александра I. В 1812-1816 гг. председатель Государственного Совета и Комитета министров.
№ 32. МАНИФЕСТ ВЫСОЧАЙШИЙ 24 ОКТЯБРЯ 1817 Г. УЧРЕЖДЕНИЕ МИНИСТЕРСТВА ДУХОВНЫХ ДЕЛ И НАРОДНОГО ПРОСВЕЩЕНИЯ. (ИЗВЛЕЧЕНИЯ)
Часть I. Общий состав Министерства Духовных Дел и Народного Просвещения.
Глава 1. Общий состав Министерства Духовных дел и Народного Просвещения.
§ 1. Министерство духовных дел и народного просвещения объемлет в круге своих действий дела духовные всех вероисповеданий в России и дела, касающиеся учебного образования и усовершенствования познаний.
§ 3. Для производства дел, поручаемых сему Министерству, состоят в оном:
1) Департамент духовных дел.
2) Департамент народного просвещения.
3) Главное правление училищ:
а) Ученый комитет;
б) Хозяйственный комитет.
Глава 2. Предметы Департамента духовных дел, места и лица, к таковым делам относящиеся.
§ 4. Предметом Департамента духовных дел являются дела по духовной части всех религий, как различных христианских вероисповеданий, так и прочих вероисповеданий.
Глава 3. Состав и внутреннее разделение Департамента духовных дел.
§ 6. Департамент духовных дел во внутреннем действии своем управляется Директором.
§ 7. Департамент сей по предметам дел, входящих в его состав, разделяется на четыре отделения:
1) По делам Греко-Российского исповедания.
2) По делам Римско-Католического, Греко-Униатского и Армянского исповеданий.
3) По делам всех Протестантских исповеданий.
4) По делам Еврейского, Магометанского и прочих вер не христианских.
§ 18. Четвертое отделение для дел Еврейских, Магометанских и других не христианских вер содержит в себе два стола.
§ 20. Во втором столе ведутся дела Магометанской и других вер, в которые входят следующие предметы:
1) Определение и увольнение Муфтиев, дела по жалобам на них.
2) Дела о духовных Магометанских правлениях и их членах по представлениям Муфтиев или Гражданского Начальства.
3) Дела особенной важности о Муллах и других духовных лицах.
4) Дела о духовных имуществах.
5) О мечетях и других подобных заведениях, сведения об их числе.
6) Собрание полных сведений по сей части.

ЧАСТЬ 2. ОСОБЕННЫЙ НАКАЗ МИНИСТЕРСТВУ ДУХОВНЫХ ДЕЛ И НАРОДНОГО ОБРАЗОВАНИЯ.
ГЛАВА 2. ПОРЯДОК ОПРЕДЕЛЕНИЯ, УВОЛЬНЕНИЯ, ПРОИЗВОДСТВА В ЧИНЫ И ДРУГИЕ НАГРАДЫ.
ОТДЕЛ 4. ПО ЧАСТИ НЕ ХРИСТИАНСКИХ ВЕР.
§ 152. Магометанские Муфтии по-прежнему избираются Магометанами, кандидаты представляются к Высочайшему утверждению через Министра.
§ 153. Определение во все должности не христианских вер остается на прежнем основании.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание первое. 1817». – СПб, 1830. Т. 34, с. 814, 815, 831 (№ 27106).
№ 33. ВЫСОЧАЙШЕ УТВЕРЖДЕННОЕ МНЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО СОВЕТА 2 ИЮНЯ 1826 Г. «О ДОПУЩЕНИИ РАЗДЕЛА ИМЕНИЙ, ОСТАВШИХСЯ ПОСЛЕ МАГОМЕТАН, ПО ИХ ЗАКОНУ».
Государственным Советом в Департаменте Законов и в Общем Собрании рассмотрен доклад Правительствующего Сената Общего Собрания Санкт-петербургских Департаментов о том, должно ли производить раздел имения, состоящего в опекунском управлении, между детьми умерших татар по Магометанскому закону?1
Правительствующий Сенат по сему делу решил допустить раздел имений, оставшихся после Магометан, по их закону. Тем более что уже в отношении частей, выделяемых женам умерших мужей Магометанского закона, Высочайшим указом, последовавшим после доклада Правительствующего Сената, согласно их религии и обрядов велено следующее. После умерших татар Магометанского закона всем оставшимся женам выделять из движимого и недвижимого имения, если дети останутся, одну восьмую часть.
Государственный Совет, находя заключение Правительствующего Сената по сему предмету правильным, полагает оное утвердить.
Резолюция. Быть по сему.2
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. 1825-1827 гг.». – СПб, 1830, Т. 1, с. 527-528 (№ 386).
1. Первые четыре департамента Сената (1 и 2 – административные, судебный и герольдии) могли собираться в общие собрания, служившие в качестве апелляционной инстанции. Кроме того, существовали соединенные присутствия двух и более департаментов для рассмотрения дел смешанного значения. Аналогичная практика общих собраний и соединенных присутствий департаментов существовала и в деятельности Государственного Совета.
2. Император Николай I (1825-1855).

№ 34. УКАЗ СЕНАТСКИЙ 31 АВГУСТА 1826 Г. «О ЗАПРЕЩЕНИИ МАГОМЕТАНСКОМУ ДУХОВЕНСТВУ ЗАНИМАТЬСЯ ТОРГОВЫМИ ПРОМЫСЛАМИ БЕЗ ЗАПИСИ В УСТАНОВЛЕННЫЕ РАЗРЯДЫ, И О ПРИОСТАНОВЛЕНИИ ЗАПИСИ В СИИ РАЗРЯДЫ ТАВРИЧЕСКОГО МАГОМЕТАНСКОГО ДУХОВЕНСТВА ПОСЛЕ ВЫХОДА ЕГО
ИЗ СЕГО ЗВАНИЯ ДО ОБЛОЖЕНИЯ ТАТАР ПОДАТЬЮ».
Правительствующий Сенат слушал представление Министра Финансов1 о том, что Таврическая Казенная Экспедиция2 представила на его решение вопрос Карасубазарской Городовой Ратуши – может ли Магометанское духовенство заниматься торговлей и промыслами и записываться в торговые разряды? Министр Финансов вопрос сей сообщал на предварительное рассмотрение Министра народного просвещения, Главноуправляющего духовными делами иностранных исповеданий3 и получил отзыв, что на основании Высочайшего указа от 17 декабря 1796 г. Магометанское Таврическое духовенство навсегда свободно от всяких податей и налогов. Но этот указ действует только в том случае, пока оно находится в сем состоянии и ограничивает занятия свои обязанностями своего положения. В прочих же губерниях Магометанское духовенство состоит в подушном окладе и подвержено повинностям оного. Только приходы по добровольным общественным приговорам освобождают свои духовные чины от таких повинностей, принимая оные на себя. Вообще Магометанские духовные чины, как из дел видно, по их закону не должны заниматься промыслами и торговлей, и по жалобам от прихожан на тех, кто занимались оными, Магометанское духовное начальство лишало их духовного звания. Основываясь на сих соображениях, Главноуправляющий духовными делами иностранных исповеданий полагает, что Таврические Магометанские духовные чины по законам о них и даже по их собственному закону не могут заниматься торговлей. Если бы кто из них пожелал заниматься торговлей, то он должен был после увольнения из духовного звания записаться на основании общих законов в торговые разряды и нести повинности сих разрядов. Поскольку Магометанские духовные чины прочих губерний не имеют даже льготы, дарованной в указе 1796 года Таврическим духовным чинам, то они могут заниматься торговлей без записки в торговые разряды на вышеизложенном основании. Соглашаясь с таковым мнением Главноуправляющего духовными делами иностранных исповеданий, Министр Финансов разрешил на сем основании Таврическую Казенную Экспедицию с условием, что запись в торговые разряды Таврического Магометанского духовенства, после выхода его из сего звания на основании положения Комитета Министров4 от 2 Июня 1825 года, остановлена была до обложения татар податью. О чем и доложил Правительствующему Сенату с тем, чтобы дать повсеместно предписания. Приказали: с прописанием означенного представления Министра Финансов согласиться, для единообразного исполнения предписать всем губернским и областным правлениям и правительствам, войскам Донской войсковой Канцелярии и Казенным Палатам указами дать знать об этом решении всем Присутственным местам, Министрам, Военным Генерал-Губернаторам, Военным губернаторам, управляющим гражданской частью, Генерал-Губернаторам, Градоначальникам и Войскам Донского Войскового Атамана. В Святейший Правительствующий Синод, во все Департаменты Правительствующего Сената и в Общие Собрания сообщить результаты.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. 1825-1827 гг.». – СПб, 1830, Т.1, с. 911-912 (№564).
1. Канкрин Егор Францевич (1774-1845) – граф, русский государственный деятель. В 1812-1814 гг. – генерал-интендант русской армии, в 1823-1844 гг. – министр финансов.
2 Казенная палата (экспедиция) – местный орган Министерства финансов в России XIX – нач. XX вв., ведала сборами налогов, торгами на сдачу казенных подрядов, ревизией казначейства и др.
3 Шишков Александр Семенович (1754-1841) – русский государственный деятель, литератор, адмирал. В 1812-1814 гг. – государственный секретарь, в 1824-1828 гг. – министр народного просвещения и главноуправляющий делами иностранных исповеданий.
4 Комитет министров – высший административный орган в Российской империи, совещание царя с наиболее доверенными чиновниками по всем вопросам управления государством происходило там. Существовал в 1802-1906 гг. Состоял из министров, главноуправляющих, государственного казначея, ряда других сановников. В отсутствие царя заседания Комитета вел его председатель, являвшийся в 1812-1865 гг. одновременно председателем Государственного Совета. В таких случаях решения Комитета министров, как правило, подлежали последующему одобрению императором.
№ 35. ВЫСОЧАЙШЕ УТВЕРЖДЕННОЕ ПОЛОЖЕНИЕ КОМИТЕТА МИНИСТРОВ 13 НОЯБРЯ 1826 Г. «ОБ ОТВОДЕ УЧАСТКА ЗЕМЛИ ДЛЯ МАГОМЕТАНСКОГО КЛАДБИЩА В 3 ВЕРСТАХ ОТ САНКТ-ПЕТЕРБУРГА».
На заседании 23 октября слушался доклад Министра Финансов от 16 октября за № 2513 (по Департаменту государственного имущества), внесенный в журнал Комитета под № 1819, об отводе участка земли для Магометанского кладбища в 3 верстах от Санкт-Петербурга.
Комитет решил: означенное место, согласно с представлением, отвести под Магометанское кладбище, испросив на то Высочайшее соизволение.
На заседании 13 ноября объявлено Комитету, что Государь Император на положение Комитета соизволяет.
Комитет определил: сообщить о том Министру Финансов для исполнения выпиской из журнала.
Записка. Санкт-Петербургский Военный Генерал-Губернатор1 обращается к Министру Финансов с просьбой о содействии разрешению отведения для Магометанского кладбища участка земли, принадлежащего казенным крестьянам деревни Волковой, расположенной на границе выгона здешней столицы2.
Из доставленных от Санкт-Петербургской Казенной Палаты сведений значится, что крестьяне деревни Волковой на уступку под Магометанское кладбище означенного участка, находящегося от их селения в 2 верстах, а от Санкт-Петербурга – в 3 верстах, согласны, с условием, что кладбище будет ограждено и учрежден будет присмотр, так как кладбище сие стоит там с давних времен без определения конкретного пространства. По изъяснению Губернского Землемера, для кладбища достаточно будет двух десятин. Земля в сем месте к пашне и сенокосу совершенно неудобна.
Министр Финансов, не находя со своей стороны препятствия к отводу означенного места под Магометанское кладбище, имеет честь представить дело на дальнейшее разрешение Комитета Министров.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. 1825-1827 гг.». – СПб, 1830, Т. 1, с. 1192 (№ 662).
1. Голенищев-Кутузов Павел Васильевич (1772-1843) – граф, генерал от кавалерии, член Государственного Совета. С декабря 1825 г. (после убийства М.А. Милорадовича на Сенатской площади) по 1830 г. занимал пост Санкт-Петербургского военного губернатора.
2. В исторической литературе отмечается, что мусульманская часть Ново-Волховского кладбища Санкт-Петербурга была основана по ходатайству военного муллы Гвардейского Корпуса Джангира Хантемира, позже она находилась в духовной юрисдикции его преемников. По некоторым сведениям, еще в екатерининское время здесь существовало турецкое кладбище, на котором хоронили военнопленных турок. См. Исторические кладбища Петербурга. – СПб, 1993, с. 467.
№ 36. ВЫСОЧАЙШЕ УТВЕРЖДЕННОЕ ПОЛОЖЕНИЕ КОМИТЕТА МИНИСТРОВ ОТ 23 НОЯБРЯ 1826 Г. «О ПОРЯДКЕ ОПРЕДЕЛЕНИЯ
КАДИЕВ В КРЫМУ».
На заседании 6 ноября заслушана записка Главноуправляющего духовными делами иностранных исповеданий от 31 октября за № 1531 (по 3 Отделению Департамента иностранных исповеданий), внесенная в журнал Комитета под № 1924, о порядке определения Кадиев в Крыму.
Комитет, признавая со своей стороны предлагаемый Главноуправляющим духовными делами иностранных исповеданий порядок избрания Таврических Кадиев соответствующими видами Правительства, полагал, что на введение оного в действие необходимо испросить Высочайшее соизволение, после которого следует поступить по сим новым правилам и в замещении вакансии Перекопского Кадия.
При подписании журнала начальник Главного Штаба Его Императорского Величества1 в особом мнении изъяснил, что по 4-му и 5-му пунктам предположения Губернатора Нарышкина2 нет никакого сомнения, что большинство голосов должно пасть на одного из двух кандидатов, выбранных самим собранием. Следовательно, такое представление от Муфтия и Кадия-Эскера сделалось бы вовсе ничтожным, хотя именно они должны знать способность кандидата и отвечать за оную. Посему он полагает, что такое назначение излишних кандидатов самим собраниям следует отменить, а собранию предоставить только выбор по баллотированию между кандидатами, представленными от Муфтия и Кадия-Эскера через Губернатора.
На заседании 23 ноября Комитету объявлено, что Государь Император находит замечание начальника Главного Штаба справедливым.
Комитет определил: сообщить о том Главноуправляющему духовными делами иностранных исповеданий выпиской из журнала для исполнения.
Рапорт Главноуправляющего духовными делами иностранных исповеданий.
По случаю смерти Перекопского уездного кадия Абдуллы Эфенди, Таврический Муфтий3 представлял мне избранного им кандидата Миодириса Сеит-Мегмета Эфенди из рода Муфтиев. Я требовал от Таврического Гражданского Губернатора сведения о кандидате, представляемом Муфтием. При отзыве о нем Гражданский Губернатор представил правила, которые необходимо учитывать для избрания Кадиев, так как Члены Магометанского Духовного Правления и судьи в уезде по делам духовным и по разделам наследств между Магометанами имеют на них большое влияние. Правила, изложенные Губернатором, состоят в следующем:
1) Муфтий вместе с Кади-Эскером назначает несколько кандидатов из достойных людей и представляет их Гражданскому Губернатору.
2) Губернатор дает распоряжение о созыве в уездный город к назначенному времени Магометан того уезда, в который предполагается избрать Кадия: дворянства и мурз с уездным предводителем, волостных голов и по одному или по два депутата от поселян всякой деревни.
3) Для соблюдения порядка Губернатор отряжает туда Советника Губернского Правления, который объявит собранию кандидатов, назначенных Муфтием и Кади-Эскером.
4) От собрания зависит назначить сверх сих кандидатов от себя двух людей, достойных быть Кадиями.
5) Такие кандидаты баллотируются в установленном порядке.
6) Губернатор представляет Главному управлению духовными делами иностранных исповеданий список баллотированных со своим мнением для утверждения одного из них.
Найдя, что сей способ избрания Таврических Кадиев соответствует видам Правительства и не нарушает прав духовных Магометан, я предложил дополнить оные правила:
1) Если поселяне не пришлют от себя депутатов, то это не является поводом для отмены выборов.
2) Главное управление иностранных исповеданий, имея своей обязанностью рассмотрение предварительных списков кандидатов и отзыва Губернатора о них, должно докладывать об оном Правительствующему Сенату.
Я доложил об этом в Комитете Министров, и ныне получил выписку из журналов Комитета Министров от 6 и 23 ноября, в которой содержится Высочайшее Его Императорского Величества соизволение, чтобы назначение излишних кандидатов самим собранием отменить, а предоставить собранию только выбор по баллотированию между кандидатами, представленными от Муфтия и Кади-Эскера чрез Губернатора.
Представляя копию оной выписки, я испрашиваю у Правительствующего Сената предписания, кому следует провести введение Высочайше утвержденных правил избрания Таврических Кадиев, чтобы по сим правилам было произведено замещение вакансии Перекопского кадия.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. 1825-1827 гг.». – СПб, 1830, Т.1, с. 1239-1240 (№ 690).
1. Дибич Иван Иванович (1785-1831) – граф, русский военный деятель, генерал-фельдмаршал. С 1824 г. начальник Главного штаба.
2. Нарышкин Дмитрий Васильевич – действительный статский советник, в 1826 г. таврический губернатор.
3. Аджи Абдуранм Эфенди – таврический муфтий в 1826 г.
№ 37. УКАЗ СЕНАТСКИЙ С ПРОПИСАНИЕМ ВЫСОЧАЙШЕ УТВЕРЖДЕННОГО МНЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОГО СОВЕТА 22 НОЯБРЯ 1827 Г. «О НЕПРИПИМАНИИ В ЗАЛОГ ПО КАЗЕННЫМ ПОДРЯДАМ КРЕПОСТНЫХ ЛЮДЕЙ МАГОМЕТАНСКОГО ИСПОВЕДАНИЯ, ПОСЕЛЕННЫХ В ВЕЛИКОРОССИЙСКИХ ГУБЕРНИЯХ».
Правительствующий Сенат в Общем Собрании первых трех Департаментов слушал предложенный Управляющим Министерством Юстиции Князем Долгоруковым1 к надлежащему исполнению список с мнением Государственного Совета следующего содержания. Государственный Совет в Департаменте Законов и в Общем Собрании рассмотрел доклад Правительствующего Сената Общего Собрания Санкт-Петербургских Департаментов по вопросу: могут ли быть приняты в залог по казенным подрядам крепостные люди Магометанского исповедания, поселенные в Великороссийских Губерниях? Согласно мнению Правительствующего Сената, упомянутых людей в залог по казенным подрядам вовсе не принимать. На этом решении собственной Его Императорского Величества рукой написано: «Быть по сему». Также была заслушана справка, в которой значилось, что Общее Собрание Правительствующего Сената Санкт-петербургских Департаментов после рассмотрения дела относительно того, могут ли быть приняты в залог по казенным подрядам крепостные люди Магометанского исповедания, поселенные в Великороссийских Губерниях, предоставило Его Императорскому Величеству всеподданнейший доклад с следующим заключением. Поскольку крепостные люди Магометанского исповедания, поселенные в Великороссийских Губерниях, после принятия ими христианской веры получают от своих владельцев свободу с выплатой 15 руб., на основании Уложения главы XX пункта 71 и Высочайшего указа от 9 декабря 1802 года, то за сим Общее Собрание Сената признает принятие людей сего рода в залог по казенным подрядам неблагонадежным. Т.к. в случае их выбытия от владельцев, из-за несостоятельности контрагентов казна может лишиться своего обеспечения. Таким образом, Собрание Сената полагает, что упомянутых людей в залог по казенным подрядам вовсе не принимать. Приказали: о сем Высочайше конфирмованном мнении Государственного Совета информировать для должного исполнения все Присутственные места. В Святейший же Правительствующий Синод, в Санкт-Петербургские и Московские Департаменты Правительствующего Сената и в Общее Собрание Московских Департаментов сообщить результаты.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. 1827». – СПб, 1830, Т. 2, с. 995-996 (№ 1553).
1. Долгоруков (Долгорукий) Алексей Алексеевич (1767-1834) – князь, сенатор, член Государственного Совета. В 1827-1829 гг. управлял Министерством юстиции.
№ 38. УКАЗ ИМЕННОЙ, ОБЪЯВЛЕННЫЙ В ПРИКАЗЕ УПРАВЛЯЮЩЕГО ГЛАВНЫМ ШТАБОМ1 ОТ 31 ИЮЛЯ 1829 Г. «О НАЗНАЧЕНИИ К ОФИЦЕРАМ МАГОМЕТАНСКОГО ЗАКОНА ДЕНЬЩИКОВ ИЗ МАГОМЕТАН».
Государь Император приказал: к офицерам, исповедующим Магометанский закон, назначать денщиков не иначе, как из Магометан.2
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. 1829». – СПб, 1830, Т. 4, с. 566 (№ 3054).
1. Чернышев Александр Иванович (1785-1857) – граф, затем князь, русский государственный и военный деятель, генерал-адъютант. Участник войн с Францией. С 1828 г. – управляющий Главным штабом и Военным министерством, в 1832-1852 гг. – военный министр. В 1848-1856 гг. – председатель Государственного Совета.
2. По «Соборному Уложению» 1649 г. мусульманам не разрешалось иметь в услужении христиан. Эта практика в целом сохранялась до середины XIX в. В пореформенной России на предприятиях мусульман (заводы, фабрики, нефтяные промыслы и др.) начинают появляться в качестве рабочих и служащих христиане – русско- и иностранно-подданные.
№ 39. ВЫСОЧАЙШЕ УТВЕРЖДЕННОЕ МНЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО СОВЕТА ОТ 27 МАРТА 1830 Г., ПРОПИСАННОЕ В УКАЗЕ СЕНАТА ОТ 20 МАЯ «О ПРЕДОСТАВЛЕНИИ РАССМОТРЕНИЯ И РЕШЕНИЯ ДЕЛ МЕЖДУ МАГОМЕТАНАМИ О НЕПОВИНОВЕНИИ ДЕТЕЙ ИХ РОДИТЕЛЯМ, МАГОМЕТАНСКОЙ ДУХОВНОЙ ВЛАСТИ
ПО ОБРЯДАМ И ЗАКОНАМ СЕГО ДУХОВЕНСТВА».
Правительствующий Сенат в Общем Собрании первых трех Департаментов слушал предложенное Управляющим Министерством Юстиции, Тайным Советником Дашковым1 к надлежащему исполнению Высочайше утвержденное мнение Государственного Совета следующего содержания. Государственный Совет в Департаменте Законов и в Общем Собрании, рассмотрев доклад Правительствующего Сената по вопросу: решать ли в Совестном Суде2 дела татар о неповиновении детей их родителям или же предоставить оные разбирательству Духовной власти по Магометанским обрядам, признал основательными изъясненные Правительствующим Сенатом причины о неудобстве производить дела сего рода в Совестных Судах, а потому постановил:
1) Рассмотрение и решение дел между Магометанами о неповиновении детей их родителям предоставить Магометанской Духовной власти для суда по обрядам и законам сего Духовенства.
2) На сем же основании поступить и в отношении дела Трухменки Джуман Ниязовой, принесшей жалобу Астраханскому Совестному Суду на неповиновение ее детей.
На вышеизложенном мнении написано: «Его Императорское Величество, ознакомившись с мнением в Общем Собрании Государственного Совета по вопросу о месте подведомственности дел Магометан по неповиновению детей их родителям, Высочайше его утвердил и повелел исполнить». Подписал: Председатель Государственного Совета граф В. Кочубей. 27 марта 1830.
Также заслушали справку, по которой оказалось, что Общее Собрание первых трех Департаментов Правительствующего Сената всеподданнейшим докладом Его Императорскому Величеству представило по оному делу следующее мнение. Хотя дела о неповиновении детей родителям на основании существующих положений разбираются в Совестных Судах, но приняв во внимание представление Астраханского Гражданского Губернатора3 о том, что Трухменка Ниязова и две дочери ее, вышедшие замуж без позволения матери, не знают российского языка и не понимают российских законов, то весьма трудно будет достигнуть той цели, с какой следует направлять дела в Совестный Суд. Поэтому применяясь к Высочайше утвержденному 1 декабря 1826 года мнению Государственного Совета, где между всего прочего сказано, «что Магометанские брачные дела в отношении к религии должны быть представлены на рассмотрение Магометанской Духовной власти, а в отношении встречающихся гражданских вопросов: о похищении имения, о личной обиде и пр. – на рассмотрение Гражданскому Начальству», Общее Собрание первых трех Департаментов Правительствующего Сената полагает: Астраханскому Гражданскому Губернатору сообщить об этом распоряжении, дабы упомянутое дело Трухменки Ниязовой с детьми ее и другие подобные сему дела рассматривались Магометанским Духовенством согласно их обрядам и законам. Если после разбирательства духовной власти те дела прекращены не будут, тогда уже предоставлять тяжущимся разбирательство в обоюдных их претензиях в подлежащих Судебных местах.
Приказали: о должном и непременном исполнении означенного, Высочайше утвержденного Его Императорским Величеством мнения Государственного Совета, с прописанием оного и заключения Общего Собрания Правительствующего Сената, предписать указами Астраханскому Гражданскому Губернатору и тамошнему Губернскому Правлению. Для сведения дать знать и прочим Гражданским Губернаторам, Градоначальникам, Губернским и Областным Правлениям, Правительствам, Палатам, Главным и Генеральным Судам и всем Присутственным местам, а также Министрам, Военным Генерал-Губернаторам, Генерал-Губернаторам, Военным Губернаторам, управляющим и гражданскою частию. В Святейший Правительствующий Синод, в Санкт-Петербургские и Московские Департаменты Правительствующего Сената и в Московское Общее Собрание Сената сообщить результаты.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. 1830». – СПб, 1831, Т. 5, Отделение 1, с. 236-237 (№ 3559).
1. Дашков Дмитрий Васильевич (1788 – 26 декабря 1839) – князь, русский государственный деятель. С 1829 г. – исполняющий должность министра юстиции, в 1832-1839 гг. – министр юстиции. С февраля 1839 г. – председатель департамента законов Государственного Совета и начальник 11 отделения Собственной Его Императорского Величества Канцелярии.
2. Совестной суд – особый вид местных судов в России конца XVIII – I пол. XIX вв. Совестные суды ведали гражданскими делами в примирительном порядке и некоторыми уголовными делами: преступления, совершенные безумными или малолетними, дела о колдовстве и др.
3. Осипов Александр Иванович – действительный статский советник, в 1830 г. – астраханский гражданский губернатор.
№ 40. УКАЗ СЕНАТСКИЙ ПО ВЫСОЧАЙШЕ УТВЕРЖДЕННОМУ ПОЛОЖЕНИЮ КОМИТЕТА МИНИСТРОВ ОТ 13 МАЯ 1830 Г. «О НЕОТСТУПЛЕНИИ ОТ ОБЩИХ ПРАВИЛ ПРИ ПОГРЕБЕНИИ МАГОМЕТАН».
Правительствующий Сенат слушал рапорт Министра Внутренних дел1 от 15 апреля 1830 года за № 1039 о том, что из Комитета Министров доставлены ему выписки из журналов 11 января и 18 марта сего года, последовавшие после записки, внесенной Главноуправляющим духовными делами иностранных исповеданий2, о допущении для Магометан исключения из Высочайше утвержденного 9 февраля 1827 года мнения Государственного Совета относительно погребения умерших не ранее трех дней после их смерти.
В упомянутой записке из журналов Комитета Министров изъяснено следующее: при исполнении Высочайше утвержденного 9 февраля 1827 года мнения Государственного Совета о погребении умерших через три дни после смерти, Казанское Губернское Правление вытребовало от тамошнего старшего Ахуна Сагитова объяснение о Магометанских законах, повелевающих совершать погребение в день самой смерти. Правительствующий Сенат, получив о сем донесение Губернского Правления, потребовал мнения от Главного управления духовных дел иностранных исповеданий, а оное предписало Таврическому и Оренбургскому Магометанскому духовному начальству, рассмотрев приводимые Казанским Ахуном Магометанские законы, представить свое мнение, имея при этом ввиду благотворную цель закона для самих Магометан. Таврический Муфтий3, рассмотрев в собрании Улемов Магометанские законы, донес, что они действительно предписывают погребение умерших в день смерти и подтверждаются в разных законных книгах. Эти законы очень почитаемы, и из-за ежедневного исполнения столь известны народу, что при всей готовности исполнять благодетельные намерения Правительства, не дают возможности согласить их с Высочайше утвержденным мнением Государственного Совета. Муфтий присовокупил к законам, приводимым в объяснение Казанского Ахуна, выписку других законов, подтверждающих оное. Оренбургский Муфтий4 вместе с Оренбургским Магометанским Духовным Собранием, не принимая Магометанских законов в таком строгом смысле и указывая случаи, при которых тело умершего может быть оставлено без погребения дольше дня его смерти, доносит о возможности распространить на Магометан благотворное действие общего закона, но предоставляет сие воле Правительства. Указываемые им правила относятся к случаям, дающим повод сомневаться в рассуждении приключившейся смерти. Главноуправляющий духовными делами иностранных исповеданий, видя в представлении Таврического Магометанского духовного начальства затруднения в исполнении Высочайше утвержденного мнения Государственного Совета, а в донесении Оренбургского – согласие на оное, основанное более на покорности Правительству, полагает, что надежнее было бы последовать решению, которое в сем случае принято для Евреев. По встреченному Его Императорским Высочеством Цесаревичем5 сомнению в распространении упоминаемого мнения Государственного Совета на Евреев, у которых по их учению, умершие погребаются в день смерти, Еврейский Комитет6 постановил: оставить им сей обычай, пока не будут они к исполнению сказанного благотворного закона приготовлены внушениями чрез их Раввинов. Главноуправляющий духовными делами иностранных исповеданий доложил об этом вместо Правительствующего Сената Комитету Министров, т.к. подобное исключение для Магометан из Высочайше утвержденного мнения Государственного Совета требует Высочайшего повеления, и оно удобнее может быть объявлено через Губернское Начальство. Впрочем, при сем распоряжении считается необходимым:
1) чтобы Магометанское приходское духовенство, в случае сомнения в смерти, не приступало к совершению погребения без предварительного объявления полицейскому начальству;
2) чтобы высшее Магометанское духовное начальство не прекращало принимать всех зависящих от него мер по внушению Магометанам благотворной цели Высочайше утвержденного мнения Государственного Совета для них самих.
Комитет Министров постановил: изъясненное в сем представлении заключение Главноуправляющего духовными делами иностранных исповеданий утвердить. На заседании 18 марта Комитету объявлено, что Государь Император Высочайше повелел: статью предоставить Его Величеству особо, и вместе с оною мнение Государственного Совета, Высочайше утвержденное 9 февраля 1827 года. По представлению Его Высочества Цесаревича распространить правила о затруднении, заключающиеся в оном мнении, на евреев и, наконец, на положение Еврейского Комитета, с показанием, удостоилось ли оно Высочайшего утверждения и приводится ли в исполнение? Во исполнение сей Высочайшей воли, упомянутые сведения, доставленные от Главноуправляющего духовными делами иностранных исповеданий, должны быть представлены на Высочайшее усмотрение вместе со статьей из мемории Комитета Министров. По рассмотрении оных, Государь Император изволил собственноручно написать следующее Высочайшее повеление: «Не отступать от общих правил, ибо и евреи под оные подведены будут». О таковом Высочайшем Его Императорского Величества повелении, о коем для надлежащего исполнения извещен от Комитета Министров и Главноуправляющий духовными делами иностранных исповеданий. Министр внутренних дел доносит Правительствующему Сенату для учинения распоряжений, надлежащих по сему предмету. При этом слушали справку, что Высочайше утвержденное 9 февраля 1827 года мнение Государственного Совета, которым велено, чтобы повсеместному выполнению указа от 28 января 1704 года, о непредавании земле умерших ранее истечения трех дней, учинено было надлежащее подтверждение – опубликовано в указах Правительствующего Сената от 24 марта того же года. Приказали: об этом Высочайшем Его Императорского Величества повелении, для должного и непременного исполнения, послать указы во все Губернские Правления и Правительства, Войсковые Канцелярии и Присутственные места, для того чтобы дать знать всем Министрам, Военным Генерал-Губернаторам, Военным Губернаторам, управляющим и гражданскою частью, Генерал-Губернаторам и Градоначальникам. В Святейший же Правительствующий Синод, во все Департаменты Правительствующего Сената и Общие Собрания сообщить результаты.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. 1830». – СПб, 1831, Т. 5, Отделение 1, с. 396-398 (№ 3659).
1. Закревский Арсений Андреевич (1783-1865) – граф, русский государственный деятель, генерал-адъютант. Участник войн с Францией. В 1828-1831 гг. – министр внутренних дел. В 1846-1857 гг. – московский генерал-губернатор.
2. Блудов Дмитрий Николаевич (1785-1864) – граф, русский государственный деятель, литератор. В 1828-1832 гг. – статс-секретарь, начальник Главного управления делами иностранных исповеданий. В 1832-1837 гг. – министр внутренних дел, в феврале-ноябре 1837 г. – министр юстиции. В 1839-1862 гг. – главноуправляющий 11 отделением Собственной Е.И.В. Канцелярии (ведающим кодификацией законов) и председатель департамента законов Государственного Совета (до 1861 г.). Под его редакцией были выпущены два издания «Свода законов» в 1842 г. и 1857 г. В 1861-1864 гг. – председатель Государственною Совета и Комитета министров.
3. Сент Джемиль Эфенди – таврический муфтий в 1830 г.
4. Абдусалям Абдурагимов – оренбургский муфтий в 1825-1839 гг.
5. Константин Павлович (1779-1831) – великий князь. Второй сын императора Павла I. Участник войн с Францией. В 1814-1831 гг. – главнокомандующий польской армией, фактически являлся наместником Царства Польского.
6. Еврейский Комитет («Комитет по благоустройству евреев») был создан в 1802 г. под председательством министра внутренних дел В.П. Кочубея. К работе комитета привлекались раввины и представители кагалов.
№ 41. УКАЗ СЕНАТСКИЙ 28 НОЯБРЯ 1831 Г. «О ПРИСЯГЕ ДЛЯ МАГОМЕТАН ПРИ ДОПУЩЕНИИ ИХ К СВИДЕТЕЛЬСТВУ В ДЕЛАХ С ХРИСТИАНАМИ ИЛИ ОДНИХ ХРИСТИАН».
Правительствующий Сенат слушал предложение Обер-Прокурора Журавлева о том, что Главноуправляющий духовными делами иностранных исповеданий1 препроводил к Управляющему Министерством Юстиции2 наставление в переводе для Магометан о присяге, составленное по его поручению Таврическим Муфтием, для опровержения развеваемого между тамошними Магометанами заблуждения о том, что ложная присяга в судебных делах против христиан позволительна. Он просит сделать распоряжение, чтобы изъясненное наставление было зачитано Магометанам в Присутственных местах каждый раз, когда они допускаются к свидетельству или присяге в делах с христианами или одних христиан. К сему Статс-секретарь Блудов присовокупил, что он со своей стороны предписал Таврическому Муфтию, чтобы изъясненное наставление обнародовано было тамошним Магометанам чрез их Имамов и Мулл в их мечетях. О таковом требовании Главноуправляющего духовными делами иностранных исповеданий, по поручению Управляющего Министерством Юстиции, Обер-прокурор довел до сведения Правительствующего Сената, чтобы узнать решение оного и сделать зависящее от него распоряжение. К этому приложил и копию с перевода означенного наставления. Приказали: напечатать необходимое число экземпляров распоряжения, разослать их во все Губернские Правления и Правительства, Палаты уголовного и гражданского суда, равные им места привилегированных Губерний и Присутственные места с указами, чтобы это распоряжение каждый раз читалось в Присутственных местах Магометанам, когда они допускаются к свидетельству или присяге в делах с христианами или одних христиан. Для сведения же разослать такие экземпляры Министрам, Военным Генерал-губернаторам, Военным губернаторам, управляющим и гражданской частью, Генерал-губернаторам и Градоначальникам. В Святейший Правительствующий Синод, во все Департаменты Правительствующего Сената и Общие Собрания сообщить результаты.
Перевод с турецкого языка.
Высокостепенные Уездные Кадии!
Раздав с сего моего наставления всем приходским Муллам и Хатибам копии, обяжите их подписками, чтобы они каждую Пятницу и праздник внушали и подтверждали своим прихожанам, и народу растолковывали бы действовать сообразно моему наставлению. Подписи же доставьте мне.
На Бога уповаю от Сатаны проклятого! И во имя Всемилостивого, Всемилосердного Бога!
Хвала Всевышнему, положившему нас из среды тех, кто ведает, а не из среды тех, кто искажает слова Его! Мир и благословение главе Пророков Мухаммеду, распространителю и заступнику народа своего. Хвала Всевышнему, положившему нас украшающимися пользами своими, возбранившему язык от глаголов невежествующих. О, братия! Вознесем мольбы и хваления к сему Господу Святости, сему Творцу душ наших, Судии главы, который в предвечной воле, по нескончаемой благости Своей, сотворил нас Мусульманами и чтителями Алкорана! Который наиболее божественною премудростью утвердил пребывание, вину всеобщего нашего благоденствия под сенью покрова милосердия столь величием исполненного Императора! Он нас, рабов Своей Державы, избавил и освободил от различных повинностей, оскорбляющих веру. Он для разбора духовных дел наших назначил Муфтия, военного и прочих Кадиев, а также, что истинно, по особенной благости щедрот Своих наградил их жалованьем от доходов Империи. Он каждый чин, каждое состояние наше сравнял уважением со Своими до того, что здесь в Крыму, в тяжбах ли Мухамеданина с христианином или обоих христиан, общими законами допускается присяга веры нашей. За все эти Августейшие милости, будучи истинными, верными подданными, не обязаны ли мы всякий час возносить хвалы, во-первых, к источнику всего Святого – Всемогущему Богу; во-вторых, благодарения к сему источнику нашего обожания, Великому Государю Императору; и, в-третьих, как зенице ока драгоценнейшему, вселюбезному Наследнику Престола Александру Николаевичу!3
По долгу присяги сана моего, по долгу истинного верноподданства, имея попечение о пастве Мусульман, мне врученной, узнал я, что некоторые отступники веры, погрязшие в пьянстве по развращенным правилам, не имея уважения к созерцаниям духовным, в сатаническом наваждении своем смущали народ, что якобы в тяжбах с христианами ложно свидетельствовать и присягать лицемерно не только безвредно, но еще позволено Св. Алкораном. Так искажали слова Божьи и изрыгали клевету свою! Но прочь хулы сии! Нет ни одного стиха в Алкоране, свидетельствующего о таковых превратных тяжбах, и ни одно исповедание ни в каком случае не допускает умышленной присяги, ибо присяга, в какой бы то вере ни было и об чем бы то ни было, есть обет Всевышнему об удостоверении в истине сомнительного, так как сам Бог изрек: «Исполняйте по обету, данному Богу, как условились». А потому умышленно присягающие кроме мзды тягчайших наказаний в сем мире, в будущем будут измучены мучениями жесточайшими по словам Божиим: «Воздастся по союзу вашему с верою», и по словам Пророка: «Ложно присягнувшего ввергнет в огонь геенский», ибо нет веры у неимущего доверия, и нет закона у неимущего обета. Более того, действовать вопреки клятве – значит нарушать союз с Богом, принимающие ложную присягу, несправедливо свидетельствующие почитаются наравне с лицемерами, и в день всеобщего воздаяния получат мзду с ними равную по речению Корана: «Умышленно клянущимся и сознающим то, Бог уготовал наказания жесточайшие, так как все, творимое ими, было зло; они лишали их веры, рая, устраняли от пути истины, и за это им мучение жестокое. Ни богатства, ни дети им не помогут. Они будут объяты огнем геенским и пребудут в оном вечно». Смысл сего возмутителен: те, которые являли себя почитателями Корана, которые ложно присягали и сохранили это в тайне, совращали рабов Божиих с пути истины. За такие гнусные деяния они Всемогущим будут тяжко покараны. Какое же невежество, из личных выгод или потворства страстей, ввергая другого в порок, ввергать вместе и душу свою в огонь вечный. Господи спаси нас! Какая глупость, после изречения самого Пророка: «Кто обманет меня умышленно, жилище его – ад», изречения, повторенного веками, осмелиться говорить ложь клеветы на существо Всевысочайшее! Какое величайшее дерзновение посягать на клятвопреступление, когда сказано у Абу Имама4: «Гнусен станет правоверный от нечистот обмана и коварства», и у Абу Гурейра5: «Самое ужаснейшее зло есть свидетельство ложное». Как же после всего этого истинный сын веры в состоянии покуситься на совершение того и другого? Бог говорит: «Потерявшему Господа нет путеводителя». Воистину! Таких людей как извергов, развращает ли он или является развращенным, для пресечения распространяющегося зла и в пример мирской казни следует изгонять из Отечества.
Муфтий Абдул Жемичь.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. 1831 г.». – СПб, 1832, Т. 6, Отделение 2, с. 231-233 (№ 4974).
1. Д.Н. Блудов.
2. Д.В. Дашков.
3. Александр Николаевич (1818-1881). Старший сын императора Николая I. В 1825-1855 гг. – наследник русскою престола, в 1855-1881 гг. – император Александр II.
4. Соратник пророка Мухаммеда, умер во 2-ом году Хиджры.
5. Соратник пророка Мухаммеда, активный пропагандист Ислама. С его именем связывают появление большого числа хадисов. Умер в 57/58 г. хиджры (676-678 г. от Р.Х.).

№ 42. УКАЗ СЕНАТСКИЙ 14 ИЮЛЯ 1832 Г. «О ПОРЯДКЕ ПРОИЗВОДСТВА И РАССМОТРЕНИЯ ДЕЛ О НАКАЗАНИИ МАГОМЕТАН ЗА ПРЕЛЮБОДЕЯНИЕ И О СИЛЕ ЛИЧНЫХ РЕШЕНИЙ МУФТИЯ».
Правительствующий Сенат слушал дело по представлению исполняющего должность Новороссийского Генерал-Губернатора1 об ограничении решений Муфтия в духовных делах Магометан теми приговорами, которые могут быть исполнены Магометанской духовной властью. Обстоятельства дела сего следующие: исполняющий должность Новороссийского и Бессарабского Генерал-губернатора в рапорте Правительствующему Сенату от 13 марта 1831 за № 5249 изъяснял, что Таврический Муфтий2 сообщил тамошнему Губернскому Начальству для исполнения решение свое по делу об уводе жены одного татарина Аип Сефы Бухарским Аджием Кемалем и татарином Мурадасилем. В своем решении Муфтий определил наказать татарку Аип Сефу по месту жительства розгами, а Кемаля и Мурадасиля – палками с помощью полиции. Должно ли Таврическое Губернское Правительство считать личные решения Муфтия по делам духовным равными по силе судебным приговорам. Об этом оно решило испросить у высшего Начальства разрешения: в каких случаях следует исполнять решения Муфтия, и следует ли принимать оные к исполнению, когда будет налагаемо телесное наказание? Получив о сем представление Губернского Правительства, Генерал-губернатор поручил Гражданскому Губернатору соотнести изложенные обстоятельства с законами и местными сведениями и доставить ему свое заключение по вопросу Губернаторского Правительства. Вследствие чего Таврический Гражданский Губернатор3 донес исполняющему должность Генерал-губернатора, что, по его мнению, Губернское Правительство не обязано принимать к беспрекословному исполнению личные решения Муфтия по всем духовным делам без исключения. Это касается и прочих Судебных мест, особенно определяющих телесное наказание. Поскольку дело и суд – духовные, то и наказания должны быть духовными и приводимыми в исполнение посредством духовных властей. Всякое же отступление от этого было бы прикосновением к власти гражданской, которая от Муфтия должна быть весьма отдаленной. Телесное наказание лишает граждан, подвергающихся оному, доброго имени в гражданстве, следовательно, должно быть определено гражданским судом, а отнюдь не одним лицом Муфтия. Конечно, должны быть определены случаи и пределы, но вообще необходимо было бы постановить, что если Муфтию при рассмотрении дел в духовных отношениях случилось или случится усмотреть поступки, за которые виновному следует понести телесное наказание, то для определения оного и самого исполнения Муфтий должен передавать дела вместе с обвиняемыми Гражданской власти. В противном случае Муфтий будет участником суда и гражданской расправы. Исполняющий должность Новороссийского и Бессарабского Генерал-губернатора, докладывая об этом Правительствующему Сенату, испрашивал для разрешения вопроса Таврического Губернского Правительства надлежащего предписания, добавляя, что он, совершенно соглашаясь с мнением Гражданского Губернатора, полагает, что решения Таврического Муфтия по духовным делам должны заключать в себе только те приговоры, которые могут быть исполнены духовной властью Магометанской религии. О поступках же, влекущих за собой гражданское наказание, Муфтий должен сообщать в места судебные. В копии, приложенной к этому рапорту, с представления исполняющего должность Новороссийского и Бессарабского Генерал-губернатора Таврического Губернского Правительства по исполнительной Экспедиции от 1 января 1831 года за № 1 значится следующее. Таврический Муфтий Сеит Джемиль Эфендий в отношении Таврического Гражданского Губернатора изъяснил, что Симферопольский Нижний Земский Суд4 препроводил к нему дело об уводе жены татарина Симферопольского уезда деревни Актачн-кият Хакредита Аип Сефы Бухарским Аджием Кемалем и татарином Симферопольского уезда деревни Мамак жителем Мурадасилем. Обстоятельства этого дела следующие. Бухарский Аджи Кемаль знал и прелюбодействовал с женой татарина Хакредита Аип Сефой, в чем он сам признался. Следовательно, он увел ее от мужа, дабы разлучить супружество. Жена Хакредита ушла из дому, оставив его без присмотра в отсутствие дома мужа, нарушив мужнино доверие, употребила его во зло. Между тем она посягнула и на прелюбодейство, хотя от этого и отказывается, однако верить ей в том нельзя, ибо она, оставив дом, когда мужа не было, ушла с Аджи Кемалем. Татарин Мурадасил, участвовавший с Аджи Кемалем в уводе татарки Аип Сефу, хотя и отказывается от своих намерений увести эту женщину, однако положить на него нельзя, тем более что он был приглашен Аджи Кемалем. Эти обстоятельства, согласно Магометанским законам и власти, предоставленной на решение подобных дел, должны быть соответственно наказаны. Бухарского Аджия Кемаля, поскольку он холост и, будучи гостем, покусился расстраивать семейство, а в содеянном прелюбодеянии добровольно сознался, наказать при Симферопольской городской полиции палками, дав ему девяносто девять ударов. После наказания, дабы подобных непотребных дел и смущений между супружествами Магометанского народа не производил, выслать на место его родины под караулом. Жену татарина Хакредита Аип Сефу, во вдовстве ныне находящуюся из-за смерти мужа, как жену, оставившую дом в отсутствие мужа и посягнувшую на прелюбодейство, для воздержания впредь от таких поступков, а также для предупреждения других и сохранения верности в супружестве, наказать в деревне Сарчикият при собрании общества розгами. Затем отдать ее приходскому Имаму для увещевания и принесения молитв с просьбой о прощении в содеянном преступлении до того времени, пока ее поведение не исправится. Татарина Мурадасиля, участвовавшего совместно с Аджи Кемалем в непотребных делах, не соответствующих не только вере Магометанской, но и совести каждого благомыслящего Магометанина, по уважению молодых его лет и в надежде, что он от подобных поступков воздержится, наказать при Симферопольской городской полиции палками, дав ему тридцать девять ударов. Потом оставить его по месту жительства под наблюдением местного начальства, дабы оно за поведением его присматривало.
Поскольку приведение сего в исполнение относится к Гражданскому Начальству, то представляя на рассмотрение Губернатору все вышеописанное, следует приказать, кому следует, отыскав вышеописанных лиц, исполнить над ними приговор во всей точности и о последующем уведомить исполняющего должность Новороссийского и Бессарабского Генерал-губернатора. Вследствие чего определено: хотя Губернское Правительство на основании статьи 95 Учреждения об управлении Губерний, принимая сообщаемые ему решения Судебных мест, велит приводить эти решения в исполнение, необходимо, чтобы и личные решения Таврического Муфтия по делам духовным считались равными по силе судебному приговору. Правительство не имеет в виду постановления; усматривая при этом, что наказание палками и розгами, полагаемое Муфтием за причинение прелюбодейства, не свойственно духовным законам. Для этого, приостановив исполнение требования Муфтия, следует донести ситуацию исполняющему должность Новороссийского и Бессарабского Генерал-губернатора, чтобы узнать, не угодно ли будет ему испросить у высшего Начальства разрешения: в каких случаях следует исполнять решения Муфтия, и следует ли принимать оные к исполнению, когда будет предусмотрено телесное наказание? О последующем же Правительство уведомить. Помянутый рапорт исполняющего должность Новороссийского и Бессарабского Генерал-губернатора с приложенной копией по резолюции Сената 29 апреля 1831 года был направлен при указе от 11 мая к Главноуправляющему духовными делами иностранных исповеданий для того, чтобы, рассмотрев содержащиеся в оных бумагах обстоятельства, о последующем с заключением своим донес Правительствующему Сенату, возвратив и сами бумаги. Вследствие чего Главноуправляющий духовными делами иностранных исповеданий5 в рапорте Правительствующему Сенату от 18 июня 1831 г. за № 1242 изъяснял, что обстоятельства, давшие повод к сему представлению, следующие. Аджи Кемаль, сожительствуя некоторое время с женой татарина Хакредита Аип Сефою, увез ее в отсутствие мужа с помощью татарина Мурадасиля. Первый признался в сем преступлении, последние, хотя и не сознались, но уличены в оном. Таврический Муфтий, извещенный о сих обстоятельствах Симферопольским Нижним Земским Судом, основываясь на Магометанских законах и предоставленной ему в делах сего рода власти, приговорил бухарца Кемаля за прелюбодеяние к 99 ударам палками и к высылке на родину под караулом. Мурадасиля за участие в увозе Аип Сефы приговорил к 39 ударам палками. Аип Сефу приговорил к публичному наказанию розгами и к духовному покаянию, и представлял о сем Таврическому Губернскому Правительству для исполнения. Но Таврическое Губернское Правительство, не найдя закона, по которому личные решения Муфтия должны бы быть исполнены подобно Судебным приговорам, и соображая, что приговор к телесному наказанию не может быть основан на духовных постановлениях, просит у Таврического Гражданского Губернатора решения о том, обязано ли оно исполнять определения Муфтия, по которым Магометане за прелюбодеяние подвергаются телесному наказанию? Донося о сем вопросе исполняющему должность Новороссийского и Бессарабского Генерал-губернатора, Таврический Гражданский Губернатор присовокупляет свое мнение, что телесное наказание, лишающее честного имени, должно быть налагаемо Гражданским Судом, и что Муфтий в подобных случаях обязан передавать дело Гражданской власти без участия в оном. Исполняющий должность Новороссийского и Бессарабского Генерал-губернатора, полагая также, что Таврический Муфтий должен ограничивать себя только теми приговорами, которые могут быть исполнены духовной Магометанской властью, а о поступках, влекущих за собой гражданское наказание, сообщать судебным местам для решения, представляет о сем Правительствующему Сенату. Таким образом, в представлении исполняющего должность Новороссийского и Бессарабского Генерал-губернатора встречаются три вопроса, требующие объяснения и решения. Во-первых, могут ли Магометане за прелюбодеяние быть наказаны телесно по Магометанскому закону, и от кого зависит приговор в делах сего рода? Во-вторых, могут ли приговоры Магометанского духовенства вообще относиться к поступкам Магометан, влекущим за собою телесное наказание? И, в-третьих, могут ли личные решения Муфтия иметь силу судебных приговоров и быть принимаемы для исполнения? Чтобы дать мнение о сих трех вопросах, обращаясь к сведениям, хранящимся во вверенном ему Главном управлении духовных дел иностранных исповеданий, состоящий в должности Главноуправляющего находит в оных следующее:
А) Что касается первого вопроса, то в Магометанских законах позорные связи между мужчинами и женщинами не разделяются, как у нас, на прелюбодеяние и любодеяние, но в оных, однако ж, признаются разные степени сего преступления. По общим законам, рассмотрение дел о прелюбодеянии и наказание за оное принадлежит Духовному начальству; но правила Магометан по их жестокости в сем случае не согласны с законами Государства. Казанская Палата Уголовного Суда в деле о преступлении сего рода, за которое по Магометанскому закону полагается строжайшее наказание, на основании статьи 391 Учреждения о Губерниях приговорила виновного к заключению в смирительный дом на две недели. Бывший Оренбургский Муфтий6 из-за невозможности исполнения строгих Магометанских правил в России, согласно со 169 Артикулом Воинского Устава, полагал отсылать мужчин и женщин, обличенных в позорной связи, в рабочий дом на некоторое время. Согласно § 122 Устава Благочиния и статье 391 Учреждения о Губерниях, Полицейское Начальство обязано охранять народную нравственность, и само, без участия Духовного Начальства, наказывать виновных в любодеянии и обольщении женщин, живущих вне брака.
Б) Относительно второго вопроса следует сказать следующее. По указам 28(15) мая 1767 и 5 мая 1802 года, дела о супружестве Магометан, предоставленные суду Магометанской Духовной власти, которые подчиняются ему в отношении религиозных вопросов, подчинены также Гражданской власти в отношении встречающихся гражданских следствий. Например, это касается похищения имения, личной обиды и проч. По указу 10 февраля 1827 года (1 декабря 1826 г.), Магометанское Духовное Начальство, рассматривая лишь духовные дела Магометан, относящиеся к их духовным обязанностям, предоставляет гражданским местам решение дел, не имеющих связи с духовными обязанностями.
В) Что касается третьего вопроса, то бывший оренбургский Муфтий, основываясь на Магометанских законах о его власти, принимал на себя лично суд о супружеских и других делах Магометан. По их жалобам на его пристрастие сделано распоряжение, чтобы он рассматривал каждое дело вместе с членами Собрания и чтобы Гражданское Начальство не исполняло личных его решений. В проекте Положения о Таврическом Магометанском духовенстве и о делах, подлежащих его ведению, представленном в Государственный Совет Главноуправляющим, также принято за правило, чтобы Таврическое Магометанское Духовное Правление не приступало к решению дел, если в оном не присутствуют, по крайней мере, два члена, кроме Председательствующего. Согласно этим законам, Главноуправляющий счел необходимым начертать и представить Правительствующему Сенату правила, которые при невозможности исполнения Магометанских законов могли бы, по мнению его, служить для предупреждения подобных преступлений. Он с точностью определил порядок рассмотрения дел о прелюбодеянии и любодеянии, открывающихся между Магометанами, без ограничения власти, дарованной Магометанскому духовенству в делах духовного рода. Сии правила могут заключаться в следующем:
1. Магометанское духовенство печется об охране беспорочной жизни между мужчинами и женщинами и употребляет для сего как увещевания, так и другие средства, дозволенные в их законах, но не противоречащие общим Государственным законам.
2. Если до Магометанского духовного начальства дойдут сведения о развратной жизни кого-либо из Магометан, то оно должно объявить об этом со всеми известными ему обстоятельствами ближайшему полицейскому начальству. Примечание. Впрочем, полицейское начальство со своей стороны печется об исполнении правил, относящихся к его компетенции и имеющих своей целью охрану народной нравственности, путем предотвращения порочных связей между мужчинами и женщинами. Оно не ждет уведомлений Магометанского духовенства.
3. Полицейское начальство, получив через Магометанское духовенство или другим каким-либо образом сведения о порочных связях кого-либо из Магометан, делает нужное исследование и представляет об оном надлежащему суду.
4. Судебные места, удостоверившись в обстоятельствах вины, сообщают об оной оренбургскому Магометанскому духовному собранию или Таврическому Магометанскому духовному правлению для предварительного заключения. Собрание и Правление представляют только свое мнение о свойстве и степени вины судимых и ссылаются на Магометанские законы, определяющие наказание за сию вину, но отнюдь не приговаривают ни к телесному, ни к иному наказанию.
5. После получения обстоятельств дела с отзывом оренбургского Магометанского духовного собрания или Таврического Магометанского духовного правления, Суд определяет виновным исправительное наказание, согласно их званию. Это может быть задержание при Полиции без работы или же в смирительном доме, или в тюрьме с работой от одного до четырех месяцев.
6. Оренбургское Магометанское духовное собрание и Таврическое Магометанское духовное правление, предоставляя Полицейскому Начальству дела о любодеянии и обольщении, совершенные Магометанами, ни в каком случае не принимают на себя рассмотрение и решение оных. Что касается второго вопроса, могут ли приговоры Магометанской духовной власти быть распространены на дела Магометан и влечь за собой телесное наказание, то вышеприведенные указы 28(15) мая 1767 г., 5 мая 1802 г. и 10 февраля 1827 г. (1 декабря 1826 г.) ясно обозначают пределы Магометанской духовной власти, в которые не могут входить дела Гражданского рода.
Хотя в правилах о прелюбодеянии Магометан, представленных Главноуправляющим Сенату, Магометанскому духовенству предоставлено право высказывать свое мнение о степени и свойстве преступлений сего рода по их закону, которые влекут за собой телесное наказание, но сие правило не изменяет общего порядка, ибо именно Гражданские суды будут решать дела о прелюбодеянии. После предварительного заключения Духовных Начальств дело будет судиться не по Магометанским, а по общим законам, а вместо телесного наказания будет назначено исправительное наказание, как это указано в пункте 5. Третий вопрос о силе, которую должны иметь личные приговоры Муфтия в делах Магометан, уже решен по приводимым выше сведениям. От Правительствующего Сената зависит только, присовокупить правило о сем в указе, в котором после рассмотрения и утверждения правил, представляемых им, они будут объявлены, или ожидать, пока проект общего Положения о Таврическом Магометанском духовенстве и о делах оного получит силу закона. Главноуправляющий духовными делами иностранных исповеданий, донося о сем, возвратил полученное им при указе Правительствующего Сената подлинное представление исполняющего должность Бессарабского и Новороссийского Генерал-губернатора. Правительствующий Сенат после того, как выслушал рапорт Главноуправляющего духовными делами иностранных исповеданий и возвращенные при оном бумаги, резолюцией от 28 июля 1831 года в журнале заключил, что поскольку Главноуправляющий духовными делами иностранных исповеданий представил в Государственный Совет проект общего Положения о Таврическом Магометанском духовенстве и о делах оного, то, не утверждая изъясненных в настоящем рапорте правил, не следует ожидать, пока упомянутый проект получит силу закона, и настоящий рапорт доложить Присутствию Сената для разрешения заключающегося в оном обстоятельства.
После получения в Правительствующем Сенате Высочайше утвержденного 23 декабря 1831 года Положения о Таврическом Магометанском духовенстве и делах, подлежащих его ведению, вышеозначенный рапорт Главноуправляющего духовными делами иностранных исповеданий со всем производством был доложен Правительствующему Сенату, который определением от 27 января сего года постановил следующее. Дело сие препроводить к Главноуправляющему, чтобы он, сверив заключающиеся в нем обстоятельства с означенным Положением о Таврическом духовенстве, донес Правительствующему Сенату о своем мнении, о чем и был послан указ от 6 февраля. Вследствие этого Министр внутренних дел в рапорте Правительствующему Сенату от 16 марта 1832 г. за № 687 изъяснял, что исполняющий должность Новороссийского и Бессарабского Генерал-губернатора доложил Правительствующему Сенату об ограничении решений Таврического Муфтия в духовных делах Магометан приговорами, которые могут быть исполнены Магометанской духовной властью. Правительствующий Сенат в указе от 11 мая 1831 года предписал Министру внутренних дел, чтобы он дал свое мнение о сем предмете. По сему поводу Министром внутренних дел в донесении от 18 июня 1831 года за № 1242 Правительствующему Сенату было представлено мнение о трех вопросах, требовавших объяснения и решения. Во-первых, могут ли Магометане по Магометанскому закону за прелюбодеяние быть наказаны телесно, и от кого зависит приговор в делах сего рода? Во-вторых, могут ли приговоры Магометанского духовенства вообще относиться к поступкам Магометан и приводить к телесному наказанию? В-третьих, могут ли личные решения Муфтия иметь силу судебных приговоров? После соотнесения сих вопросов с законами и с Магометанскими правилами, Министр внутренних дел доложил Правительствующему Сенату, что Магометанское духовное начальство:
1) не должно приговаривать Магометан ни к телесному, ни к иному наказанию;
2) не может принимать на себя рассмотрение дел гражданского рода;
3) личные решения Муфтия не могут иметь силы судебных приговоров.
Изложив сие мнение в особых правилах, определяющих наказание, которому Магометане могут быть подвергнуты за прелюбодеяние, и порядок рассмотрения дел сего рода, Министр внутренних дел присовокуплял, что от Правительствующего Сената будет зависеть, утвердить эти правила или ожидать утверждения проекта общего Положения о Таврическом Магометанском духовенстве, представленного им в Государственный Совет. Правительствующий Сенат постановил ожидать утверждения сего проекта. После утверждения и обнародования Положения о Таврическом Магометанском духовенстве, Правительствующий Сенат возвращает Министру внутренних дел при указе от 6 февраля 1832 г. за № 10708 для соотнесения с оным его донесение от 18 июня 1831 года. В Положении о Таврическом Магометанском Духовенстве сказано:
В § 1: Таврическое Магометанское Духовенство рассматривает и решит по своему закону всякие духовного рода дела Магометан.
В § 77: к рассмотрению Таврического Магометанского духовного правления принадлежат возникающие в приходах дела о порядке богослужения, об обрядах и осуществлении духовных потребностей, а также дела о заключении и расторжении браков, о неповиновении детей родителям, о спорах по завещаниям или о спорах при разделе наследства по Магометанским законам и другие сего рода дела, которые решаются на основании прав, дарованных Таврическим Магометанам. К ним также относятся дела о назначении депутатов для межевания Вакуфских земель.
В § 78: из всех оных дел Таврическое Магометанское духовное правление рассматривает лишь те, которые не подлежат ведению Гражданских начальств, и только по представлению местных Хатыпов, Имамов, Мулл или же по просьбам и жалобам от обществ, предварительно рассмотренным Уездными Кадиями.
В § 80: когда случаются дела, касающиеся и Духовной, и Гражданской части, то Магометанское духовное правление рассматривает оные лишь в первом части, а рассмотрение прочего предоставляет Губернскому начальству.
В § 83: Таврическое Магометанское духовное правление соотносится в делах своих с общим порядком, для Присутственных мест – с предписанными законами.
В § 86: в делах, по которым нужна Фетва Муфтия, он выдает ее не ранее, чем после рассмотрения и решения дел, на основании предписываемого сим положением порядка.
Министр внутренних дел, соотнеся представленное им в Правительствующий Сенат мнение о наказании Магометан за прелюбодеяние, о порядке рассмотрения дел сего рода и о силе личных решений Муфтия с сими параграфами из Положения о Таврическом Магометанском духовенстве, не находит причины в чем-либо изменять прежнее его мнение как совершенно с оным согласное. Министр внутренних дел, донеся об этом, возвратил Правительствующему Сенату подлинное, полученное им при указе от 6 февраля дело. Приказали: означенное мнение Министра внутренних дел касательно наказания Магометан за прелюбодеяние, порядка рассмотрения дел сего рода и силы личных решений Муфтия утвердить на основании Высочайше ратифицированного 23 декабря 1831 года Положения о Таврическом Магометанском духовенстве и подлежащих его ведению делах. Об исполнении сего Положения предписать исполняющему должность Новороссийского и Бессарабского Генерал-губернатора указом. Этим же указом уведомить и Министра внутренних дел.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. 1832». – СПб, 1833, Т. 7, с. 498-505 (№5500).
1. Воронцов Михаил Семенович (1782-1856) – граф, князь, русский государственный и военный деятель, генерал-фельдмаршал. Участник войн с Ираном, Турцией, Францией. В 1823-1844 гг. – новороссийский и бессарабский генерал-губернатор. В 1844-1854 гг. – наместник Кавказа и главнокомандующий русскими войсками на Кавказе.
2. Сеит Джемил Эфенди – таврический муфтий в 1831-1832 гг.
3. Казначеев Александр Иванович действительный статский советник, в 1831-1832гг. – таврический гражданский губернатор.
4. По «Уложению для управления губерний» 1775 г. нижний земский суд состоял из земского исправника или капитана и 2-3 заседателей, которые избирались уездным дворянством. Нижний земский суд исполнял распоряжения вышестоящих властей, проводил предварительное следствие по уголовным делам. На него возлагалась основная полицейская функция – сохранять в уезде «благочиние, добронравие и порядок».
5. Известный бюрократический казус данного дела заключался в том, что Д.Н. Блудов выступал в нем в двух ипостасях – вначале как руководитель Главного управления духовных дел иностранных исповеданий (в июле 1831 г.), а затем как министр внутренних дел (с 2 февраля 1832 г.). Тогда же, 2 февраля 1832 г., Главное управление духовных дел иностранных исповеданий было преобразовано в департамент в системе МВД, оставаясь, таким образом, под общим руководством Блудова как нового главы данного министерства.
6. Имеется в виду первый оренбургский муфтий Мухаметджан Хусейнов (1788-1824).
№ 43. УКАЗ ИМЕННОЙ, ОБЪЯВЛЕННЫЙ КОМИССАРИАТСКОМУ ДЕПАРТАМЕНТУ1 ВОЕННОГО МИНИСТЕРСТВА ДЕЖУРНЫМ ГЕНЕРАЛОМ2 5 ЯНВАРЯ 1833 Г., «О ПРОИЗВОДСТВЕ ПОЛКОВЫМ МУЛЛАМ БАШКИРСКИХ ПОЛКОВ ЖАЛОВАНЬЯ».
Государь Император Высочайше повелеть соизволил: полковым Муллам Башкирских полков, находящимся на службе, вместо оклада по 150 рублей, получаемого ими, производить впредь жалованье по 300 рублей в год ассигнациями.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. 1833». – СПб, 1834, Т. 8, с. 9 (№ 5885).
1. Комиссариатский департамент (1711-1864) – учреждение военного ведомства, ведавшее денежным и вещевым довольствием войск, организацией обозов и полевых лагерей.
2. Дежурный генерал – один из высших чинов военной администрации в России XIX – нач. XX в. Он ведал делами, касающимися численности личного состава и внутреннего устройства армии, организацией военно-медицинской службы, рядом других вопросов, в том числе организацией деятельности в войсках представителей духовенства. С 1832 г. должность дежурного генерала замещал генерал-адъютант Петр Андреевич Клейнмихель.
№ 44. ВЫСОЧАЙШЕ УТВЕРЖДЕННОЕ ПОЛОЖЕНИЕ КОМИТЕТА МИНИСТРОВ ОТ 16 МАЯ 1833 Г. «О ПРИБАВКЕ ЖАЛОВАНЬЯ И О НАЗНАЧЕНИИ ПОМОЩНИКА ТИФЛИССКОМУ АХУНДУ».
Слушалась записка Министра внутренних дел1 от 28 апреля о прибавке жалованья и о назначении помощника Тифлисскому Ахунду.
Магометане Алиевой секты2 в Грузии имеют двух Ахундов, или окружных духовных начальников: в Тифлисе и в Елисаветполе. Первый из них получает 120 руб. в год жалованья. Не пользуясь по бедности тамошних татар никакими доходами за исправление треб, крайне стесняется в содержании своем, исполняя, между тем, одинаковые обязанности с Елисаветпольским Ахундом, которому назначено 500 руб. серебром в год и при котором находятся сверх того три Муллы, получающие каждый по 100 р. серебром ежегодно.
Главноуправляющий в Грузии3, учитывая тот факт, что Комитет, учрежденный в Тифлисе для сочинения проекта Положения о духовенстве помянутой секты, не может в скором времени окончить своих занятий, и что Тифлисский Ахунд терпит нужду даже в пропитании своем, просит увеличить ныне же содержание его по крайней мере до 250 руб. серебром и назначить ему помощника с жалованьем 150 руб. серебром в год4.
Министр внутренних дел, рассуждая о том, что если даже помянутый Комитет и признает необходимым уменьшить содержание Елисаветпольского Ахунда и соразмерить оное с содержанием Тифлисского Ахунда, то и в таком случае эта прибавка окажется весьма умеренною, постановил следующее. Настоящее представление Главноуправляющего в Грузии утвердить до издания общего положения о Магометанском духовенстве в Закавказском крае.
Комитет вынес решение: представление сие по изъясненным в оном причинам утвердить.
Государь Император положение Комитета Высочайше утвердить соизволил.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. 1833». – СПб, 1834, Т. 8, Отделение 1, с. 284-285 (№ 6214).
1. Д.Н. Блудов.
2. То есть шиитов.
3. Розен Григорий Владимирович (1781-1841) – барон, генерал-адъютант. Участник войн с Францией и Швецией. В 1831-1837 гг. – командир отдельного кавказского корпуса и главноуправляющий гражданской частью на Кавказе.
№ 45. ВЫСОЧАЙШЕ УТВЕРЖДЕННОЕ ПОЛОЖЕНИЕ КОМИТЕТА МИНИСТРОВ ОТ 3 ОКТЯБРЯ 1833 Г. «О ПРИЧИСЛЕНИИ К ДУХОВЕНСТВУ ТЕХ ТОЛЬКО МАГОМЕТАН ПОДАТНОГО СОСТОЯНИЯ, КОИ ЗАНИМАЮТ ДУХОВНЫЕ ДОЛЖНОСТИ».
Слушалась записка Министра внутренних дел от 8 сентября о причислении к духовенству только тех Магометан податного состояния, которые занимают духовные должности.
В 1832 году Таврический Муфтий сообщал, что до образования Таврического духовного правления, при назначении Магометан в духовные должности не обращалось внимание на их способности. При ревизиях оказалось, что в податное состояние записаны многие люди духовного происхождения, а к духовенству причислены те, кто по невежеству права на это не имел.
Приписывая сим обстоятельствам разные упущения и замешательства, он предложил всех без исключения подвергнуть испытанию для обращения тех из них, кто окажется неспособным, в податное состояние. В случае, если после этого будет недостаток среди духовных лиц, то приписать к духовенству других более способных людей из податного состояния. По положению 1831 года об означенном духовенстве, право принадлежности к духовенству основывается на происхождении от оного и доказывается ревизскими сказками. В звание же Хатыпов, Имамов и Мулл могут избираться только лица, принадлежащие к духовенству по происхождению их из сего состояния. Духовным не воспрещается вступать в купеческое и мещанское звание, за исключением духовного состояния. За проступки они могут быть лишены своего звания только после того, как ясно будет доказана их вина, и по решению власти, от которой зависело их утверждение.
Министр внутренних дел вследствие сего решил, что испытание всех духовных лиц для обращения неспособных в податное состояние было бы и затруднительно, и не совсем отвечало положению, т.к. они не имеют нужды в испытании до того момента, пока они не будут избраны приходами. Переход в купеческое или мещанское звание предоставлен их собственной воле. Людей податного состояния к духовным должностям определять нельзя. Те, кто записаны в двух состояниях, т.е. в духовном и податном, должны быть исключены из первого.
По поводу сего должны быть представлены самые достоверные сведения, кто из помянутых духовных занимает или не занимает должность, кто записан в двух разных состояниях. При сем предписано, что среди духовных лиц, уже занимающих должности, следует подвергнуть новому испытанию лишь тех, на кого поступали или впредь будут поступать жалобы, и тех, кто по незнанию Магометанского закона обязанности свои исполнять не может.
Оказалось, что 864 человека, состоящих в податном состоянии, занимают должности Хатыпов, Имамов и Маязинов. Хотя многие из духовных лиц достойны занимаемой должности и изъявили желание и далее ее занимать, но общества их не избирают. Духовное Магометанское Правление испрашивало разрешения на отстранение от должности сих 864 Магометан, предоставив обществу возможность избрать на их места других лиц духовного происхождения.
Министр внутренних дел считает, что если допустить отстранение сих 864 духовных лиц одновременно во всех приходах, то неизбежно произойдет остановка в требах и в самом богослужении. Это неминуемо приведет к беспокойству крымских татар, столь приверженных своей вере, которые из-за оказываемого им доселе особого покровительства вовсе не готовы к таким крутым, хотя и полезным мерам.
Чтобы не было недовольства среди народа и чтобы не нарушены были права помянутого духовенства, реформу следует провести не сразу, а постепенно, в исполнение правила приведенного выше положения. Таким образом уменьшится число духовных Магометан в Крыму.
Министр внутренних дел полагает, что на сей раз следует оставить при исполняемых должностях всех тех из вышеозначенных 864 Магометан, кто получил свои звания по согласию обществ, изъявленному надлежащим порядком, по удостоверению высшего Магометанского духовного начальства и по утверждению Губернского Правительства, и на кого не было жалоб на незнание ими Магометанского закона. Это касается только лиц, лично причисленных к духовенству. Детей же их и потомков записывать в податные состояния, без всяких преимуществ. Постановить, чтобы при новой народной переписи на основании Манифеста от 16 июля прошлого года, сии духовные лица с женами не были вписаны в ревизские сказки, детей же их и вообще семейства, кроме их жен и потомков, в оных показывать.
Комитет вынес решение: представление сие по изъясненным в оном причинам утвердить.
Государь Император положение Комитета Высочайше утвердить соизволил.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. 1833». – СПб, 1834, Т. 8., Отделение 2, с. 545-547 (№ 6466).
№ 46. УКАЗ СЕНАТСКИЙ ОТ 27 НОЯБРЯ 1833 Г. «О ВОСПРЕЩЕНИИ ЗЕМСКИМ СУДАМ ВХОДИТЬ В СНОШЕНИЕ С ТАВРИЧЕСКИМ МАГОМЕТАНСКИМ/ДУХОВНЫМ ПРАВЛЕНИЕМ И ОРЕНБУРГСКИМ МАГОМЕТАНСКИМ ДУХОВНЫМ СОБРАНИЕМ В СЛУЧАЯХ, КОГДА СУЩЕСТВУЮЩИЕ ЗАКОНЫ ОКАЗЫВАЮТСЯ НЕДОСТАТОЧНЫМИ ДЛЯ РЕШЕНИЙ ДЕЛ, И О ПРЕДСТАВЛЕНИИ В ТАКИХ СЛУЧАЯХ НАЧАЛЬСТВУ».
Правительствующий Сенат слушал предложение Тайного Советника, Обер-прокурора, князя Лобанова-Ростовского, при котором по поручению Министра юстиции предложил на рассмотрение и законное постановление список проблем относительно того, что Кизлярский Земский суд обратился в Таврическое Магометанское духовное правление и в оренбургское Магометанское духовное собрание с вопросами о законности или незаконности браков, заключаемых между последователями Алиевой секты и Магометанами.2 Как видно из дела, служившего поводом к таким вопросам, на их ответах следует основывать решение о законном или незаконном рождении детей, прижитых от сих браков, и об их праве на наследство, оставшееся после родителей. Поскольку в Закавказских провинциях живут Магометане Алиевой и Омаровой сект, опыт уже показал, что между людьми, принадлежащими к той и иной секте, могут быть браки. Вопрос о законности или незаконности сих браков и о последствиях, которые могут быть в отношении детей и имущества, заслуживает внимания Правительства, требует рассмотрения и даже особого постановления. Между тем, Кизлярский Земский суд вместо того, чтобы доложить начальству о проблеме, обратился прямо от себя с вопросами к Магометанскому духовному начальству. Таковое непосредственное общение Земских судов с Магометанским духовным начальством в случаях, еще не принятых законом, не допустимо, т.к. может привести к исполнению решений, противных видам Правительства.
Исходя из сложившейся ситуации, Министр внутренних дел счел необходимым обратиться к Управлявшему Министерством юстиции для принятия распоряжения о том, чтобы Земские суды не сотрудничали с Таврическим Магометанским духовным правлением или с Оренбургским Магометанским духовным собранием в случаях, когда существующие законы оказываются недостаточными для решений дел. Им следует докладывать о таких ситуациях Гражданскому Начальству по установленному порядку. Приказали: согласно вышеизложенному обращению Министра внутренних дел к Управлявшему Министерством юстиции, всем губернским и областным правлениям, правительствам и войсковым канцеляриям предписать, чтобы в ведомстве своем дали распоряжение относительно того, чтобы Земские суды не сотрудничали с Таврическим Магометанским духовным правлением или с Оренбургским Магометанским духовным собранием в случаях, относительно которых существующие законы оказываются недостаточными для решений дел. Им следует докладывать об оных Гражданскому Начальству по установленному порядку. Издать указы, с которыми ознакомить Министров, Военных Генерал-губернаторов, Военных Губернаторов, управляющих Гражданской частью, Генерал-губернаторов, Градоначальников и Присутственные места. В Святейший Правительствующий Синод, во все Департаменты Правительствующего Сената и Общие Собрания сообщить результаты.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. 1833». – СПб, 1834, Т. 8, Отделение 1, с. 697 (№ 6591).
1. В 1833 г. Министром внутренних дел был Д.Н. Блудов, а управляющим Министерством юстиции – Д.В. Дашков.
2. Последователи Алиевой секты – шииты; Магометане Омаровой секты – приверженцы суннитского толка ислама.
№ 47. ВЫСОЧАЙШЕ УТВЕРЖДЕННОЕ МНЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО СОВЕТА ОТ 22 ДЕКАБРЯ 1833 Г. «О РАЗДЕЛАХ ИМЕНИЙ МЕЖДУ НАСЛЕДНИКАМИ ТАВРИЧЕСКИХ МАГОМЕТАН, И ОБ УЧРЕЖДЕНИИ ОПЕК НАД МАЛОЛЕТНИМИ».
Государственный Совет в Департаменте Законов и в Общем Собрании, рассмотрев доклад Правительствующего Сената Общего Собрания Московских Департаментов о постановлении правил на раздел имений между наследниками Таврических Магометан и на учреждение опек для малолетних, постановил:
1. Наследство, оставшееся после смерти Магометан Таврической Губернии, распределять на существующем основании:
А) Раздел имущества с издержкой на погребение и отчисление части имущества на платеж бесспорных долгов предоставить на рассмотрение Магометанского духовенства по его закону.
Б) Если при таковом разделе не будет спорных вопросов между участвующими сторонами, то на долю каждого из наследников выдавать на узаконенной гербовой бумаге документ, называемый яфтою. Документы сии с переводом на российский язык предоставлять для регистрации в надлежащее присутственное место. После чего они являются законными доказательствами на принадлежность части наследства.
В) Если при означенном разделе от кого-либо из участвующих сторон было высказано недовольство, то такие дела разбираются судебными местами в установленном порядке.
2. Над тем имуществом умерших Магометан дворянского и городского сословия, которое достанется малолетним наследникам, согласно предыдущему пункту следует учредить опеку на общем основании.
3. Учреждение опеки над малолетними детьми Магометан духовного чина, если они не из дворян, предоставляется Магометанскому Духовенству, которое поступает в сем случае по их обычаю. Они ответственны пред Муфтием и Таврическим Магометанским духовным правлением на том же основании, на каком ответствуют опекуны пред дворянской опекой и сиротским судом, а они в свою очередь пред Палатами.1
4. Когда после учреждения опеки на имуществе малолетних окажутся долги сверх тех, о которых было известно при разделе наследства, платеж оных, равно как и отделение тех частей имущества, которые будут принадлежать наследникам, достигшим во время самой опеки совершеннолетия, учреждается на основании общих законов.
5. Когда в числе наследников Таврических Магометан будут и принявшие христианскую веру, то они, сохраняя право наследства по Магометанскому закону, получают согласно ему и свои части имущества.
6. Правила сии обнародовать с переводом на крымский татарский язык.
7. Министру внутренних дел с Новороссийским Генерал-губернатором следует согласовать порядок учреждения опек над малолетними детьми татар-поселян Таврической Губернии подобно тому, как Положением от 25 ноября 1832 года Министру финансов было предоставлено право вводить оные между казенными поселянами.
Резолюция. Его Императорское Величество, выслушав мнение в Общем Собрании Государственного Совета о правилах разделения имущества между наследниками Таврических Магометан и учреждении опеки над малолетними, Высочайше утвердить соизволил и повелел исполнить эти правила. Председатель Государственного Совета.2
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. 1833». – СПб, 1834, Т. 8, Отделение 2, с. 782-783 (№ 6662).
1. Дворянская опека и сиротский суд являлись низшими сословными органами по опеке. В состав дворянской опеки входили уездный предводитель дворянства, уездный судья и заседатели, в состав сиротского суда – члены городского магистрата и городской староста. Местные органы опеки контролировались губернскими палатами уголовного и гражданского суда.
2. В 1827-1834 гг. должность председателя Государственного Совета занимал князь В.П. Кочубей.
№ 48. УКАЗ СЕНАТСКИЙ ПО ВЫСОЧАЙШЕМУ ПОВЕЛЕНИЮ ОТ 29 ЯНВАРЯ 1834 Г. «О ПРИВОДЕ К ПРИСЯГЕ ОКОНЧАТЕЛЬНО ПРИНЯТЫХ РЕКРУТОВ В ЦЕРКВАХ ТОГО ИСПОВЕДАНИЯ, К КОЕМУ КТО ИЗ НИХ ПРИНАДЛЕЖИТ».
Правительствующий Сенат слушал рапорт Военного Министра1 о том, что Государь Император в пояснение § 396 Рекрутского Устава относительно присяги людей, поступающих в рекруты, Высочайше повелеть соизволил: окончательно принятых рекрутов непременно приводить к присяге в церквах того исповедания, к коему кто из них принадлежит. Принимаемых же рекрутов из Магометан приводить к присяге в Рекрутских Присутствиях, а из Евреев – в синагогах или школах. О таковой монаршей воле Военный Министр донес Правительствующему Сенату и добавил, что об оной им уже объявлено Военному ведомству для должного исполнения. Приказали: о сем Высочайшем Его Императорского Величества повелении дать знать указами всем губернским и областным правлениям, правительствам, Казенным палатам и Экспедициям, Войсковым канцеляриям, Присутственным местам и Гражданским Губернаторам, а также Министрам, Военным Генерал-губернаторам и прочим лицам, начальствующим в Губерниях, для сведения и должного исполнения. В Святейший Правительствующий Синод, во все Департаменты Правительствующего Сената и Общие Собрания сообщить результаты.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. 1834». – СПб, 1835, Т. 9, Отделение 1, с. 94 (№ 6757).
1. Военный министр – А.И. Чернышев.
№ 49. УКАЗ ИМЕННОЙ, ОБЪЯВЛЕННЫЙ СЕНАТУ МИНИСТРОМ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ 2 ФЕВРАЛЯ 1834 Г., «О ПОРЯДКЕ ПРИЧИСЛЕНИЯ ТАВРИЧЕСКИХ ТАТАР К ТАМОШНЕМУ МАГОМЕТАНСКОМУ ДУХОВЕНСТВУ».
Таврическое Магометанское Духовное Правление, основываясь на § 7 Положения от 23 декабря 1831 года (5033), согласно которому право принадлежать к Магометанскому духовенству предоставляется всем тем, кто походит из духовного звания, испрашивало следующее разрешение. Должно ли предоставлять сие право:
 тем, кто из-за своей неспособности был обращен Муфтиями в податное состояние, а потом выучился и получил места Хатыпов, Имамов и Мулл;
 тем, кто хотя и выучился, но не получил никаких должностей,
 тем, кто вовсе и не заботился о своем образовании.
В другом представлении Таврическое Магометанское Правление изъясняло, что оно, рассмотрев права некоторых татар, определило: тех, чьи отцы действительно происходили из духовного звания, а сами они по малолетству были записаны в податное состояние, возвести на основании § 7 Положения от 23 декабря 1831 года в духовное звание. Решение привести в исполнение с наступлением новой ревизии. При сем Правление испрашивало разрешения, должно ли оно всех татар, которые будут признаны принадлежащими к духовному званию по своему происхождению, представлять на утверждение Таврическому Губернскому Правительству или же о причислении их к духовному сословию сообщать только Казенной Экспедиции.
Принимая во внимание тот факт, что, с одной стороны, § 7 Положения от 23 декабря 1831 года постановил происхождение из Таврического Магометанского духовенства доказывать ревизскими сказками, а, с другой, что увеличение сего состояния ограничено предписанием § 41 сего Положения об определении на духовные места только лиц, принадлежащих к Таврическому Магометанскому духовенству, я решил, что нельзя не предоставить каждому Магометанину права доказывать на основании вышеозначенного § 7 Положения принадлежность свою к сему духовенству, но решение по сему предмету не должно зависеть от Таврического Магометанского Духовного Правления. Следовательно, надлежит постановить, чтобы Таврическое Магометанское Духовное Правление докладывало о таких делах тамошнему Губернскому Правительству для дальнейшего законного рассмотрения.
Что же касается тех Магометан, которые, будучи лишены духовного звания на законном основании, были впоследствии снова определены к духовным должностям, оставаясь при этом в податном состоянии, то по решению Высочайше утвержденного в минувшем году (3 Октября 1833 г. (6466) Положения Комитета Министров, обнародованного указом Правительствующего Сената от 18 декабря, вопрос Таврического Магометанского Духовного Правления не требует разрешения, ибо сим Положением уже постановлено, что определенные из податного состояния Таврические Магометанские духовные лица лично пользуются правами тамошнего духовенства.
О сем я1 изложил в Комитет Министров с представлением, и Государь Император по решению Комитета и согласно моему представлению Высочайше повелеть соизволил постановить:
1) всякий, доказавший, согласно постановления § 7 Положения от 23 декабря 1831 года, ревизскими сказками свои права на принадлежность к Таврическому духовенству, должен быть почитаем принадлежащим к сему состоянию, если он только не был на законном основании лишен оного;
2) Таврическое Магометанское Духовное Правление должно приступать к рассмотрению этих прав только по поступившим просьбам;
3) если из ревизских сказок окажется, что проситель действительно должен принадлежать к Таврическому Магометанскому духовенству, то Правление докладывает об этом Таврическому Губернскому Правительству для дальнейшего законного разсмотрения2.
Хотя в § 77 Высочайше утвержденного Положения Государственного Совета от 23 декабря 1831 года (5033), основанного на постановлении 1830 года, указано, что дела о неповиновении детей родителям отнесены к рассмотрению Таврического Магометанского Духовного Правления, в § 12 того же Положения сказано, что Магометанские гражданские, уголовные и полицейские дела, которые не касаются духовного предмета, подлежат общим законам Государства. Дела о неповиновении детей родителям могут быть трех родов:
а) дела, которые заключают в себе уголовные преступления;
б) дела, в которых заключается требование по имуществу и которые окончательно решаются Магометанским Духовным Правлением (согласно § 4 Положения от 23 декабря 1831 года). Это касается дел, когда обе стороны довольны будут посредничеством Магометанского Духовного Правления;
в) дела, в которых заключается одно нравственное неповиновение, например, по бракам, по вероисповеданию, по оскорблению словами и т.п.
Принимая во внимание эти разновидности дел и вышеописанные постановления, Государственный Совет вменил Таврическому Магометанскому Духовному Правлению в обязанность:
1) В тех случаях, когда при рассмотрении дел о неповиновении детей родителям, откроется уголовное преступление, которое может подвергать виновных лишения чести или прав на состояние, передавать эти дела на рассмотрение общих Присутственных мест.
2) В тех случаях, когда при рассмотрении дел о неповиновении детей родителям откроется спор по имуществу и незаконному притязанию на него, если участвующие стороны не будут убеждены Правлением к миролюбивому окончанию дела, предоставлять спорящим право разбираться в местах, которым рассмотрение гражданских дел вверено.
3) В прочих делах, заключающих нравственное неповиновение детей родителям: по бракам, по словесным оскорблениям и тому подобное, рассматривать и решить эти дела по их вере и обычаям. Но если по сим делам следует определить какое-либо светское наказание, то приговоры Правления представлять предварительно на утверждение Начальника Губернии, который в дальнейшем ходе дела должен поступать на основании общих законов.
Резолюция. Его Императорское Величество, выслушав мнение Государственного Совета в Общем Собрании о порядке решения в Таврическом Магометанском Духовном Правлении дел о неповиновении детей родителям, Высочайше повелел исполнить.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. 1834». – СПб, 1835, Т. 9, Отделение 22, с. 111-112 (№ 7510).
№ 52. УКАЗ ИМЕННОЙ, ОБЪЯВЛЕННЫЙ ЕГО ИМПЕРАТОРСКОМУ ВЫСОЧЕСТВУ, ГЛАВНОМУ НАЧАЛЬНИКУ ПАЖЕСКОГО И ВСЕХ СУХОПУТНЫХ КАДЕТСКИХ КОРПУСОВ1 ВОЕННЫМ МИНИСТРОМ ОТ
19 ДЕКАБРЯ 1834 Г., «О ПРИСЫЛКЕ В КАДЕТСКИЕ КОРПУСА ДЕТЕЙ ПОЧЕТНЫХ МУСУЛЬМАН КАВКАЗСКОГО КРАЯ».
Государь Император по докладу от 13 ноября Высочайше повелеть соизволил: детей почетных мусульман Кавказского края присылать в Кадетские Корпуса в возрасте от 20 до 30 лет, но не старше, независимо от того, назначены они будут в Пажи или будут состоять в родстве со служащими в Конвое Его Величества. Доставлять их два раза в год, учитывая время выпуска офицеров из Корпусов.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. 1834». – СПб, 1835, Т. 9 (прибавление к Т. 8), Отделение 28, с. 40 (№ 6645а).
1. Михаил Павлович (1798-1849) – великий князь. Четвертый сын императора Павла I. С 1831 г. – начальник Пажеского и всех сухопутных кадетских корпусов. В 1844 г. занял должность главнокомандующего Гвардейского и Гренадерского корпусов.

№ 53. ВЫСОЧАЙШЕ УТВЕРЖДЕННОЕ ПОЛОЖЕНИЕ КОМИТЕТА МИНИСТРОВ ОТ 12 МАРТА 1835 Г. «О ПРЕДОСТАВЛЕНИИ ПРИЕЗЖАЮЩИМ В СЕМИПАЛАТИНСК АЗИАТАМ ПРАВА ИСПРАШИВАТЬ ПО ДУХОВНЫМ ИХ ДЕЛАМ РАЗРЕШЕНИЯ ОТ ГРАЖДАНСКОГО НАЧАЛЬСТВА».
Слушалась записка Министра внутренних дел1 от 18 февраля о предоставлении приезжающим в Семипалатинск азиатам права испрашивать по духовным их делам разрешения от гражданского начальства.
Комитет постановил: представление сие утвердить. Государь Император на положение Комитета Высочайше соизволил.
Записка. Вице-Канцлер1 передал мне прошение, полученное им от живущих в Семипалатинске ташкенцев, бухарцев и других азиатов, которые жаловались на Оренбургского Муфтия2, запечатывавшего построенные ими за 37 лет пред сим мечети, и просили как об открытии оных, так и о запрете Муфтию вообще мешаться в их дела.
Я немедленно потребовал объяснения от Оренбургского Муфтия3 и бывшего Генерал-губернатора Западной Сибири, который уведомил меня, что со своей стороны он уже просил Оренбургского Военного Губернатора приказать открыть мечети на том основании, что нельзя оставить народ без богослужения. Вследствие чего я обратился Генерал-адъютанту Перовскому, прося уведомить меня, как о распоряжениях, сделанных им по отношению Генерал-губернатора Западной Сибири, так и о том, не знает ли он причин, побудивших Муфтия к столь стеснительной мере? Генерал-адъютант Перовский отвечал, что, узнав из сообщения Генерала от Инфантерии Вельяминова о распоряжении Муфтия сломать вновь построенную ташкенцами в Семипалатинске мечеть, он приказал остановить сию меру до моего разрешения, и сообщал ответ Оренбургского Муфтия о причинах, по которым он запечатал мечети.
Из сведений, доставленных Оренбургским Военным Губернатором и объяснений Оренбургского Муфтия, оказалось следующее.
В Семипалатинске находится четыре мечети, из которых две построены около сорока лет тому назад приезжающими туда на время по торговым делам ташкенцами и бухарцами. В сих двух мечетях богослужение отправляли Муллы, произвольно выбранные самими азиатами из своей среды, без утверждения и испытания Оренбургского Магометанского духовного собрания и, следовательно, против указа от 22 сентября 1788 года (16710). По прошествии времени, так как одна из сих мечетей пришла в ветхость, ташкенец Магмурбаев подал прошение Семипалатинскому Городничему, а потом и Областному Начальнику о дозволении ему построить вместо обветшалой мечети новую. Не дожидаясь разрешения начальства, он приступил к построению оной. Омское Областное Правление, когда дело сие туда поступило, сочло необходимым предварительно истребовать на постройку мечети разрешения Оренбургского Магометанского Духовного Собрания. Таким образом, было изложено все дело, кроме того, упоминалось о просьбе одного бухарца Юсупова и жены его, жаловавшихся на ташкенца Магмурбаева, который выстроил мечеть подле их дома и тем их стеснил.
Оренбургский Муфтий, основываясь на указе от 22 сентября 1788 года и принимая в рассуждение, что из четырех мечетей, находящихся в Семипалатинске, только при двух были назначенные духовные служители, а по правилам Магометанского закона ни одна мечеть не должна быть без настоятеля, сделал распоряжение о запечатывании мечетей, выстроенных ташкентцами. Муфтий принял это решение менее стеснительным для находящихся в Семипалатинске иностранцев Магометанского закона, т.к. они, приезжая в Семипалатинск на короткое время, могут отправлять богослужение в мечетях, устроенных российскими подданными, ибо по правилам Магометанского закона возбраняется без особо уважительных причин строить мечети и производить в них порознь одно и тоже богослужение.
Хотя причины, по которым действовал Муфтий, и имели основание, но учитывая тот факт, что поступив таким образом без разрешения высшего начальства, он перешел границы власти, ему предоставленной, я предписал ему отменить немедленно все его распоряжения, и ныне получил рапорт, в котором Муфтий, извещая об исполнении моего предписания, присовокупил к тому, что ни он, ни Оренбургское Магометанское Духовное Собрание не делали распоряжения о снесении вновь построенной ташкентцами в Семипалатинске мечети.
Семипалатинские азиаты, находясь под властью Оренбургского Муфтия и Духовного Магометанского Собрания, не должны были на основании приведенного указа без его разрешения строить мечети и избирать Мулл, тем более что нет ни одного закона, допускающего исключение из общего правила. Усматривая, однако, что ташкентцы и бухарцы, как самые ревностные Магометане, очень мало уважающие духовное начальство, поставленное не Магометанскими властями, могут счесть назначение им Мулл российским Муфтием как бы стеснением свободы вероисповедания. Учитывая, что для политической ситуации и выгодной торговли снисхождение к ним в сем отношении может оказаться очень нужным, я считаю, что следует вменить Семипалатинским азиатам в обязанность докладывать о постройке мечетей, избрании Мулл и вообще о случаях, касающихся религии, местному начальству для испрошения через Генерал-губернатора Западной Сибири разрешения Министерства внутренних дел. Во избежание замешательств, которые могли бы произойти вследствие такого распоряжения в ведении метрических книг, запретить ташкентским и бухарским Муллам исправлять требы для Магометан российских подданных.
Представляя о сем на благоусмотрение Комитета Министров, имею честь добавить, что мнение сие я сообщал Вице-Канцлеру, который с сим вполне согласился.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. 1835». – СПб, 1836, Т. 10, с. 228-230 (№7946).
1. Д.Н. Блудов.
2. Нессельроде Карл Васильевич (1780-1862) – граф, князь, русский государственный деятель и дипломат. С 1816 г. – управляющий делами Иностранной коллегии, в 1822-1856 гг. – министр иностранных дел. С 1828 г. – вице-канцлер, с 1845 г. – канцлер.
3. В 1825-1839 гг. должность оренбургского муфтия занимал Абдусалям Абдурагимов.
4. Вельяминов Иван Александрович (1771-1837) – генерал от инфантерии. Участник войн с Францией и на Кавказе. В 1827-1834 гг. – командир Отдельного Сибирского корпуса и генерал-губернатор Западной Сибири.
№ 54. УКАЗ СЕНАТСКИЙ ПО ВЫСОЧАЙШЕМУ ПОВЕЛЕНИЮ ОТ 22 МАРТА 1835 Г. «О РАСПРОСТРАНЕНИИ НА ИСПОВЕДУЮЩИХ МАГОМЕТАНСКУЮ ВЕРУ ПОСТАНОВЛЕНИЯ, ВОСПРЕЩАЮЩЕГО ВЕНЧАТЬ БРАКИ, ЕСЛИ ЖЕНИХ ИЛИ НЕВЕСТА НЕ ДОСТИГЛИ УЗАКОНЕННЫХ ЛЕТ».
Правительствующий Сенат слушал рапорт Министра внутренних дел о том, что Государь Император 1 марта сего года Высочайше повелеть соизволил: постановление, которым воспрещено духовенству венчать браки, если жених и невеста не достигли еще: жених – восемнадцати, а невеста – шестнадцати лет, распространить и на подданных Империи Российской, исповедующих Магометанскую веру. О сем Высочайшем Его Императорского Величества повелении Министр внутренних дел, донося Правительствующему Сенату, испрашивает предписаний о приведении оного в действо. Приказали: послать, куда следует, указы.1
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. 1835». – СПб, 1836, Т. 10, Отделение X, с. 266 (№ 7990).
1. Данное решение не затрагивало Закавказья, где браки разрешались мужчинам с 15 лет, а женщинам – с 13 лет. Насколько же известно из свидетельств современников, фактически этот указ на практике очень часто не выполнялся: и в мусульманской, и в христианской среде. Особенно это касалось сельской местности, где браки могли заключаться в возрасте более раннем, чем 15-13 лет.
№ 55. ВЫСОЧАЙШЕ УТВЕРЖДЕННОЕ МНЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО СОВЕТА ОТ 9 ДЕКАБРЯ 1835 Г., ОПУБЛИКОВАННОЕ 23 ЯНВАРЯ 1836 Г.,
«ОБ ОПРЕДЕЛЕНИИ МУЛЛОВ ПРИ МЕЧЕТЯХ».
Правительствующий Сенат в Общем Собрании первых трех Департаментов слушал. Во-первых, предложенное Министром юстиции1 к надлежащему исполнению Высочайше утвержденное мнение Государственного Совета следующего содержания: Государственный Совет в Департаменте Законов и в Общем Собрании, рассмотрев доклад Общего Собрания первых трех Департаментов Правительствующего Сената по вопросу, можно ли допускать назначение двух или более Мулл при одной мечети, и согласившись с мнением по сему предмету Правительствующего Сената, постановил оное утвердить. На подлинном мнении написано: Его Императорское Величество, выслушав мнение в Общем Собрании Государственного Совета по вопросу, можно ли допускать назначение двух или более Мулл при одной мечети, Высочайше утвердить его соизволил и повелел исполнить. Во-вторых, Правительствующий Сенат слушал справку о том, что вышеозначенное определение Собрания Общего Сената состояло в следующем: оное Собрание, рассмотрев поднятый Министерством внутренних дел вопрос: можно ли допустить назначение двух или более Мулл при одной мечети, и приняв во внимание, что по Магометанским правилам полагается следующее число духовных лиц: при Соборной мечети – один Хатым2, один Имам и один Маязин, а при простой – один Имам и один Маязин; что допущение большего числа Мулл при одной мечети может стать поводом к взаимным ссорам между ними, вредным для самого благосостояния прихожан, что хотя указ от 23 августа 1756 года (10597) и определяет только число душ, при котором может быть построена мечеть, а именно: от двух- до трехсот душ, но сей же указ может быть принят во внимание при определении числа душ в Магометанских приходах, имеющих одну мечеть и желающих иметь при ней более одного Муллы, как для предупреждения беспорядков в отправлении богослужения и треб и для предохранения обществ от содержания слишком большого числа духовных лиц, так и для вернейшего обеспечения Мулл в содержании, отвечающем их званию, решило постановить общим правилом, что если будет надобность в назначении при одной простой мечети более одного Муллы, а жителей, приписанных к ней, будет более двухсот душ, то в таком случае следует дозволить назначить большее количество духовных лиц с условием, чтобы их число не превосходило числа лиц, назначенного для Соборных мечетей. О чем и предоставлен был всеподданнейший Его Императорскому Величеству доклад. Приказали: послать, куда следует, указы.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. 1835». – СПб, 1836, Т. 10, Отделение 2, с. 1170-1171 (№8663).
1. Д.В. Дашков.
2. Правильно – хатиб.
№ 56. ВЫСОЧАЙШЕ УТВЕРЖДЕННОЕ МНЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО СОВЕТА ОТ 8 ЯНВАРЯ 1836 Г., ОПУБЛИКОВАННОЕ 14 ФЕВРАЛЯ, «О ДОЗВОЛЕНИИ ЖЕНАМ ССЫЛЬНЫХ МАГОМЕТАН ВЫХОДИТЬ ЗАМУЖ ЗА ДРУГИХ МУЖЕЙ».
Государственный Совет в Департаменте Законов и в Общем Собрании, рассмотрев представление Министра внутренних дел с изъясненным в оном определением Правительствующего Сената касательно распространения на Магометан закона о дозволении женам ссыльных выходить за других мужей, постановил:
1) Общий закон о дозволении женам ссыльных выходить за других мужей распространить и на Магометан с разрешения Магометанского Оренбургского Духовного Собрания или Таврического Духовного Правления, каждого по его ведомству.
2) Палатам Уголовного Суда вменяется в обязанность о Магометанах, ссылаемых по судебным приговорам на работу или поселение, извещать Главное Магометанское Духовное Начальство того места, где проживает ссылаемое семейство.
Резолюция. Быть по сему.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. 1836». – СПб, 1837, Т. 11, Отделение 2, с. 14 (№ 8764).
№ 57. ВЫСОЧАЙШЕ УТВЕРЖДЕННОЕ МНЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО СОВЕТА ОТ 15 ЯНВАРЯ 1836 Г. «О МАГОМЕТАНСКИХ ШТАТАХ: ОРЕНБУРГСКОГО ДУХОВНОГО СОБРАНИЯ И ТАВРИЧЕСКОГО ДУХОВНОГО ПРАВЛЕНИЯ1».
Государственный Совет в Департаменте Экономии и в Общем Собрании, рассмотрев представление Министра внутренних дел о необходимости увеличить штаты Магометанского Оренбургского Духовного Собрания и Таврического Духовного Правления, постановил:
1. Издать для сих мест следующие штаты.
2. Остатки от штатных сумм дозволить, с утверждения Министра внутренних дел, распределять в награду между чиновниками, наиболее отличившимися усердием в службе.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. 1836». – СПб, 1837, Т. 11, Отделение 1, с.47 (№ 8780).
1. Данный указ служил приложением к утвержденному положению о создании округов Оренбургского магометанского духовного собрания и Таврического магометанского духовного правления от 23 декабря 1831 г. Положение 1831 г. вошло составной частью в устав «Об управлении духовными делами Магометан» (Свод законов Российской империи, Т. XI. Ч. I, Изд. 1896 г.). См.: документ № 117.
2 По «Табелю о рангах» 1722 г. гражданский чин XII класса – губернский секретарь, гражданский чин XIV класса – коллежский регистратор.
3 Столоначальник – заведующий разрядом казенных письменных дел.
4 Журналист – в данном случае чиновник присутственного места, ведущий протоколы, поденные записки (журналы).
№ 58. ВЫСОЧАЙШЕ УТВЕРЖДЕННОЕ ПОЛОЖЕНИЕ КОМИТЕТА МИНИСТРОВ ОТ 18 ФЕВРАЛЯ 1836 Г. «О ВОСПРЕЩЕНИИ ПРИНИМАТЬ ДЕРВИШЕЙ В ПОДДАНСТВО РОССИИ».
Слушалась записка Министра внутренних дел от 25 января о воспрещении принимать дервишей в подданство России.
Комитет постановил: представление сие утвердить.
Государь Император на положение Комитета Высочайше соизволил.
Записка. В декабре 1835 года Управляющий Астраханской губернией, за отсутствием тамошнего Военного Губернатора, Генерал-майора Тимирязева, Председатель Палаты Гражданского и Уголовного Суда, Статский Советник Родичев в представлении ко мне изъяснил, что дервиш Курмамбай Таш Булатов, оказавшийся, по собранным о нем сведениям, подданным Бухарского Хана, прибыл в Россию в 1834 г. и вошел в Астраханское Губернское Правление с просьбой о причислении его в общество юртовских татар Красноярского уезда, в селение Хожетаевское. Губернское Правление не удовлетворило просьбу Булатова, потому что Высочайше утвержденным положением Азиатского Комитета1 от 5 декабря 1834 года воспрещено впускать в Астраханскую губернию дервишей, идущих из средней Азии на поклонение в Мекку, ибо сии люди признаны правительством не совсем полезными.
Статский Советник Родичев добавил, что хотя из показаний помянутого дервиша Булатова не видно, чтобы он намеревался ехать в Мекку для поклонения, но чтобы не сделать какого-либо отступления от означенного правила, испрашивает разрешения: следует ли дервиша Булатова и подобных ему выходцев, носящих звание дервишей, принимать в подданство России и причислять к податным сословиям или же им в подобных просьбах отказывать.
Я2 общался по этому поводу с Вице-Канцлером3, который уведомил меня, что Высочайше утвержденными положениями Азиатского Комитета от 15 марта 1832 г. и 5 декабря 1834 г. воспрещено всех заграничных азиатов из стран средней Азии (в том числе и дервишей), идущих на поклонение в Мекку, пропускать чрез внутренние наши губернии. Цель сих постановлений состоит в том, чтобы пресечь их связи с нашими подданными, которые из опыта оказались вредными, т.к. азиаты эти, особенно дервиши, вместо того, чтобы идти в Мекку на поклонение, останавливались у нас в местах, населенных Магометанами, возбуждали в сих последних фанатизм и поселяли всякие возмутительные правила. По сему Граф Нессельроде, руководствуясь смыслом вышеизложенных документов, полагает, что и в просьбе дервишей о принятии их в подданство России следует отказывать, т.к. подобные с их стороны домогательства – не что иное, как предлог, чтобы иметь возможность оставаться беспрепятственно в наших пределах. Настоящая просьба дервиша Таш Булатова, видимо, не имеет другой цели кроме подобного желания жить и шататься между своими единоверцами, нашими подданными. Граф Нессельроде находит полезным отклонять такие их просьбы и отнюдь не принимать дервишей в наше подданство по следующим причинам. Во-первых, это люди праздные, вся жизнь которых состоит в бродяжничестве и обманах, вредных и тягостных для общества. Во-вторых, эти люди по званию своему и набожности, которую на себя накидывают, могут иметь большое влияние на умы наших Магометан, которое они всегда употребляют во зло, проповедуя между ними ненависть к христианам и к самому правительству. Таким образом они хотят приобрести доверие своих единоверцев и возможность жить за их счет.
В Высочайше утвержденном положении Азиатского Комитета от 15 марта 1832 года, по мнению бывшего Оренбургского Военного Губернатора Графа Сухтелена,4 говорится о воспрещении не только дервишам, но и всем вообще заграничным азиатам проходить чрез Россию в Константинополь для следования оттуда в Мекку на поклонение. Исходя из этого, было вынесено решение: поручить Оренбургскому Военному Губернатору5 известить через начальников караванов всех азиатов, желающих следовать с оными на линию, что позволения пройти чрез Россию в Мекку не будет, т.к. дорога в Мекку из Ташкента, Бухарии и Хивы – это ближайшая прямая дорога чрез Азиатские области. Этот запрет следует отнести к мерам предосторожности, принятым в России во избежание занесения заразных болезней. Однако тех поклонников, которые прибудут с караванами в течение 1832 года, пропустить, назначая в паспортах их дорогу, по которой им необходимо следовать по усмотрению Оренбургского Военного Губернатора.
Потом Азиатский Комитет, приняв во внимание, что изъясненное правило касается всех вообще азиатских поклонников, приходящих к нам из областей средней Азии, и что это правило было принято с целью преградить азиатам всякий путь через внутренние наши губернии, Высочайше утвержденным положением от 5 декабря 1834 года постановил сообщить оное правило чрез Министерство внутренних дел как Астраханскому руководству, так и главным начальствам Западной Сибири. Это положение было исполнено Министерством внутренних дел 10 января 1835 года.
После слушанья обстоятельств сего дела, признавая, что нет ничего полезного для правительства в допущении дервишей в подданство России, т.к. жизнь их, как справедливо замечает Вице-канцлер, проходит большей частью в бродяжничестве и обманах, я предложил предписать главным начальникам Оренбургской и Астраханской губерний и Западной Сибири отнюдь не принимать дервишей в подданство России, даже если б они о том просили. На сем основании следует отказать в подобной просьбе дервишу Таш Булатову, поданной в Астраханское Губернское Правление.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. 1836». – СПб, 1837, Т. 11, Отделение 1, с.133-134 (№ 8881).
1. Азиатский комитет – высший правительственный комитет, существовал в 1819-1850 гг. Ведал рассмотрением «всех вообще азиатских дел». Управление делами комитета было возложено на директора Азиатского департамента Министерства иностранных дел.
2. Д.Н. Блудов.
3. К.В. Нессельроде.
4. Сухтелен Павел Петрович (1788-1833) – граф, генерал-адъютант. Участник войн с Францией. В 1826-1828 гг. – начальник штаба Кавказского корпуса. В 1830-1833 гг. – оренбургский генерал-губернатор.
5. В.А. Перовский.
№ 59. ВЫСОЧАЙШЕ УТВЕРЖДЕННОЕ МНЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО СОВЕТА ОТ 11 МАЯ 1836 Г., ОПУБЛИКОВАННОЕ 18 ИЮНЯ, О ПРАВЕ ОРЕНБУРГСКОГО МАГОМЕТАНСКОГО ДУХОВЕНСТВА РЕШАТЬ ДЕЛА О РАЗДЕЛЕ ЧАСТНОЙ СОБСТВЕННОСТИ МЕЖДУ НАСЛЕДНИКАМИ.
Государственный Совет в Департаменте Законов и в Общем Собрании, рассмотрев доклад Общего Собрания первых трех Департаментов Правительствующего Сената по вопросу: имеет ли подведомственное Оренбургскому Магометанскому Духовному Собранию духовенство право рассматривать и решать дела о разделе частной собственности между наследниками, постановил следующее. Означенное духовенство имеет право рассматривать и решать по своему закону дела о частной собственности, возникающие по завещаниям или при разделе имущества между наследниками. Это право реализуется только тогда, когда участвующие в сих делах Магометане будут просить о том и беспрекословно примут объявленные им решения. Разделы, совершаемые в сем случае, следует утверждать в надлежащем присутственном месте. Но если участвующие в делах выскажут недовольство решением духовенства, касающимся их собственности, и обратятся с просьбой к гражданскому начальству, то рассмотрение сих дел будет предоставлено обыкновенным судебным местам по порядку, установленному общими Государственными законами.
Резолюция. Его Императорское Величество, выслушав мнение Государственного Совета в Общем Собрании о праве Оренбургского Магометанского духовенства решать дела о разделе частной собственности между наследниками, Высочайше повелел его исполнить.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. 1836». – СПб, 1837, Т. 11, с. 504 (№ 9158).
№ 60. ВЫСОЧАЙШЕ УТВЕРЖДЕННОЕ МНЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО СОВЕТА ОТ 8 ИЮНЯ 1837 Г., ОПУБЛИКОВАННОЕ 17 ИЮЛЯ, О ПОРЯДКЕ РЕШЕНИЯ ДЕЛ МАГОМЕТАН, ИЗОБЛИЧЕННЫХ В ПРЕЛЮБОДЕЯНИИ.
Государственный Совет в Департаменте Законов и в Общем Собрании, рассмотрев доклад Общего Собрания первых трех Департаментов Правительствующего Сената относительно порядка рассмотрения и решения Магометанскими духовными местами дел о Магометанах, изобличенных в прелюбодеянии, и признавая заключение Правительствующего Сената правильным, вынес следующее решение. Магометанские духовные места при назначении наказания по делам о прелюбодеянии должны ограничиться наложением духовного покаяния и исправления, а если этого окажется недостаточно, то в этом случае Магометанские духовные места должны предоставлять эти дела гражданским судам, которые, смотря по обстоятельствам, увеличивающим или уменьшающим вину, будут подвергать виновных временному заключению от 3 до 14 дней.
Резолюция. Его Императорское Величество, выслушав мнение в Общем Собрании Государственного Совета относительно порядка решения дел о Магометанах, изобличенных в прелюбодеянии, Высочайше повелел его исполнить.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. 1837». – СПб, 1838, Т. 12, Отделение 1, с. 526 (№ 10313).
№ 61. ВЫСОЧАЙШЕ УТВЕРЖДЕННОЕ МНЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО СОВЕТА ОТ 21 ОКТЯБРЯ 1837 Г., ОПУБЛИКОВАННОЕ 14 ДЕКАБРЯ, О ПОРЯДКЕ ИЗБРАНИЯ МУЛЛ И ДРУГИХ ДУХОВНЫХ ЧИНОВ МАГОМЕТАНСКИХ ПРИХОДОВ.
Государственный Совет в Соединенных Департаментах Законов и Экономии и в Общем Собрании, рассмотрев доклад Общего Собрания первых трех Департаментов Правительствующего Сената о порядке избрания Мулл и других духовных чинов Магометанских приходов, согласно с заключением Правительствующего Сената постановил по сему предмету следующие правила:
1) На избрание Мулл и других Магометанских духовных чинов в приходы должно быть изъявлено желание по крайней мере двух третей лиц из прихода, которые почитаются старейшинами семейств.
2) Сей выбор между жителями податного состояния должен быть произведен непременно в присутствии волостных голов и сельских начальников, а между военными сословиями – в присутствии кантонных начальников и юртовых старшин1.
3) В выборе не должны участвовать люди, не принадлежащие к избирающему обществу, а также младшие члены семейств, т.е. не отдельные от отцов сыновья, меньшие братья, племянники и т.п.
4) Приговор должен быть подписан всеми избирающими лицами и засвидетельствован от податных состояний в Волостном Правлении, а от военных – у кантонного начальника. В первом случае приговор представляется чрез волостного голову, а в последнем – через кантонного начальника и передается в Земский Суд, а оттуда – в Губернское Правление.
5) Во всех приходах, где Магометане принадлежат к податному состоянию, Губернское Правление утверждает выбор окончательно; а там, где они состоят в военном ведомстве, Правление, не встретив со своей стороны препятствий, представляет каждый раз об утверждении избранного Военному Губернатору, и потом действует по окончательному его решению.
Резолюция. Быть по сему.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе, 1837». – СПб, 1838, Т. 12, Отделение 1, с. 801 (№10594).
1. Юрт – у азиатских народов место проживания кочевых (или оседлых) одноплеменников. На юго-востоке России в XIX в. юртовый старшина избирался своими соплеменниками с последующим утверждением российской администрацией. Под «военными сословиями» подразумевались включенные в военно-служилую систему башкиры и мещеряки. См. выше документ № 22.
№ 62. ВЫСОЧАЙШЕ УТВЕРЖДЕННОЕ МНЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО СОВЕТА ОТ 28 МАРТА 1838 Г., ОПУБЛИКОВАННОЕ 10 МАЯ, О РОДЕ ДЕЛ, ПО КОТОРЫМ ТАВРИЧЕСКОЕ МАГОМЕТАНСКОЕ ДУХОВНОЕ ПРАВЛЕНИЕ МОЖЕТ ОБРАЩАТЬСЯ ПРЯМО В МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕННИХ ДЕЛ.
Правительствующий Сенат в Общем Собрании первых трех Департаментов слушал, во-первых, предложенное Министром юстиции к надлежащему исполнению Высочайше утвержденное мнение Государственного Совета следующего содержания. Государственный Совет в Департаменте Законов и в Общем Собрании, рассмотрев доклад Общего Собрания первых трех Департаментов Правительствующего Сената по вопросу: в каких случаях Таврическое Магометанское Духовное Правление должно обращаться прямо в Министерство Внутренних Дел, а в каких – через тамошнее губернское правительство, постановил: определение Правительствующего Сената, изложенное в сем докладе, утвердить. На оном мнении написано: Его Императорское Величество, выслушав мнение Государственного Совета в Общем Собрании о порядке представлений Таврического Магометанского Духовного Правления, Высочайше повелел его исполнить. Во-вторых, Правительствующий Сенат слушал справку, по которой оказалось, что определение Общего Собрания, изложенное во всеподданнейшем докладе по сему делу, состоялось следующим образом. Общее Собрание первых трех Департаментов Правительствующего Сената, принимая во внимание, что в России духовные места иностранных исповеданий, находясь в ведении местного губернского начальства, пользуются правом прямо от себя обращаться в Министерство внутренних дел, и что в положении о Таврическом Магометанском духовенстве от 23 декабря 1831 года (5033) не означено, какие дела Таврическое Магометанское Духовное Правление должно представлять тамошнему губернскому правительству, а какие – Министерству Внутренних Дел, согласно с заключением Министра внутренних дел, принятым первым Департаментом Правительствующего Сената, Общее Собрание признает полезным постановить, чтобы от Таврического Магометанского Духовного Правления были представлены прямо в Министерство внутренних дел:
1) все срочные сведения о числе родившихся, сочетавшихся браком и умерших; о числе мечетей, духовных и прихожан;
2) донесения по таким делам, по которым Министерство будет прямо предлагать ему: или требовать сведения, или подтверждать решение.
Сверх того, Правление имеет право доносить непосредственно Министерству в таких случаях, когда губернское правительство чрезмерно медлит с решением его представлений, а также если оно примет решение, не учитывая государственные законы вообще или вышеупомянутое положение о Таврическом Магометанском духовенстве.
Все же обстоятельства, требующие решения, или обстоятельства, по которым может потребоваться новое постановление, и вообще все дела, для решения которых понадобиться заключение местного начальства, Таврическое Магометанское Духовное Правление должно представлять на усмотрение Министерства внутренних дел не иначе, как через тамошнее губернское правительство. Общее Собрание Сената для предотвращения недоразумений считает необходимым добавить, что поскольку здесь идет речь только о предоставлении Таврическому Магометанскому Духовному Правлению права в известных случаях делать донесения и представления свои непосредственно Министерству внутренних дел, то все те обязанности, которые лежат на сем Магометанском Правлении и решаются в зависимости от местного губернского начальства, и впредь остаются неизменными. Постановление сие послужит дополнением и пояснением положения о Таврическом Магометанском духовенстве. Для приведения оного в исполнение, следует испросить докладом Высочайшее соизволение у Его Императорского Величества, что и было сделано 18 января 1838 года. Приказали: послать, куда следует, указы.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. 1838». – СПб, 1839, Т. 13, Отделение 1, с. 204-205 (№ 11096).
№ 63. УКАЗ ИМЕННОЙ, ОБЪЯВЛЕННЫЙ МИНИСТРОМ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ 15 СЕНТЯБРЯ 1838 Г., О ВКЛЮЧЕНИИ В ШТАТНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ АСТРАХАНСКОГО КАРАНТИНА 400 РУБ., НАЗНАЧЕННЫХ НА СОДЕРЖАНИЕ ПРИ СЕМ КАРАНТИНЕ МУЛЛЫ.
Государь Император по представлению Министра внутренних дел, сделанному по указу Правительствующего Сената от 25 июля, и положению Комитета Министров, Высочайше повелеть соизволил: для принятия присяги от прибывающих в Астраханский карантин Магометан, следует иметь постоянно при оном Муллу. А так как Высочайше утвержденным положением Комитета Министров от 25 августа 1831 года Мулла был уже назначен для сего карантина с жалованьем 400 руб. в год, которые и доныне отпускаются в распоряжение карантинного правления, но не помещен в штат 4 декабря 1835 года (8650), то сумму сию включить в штатное положение Астраханского карантина.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. 1838». – СПб, 1839, Т. 13, Отделение 2, с. 126 (№ 11540).
№ 64. УКАЗ ИМЕННОЙ, ОБЪЯВЛЕННЫЙ МИНИСТРУ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ ВОЕННЫМ МИНИСТРОМ 18 ОКТЯБРЯ 1838 Г., О НАЗНАЧЕНИИ ЖАЛОВАНЬЯ И ОБЫВАТЕЛЬСКОЙ КВАРТИРЫ МУЛЛЕ, ИСПОЛНЯЮЩЕМУ В СИМБИРСКЕ ДУХОВНЫЕ ТРЕБЫ МЕЖДУ НИЖНИМИ ЧИНАМИ МАГОМЕТАНСКОГО ЗАКОНА.
Государь Император по всеподданнейшему докладу Вашего Превосходительства Высочайше повелеть соизволил: Мулле Ягоферову, находящемуся в Симбирске и исполняющему духовные требы между нижними воинскими чинами Магометанского закона, назначить от военного ведомства жалованье 100 рублей в год. Кроме того, предоставить обывательскую квартиру наравне с нижними чинами внутренней стражи, если Ягоферов не будет иметь собственного дома.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. 1838». – СПб, 1839, Т. 13, Отделение 2, с. 225 (№ 11642).
№ 65. УКАЗ ИМЕННОЙ, ОБЪЯВЛЕННЫЙ КАЗАНСКОМУ ВОЕННОМУ ГУБЕРНАТОРУ1 21 ОКТЯБРЯ 1838 Г., О ЖАЛОВАНЬЕ МУЛЛЕ, ИСПОЛНЯЮЩЕМУ ДУХОВНЫЕ ТРЕБЫ МАГОМЕТАНАМ ВОЕННОГО ВЕДОМСТВА В КАЗАНИ.
Государь Император по всеподданнейшему докладу Вашего Превосходительства Высочайше повелеть соизволил: Мулле Мряссову, находящемуся в г. Казани и исполняющему духовные требы исключительно Магометан военного ведомства, назначить от Комиссариата жалованье 300 рублей в год.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. 1838». – СПб, 1839, Т. 13, Отделение 2, с. 237 (№ 11661).
1. Стрекалов Степан Степанович (1781-1856) – генерал-адъютант. В 1828-1831 гг. – тифлисский военный губернатор. В 1831-1841 гг. – казанский военный генерал-губернатор.
№ 66. ВЫСОЧАЙШЕ УТВЕРЖДЕННОЕ МНЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО СОВЕТА ОТ 27 МАРТА 1840 Г., ОПУБЛИКОВАННОЕ 3 МАЯ, О ПРАВАХ ГРЕКОВ И МАГОМЕТАН, ЖИВУЩИХ В РОССИИ, НА ДВОРЯНСКОЕ ДОСТОИНСТВО.1
Правительствующий Сенат в Общем Собрании первых трех Департаментов слушал предложенный Управляющим Министерством юстиции2 список мнения Государственного Совета следующего содержания. Государственный Совет в Департаменте Законов и в Общем Собрании, рассмотрев представление бывшего Министра юстиции3 о правах Магометан и Греков на дворянское достоинство и доклад Общего Собрания первых трех Департаментов Правительствующего Сената по сему же предмету, постановил следующее. В дополнение к существующим статьям Свода Законов постановить следующие правила:
1) Из числа обитающих в России греков признавать дворянами с их потомством:
а) тех, чьи предки или они сами, вступив в подданство России и находясь на службе, приобрели или приобретут чины или ордена, приносящие на основании общих законов дворянское достоинство. Исключение составляют лица купеческого сословия, т.к. они по времени пожалования им орденов подходят под действие ст. 28 Свода, Т.9;
б) тех, кто до издания указа от 29 января 1805 года переселились в Россию и уже были признаны по представленным от них доказательствам дворянами вследствие определения Депутатских Собраний, а в сем качестве приобрели законной образом или через наследство недвижимые дворянские имения и ныне оными владеют, хотя чинов и орденов не имели. С прочими же поступать на том основании, что и с иностранцами, как постановлено в ст. 22 Свода, Т.9.
2) Магометанам, обитающим на Крымском полуострове, предоставить права, какие выше (в п. 1) присвоены Грекам, а также признавать дворянами и тех Магометан, которые при покорении Крыма владели землями и находились на службе по выборам дворянства.
Происхождение же их потомков и дворянское их состояние должно быть доказано метрическими свидетельствами Магометанского Духовного Правления (со времени введения у Магометан метрических книг) или документами о владении наследственными дворянскими имениями, доставшимися от предков, или основано на достоверных сведениях родословной за подписью Предводителя рода и ближайших родственников просителей, состоящих уже в дворянском достоинстве.
К сим доказательствам должно быть присовокуплено:
а) свидетельство дворян, не менее двенадцати, и предводителя о том, что образование и род жизни просителей достоин благородного звания;
б) удостоверение присутственного места, что ни сами просители, ни отец, ни дед их не состояли и не состоят в подушном окладе и не были лишены прав дворянских силою закона.
3) Сими же правилами (пун. 2) руководствоваться и в порядке возведения в дворянское достоинство потомков Бейских фамилий в Крыму.
4) Именующимся Казанским Мурзам и Литовским Татарам предоставляются равные с Греками права и преимущества (п. 1-а) с условием, чтобы тем из них, чьи отцы, деды или прадеды состояли в подушном окладе, когда и сами они в нем состоят, возвращать утраченное дворянское достоинство согласно ст. 172 (Т.9) Свода на правах однодворцев, если они о дворянстве предков своих представят доказательства, предписанные ст. 40 того же тома. Происхождение свое должны удостоверить пунктом 2 настоящих правил, требуемых от крымских татар. В отношении литовских татар постановляется, чтобы признавать дворянами тех из них, чьи предки, служа в бывших польских войсках, владели земскими поместьями и по сей службе и владению пользовались дворянскими правами и преимуществами на основании Конституции 1677 и 1726 годов. Тех, кто при поступлении на службу имел дворянские недвижимые имения, также причислять к дворянскому сословию. В удостоверение своего владения они должны представить на сии имения надлежащие акты или другие неподлежащие никакому сомнению доказательства владения оными в то время, а на чины и звания предков.4
5) Так как дети, рожденные в законном браке, должны пользоваться всеми правами их отцов, то правило сие следует распространить и на детей Магометан, прижитых ими от законных жен, по особому удостоверению Магометанского Духовного Правления.
6) Дворянским Депутатским Собраниям вменить в обязанность все дела о дворянстве Греков и Магометан, как уже решенные, так и состоящие еще на рассмотрении, а также вновь поступающие и те, которые находятся неразрешенными в Герольдии, соотнести с настоящими правилами. Заключение свое внести в ту же Герольдию, которая обязана уже будет каждое дело особо представлять в установленном порядке Правительствующему Сенату. На подлинном мнении собственной Его Императорского Величества рукой написано: «Быть по сему».
Приказали: Во исполнение Высочайше утвержденного Его Императорским Величеством мнения Государственного Совета учинить следующее:
1) Поручить Герольдии все дела о дворянстве Греков и Магометан, находящиеся у нее, препроводить по принадлежности в Дворянские Депутатские Собрания.
2) Всем Дворянским Депутатским Собраниям через Губернские и Областные Правления предписать, чтобы все находящиеся в их ведении дела о дворянстве Греков и Магометан, как уже решенные, так и состоящие еще на рассмотрении, а также вновь поступающие и те, которые препровождены будут из Герольдии, соотнеся с настоящими правилами и учинив свое заключение, внести в ту же Герольдию, о чем и послать указы.
3) После получения таких дел в Герольдии, ее обязанностью будет каждое дело с мнением своим представлять в установленном порядке Правительствующему Сенату.
4) Об Высочайше утвержденном мнении Государственного Совета уведомить указами всех Министров, Военных Генерал-губернаторов, Генерал-губернаторов, Военных Губернаторов, управляющих и гражданской частью, Гражданских Губернаторов и Градоначальников.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. 1840». – СПб, 1841, Т. 15, Отделение 2, с. 193-194 (№ 13304).
1. См. выше, документ № 31.
2. Панин Виктор Никитич (1801-1874) – граф, русский государственный деятель. С 1838 г. – управляющий Министерством юстиции, с апреля 1841 г. по октябрь 1862 г. – министр юстиции. С 1864 г. по 1867 г. являлся Главноуправляющим II отделением (кодификационным) Собственной Е.И.В. Канцелярии, исполнял должность председателя департамента законов Государственного Совета.
3. Неясно о ком из бывших министров юстиции идет речь – о Д.Н. Блудове или о Д.В. Дашкове.
4. См. ниже, документ № 67.
№ 67. УКАЗ ИМЕННОЙ, ДАННЫЙ СЕНАТУ 25 ИЮНЯ 1840 Г., О ДОЗВОЛЕНИИ ДВОРЯНАМ МАГОМЕТАНСКОГО ЗАКОНА, ПОСЕЛИВШИМСЯ ИЗДАВНА В ЗАПАДНЫХ ГУБЕРНИЯХ, ВЛАДЕТЬ НЕДВИЖИМЫМИ НАСЕЛЕННЫМИ ИМЕНИЯМИ.
Утвержденным Нами 11 июня 1838 года мнением Государственного Совета постановлено: дворянам Магометанского Закона, поселившимся издавна с особыми привилегиями в Западных губерниях, сохранять в неприкосновенности право владеть недвижимыми населенными имениями. Вследствие этого одобрены следующие статьи:
1) Ограничение в ст. 151 Свода, установленное для дворян не христианского исповедания, по которому им не дозволяется иметь в крепостном своем обладании христиан, не распространяется на тех дворян из татар, которые издавна поселились в Западных губерниях и поныне владеют населенными имениями.
2) Статьи Свода тех же законов (с 672 по 712) о прекращении крепостного состояния сохраняют свою силу в Западных губерниях за исключением пункта ст. 701 о предоставлении крепостному лицу свободы после принятия им Греко-Российской веры, если владелец его не христианского закона. Статья сия не распространяется на крепостных людей, принадлежащих дворянам из татар, издавна поселившимся в Западных губерниях.
3) Татары сего рода, приобретшие дворянское достоинство, пользуются всеми правами и преимуществами, присвоенными дворянству. Им не запрещается ни владеть крепостными людьми, ни держать в услужении по найму христиан обоего пола.
Распространяя действие Российских законов на Западные губернии и оставляя нерушимыми права дворян Магометанского закона, издавна поселившихся в сих губерниях, повелеваем: вышеозначенные статьи внести в Общий Свод Законов Российской Империи, о чем Правительствующий Сенат должен объявить Главноуправляющему II Отделением Собственной Нашей Канцелярии2 для надлежащего исполнения, а Генерал-губернаторам и Губернским Правлениям Западных губерний – для сведения.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. 1840». – СПб, 1841, Т. 15, с. 445 (№ 13592).
1. Под западными губерниями подразумевались Виленская, Ковенская, Гродненская, Минская, Волынская. В этот период времени там проживало около пяти с половиной тысяч татар обоего пола. К сожалению, трудно определить, сколько из них могло принадлежать к дворянскому сословию. См.: Мухлинский А. Исследование о происхождении и состоянии литовских татар. – СПб, 1857, с. 44.
2. В 1839-1862 гг. эту должность занимал Д.Н. Блудов.
№ 68. ВЫСОЧАЙШЕ УТВЕРЖДЕННОЕ ПОЛОЖЕНИЕ КОМИТЕТА МИНИСТРОВ, ОБЪЯВЛЕННОЕ МИНИСТРОМ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ 3 ФЕВРАЛЯ 1842 Г., О ПРЕДОСТАВЛЕНИИ МАГОМЕТАНСКОМУ ДУХОВЕНСТВУ ГОРОДОВ БАХЧИСАРАЯ, КАРАСУБАЗАРА И СТАРОГО КРЫМА УЧАСТВОВАТЬ В ИЗБРАНИИ МУФТИЯ И КАДИ-ЭСКЕРА.
По ходатайству Таврического Магометанского Духовного Правления и главного губернаторского начальства о предоставлении старшему приходскому Магометанскому духовенству заштатных городов Бахчисарая, Карасубазара и Старого Крыма, наравне с духовенством губернского и уездных городов, права участвовать в избрании Муфтия и Кади-Эскера, т.к. сии заштатные города имеют значительное число почетных и ученых духовных лиц, Министр внутренних дел1 входил с представлением в Комитет Министров.
Согласно положению о сем Комитета Министров, Государь Император 3 февраля Высочайше повелеть соизволил: 24 положения о Таврическом Магометанском духовенстве от 23 декабря 1831 года (5033) относительно права тамошнего высшего Магометанского духовенства и старших из приходских чинов губернского и уездных городов участвовать в избрании Таврического Муфтия и Кади-Эскера распространить и на заштатные города: Бахчисарай, Карасубазар и Старый Крым.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. 1842». – СПб, 1843, Т. 17, Отделение 1, с. 77-78 (№ 15271).
1. Перовский Лев Алексеевич (1792-1856) – граф, русский государственный деятель. Участник Отечественной войны 1812 г. В 1841-1852 гг. – министр внутренних дел.
№ 69. УКАЗ ИМЕННОЙ, ОБЪЯВЛЕННЫЙ КОМАНДИРУ ОТДЕЛЬНОГО КАВКАЗСКОГО КОРПУСА1 УПРАВЛЯЮЩИМ ВОЕННЫМ МИНИСТЕРСТВОМ 19 АВГУСТА 1842 Г., О ПРОИЗВОДСТВЕ ЖАЛОВАНЬЯ МУЛЛЕ, ПРИГЛАШЕННОМУ В КРЕПОСТЬ АНАПУ ДЛЯ ОТПРАВЛЕНИЯ БОГОСЛУЖЕНИЯ В МАГОМЕТАНСКОЙ МЕЧЕТИ.
Государь Император по всеподданнейшему докладу Вашего Высокопревосходительства Высочайше повелеть соизволил: Мулле Алимоло, приглашенному из Керчи в крепость Анапу для отправления богослужения в Магометанской мечети, которую предположено там возвести, для обучения Горских аманатов2 в Анапской школе и для приведения к присяге покоряющихся Горцев, назначить жалованье наравне со священниками православного исповедания3.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. 1842». – СПб, 1843, Т. 17, Отделение 1, с. 842 (№ 15946).
1. Головин Евгений Александрович (1782-1858) – генерал от инфантерии. Участник войн с Францией и Турцией. В ноябре 1837 г. – декабре 1842 г. – командир отдельного Кавказского корпуса и главноуправляющий гражданской администрацией на Кавказе.
2. Аманат – заложник, даваемый в обеспечение договора (араб.).
3. Об истории крепости Анапа смотрите в книге Всселовский Н.И. Военно-исторический очерк города Анапы. // Записки разряда военной археологии и археографии Императорского Русского Военно-Исторического общества. Т. III. – СПб, 1914.
№ 70. ВЫСОЧАЙШЕ УТВЕРЖДЕННОЕ МНЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО СОВЕТА ОТ 8 МАРТА 1843 Г., ОПУБЛИКОВАННОЕ 20 АПРЕЛЯ, О ПРАВАХ МАГОМЕТАНСКИХ СЕМЕЙСТВ НА ПОЧЕТНОЕ ГРАЖДАНСТВО.
Правительствующий Сенат в Общем Собрании первых трех Департаментов слушал предложенное Министром юстиции к надлежащему исполнению Высочайше утвержденное мнение Государственного Совета следующего содержания. Государственный Совет в Департаменте Законов и в Общем Собрании, рассмотрев всеподданнейший доклад Общего Собрания первых трех Департаментов Правительствующего Сената относительно прав Магометанских семейств на почетное гражданство1 и найдя, что разрешение предлежащих вопросов в предложенном Сенатом виде вполне соответствует цели установления почетного гражданства, так как оное согласно манифесту от 10 апреля 1832 года (5284) предназначено для поощрения всего купеческого сословия в Империи к содействию успехам отечественной торговли и промышленности через постоянное пребывание в первых двух гильдиях, постановил настоящее заключение Правительствующего Сената утвердить. В дополнение и пояснение подлежащих статей Свода постановить следующее. Лица Магометанского исповедания возводятся в потомственное почетное гражданство со всеми законными их женами и детьми, прижитыми от них, с условием, чтобы законность сих жен и детей была каждый раз особо удостоверена Магометанским Духовным Правлением.
Государь Император на положение Комитета Высочайше соизволил.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. 1843». – СПб, 1844, Т. 18, Отделение 1, с. 540 (№ 17136).
1. Ширинский-Шихматов Платон Александрович (1790-1853) – князь, русский государственный деятель, литератор. С 1842 г. – товарищ министра народного просвещения, в 1850-1853 гг. – министр народного просвещения.
№ 72. УКАЗ ИМЕННОЙ, ОБЪЯВЛЕННЫЙ МИНИСТРУ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ ВОЕННЫМ МИНИСТРОМ 14 ЯНВАРЯ 1844 Г., О СОВЕРШЕНИИ ДУХОВНЫХ ТРЕБ ВОИНСКИМ ЧИНАМ МАГОМЕТАНСКОГО ИСПОВЕДАНИЯ, КВАРТИРУЮЩИМ В ГОРОДЕ УФЕ.
Государь Император по всеподданнейшему докладу Вашего Высокопревосходительства Высочайше повелеть соизволил:
1. Обязанность совершать духовные требы воинским чинам Магометанского исповедания, квартирующим в городе Уфе, возложить на приходских Имама и Азанчея Уфимской соборной мечети.
2. За исправление этой должности назначить им жалованье: Имаму 90 руб., а Азанчею 50 руб. серебром в год.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. 1844». – СПб, 1845, Т. 19, Отделение 1, с. 33 (№ 17519).
№ 73. УКАЗ ИМЕННОЙ, ОБЪЯВЛЕННЫЙ В ЦИРКУЛЯРНОМ ПРЕДПИСАНИИ ИНСПЕКТОРСКОГО ДЕПАРТАМЕНТА МОРСКОГО МИНИСТЕРСТВА1 28 ИЮЛЯ 1845 Г., О СУШЕСТВОВАНИИ ИМАМОВ В ВОЕННЫХ ПОРТАХ ДЛЯ ИСПРАВЛЕНИЯ ДУХОВНЫХ ТРЕБ ПО ОБРЯДУ МАГОМЕТАНСКОЙ ВЕРЫ.
Государь Император по положению Совета Адмиралтейств2 28 июля Высочайше повелеть изволил:
1) Для исправления духовных треб по обряду Магометанской веры иметь в военных портах Кронштадте и Севастополе по одному Имаму и одному помощнику Имама, а в прочих портах – по одному Имаму.
2) Избираемым в сии звания с утверждения Оренбургского Духовного Собрания нижним чинам морского ведомства сверх получаемого ими по службе содержания назначить прибавочные годовые оклады в Кронштадте и Севастополе: Имаму – 142 руб. 85 [и] 5/7 коп. серебром, помощнику Имама – 71 руб. 42 [и] 6/7 коп. серебром. Во всех же прочих военных портах Имаму назначить по 142 руб. 85 [и] 5/7 коп. серебром.
3) Расход на выплату Имамам и их помощникам прибавочных окладов, определенных предыдущим пунктом, относить по принадлежности на общие остатки сметных сумм Морского Интендантства и Главного Управления Черноморского флота и портов.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. 1845». – СПб, 1846, Т. 20, Отделение 1, с. 578 (№ 19241).
1. Инспекторский департамент Морского министерства был образован в 1827 году для заведования личным составом, портами и заведениями флота. В 1884 г. был переименован в Главный Морской штаб.
2. Совет Адмиралтейств входил в состав Морского министерства, имел высшую распорядительную и законосовещательную власть по морскому ведомству.
№ 74. ВЫСОЧАЙШЕ УТВЕРЖДЕННОЕ МНЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО СОВЕТА ОТ 3 ЯНВАРЯ 1846 Г., ОПУБЛИКОВАННОЕ 12 ФЕВРАЛЯ, О РАЗБИРАТЕЛЬСТВЕ СПОРОВ ОБ ИМУЩЕСТВЕ, ВОЗНИКАЮЩИХ МЕЖДУ МАГОМЕТАНАМИ ПРИ РАСТОРЖЕНИИ БРАКОВ.
Государственный Совет в Департаменте Законов и в Общем Собрании, рассмотрев всеподданнейший доклад Общего Собрания первых трех Департаментов Правительствующего Сената о разбирательстве споров об имуществе, возникающих между Магометанами при расторжении браков, согласно с означенным докладом постановил следующее. Брачные дела Магометан в отношении веры подлежат суду их духовной власти, но в отношении гражданских претензий, возникающих при расторжении браков, Магометанскому духовенству предоставляется разбирательство сих претензий сообразно постановлению ст. 1102 Свода Гражданских Законов о рассмотрении и решении дел по завещаниям и разделе имений между наследниками. Только в случае, когда обе стороны будут просить духовенство о разборе означенных претензий, а потом беспрекословно согласятся с приговором, дело может рассматриваться духовенством. Если же хотя бы одна сторона останется сим приговором не довольна, то действие духовной власти прекращается и дело получает гражданский ход.
Резолюция. Его Императорское Величество, выслушав мнение в Общем Собрании Государственного Совета о разбирательстве споров об имуществе, возникающих между Магометанами при расторжении браков, Высочайше повелел его исполнить.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. 1846». – СПб, 1847, Т. 21, Отделение 1, с. 13 (№ 19582).

№ 75. ВЫСОЧАЙШЕ УТВЕРЖДЕННОЕ МНЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО СОВЕТА ОТ 20 МАЯ 1846 Г., ОПУБЛИКОВАННОЕ 27 ИЮНЯ, О ПРАВАХ, ПРЕДОСТАВЛЕННЫХ ДУХОВНЫМ ЛИЦАМ МАГОМЕТАНСКОГО ЗАКОНА, СЛУЖАЩИМ ПРИ ГВАРДЕЙСКОМ КОРПУСЕ, А ТАКЖЕ ИХ ДЕТЯМ.
Государственный Совет в Военном Департаменте и в Общем Собрании, рассмотрев всеподданнейший доклад Правительствующего Сената Общего Собрания первых трех Департаментов о том, какими правами должны пользоваться духовные лица Магометанского закона, служащие при Гвардейском корпусе и поступающие в звание сие из нижних воинских чинов, а также их дети, рожденные в духовном звании отцов, постановил следующее. К подлежащим статьям Общего Свода Законов и Свода Военных Постановлений сделать следующие дополнения:
1) Срок службы для Магометанских духовных лиц Гвардейского корпуса, поступающих в сие звание из нижних воинских чинов, равен сроку службы сих чинов. Таким образом, если духовные лица по поведению или по каким-либо другим причинам окажутся несоответствующими своему назначению, то они возвращаются в военную службу для того, чтобы дослужить узаконенный срок.
2) Лицам Магометанского духовенства Гвардейского Корпуса по окончании срока службы предоставляется право на отставку на общем для нижних чинов основании, с условием, чтобы они избрали род деятельности и приписались к податному состоянию, за исключением старшего Ахуна, которому при увольнении в отставку присваивается звание личного почетного гражданина1, и тех из них, кто за службу свою будут награждены пенсией.
3) Пенсии и единовременные пособия при отставке, как им, так в случае их смерти и законным их женам, назначаются по ближайшему усмотрению начальства согласно общим пенсионным правилам и определяются соответственно более или менее усердной службе и хорошему поведению, а также производившимся им на службе окладам.
4) Сыновья означенных духовных лиц, родившиеся в бытность отцов их в нижних воинских чинах, как до поступления их в духовное звание, так и по обращении их в военную службу согласно пункта I настоящего постановления, зачисляются на общем основании в кантонисты2. Те же, кто родились во время нахождения отцов их в духовном звании, обращаются в податное состояние наравне с детьми Магометанских духовных лиц гражданского ведомства.
5) Старший Ахун Гвардейского Корпуса за преступления, учиненные им как на службе, так и после отставки, не подвергается телесному наказанию. Прочие же лица Гвардейского Магометанского духовенства, как в том, так и в другом случае, подлежат суду и наказанию по правилам о лицах податного состояния3.
Резолюция. Его Императорское Величество выслушал мнение в Общем Собрании Государственного Совета о том, какими правами должны пользоваться духовные лица Магометанского закона, служащие при Гвардейском корпусе и поступающие в звание сие из нижних воинских чинов, а также и их дети, рожденные в духовном звании отцов, Высочайше повелел его исполнить.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. 1846». – СПб, 1847, Т. 21, Отделение 2, с. 513-514 (№ 20036).
1. О почетном гражданстве см. выше документ № 70.
2. Кантонисты – в России в 1805-1856 гг. сыновья нижних чинов, принадлежащие к военному ведомству с момента своего рождения.
3. См. ниже раздел «О Магометанском духовенстве в Гвардейском корпусе» в документе № 117.
№ 76. УКАЗ ИМЕННОЙ, ОБЪЯВЛЕННЫЙ ВОЕННЫМ МИНИСТРОМ 21 АПРЕЛЯ 1847 Г., ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ЛИЦ МАГОМЕТАНСКОГО ЗАКОНА, ПРЕПОДАЮЩИХ ВОСТОЧНЫЕ ЯЗЫКИ В ЗАКАВКАЗСКИХ УЧИЛИЩАХ В ЧИНЕ ХII КЛАССА.
Генерал-адъютант Князь Чернышев 21 апреля сообщил Министру юстиции1, что Государь Император по представлению Наместника Кавказского2 и по положению Кавказского Комитета3 Высочайше повелеть соизволил:
1. Постановленное в ст. 726 Т.3 Свода Уставов о Гражданской Службе правило об утверждении учителей наук при выслуге лет в сих должностях 4 года в чине XII класса распространить на лиц Магометанского закона, преподающих восточные языки в Закавказских уездных училищах4.
2. Предоставить Кавказскому Наместнику правило это включить в составляемый под его руководством Проект о преобразовании учебной части за Кавказом.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. 1847». – СПб, 1848, Т. 22, Отделение 1, с. 340-341 (№ 21136).
1. В.Н. Панин.
2. М.С. Воронцов.
3. Кавказский комитет (1840-1882) – центральный орган «высшего управления и надзора» за кавказской администрацией. В данный период времени А.И. Чернышев совмещал пост военного министра с должностью председателя Кавказского комитета.
4. По «Табелю о рангах» чин XII класса – губернский секретарь.
№ 77. УКАЗ СЕНАТСКИЙ ПО ВЫСОЧАЙШЕМУ ПОВЕЛЕНИЮ 8 МАЯ 1847 Г. О ПРЕДОСТАВЛЕНИИ ТУРЕЦКИМ И ПЕРСИДСКИМ ПОДДАННЫМ ПРАВА БРАТЬ С СОБОЮ В ОТЕЧЕСТВО ЖЕН СВОИХ МАГОМЕТАНСКОГО ЗАКОНА.
Правительствующий Сенат слушал предложение Министра юстиции от 28 апреля о том, что Генерал-адъютант Князь Чернышев1 21 апреля сообщил ему, что Государь Император по представлению Кавказского Наместника и по положению Кавказского Комитета Высочайше соизволил повелеть: предоставленное ст. 99 Т. 10 Свода Гражданских Законов (изд. 1842) бухарцам право брать с собой в отечество жен своих Магометанского закона, если будут согласны на то отцы и матери последних, распространить на турецких и персидских подданных из Магометан по отношению к Закавказскому краю. Но если женившиеся на Магометанках заграничные Магометане при обратном выезде в отечество пожелают оставить свои семейства в России, то обязаны, по примеру ст. 91 того же тома, давать подписки о возвращении к женам в срок, определенный этой статьей, и обеспечивать их содержание. О сем Высочайшем повелении Министр юстиции доложил Правительствующему Сенату. Приказали: об означенном Высочайшем Его Императорского Величества повелении, для надлежащего его исполнения, доложить указами Кавказскому Наместнику, Дербентскому Военному Губернатору, управляющему и гражданской частью, в Тифлисское, Кутаисское и Шемахинское Губернские Правления и к Начальнику гражданского управления Закавказского края.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. 1847». – СПб, 1848, Т. 22, Отделение 2, с. 439 (№ 21194).
1. Любой генерал-адъютант имел право объявлять словесно Высочайшие повеления.
№ 78. ВЫСОЧАЙШЕ УТВЕРЖДЕННОЕ МНЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО СОВЕТА ОТ 24 МАЯ 1848 Г., ОПУБЛИКОВАННОЕ 24 ИЮНЯ, О МАГОМЕТАНСКОМ ДУХОВЕНСТВЕ В ТАВРИЧЕСКОЙ ГУБЕРНИИ.
Государственный Совет в Департаменте Законов и в Общем Собрании, рассмотрев представление Министра внутренних дел о Магометанском духовенстве в Таврической губернии, постановил следующее. В пояснение и изменение подлежащих статей Свода Законов постановить следующие правила:
1) Всех занимающих духовные должности Магометанского исповедания в Таврической губернии и перечисленных в §§ 13, 14, 18, 20 и 21 Положения от 23 декабря 1831 года (5033) о Таврическом Магометанском духовенстве оставить на основании существующего закона свободными от всех податей и повинностей. Это касается и тех, кто с духовных должностей уволены по старости (свыше 60 лет) и увечью.
2) Оставить также свободными от податей и повинностей всех записанных доселе и уже перечисленных в означенное духовенство, даже если они духовные должности и не занимали, ограничив такое преимущество сими лицами, без предоставления оного их потомству.
3) Детей лиц высшего Магометанского духовенства в Таврической губернии: Муфтия, Кади-Эскера и пяти уездных Кадиев, и духовенства приходского: Хатыпов, Имамов, Мулл и Маязинов, оставить свободными от податей и повинностей, если только они сами, по собственному желанию, не поступили в другое состояние. Это правило не распространяет, однако, сего преимущества на дальнейшее их потомство.
4) Всем прочим Магометанам духовного происхождения Таврической губернии, доселе не перечисленным, в течение года со дня объявления на месте настоящего постановления избрать род деятельности.
5) Засим никаких новых просьб о перечислении по правам происхождения в Таврическое Магометанское духовенство, без занимания духовных должностей, не принимать.
Резолюция. Его Императорское Величество выслушал мнение в Общем Собрании Государственного Совета о Магометанском духовенстве в Таврической губернии и Высочайше повелел его исполнить.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. 1848». – СПб, 1849, Т. 23, Отделение 1, с. 357 (№ 22297).
№ 79. УКАЗ СЕНАТСКИЙ, ПО ВЫСОЧАЙШЕМУ ПОВЕЛЕНИЮ 5 МАРТА 1849 Г., ОБ ОСВОБОЖДЕНИИ СОДЕРЖАЩИХСЯ В АРЕСТАНТСКИХ РОТАХ АРЕСТАНТОВ МАГОМЕТАНСКОГО И ЕВРЕЙСКОГО ИСПОВЕДАНИЙ ОТ РАБОТ ДЛЯ МОЛИТВЫ.
Правительствующий Сенат слушал рапорт Военного Министра, в котором он изъясняет, что Государь Император 9 февраля Высочайше повелеть соизволил:
1) Арестантов Магометанского и Еврейского исповеданий, содержащихся в арестантских ротах инженерного ведомства, освобождать от работ для молитвы: первых по пятницам, а последних по субботам, не освобождая их от работ в воскресные дни, чтобы арестанты всех исповеданий имели не более чем один свободный день в неделю. Избирается день, когда по их обрядам совершается богослужение.
2) Правило сие распространить и на арестантские роты гражданского ведомства. О сих Высочайших повелениях Военный Министр доносит Правительствующему Сенату для обнародования оных. Приказали: О сем Высочайшем Его Императорского Величества повелении для надлежащего исполнения послать всем Губернским, Войсковым и Бессарабскому Областному Правлению указы, через которые уведомить Министров.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. 1849». – СПб, 1850, Т. 24, Отделение Ц, с. 134 (№ 23062).
№ 80. УКАЗ ИМЕННОЙ, ОБЪЯВЛЕННЫЙ ГЛАВНОКОМАНДУЮЩЕМУ ДЕЙСТВУЮЩЕЙ АРМИЕЙ1 ВОЕННЫМ МИНИСТРОМ 7 МАРТА 1849 Г., О ЭКЗАМЕНОВАНИИ НИЖНИХ ЧИНОВ ИНОВЕРЧЕСКИХ ИСПОВЕДАНИЙ В ПРАВИЛАХ РЕЛИГИИ.
Государь Император по всеподданнейшему докладу относительно экзамена в правилах религии нижних чинов иноверческих исповеданий в случае, если вблизи расположения войск не будет духовных лиц сих исповеданий, Высочайше повелеть соизволил:
1) Означенных нижних чинов экзаменовать в познаниях веры во всякое время, когда в местах расположения войск будут находиться иноверческие духовные лица и Магометанские Муллы.
2) Выдаваемые в том свидетельства, отмечая в формулярах экзаменовавшихся нижних чинов, прилагать к экзаменационным листам при назначении в офицеры и при получении одной и двух третей офицерского жалованья.
3) Испытанных единожды в познаниях веры не подвергать экзамену вновь, кроме тех из них, кто сам того пожелал бы для получения большего числа баллов.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. 1849». – СПб, 1850, Т. 24, Отделение Is, с. 134-135 (№ 23064).
1. Паскевич Иван Федорович (1782-1856) – граф Эриванский, князь Варшавский, русский государственный и военный деятель, генерал-фельдмаршал. Участник войн с Францией, Ираном и Турцией. В 1827-1830 гг. – наместник Кавказа. В 1832-1856 гг. – наместник Царства Польского. В 1849 г. – главнокомандующий Действующей армией, посланной для подавления Венгерской революции. См. Кухарук А.В. Действующая армия в военных преобразованиях правительства Николая I. – М., 1999, Автореф. канд. дисс.
№ 81. ВЫСОЧАЙШЕ УТВЕРЖДЕННОЕ МНЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО СОВЕТА ОТ 21 МАЯ 1849 Г., ОПУБЛИКОВАННОЕ 27 ИЮНЯ, О СТЕПЕНИ ВЛАСТИ ОРЕНБУРГСКОГО МАГОМЕТАНСКОГО ДУХОВНОГО СОБРАНИЯ В ОПРЕДЕЛЕНИИ ВЗЫСКАНИЙ С МУЛЛ.
Государственный Совет в Департаменте Законов и в Общем Собрании, рассмотрев всеподданнейший доклад Общего Собрания первых трех Департаментов и Герольдии1 Правительствующего Сената по вопросу о степени власти Оренбургского Магометанского Духовного Собрания в определении взысканий с Мулл и соглашаясь с заключением Сената, постановил следующее. В дополнение подлежащих законов постановить:
1) Оренбургское Магометанское Собрание – непосредственное начальственное место над Муллами. Ему принадлежит право следить за их действиями, относящимися к духовным обязанностям, судить о мере их вины при нарушении сих обязанностей и определять за то взыскания. Оно может выносить решения о временном удалении Мулл и даже об отрешении их от должностей и лишении духовного звания за поступки, противные духовным обязанностям. Но приводит решения сии в исполнение не иначе, как через посредство Губернских Правлений, от которых зависит утверждение Мулл в приходские должности.
2) Губернские Правления отменять своей властью решения Духовного Собрания не могут.
3) Жалобы на решения Оренбургского Магометанского Собрания принимаются Начальником губернии. После получения им сведений и объяснений, нужных от сего Собрания по тем жалобам, жалобы представляются на рассмотрение Главного Управления Духовными Делами Иностранных Исповеданий.
Резолюция. Его Императорское Величество, выслушав мнение в Общем Собрании Государственного Совета по вопросу о степени власти Оренбургского Магометанского Духовного Собрания в определении взысканий с Мулл, Высочайше повелел его исполнить.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. 1849». – СПб, 1850, Т. 24, Отделение 1, с. 284 (№ 23259).
1. Герольдия – высший административный орган, контролировавший сословную жизнь российского дворянства, а также ряд других вопросов (дела о почетном гражданстве, правильность чинопроизводства и т.д.). Создана в 1722 г., с 1800 г. – самостоятельная коллегия при Сенате, с 1848 г. – департамент Герольдии Правительствующего Сената.
№ 82. ВЫСОЧАЙШЕ УТВЕРЖДЕННЫЙ УСТАВ ОТ 11 ЯНВАРЯ 1850 Г. О ПРОИЗВОДСТВЕ ДЕВЯТОЙ НАРОДНОЙ ПЕРЕПИСИ. (ИЗВЛЕЧЕНИЯ)
Манифест. По произошедшим со времени совершения последней народной переписи в 1833 г. и 1834 г. переменам в числе народонаселения, Мы признали за благо, согласно мнению Государственного Совета, повелеть:
1) произвести по всей Империи, исключая Закавказский край, новую, девятую, народную перепись на точном основании общего Устава для государства и особого Устава для Бессарабской области.
2) изъять ныне из ревизии граждан и однодворцев в Западных губерниях, т.к. там перепись была произведена весьма в недавнем времени.
УСТАВ
ГЛАВА I. О СОСТОЯНИЯХ ЛЮДЕЙ, ВХОДЯЩИХ В ПЕРЕПИСЬ И ИЗЪЯТЫХ ИЗ ОНОЙ.
§ 1. Переписи подлежат все наличные люди, подданные России, всякого возраста, пола, поколения или племени и исповедания, с условием, определенным § 6.
§ 2. Подлежащие переписи вносятся в оную или для платежа податей и отправления других государственных повинностей, или для одного только счета народонаселения.
§ 3. Для платежа податей и отправления других государственных повинностей в перепись вносятся: лица Магометанского духовенства во всех губерниях; в Таврической области дети Магометанского духовенства, если они не занимают духовных должностей, перечисленных в Положении о Магометанском Духовенстве от 23 декабря 1831 года (5033): Муфтия, Кади-Эскера, Уездных Кадиев, Хатыпов, Имамов, Мулл, Маязинов и служителей при мечетях, также Миодарисов и Гочи, начальников Текий, Шейхов и служителей при оных, Ферраши;
Дети лиц высшего духовенства: Муфтия, Кади-Эскера и пяти Уездных Кадиев, и духовенства приходского: Хатыпов, Имамов. Мулл и Маязинов, освобождаются от переписи и платежа податей и повинностей, даже если и не занимали вышеперечисленных духовных должностей, если сами, по собственному желанию, не поступили в податное состояние.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. 1850». – СПб, 1851, Т. 25, Отделение 1, с. 13-14 (№ 23817).
№ 83. ВЫСОЧАЙШЕ УТВЕРЖДЕННОЕ МНЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО СОВЕТА ОТ 20 ФЕВРАЛЯ 1850 Г., ОПУБЛИКОВАННОЕ 14 МАРТА, О ДАРОВАНИИ НЕКОТОРЫХ ПРАВ МАГОМЕТАНСКОМУ ДУХОВЕНСТВУ.
Государственный Совет в Департаменте Законов и в Общем Собрании, рассмотрев представление Главноуправляющего Вторым Отделением Собственной Его Императорского Величества Канцелярии1 о даровании некоторых прав Магометанскому духовенству, постановил:
1. Статью 13 Рекрутского Устава (Свода Законов, Т. 4) в отношении избавления Магометанского духовенства от рекрутской повинности дополнить следующим постановлением: «Правом личного избавления от рекрутства пользуются лица, занимающие духовные должности Магометанского исповедания:
1) ведомства Таврического Духовного Правления на основании существующих постановлений;
2) ведомства Оренбургского Духовного Собрания сверх высших духовных лиц: Муфтия и Ахунов, а также те из Хатыпов (Мулл) и Имамов, которые до приведения Магометанского духовенства в штатное положение утверждены или будут впоследствии утверждены Губернскими Правлениями или Военными Губернаторами и действительно в городах и селениях служат обществу своему исполнителями обрядов их веры».
2. В Приложении 1 к Уложению о наказаниях к пункту 13 статьи 4 добавить примечание такого содержания: «кроме означенных в сем пункте духовных лиц Магометанского исповедания, от телесных наказаний избавляются Ахуны и те из Хатыпов, Мулл и Имамов, которые до приведения Магометанского духовенства в штатное положение утверждены Губернскими Правлениями или Военными Губернаторами и действительно в городах и селениях служат обществам своим исполнителями обрядов их веры».
Резолюция. Его Императорское Величество, выслушав мнение в Общем Собрании Государственного Совета о даровании некоторых прав Магометанскому духовенству, Высочайше повелел его исполнить.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. 1850». – СПб, 1851, Т. 25, Отделение 1, с. 126 (№ 23932).
1. Д.Н. Блудов.
№ 84. ВЫСОЧАЙШЕ УТВЕРЖДЕННОЕ ПОЛОЖЕНИЕ КОМИТЕТА МИНИСТРОВ, ОБЪЯВЛЕННОЕ УПРАВЛЯЮЩИМ МИНИСТЕРСТВОМ ЮСТИЦИИ 25 АПРЕЛЯ 1850 Г., О НОВОЙ ФОРМЕ ПРИСЯГИ ПО СУДЕБНЫМ ДЕЛАМ ДЛЯ МАГОМЕТАН.
Министр внутренних дел1 входил в Комитет Министров с представлением о новой форме присяги для Магометан.
Комитет постановил: форму присяги по судебным делам для свидетелей Магометанской веры и правила, которые должны быть соблюдены при сем случае, утвердить с теми дополнениями, которые предложены Государственным Канцлером Иностранных Дел и Министром Внутренних Дел, и чтобы форма сия, после надлежащего дополнения оной в Азиатском Департаменте,2 не была обнародована во всеобщее сведение, но, согласно заключению Министра юстиции, была вместе с правилами разослана при Сенатских ведомостях должностным лицам и в присутственные места.
Такое положение Комитета Министров Государь Император 25 апреля Высочайше соизволил утвердить.
Согласно сему Высочайшему повелению, после согласования Министром юстиции с Государственным Канцлером Иностранных Дел всех тонкостей, в Азиатском Департаменте Министерства Иностранных Дел сделаны переводы формы присяги для лиц Магометанского исповедания на турецкий, татарский и персидский языки с включением в переводы Высочайше указанных добавлений, т.е. подтвердительных слов: «Валлаги, Билляги, Таллаги»,3 признанных нужными в присяге Магометан.
Форму означенной присяги, три перевода оной на турецкий, татарский и персидский языки и правила, которые должны быть соблюдены при приведении лиц Магометанского исповедания к присяге, имею честь предложить Правительствующему Сенату на рассмотрение.
Правила, которые должны быть соблюдены для приведения лиц Магометанского исповедания к присяге.
1) Лица, приводимые к присяге, должны сначала совершить предписанное законом омовение, потом в присутствии Моллы, держа с почтением правую руку на Коране, произносить со вниманием и благоговением слова присяги по данной форме, устремив взор в это время на священную книгу.4 Если же приводимое к присяге лицо читать не умеет, то Молла, прочитав и объяснив ему содержание присяги, должен произнести внятно и медленно упомянутую присягу и заставить присягающее лицо повторить оную за ним слово в слово, вслух и внятно.
2) Сам Коран в знак благоговения должен быть положен на пелену из чистой шелковой материи и поставлен на налой или столик вышиною в аршин5.
3) Молла до приведения кого-либо к присяге обязан вразумить его краткими, но ясными словами, что присягу принимать следует не только языком, но и сердцем, что она есть важнейшее дело перед Всевышним, что закон повелевает данную присягу соблюдать свято и нерушимо и что клятвопреступник навлекает на себя страшный гнев Божий.
Форма присяги.
(Перевод на татарском языке внутри Империи)
Я, нижепоименованный, обязуюсь и клянусь Всемогущим Богом над Святым Его Кораном в том, что по делу, по которому я призван и спрашиваем буду, скажу по самой сущей правде, «Валлаги, Билляги, Таллаги», все, что я видел и слышал, и все, что знаю, не утаивая, не прибавляя и не убавляя ничего, и не норовя ни на какую сторону, ни для родства, дружбы, вражды и взяток, ниже страха и угрозы ради, так как пред Всевышним Богом и судом Его страшным в том ответ дать могу. В заключение же сей моей клятвы я с благоговением прикасаюсь к священному Корану.
Форма присяги.
(Перевод на турецком и татарском языках в Крыму и за Кавказом)
Я, нижепоименованный, обязуюсь и клянусь Всемогущим Богом над Святым Его Кораном в том, что по делу, по которому я призван и спрашиваем буду, скажу по самой сущей правде, «Валлаги, Билляги, Таллаги», все, что я видел и слышал, и все, что знаю, не утаивая, не прибавляя и не убавляя ничего, и не норовя ни на какую сторону, ни для родства, дружбы, вражды и взяток, ниже страха и угрозы ради, так как перед Всевышним Богом и судом Его страшным в том ответ дать могу. В заключение же сей моей клятвы я с благоговением прикасаюсь к священному Корану.
Форма присяги.
(Перевод на персидском языке)
Я, нижепоименованный, обязуюсь и клянусь Всемогущим Богом над Святым Его Кораном в том, что по делу, по которому я призван и спрашиваем буду, скажу по самой сущей правде, «Валлаги, Билляги, Таллаги», все, что я видел и слышал, и все, что знаю, не утаивая, не прибавляя и не убавляя ничего, и не норовя ни на какую сторону, ни для родства, дружбы, вражды и взяток, ниже страха и угрозы ради, так как перед Всевышним Богом и судом Его страшным в том ответ дать могу. В заключение же сей моей клятвы я с благоговением прикасаюсь к священному Корану.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. 1850». – СПб, 1852, Т. 25, с. 410-411 (№24117).
1. Министр внутренних дел – Л.А. Перовский, министр юстиции – В.Н. Панин, государственный канцлер (министр) иностранных дел – К.В. Нессельроде.
2. Азиатский департамент – в XIX в. структурное подразделение Министерства иностранных дел, ведал сношениями с азиатскими странами. Кроме того, курировал политику по отношению к народам Юго-Восточной Европы, до середины XIX в. контролировал административные дела некоторых пограничных районов Кавказа, Астраханской губернии, Казахстана.
3. По шариату присяга мусульманина должна быть учинена троекратным упоминанием имени Аллаха. В данном случае употреблена устаревшая русская транслитерация с применением трех частиц клятвы, имеющихся в арабском языке: ва-, би-, та- (современное звучание: «Валлахи, биллахи, тааллахи»). См. Изложение начал мусульманского законоведения. – М., 1991, с. 368.
4. О значении Священной книги ислама при совершении присяги («шерти») мусульманами хорошо знали уже в Московской Руси. Специально для этой цели экземпляр Корана хранился в Посольском приказе. См.: Юзефович Л.А. Как в посольских обычаях ведется. Русский посольский обычай конца XV – начала XVII в. – М., 1988, с. 178.
5. Аршин равен 71,12 см.
№ 85. ВЫСОЧАЙШЕ УТВЕРЖДЕННОЕ 23 МАЯ 1850 Г. ПОЛОЖЕНИЕ КОМИТЕТА МИНИСТРОВ О НАЗНАЧЕНИИ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОМУ ГРАЖДАНСКОМУ ИМАМУ РАЗЪЕЗДНЫХ ДЕНЕГ.
Слушалась записка Министра внутренних дел от 20 апреля о назначении Санкт-Петербургскому Гражданскому Имаму1 разъездных денег в размере 300 руб. серебром в год из государственного казначейства.
Комитет, принимая во внимание, что наиболее важные из особых обязанностей, возложенных на Санкт-Петербургского Гражданского Имама сверх прямой его должности, исполняются им по требованию присутственных мест, городской полиции, тюрьмы, исправительного заведения, больниц и других учреждений, принадлежащих к составу городского управления в Санкт-Петербурге, постановил выплачивать ему разъездные деньги в размере 300 руб. серебром в год, отнеся этот расход не на счет Государственного казначейства, а на городские доходы здешней столицы.
Государь Император положение Комитета Высочайше утвердить соизволил.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. 1850». – СПб, 1851, Т. 25, с. 446 (№ 24167).
1. В тот период времени Санкт-Петербургским гражданским имамом являлся законоучитель при Петербургских кадетских корпусах Тархан Мухаммед Кантемиров. См. Аминов Д.А. Татары в Старом Петербурге. – СПб, 1994, с. 15.
№ 86. УКАЗ ИМЕННОЙ, ОБЪЯВЛЕННЫЙ ГЛАВНОКОМАНДУЮЩЕМУ ОТДЕЛЬНЫМ КАВКАЗСКИМ КОРПУСОМ ВОЕННЫМ МИНИСТРОМ 16 ДЕКАБРЯ 1850 Г., «ВЫСОЧАЙШЕ УТВЕРЖДЕННОЕ ПОЛОЖЕНИЕ О ДАГЕСТАНСКОМ КОННО-ИРРЕГУЛЯРНОМ ПОЛКУ». (ИЗВЛЕЧЕНИЯ)
Государь Император 16 декабря, утвердив Положение о Дагестанском конно-иррегулярном полку1, Высочайше повелеть соизволил:
§ 5. Муллы и Лекарь из туземцев определяются по усмотрению Главнокомандующего2 из лиц Аварского племени, известных своим усердием и преданностью Правительству.
§ 12. При сотнях полка, выходящих из штаб-квартиры, находится один Мулла и Лекарь, а другой Мулла и Лекарь остаются в штаб-квартире.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. 1851». – СПб, 1852, Т. 26, Отделение 2, Дополнение к Т. 25, с. 7-8 (№ 25830а §§ 5, 12).
1. Дагестанский конно-иррегулярный полк был сформирован в 1851 г. Его строевой состав комплектовался за счет добровольно поступающих на службу представителей коренного населения Дагестанской области. Добровольцы должны были дать обязательство прослужить не менее года, иметь своих собственных лошадей, свое (холодное) оружие и снаряжение. См. также: Свод военных постановлений 1869 года. – СПб, 1907, кн. XI «Войска из инородцев», раздел II «Дагестанский конный полк».
2. М.С. Воронцов.
№ 87. ВЫСОЧАЙШЕ УТВЕРЖДЕННОЕ МНЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО СОВЕТА 8 ЯНВАРЯ 1851 Г., ОПУБЛИКОВАННОЕ 30 ЯНВАРЯ, ОБ ИЗБРАНИИ МУЛЛ В МАГОМЕТАНСКИХ ОБЩЕСТВАХ ЗАПАДНЫХ ГУБЕРНИЙ.
Государственный Совет в Департаменте Законов и в Общем Собрании, рассмотрев представление Министра внутренних дел относительно избрания приходских Магометанских духовных лиц в Западных губерниях, вынес решение: в дополнение Высочайше утвержденного Положения от 25 декабря 1831 года (5033) о Таврическом Магометанском духовенстве постановить следующее. Магометанским обществам в Западных губерниях дозволяется избирать Мулл из своей среды без различия состояния. Утверждение сих Мулл зависит от Таврического Магометанского Духовного Правления и местных Губернских правлений по принадлежности. Муллы, избираемые в Западных губерниях из податного состояния, пользуются наравне с прочим Магометанским духовенством свободою от податей и повинностей, но только лично и пока находятся на духовных должностях.
Резолюция. Его Императорское Величество, выслушав мнение в Общем Собрании Государственного Совета относительно избрания приходских Магометанских духовных лиц в Западных губерниях, Высочайше повелел его исполнить.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. 1851». – СПб, 1852, Т. 26, с. 24 (№ 24807).
№ 88. УКАЗ СЕНАТСКИЙ 8 ФЕВРАЛЯ 1852 Г. «ОБ ОТПУСКЕ ПРОГОННЫХ ДЕНЕГ ДЕПУТАТАМ МАГОМЕТАНСКОГО ДУХОВЕНСТВА, КОМАНДИРУЕМЫМ ПО ДЕЛАМ, ПРОИЗВОДЯЩИМСЯ В СВЕТСКИХ ПРИСУТСТВЕННЫХ МЕСТАХ».
Правительствующий Сенат слушал дело по рапорту Управляющего Министерством внутренних дел1 о выдаче прогонных денег духовным депутатам Магометанского исповедания2, командируемым по делам, производящимся в светских присутственных местах. Приказали: рассмотрев дело по представлению Управлявшего Министерством внутренних дел об отпуске прогонных денег духовным депутатам Магометанского духовенства, командируемым на следствия по делам, производящимся в светских присутственных местах, постановить:
1) согласно статье 904 Т. XV Устава о судопроизводстве, все издержки при исследовании уголовных дел: деньги, употребленные на прогоны и содержание в пути лиц, отряженных от губернского начальства для следствия, должны быть изысканы с виновных;
2) указом Правительствующего Сената от 16 декабря 1847 года [21804] (примечание к ст. 904 Т. XV) Казенным Палатам предписано, чтобы по требованию присутственных мест и лиц духовным лицам Римско-Католического и Армяно-Католического, Евангельско-Лютеранского и Армяно-Грегорианского исповеданий, командируемым депутатами по делам, производящимся в светских присутственных местах, отпускали прогоны, которые затем должны быть возмещены казне на основании ст. 904 и следующих статей главы 3, раздела 1, кн. 1, Т. XV Свода уголовных законов;
3) Управляющий Министерством финансов3 не видит препятствия для распространения допущенной приведенным указом выдачи прогонных денег из экстраординарной губернской суммы лицам поименованных выше иноверческих исповеданий, командируемым депутатами по делам, производящимся в светских присутственных местах, и на духовных депутатов Магометанского духовенства.
Признавая заключение Управляющего Министерством внутренних дел и Управляющего Министерством финансов правильным, Правительствующий Сенат определил предписать Казенным Палатам, чтобы те по требованию присутственных мест и лиц отпускали Магометанскому духовенству, при командировке Мулл по делам, производящимся в светских присутственных местах, прогоны, которые затем должны быть возмещены казне на точном основании ст. 904 и следующих статей главы 3, раздела 1, кн. 2, Т. XV Свода уголовных законов. О чем Казенным Палатам и Палатам Уголовного Суда, а равно всем губернским, войсковым и областным Правлениям послать указы, коими уведомить Министра внутренних дел и Управляющего Министерством финансов.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. 1852». – СПб, 1853, Т. 27, Отделение 1, с. 104 (№ 25972).
1. Л.А. Перовский – министр внутренних дел до 30 августа 1852 г.
2. Депутат – в данном случае член коллегии, выделенный по выбору коллегии из ее состава и уполномоченный избравшей его коллегией ее представлять и от ее имени действовать в светских присутственных местах.
3. Вронченко Федор Павлович (1780 г. – 6 апреля 1852 г.) – граф, русский государственный деятель. В 1844-1852 гг. – управляющий Министерством финансов.
№ 89. УКАЗ СЕНАТСКИЙ ПО ВЫСОЧАЙШЕМУ ПОВЕЛЕНИЮ 3 ИЮНЯ 1854 Г. «О ПОРЯДКЕ ПРОИЗВОДСТВА И РЕШЕНИЯ ДЕЛ ПО РАЗДЕЛУ ИМЕНИЙ МЕЖДУ ЖИТЕЛЯМИ ЗАКАВКАЗСКОГО КРАЯ МАГОМЕТАНСКОГО ИСПОВЕДАНИЯ».
Правительствующий Сенат слушал предложение Министра юстиции1 от 20 мая 1854 года о том, что статьей 3477 Свода гражданских законов, Т. X, жителям, исповедующим Магометанскую религию, предоставляется право во всех спорах и тяжбах, в делах семейных по разделу имений, по несогласию родителей с детьми и между супругами искать удовлетворения и разбираться в Духовном Суде Шаро или Шариат. Государь Император в разрешение возникшего вопроса относительно производства и решения дел о разделе имений между жителями Закавказского края Магометанского исповедания и в дополнение к означенной выше статье, согласно положения Кавказского Комитета, Высочайше соизволил постановить следующие правила:
1. Всякое решение Шариата должно быть представлено при прошении вместе с переводом к засвидетельствованию в Суде первой степени, а где такого нет – у полицейского начальства, с отметкой утверждения или отказа до истечения месяца со дня принятия означенного решения.
2. После объявления тяжущимся положительного решения Шариата, сие решение остается нерушимым, пересмотру не подлежит и исполняется на том же основании, что и решения третейских судов, с соблюдением порядка, предписанного для сих судов.
3. В случае предъявления в течение месяца со дня объявления решения Шариата не согласия с оным, тяжущимся разрешается в четырехмесячный срок со дня объявления решения начать дело в надлежащем судебном месте. Сие прошение не считается переносом дела на ревизию суда или апелляцией, подачей оного просителю дается только право, предъявив спор, начать дело в обыкновенных судах.
4. Судебные места должны решать сии дела на основании Магометанских законов, соблюдая в порядке производства оных общие правила, установленные для судебного производства в Закавказском крае. В случае, если судебные места посчитают необходимым иметь полный текст закона, на который тяжущимися сделана ссылка, то следует обращаться непосредственно к Начальнику Гражданского Управления2, который после истребования точной выписки сего закона от Муштехида или Муфтия, в зависимости от того, к которой из двух сект принадлежат тяжущиеся3, препровождает оную в Суд.
5. Прошения, при которых представляются решения Шариата к засвидетельствованию, а также сами решения и переводы с них, принимаются на простой бумаге.
О такой Высочайшей воле, сообщенной Министру юстиции Председателем Кавказского Комитета4, Министр юстиции докладывает Правительствующему Сенату для надлежащего исполнения. Приказали: Об означенном Высочайшем повелении, для надлежащего его исполнения, уведомить указом Управляющего гражданской частью на Кавказе и за Кавказом.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. 1854». – СПб, 1855, Т. 29, Отделение 2, с. 559-560 (№ 28316).
1. В.Н. Панин.
2. Бебутов Василий Осипович (1791-1858) – князь, генерал от инфантерии. Участник войн с Францией, Турцией, Кавказской и Крымской войн. С 1847 по 1857 гг. (с перерывами) исполнял обязанности начальника гражданского управления на Северном Кавказе и в Закавказье.
3. Имеются в виду духовные руководители шиитов и суннитов Закавказья.
4. А.И. Чернышев.
№ 90. УКАЗ ИМЕННОЙ, ОБЪЯВЛЕННЫЙ ИНСПЕКТОРУ РЕЗЕРВНОЙ КАВАЛЕРИИ1 ВОЕННЫМ МИНИСТРОМ2 6 ИЮЛЯ 1854 Г., О ПОРЯДКЕ КОМАНДОВАНИЯ МУЛЛ ДЛЯ ИСПОЛНЕНИЯ ДУХОВНЫХ ТРЕБ МЕЖДУ НИЖНИМИ ЧИНАМИ МАГОМЕТАНСКОГО ЗАКОНА, СЛУЖАЩИМИ В РЕЗЕРВНОЙ КАВАЛЕРИИ И В ОКРУГАХ ВОЕННОГО ПОСЕЛЕНИЯ.
Государь Император Высочайше повелеть соизволил:
1. Для исполнения духовных треб между нижними чинами Магометанского закона, служащими в резервной кавалерии и в округах военного поселения, приглашать один раз в год Муллу по согласованию с Таврическим духовным собранием.
2. Командируемым Муллам отпускать прогонные деньги на две лошади.
3. Порционное довольствие производить им в одинаковом размере с Римско-Католическими священниками и Лютеранскими пасторами, по шестьдесят копеек серебром в сутки.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. 1854». – СПб, 1855, Т. 29, Отделение Д, с. 684-685 (№ 28402).
1. Никитин Алексей Петрович (1777-1858) – граф, генерал от кавалерии. Участник войн с Францией и Турцией. В 1841-1858 гг. – инспектор резервной кавалерии и начальник военных поселений на юге России.
2. Долгоруков Василий Андреевич (1804-1868) – князь, генерал-адъютант. В 1853-1856 гг. – военный министр. В 1856-1866 гг. – главный начальник III Отделения Собственной Е.И.В. Канцелярии и шеф корпуса жандармов.
№ 91. ВЫСОЧАЙШЕ УТВЕРЖДЕННОЕ МНЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО СОВЕТА ОТ 17 ЯНВАРЯ 1855 Г., ОПУБЛИКОВАННОЕ 9 ФЕВРАЛЯ, О ВОЗВЫШЕНИИ КЛАССНЫХ ДОЛЖНОСТЕЙ ПЕРЕВОДЧИКОВ, СТОЛОНАЧАЛЬНИКОВ И ЖУРНАЛИСТОВ ОРЕНБУРГСКОГО МАГОМЕТАНСКОГО ДУХОВНОГО СОБРАНИЯ И ТАВРИЧЕСКОГО МАГОМЕТАНСКОГО ДУХОВНОГО ПРАВЛЕНИЯ.
Государственный Совет в Департаменте Законов и в Общем Собрании, рассмотрев представление Министра внутренних дел1 о возвышении классов должностей переводчиков, столоначальников и журналистов в Оренбургском Магометанском Духовном Собрании и в Таврическом Магометанском Духовном Правлении, постановил: должности переводчиков, столоначальников и журналистов Оренбургского Магометанского Духовного Собрания и Таврического Магометанского Духовного Правления отнести к 10 классу по приложенному к ст. 355 Устава о Гражданской Службе (Свода Законов, Т. III) расписанию должностей по классам; а также к Х разряду2по приложенному к ст. 935 того же Устава расписанию о мундирах.
Резолюция. Его Императорское Величество, выслушав мнение в Общем Собрании Государственного Совета о возвышении классов должностей переводчиков, столоначальников и журналистов в Оренбургском Магометанском Духовном Собрании и в Таврическом Правлении, Высочайше повелел его исполнить.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. 1855». – СПб, 1856, Т. 30, Отделение К, с. 61 (№ 28947).
1. Бибиков Дмитрий Григорьевич (1791-1870) – русский государственный деятель. Участник Отечественной войны 1812 г. В 1837-1852 гг. – киевский, подольский и волынский генерал-губернатор. С августа 1852 г. по август 1855 г. – министр внутренних дел.
2. Гражданский чин X класса – коллежский секретарь.
№ 92. ВЫСОЧАЙШЕ УТВЕРЖДЕННОЕ МНЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО СОВЕТА ОТ 14 ФЕВРАЛЯ 1855 Г., ОПУБЛИКОВАННОЕ 15 МАРТА, ОБ ОПРЕДЕЛЕНИИ ВОЗРАСТА ДЛЯ МАГОМЕТАН, ПОСТУПАЮЩИХ В ДУХОВНЫЕ ДОЛЖНОСТИ.
Правительствующий Сенат слушал рапорт Министра внутренних дел от 23 февраля 1855 г., при котором находилось Высочайше утвержденное 14 февраля 1855 года мнение Государственного Совета об определении возраста для Магометан, поступающих в духовные должности. Означенное мнение Государственного Совета было следующего содержания. Государственный Совет в Общем Собрании, рассмотрев представление Министра внутренних дел об определении возраста для Магометан, поступающих в духовные должности, согласно с заключением Министра постановил: для занятия Магометанских духовных должностей, состоящих в ведении Таврического Магометанского Духовного Правления и Оренбургского Магометанского Духовного Собрания, определить следующие возрасты: для Кадиев, Ахунов, Мухтасибов и Миодарисов – не менее двадцати пяти лет, для Хатибов и Имамов – двадцати двух, и для Маязинов и Гочей – не менее двадцати одного года. Его Императорское Величество, выслушав мнение в Общем Собрании Государственного Совета об определении возраста для Магометан, поступающих в духовные должности, высочайше утвердить повелел его исполнить 14 февраля 1855 года. Приказали: Надлежащее по сему Высочайшему Его Императорского Величества повелению исполнение указом предоставить Министру внутренних дел. Для сведения и должного исполнения дать знать о нем всем Губернским, Войсковым и Областным Правлениям и уведомить Министров.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. 1855». – СПб, 1856, Т. 30. Отделение П, с. 158 (№ 29040).

№ 93. ВЫСОЧАЙШЕ УТВЕРЖДЕННОЕ МНЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО СОВЕТА, ОБЪЯВЛЕННОЕ СЕНАТУ МИНИСТРОМ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ 4 ИЮЛЯ 1855 Г., ОБ ОСВОБОЖДЕНИИ ОТ КВАРТИРНОЙ ПОВИННОСТИ ДОМОВ ДУХОВНЫХ ЛИЦ МАГОМЕТАНСКОГО ИСПОВЕДАНИЯ В Г. НИКОЛАЕВЕ ХЕРСОНСКОЙ ГУБЕРНИИ.
Государственный Совет в Департаменте Экономии и в Общем Собрании, рассмотрев представление Министра внутренних дел об освобождении от квартирной повинности домов духовных лиц Магометанского исповедания в г. Николаеве Херсонской губернии, вынес решение:
1. В дополнение подлежащих статей Свода Законов постановить, что дома духовных лиц Магометанского исповедания в г. Николаеве освобождаются как от квартирной повинности в натуре, так и от платежа квартирного сбора. Это постановление действует, если по назначению местного начальства в сих домах совершаются обряды Магометанской веры для нижних чинов морского и сухопутного ведомств и если в означенных домах не отдаются в наем помещения, приносящие владельцам доход;
2. На сем основании разрешить ходатайство по настоящему предмету Имама Николаевского порта Абубекера Салкаева1.
Резолюция. Его Императорское Величество,2 выслушав мнение Государственного Совета в Общем Собрании об освобождении от квартирной повинности домов духовных лиц Магометанского исповедания в г. Николаеве Херсонской губернии, Высочайше повелел его исполнить.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. 1855». – СПб, 1856, Т. 30, с.497-498 (№29483).
1. О мусульманских духовных лицах в системе Морского ведомства см. выше документ № 73.
2. Император Александр II (19 февраля 1855 г. – 1 марта 1881 г.).
№ 94. ВЫСОЧАЙШЕ УТВЕРЖДЕННОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ВОЕННОГО СОВЕТА ОТ 5 ДЕКАБРЯ 1855 Г. О НАЗНАЧЕНИИ СОДЕРЖАНИЯ ИМАМУ ЛЕЙБ-ГВАРДИИ КРЫМСКО-ТАТАРСКОГО ЭСКАДРОНА.
Военный Совет1, рассмотрев представление Департамента Военных Поселений о назначении содержания Имаму Лейб-гвардии Крымско-Татарского эскадрона,2 постановил:
а) состоящему ныне при означенном эскадроне Имаму Мавлюталиеву назначить, согласно заключению Таврического Магометанского Правления, 285 рублей серебром в год в виде столовых кроме положенного от казны жалованья в размере сорока двух рублей девяносто копеек серебром из суммы, собираемой с татар Таврического полуострова на содержание Лейб-гвардии Крымско-Татарского эскадрона;
б) выплату сих последних денег присвоить и на будущее время должности Имама или Муллы помянутого эскадрона.
Таковое положение Военного Совета 5 декабря удостоилось Высочайшего утверждения.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. 1855». – СПб, 1856. Т. 30. Отделение U, с. 715 (№29903).
1. Военный Совет – в 30-60 гг. XIX в. законосовещательное учреждение по военному ведомству и орган по общему руководству военным хозяйством.
2. Крымско-Татарский эскадрон лейб-гвардии был сформирован в 1827 г. Находился с 1832 г. в составе лейб-гвардии Казачьего полка, в 1862-1881 гг. – в составе Собственного Е.И.В. конвоя. Упразднен в 1890 г.
№ 95. ВЫСОЧАЙШЕ УТВЕРЖДЕННОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ВОЕННОГО СОВЕТА ОТ 5 ДЕКАБРЯ 1855 Г. О ПРОИЗВОДСТВЕ ПРОГОННЫХ И ПОРЦИОННЫХ ДЕНЕГ МУЛЛАМ И РАВВИНАМ, КОМАНДИРУЕМЫМ В ВОЙСКА ДЛЯ ИСПРАВЛЕНИЯ ДУХОВНЫХ ТРЕБ, А ТАКЖЕ ДЛЯ ПРИВЕДЕНИЯ К ПРИСЯГЕ НИЖНИХ ЧИНОВ ИЗ МАГОМЕТАН И ЕВРЕЕВ.
Военный Совет, рассмотрев представление Комиссариатского Департамента, постановил: Мулл и Раввинов, командированных в войска Отдельного Кавказского Корпуса для приведения к присяге нижних чинов, происходящих из Магометан и Евреев, удовлетворить порционными деньгами в размере шестидесяти копеек серебром в сутки каждому1. Для руководства же на будущее время дополнить ч. 4 ст. 406 Свода Военных Постановлений следующим примечанием: «Муллам и Раввинам, призываемым по распоряжению воинского начальства для исполнения духовных треб, а также для приведения к присяге нижних чинов из Магометан и Евреев, отпускать каждому за таковые разъезды прогонные деньги на две лошади и порционы по 60 копеек серебром в сутки».
Такое положение Военного Совета 5 декабря удостоилось Высочайшего утверждения.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. 1855». – СПб, 1856, Т. 30, Отделение 1, с. 715 (№ 29904).
1. Порционные, то есть суточные деньги.
№ 96. УКАЗ ИМЕННОЙ, ОБЪЯВЛЕННЫЙ СЕНАТУ УПРАВЛЯЮЩИМ МОРСКИМ МИНИСТЕРСТВОМ 27 НОЯБРЯ 1857 Г., О ПОРЯДКЕ ОТПРАВЛЕНИЯ МАГОМЕТАНСКИХ ИМАМОВ, ИЗБРАННЫХ ИЗ СРЕДЫ НИЖНИХ ЧИНОВ, В ОРЕНБУРГСКОЕ МАГОМЕТАНСКОЕ ДУХОВНОЕ СОБРАНИЕ ДЛЯ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО ИСПЫТАНИЯ В ЗНАНИИ РЕЛИГИОЗНЫХ ОБЯЗАННОСТЕЙ.
Государь Император при разрешении всеподданнейшего доклада Его Императорского Высочества Генерал-Адмирала1 о выдаче исполняющему должность Имама Свеаборгского порта Бикчантию Бикбову, отправляющемуся в Оренбургское Магометанское Духовное Собрание для испытания, прогонных денег из Государственного казначейства на проезд до города Уфы и обратно до Гельсингфорса Высочайше повелел постановить на будущее время следующее постоянное правило. При избрании кого-либо из среды чинов в Магометанские Имамы, отправлять его для предварительного испытания в знании религиозных обязанностей в Оренбургское Магометанское Духовное Собрание с выдачей прогонов на две лошади от места отправления до места испытания и обратно, не испрашивая на это каждый раз особого Высочайшего разрешения.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. 1857». – СПб, 1858, Т. 32, Отделение 2, с. 933 (№ 32478).
1. Константин Николаевич (1827-1892) – великий князь. Второй сын императора Николая I. В 1831-1881 гг. – генерал-адмирал. С 1853 г. исполнял обязанности, а с 1855 по 1881 гг. (фактически по 1862 г.) осуществлял высшее руководство военным флотом и Морским министерством. В 1862-1863 гг. – наместник Царства Польского. В 1865-1881 гг. – председатель Государственного совета. В качестве его помощников, ведавших хозяйственной деятельностью флота, выступали управляющие Морским министерством, в 1857-1860 гг. – адмирал Н.Ф. Метлин.
№ 97. УКАЗ ИМЕННОЙ, ОБЪЯВЛЕННЫЙ КОМАНДИРУ ОТДЕЛЬНОГО ОРЕНБУРГСКОГО КОРПУСА1 ВОЕННЫМ МИНИСТРОМ2 3 ДЕКАБРЯ 1858 Г., О НАЗНАЧЕНИИ ШТАТНОГО МУЛЛЫ ПРИ ОРЕНБУРГСКОМ ЛИНЕЙНОМ БАТАЛЬОНЕ № 11.
Государь Император по всеподданнейшему докладу Вашего Превосходительства Высочайше соизволил назначить штатного Муллу при Оренбургском линейном батальоне № 11 для совершения треб воинским чинам из Магометан, квартирующим в городе Самаре, с определением ему от военного ведомства жалованья в размере 90 рублей серебром в год.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. 1858». – СПб, 1860, Т. 33, Отделение 2, с. 436 (№ 33848).
1. Катенин Александр Андреевич (1803-1860) – генерал-адъютант. В 1857-1860 гг. – оренбургский и самарский генерал-губернатор и командир отдельного Оренбургского корпуса.
2. Сухозанет Николай Онуфриевич (1794-1871) – генерал от артиллерии. Участник войн с Францией и Крымской войны. В 1856-1861 гг. – военный министр.
№ 98. УКАЗ ИМЕННОЙ, ОБЪЯВЛЕННЫЙ СЕНАТУ МИНИСТРОМ ЮСТИЦИИ1 24 АПРЕЛЯ 1859 Г., О ПОРЯДКЕ ПРОДАЖИ СИРОТСКИХ ИМЕНИЙ МАГОМЕТАН, НАХОДЯЩИХСЯ В ЗАВЕДЫВАНИИ МАГОМЕТАНСКИХ ШАРИАТОВ ЗА КАВКАЗОМ.
По существующему в мусульманских частях Закавказского края порядку, сиротскими имениями Магометан заведуют, смотря по желанию сирот и их родственников, или правительственные опекунские учреждения, или же мусульманские шариаты. В первом случае продажа сиротских недвижимых имений разрешается на общем основании Правительствующим Сенатом, в последнем – порядок продажи сих имений в законах не определяется.
Ныне Государь Император по представлению Кавказского Наместника2 и по положению Кавказского Комитета Высочайше соизволил повелеть следующее. Магометанские шариаты за Кавказом в тех случаях, когда необходимо будет за долги или по другим уважительным причинам продать недвижимые имения или вещи, не подверженные тлению и принадлежащие малолетним сиротам, состоящим в их ведении, предварительно должны спрашивать на это разрешение Правительствующего Сената через Губернские Правления. В Дербентской губернии они должны спрашивать разрешение через тамошнего Военного Губернатора, управляющего и гражданской частью, Обращаться по сему предмету в Губернские Правления и к Губернатору следует не иначе, как через местных Уездных Начальников, которые обязаны, независимо от мнений шариатов по означенным делам, излагать и свои собственные соображения.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. 1859». СПб, 1861, Т. 34, с. 378-379 (№ 34409).
1. В.Н. Панин.
2. Барятинский Александр Иванович (1815-1879) князь, генерал-фельдмаршал. С 1835 г. – неоднократно участвовал в Кавказской войне. В 1856-1862 гг. – наместник Кавказа и главнокомандующий Кавказской армией.
№ 99. УКАЗ ИМЕННОЙ, ОБЪЯВЛЕННЫЙ КОМАНДУЮЩЕМУ ВОЙСКАМИ, РАСПОЛОЖЕННЫМИ В ФИНЛЯНДИИ1, ВОЕННЫМ МИНИСТРОМ 22 ФЕВРАЛЯ 1860 Г. «О НАЗНАЧЕНИИ ШТАТНОГО МУЛЛЫ ДЛЯ НИЖНИХ ЧИНОВ ИЗ МАГОМЕТАН, СОСТОЯЩИХ НА СЛУЖБЕ В ВОЙСКАХ, РАСПОЛОЖЕННЫХ В ФИНЛЯНДИИ».
Государь Император 22 февраля Высочайше повелеть соизволил:
Рядового Финляндского линейного батальона № 64 Ахмета Сафу Бакирова назначить штатным Муллой для нижних чинов из Магометан, состоящих на службе в войсках, расположенных в Финляндии, с назначением ему жалованья из Комиссариата2 по 85 рублей 71 копейке серебром в год.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. 1860». – СПб, 1862, Т. 35, Отделение 1, с. 141 (№ 35462).
1. Берг Федор Федорович (1794-1874) – граф, генерал-фельдмаршал. Участник войн с Францией и Турцией. В 1855-1863 гг. – генерал-губернатор Великого княжества Финляндского и командующий войсками в Финляндии. В 1863-1866 гг. – наместник Царства Польского.
2. Комиссариат – Комиссариатский департамент. См.: примечание I к документу № 43.
№ 100. ВЫСОЧАЙШЕ УТВЕРЖДЕННОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ВОЕННОГО СОВЕТА, ОБЪЯВЛЕННОЕ В ПРИКАЗЕ ВОЕННОГО МИНИСТРА 7 ИЮЛЯ 1860 Г., О ПРОИЗВОДСТВЕ ЖАЛОВАНЬЯ МАГОМЕТАНСКИМ СВЯЩЕННИКАМ ЗА ИСПОЛНЕНИЕ В ВОЕННЫХ ГОСПИТАЛЯХ ТРЕБ ДЛЯ БОЛЬНЫХ ЧИНОВ МАГОМЕТАНСКОГО ИСПОВЕДАНИЯ.
Государь Император, согласно положению Военного Совета, 7 июля Высочайше повелеть соизволил: Магометанским священникам, которые будут исполнять в военных госпиталях духовные требы для больных чинов Магометанского исповедания, назначить наравне с Еврейскими Раввинами, исполняющими духовные требы в военных госпиталях, жалованье по 28 рублей 50 копеек в год, без различия класса госпиталей.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. 1860». – СПб, 1862, Т. 35, Отделение Н, с. 895 (№ 36001).
№ 101. УКАЗ ИМЕННОЙ, ОБЪЯВЛЕННЫЙ КОМАНДИРУ ОТДЕЛЬНОГО ГВАРДЕЙСКОГО КОРПУСА1 ВОЕННЫМ МИНИСТРОМ2 24 ДЕКАБРЯ 1861 Г., ОБ ОКЛАДАХ ИМАМА — ПОМОЩНИКА СТАРШЕГО АХУНА, И ДВУХ МУЭЗИНОВ, СОСТОЯЩИХ ПРИ ГВАРДЕЙСКОМ КОРПУСЕ.
Государь Император Высочайше постановил Имаму – помощнику Старшего Ахуна, и двум муэзинам, состоящим при Гвардейском корпусе, вместо ныне получаемого жалованья назначить новые оклады. Имаму назначить 294, а каждому из муэзинов по 195 рублей, с сохранением разъездных и квартирных денег, получаемых ими ныне.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. 1861». – СПб, 1863, Т. 36, Отделение 2, с. 663-664 (№ 37804).
1. Плаутин Николай Федорович (1794-1866) – генерал-адъютант, в 1856-1862 гг. – командир Отдельного Гвардейского корпуса.
2. Милютин Дмитрий Алексеевич (1816-1912) – граф, русский государственный и военный деятель, генерал-фельдмаршал. В 1856-1860 гг. – начальник Главного штаба Кавказской армии. В августе 1860 г. назначен товарищем военного министра, в ноябре 1861 г. – мае 1881 г. – военный министр.
№ 102. ВЫСОЧАЙШЕ УТВЕРЖДЕННОЕ МНЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО СОВЕТА, ОБЪЯВЛЕННОЕ В ПРИКАЗЕ ВОЕННОГО МИНИСТРА 13 ИЮНЯ 1865 Г., ОБ УЧРЕЖДЕНИИ ШТАТНОЙ ДОЛЖНОСТИ ВОЕННОГО МУЛЛЫ В ВАРШАВЕ. (ИЗВЛЕЧЕНИЕ)
Государственный Совет на основании представления Военного Министра постановил:
1. Для исполнения духовных треб воинским чинам из Магометан, находящимся в Варшаве, учредить при Штабе войск в Царстве Польском Штатную должность военного Муллы с назначением ему в год жалованья в размере 195 руб. серебром и разъездных 57 руб., а всего – 252 руб. серебром.
(Высочайшее повеление это объявлено Сенату Министром Юстиции1 22 июня 1865 г.).
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. 1865». – СПб, 1867, Т. 38, с. 565 (№ 42147).
1. Замятин Дмитрий Николаевич (1805-1881) – русский государственный деятель. В 1858-1862 гг. – товарищ министра юстиции, в 1862-1867 гг. – министр юстиции.
№ 103. ВЫСОЧАЙШЕ УТВЕРЖДЕННЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ОБ УПРАВЛЕНИИ ЗАКАВКАЗСКОГО МУСУЛЬМАНСКОГО ДУХОВЕНСТВА ШИИТСКОГО И СУННИТСКОГО УЧЕНИЙ. 5 АПРЕЛЯ 1872 Г. (ИЗВЛЕЧЕНИЯ)
§ 2. Предоставить Его Императорскому Высочеству Кавказскому Наместнику1 вводить означенные Положения и расписания постепенно, по ближайшему усмотрению Его Высочества, в тех частях Закавказского края, которые находятся в гражданском управлении, чтобы необходимые расходы были относимы впредь на счет местных доходов Закавказского края.
§ 3. С приведением в действие Положений о Закавказском Мусульманском духовенстве, лицам, носящим особые духовные звания, не установленные означенными Положениями: звания шейхов, софи, дервишей и загидов, не присваивать права на принадлежность к приходскому (мечетскому) духовенству и на пользование правами, предоставленными2 оному.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. 1872». – СПб, 1875, Т. 47, Отделение Д, с. 379 (№ 50680).
1. Михаил Николаевич (1832-1909) – великий князь. Четвертый сын императора Николая I. Генерал-фельдмаршал. В 1863-1881 гг. – наместник Кавказа и главнокомандующий Кавказской армии. В 1881-1901 гг. – председатель Государственного совета.
2. Текст «Положений» от 5 апреля 1872 г. публикуется ниже в «Уставе духовных дел иностранных исповеданий», документ № 117.
№ 104. РАСПИСАНИЕ ДОЛЖНОСТЕЙ ПО УПРАВЛЕНИЮ ЗАКАВКАЗСКОГО СУННИТСКОГО МУСУЛЬМАНСКОГО ДУХОВЕНСТВА, ВЫСОЧАЙШЕ УТВЕРЖДЕННОЕ 5 АПРЕЛЯ 1872 Г.
Примечание: Потребный по сему расписанию расход производится до времени из казны.
Расчет суммы, потребной на ежегодное содержание Закавказского Мусульманского духовенства Суннитского учения, происходит по расписанию должностей по Управлению означенного духовенства.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. 1872». – СПб, 1875, Т. 47, с. 117 (Приложение к № 50680).
1. По «Табелю о рангах» гражданский чин VIII класса – коллежский асессор, IX класса – титулярный советник, X класса – коллежский секретарь. При выходе в отставку по выслуге лет и при условии беспорочной службы, пенсия могла выплачиваться по более высокому (как правило, на один класс выше) окладу.
2. Губернские меджлисы существовали в Бакинской, Елисаветпольской, Тифлисской и Эриванской губерниях, где было сосредоточено большинство мусульман Закавказья.
№ 105. РАСПИСАНИЕ ДОЛЖНОСТЕЙ ПО УПРАВЛЕНИЮ ЗАКАВКАЗСКОГО МУСУЛЬМАНСКОГО ДУХОВЕНСТВА ШИИТСКОГО УЧЕНИЯ, ВЫСОЧАЙШЕ УТВЕРЖДЕННОЕ 5 АПРЕЛЯ 1872 Г.
Примечание: Потребный по сему расписанию расход производится до времени из казны.
Расчет суммы, потребной на ежегодное содержание Закавказского Мусульманского духовенства Шиитского учения, происходит по расписанию должностей по управлению означенного духовенства.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. 1872». – СПб, 1875, Т. 47, Отделение 3, с. 118 (Приложение к № 50680).
№ 106. ВЫСОЧАЙШЕ УТВЕРЖДЕННОЕ МНЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО СОВЕТА ОТ 15 ДЕКАБРЯ 1886 Г. О ЧИСЛЕ ПРИХОЖАН МАГОМЕТАНСКОГО ИСПОВЕДАНИЯ, ПРИ НАЛИЧИИ КОТОРОГО РАЗРЕШАЕТСЯ УСТРОЙСТВО МЕЧЕТИ.
Государственный Совет в Департаменте Законов и в Общем Собрании, рассмотрев определение первого Общего Собрания Правительствующего Сената по жалобе общества крестьян татарских деревень Убей и Новой Дувановой (Буинского уезда) на Симбирское Губернское Правление за запрет на постройку временной мечети, нашел, что разрешению Государственного Совета подлежит не ходатайство крестьянских обществ поименованных деревень о дозволении им устроить новую мечеть, приостановленное рассмотрением в Правительствующем Сенате, а исключительно возникший из дела законодательный вопрос об изменении пункта 1 статьи 261 Строительного Устава. Согласно этому Уставу, при утверждении губернским начальством подобных ходатайств, должно быть соблюдено, чтобы при всякой мечети прихожан было не менее трехсот или, по крайней мере, двести ревизских душ мужского пола. Оставаясь в пределах собственно этого вопроса и устраняя всю фактическую часть производства, как подлежащую отдельному соображению в правительственных инстанциях, Государственный Совет рассуждал, что со времени производства последней X народной переписи прошло около тридцати лет.
В течение этого периода у лиц, вошедших в сию ревизию, успело образоваться уже второе поколение, не записанное в ревизские сказки. Кроме того, в некоторых местностях большое число лиц выбыло из состава ревизских душ вследствие приобретения путем достижения известных степеней образования прав тех сословий, которые были вовсе изъяты от внесения в перепись. Таким образом, доставленные ею данные давно уже утратили характер достоверности и не могут быть приняты ныне во внимание Правительства при распоряжениях и мероприятиях, в которых численность населения имеет существенное значение.
Вследствие сего нельзя не признать правильным проектированное Правительствующим Сенатом изменение в изложении статьи 261 Строительного Устава, заключающееся в замене «ревизских душ» действительно числящимися в селении жителями мужского пола. Эта законодательная мера, не противореча преследуемой упомянутым постановлением цели, вполне отвечала намерению Правительства обеспечить иноверцам, проживающим в Империи, без ущерба для господствующей Церкви, возможную свободу в удовлетворении их духовных нужд.
Осуществление сего не должно сопровождаться какими-либо неблагоприятными для православия последствиями, т.к. после утверждения предлагаемого правила останется в силе закон, по которому губернские начальства разрешают устройство новых мечетей при условии надлежащего удостоверения в необходимости оных и достаточности средств для приличного их содержания (Устав Строительный, ст. 260). При этом в магометанских приходах, подведомственных Оренбургскому Духовному Собранию1, построение сих молитвенных домов, независимо от необходимого для их сооружения числа прихожан, допускается только в случае, если от этого не может произойти соблазна в вере для живущих вместе с магометанами христиан и новокрещенных татар. Губернское начальство в Таврической губернии, прежде чем выдать разрешение на постройку мечети в таком месте, где есть христианская церковь, обязано согласовать это с Епархиальным Архиереем (там же, ст. 262 и 263). Таким образом, достоинство и права христианской Церкви по отношению к обсуждаемому предмету оказываются достаточно огражденными законом.
Не встречая препятствий к утверждению изъясненного предположения Правительствующего Сената, Государственный Совет постановил: статью 261 Строительного Устава (Свода Законов Т. XII, ч. I, изд. 1857 г.) изложить следующим образом: «При сем (ст. 260) наблюдаются следующие правила:
1) чтобы при всякой мечети прихожан было не менее двухсот наличных душ мужского пола;
2) чтобы общество, которое должно составить новый приход, в общественном приговоре надлежащим образом изъявило свое согласие на предоставление средств для обеспечения содержания мечети и необходимого при ней духовенства».
Резолюция. Его Императорское Величество,2 выслушав мнение Государственного Совета в Общем Собрании о числе прихожан магометанского исповедания, при наличности которого разрешается устройство мечети, Высочайше повелел его исполнить.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание третье. 1886». – СПб, 1888, Т. 6, с. 532-533 (№ 4102).
1. К концу 80 г. XIX в. в ведении Оренбургского магометанского духовного собрания числилось 4254 прихода. При них состояло 65 ахундов, 2734 хатиба, 2621 имам и мударрис, 1783 муэдзина. См.: В память столетия Оренбургского магометанского духовного собрания, учрежденного в городе Уфе. – Уфа, 1891, с. 32.
2. Император Александр III (1881-1894).
№ 107. ВЫСОЧАЙШЕ УТВЕРЖДЕННОЕ ПОЛОЖЕНИЕ СОВЕТА АДМИРАЛТЕЙСТВ ОТ 28 МАРТА 1894 Г. ОБ УПРАЗДНЕНИИ ДОЛЖНОСТИ МАГОМЕТАНСКОГО ИМАМА ПРИ НИКОЛАЕВСКОМ ПОРТЕ.
Для исполнения духовных треб по обряду Магометанской веры для нижних чинов Черноморского флота, на основании статьи 58 кн. VIII Свода Морского Постановления, положено иметь двух имамов – одного в Николаеве, а другого – в Севастополе1.
Ввиду того, что в настоящее время в Черноморском флоте имеется только 10 нижних чинов-магометан, из которых: в Николаеве – 1, а в Севастополе – 9, Совет Адмиралтейств по журналу 9 марта 1894 года (ст. 16132) признал возможным упразднить должность имама при Николаевском порте, исключив из сметы расходов Морского Министерства 120 рублей на наем сторожа при мечети в Николаеве, оставив имама в Севастополе, с присвоением ему оклада содержания, определенного по Высочайшему повелению 15 октября 1891 года (8009), в 294 рубля в год.
На приведение в исполнение означенного постановления Совета Адмиралтейств Его Императорское Высочество, Главный Начальник флота и морского ведомства2, всеподданнейше испрашивал Высочайшее Его Императорского Величества разрешение.
Государь Император в 28 марта 1894 года Высочайше на сие соизволил.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание третье. 1894». – СПб, 1898, Т. 14, с. 158 (№ 10471).
1. См. выше документ № 73.
2. Алексей Александрович (1850-1908) – великий князь. Четвертый сын императора Александра II. В 1881-1905 гг. – главный начальник флота и управляющий морским ведомством, в 1883-1905 гг. – генерал-адмирал.
№ 108. ВЫСОЧАЙШЕ УТВЕРЖДЕННОЕ МНЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО СОВЕТА ОТ 24 МАЯ 1904 Г. ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ШТАТА ТАВРИЧЕСКОГО МАГОМЕТАНСКОГО ДУХОВНОГО ПРАВЛЕНИЯ.
Государственный Совет в Соединенных Департаментах Законов, Гражданских и Духовных Дел, Государственной Экономии и в Общем Собрании, рассмотрев представление Министра внутренних дел1 по проекту штата Таврического Магометанского Духовного Правления, постановил:
I. Проект штата Таврического Магометанского Духовного Правления поднести к Высочайшему Его Императорского Величества2 утверждению, и по одобрению оного ввести в действие с 1 июля 1904 г.
II. Ежегодный расход в количестве десяти тысяч семисот рублей, вызванный указанной (отд. I) мерой, принять с 1 января 1905 года на средства Государственного казначейства, с возвращением казне равной суммы из процентов с вакуфного капитала упраздненных мечетей в Таврической губернии. В текущем же году в размере действительной надобности покрыть непосредственно из процентов с указанного капитала.
III. Должностных лиц, служащих в Канцелярии Правления, которые с введением в действие нового штата не получат новых назначений, оставить за штатом на общем основании.
Резолюция. Его Императорское Величество, выслушав мнение Государственного Совета в Общем Собрании по проекту штата Таврического Магометанского Духовного Правления, Высочайше повелел его исполнить.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание третье. 1904». – СПб, 1907, Т. 24, Отделение 2, с. 539-540 (№ 24619).
1. Плеве Вячеслав Константинович (1846- 15 июля 1904) – русский государственный деятель. В 1884-1894 гг. – товарищ министра внутренних дел. В 1894-1902 гг. – главноуправляющий кодификационной частью при Государственном Совете. В апреле 1902 г. – июле 1904 г. – министр внутренних дел.
2. Император Николай II (1894-1917).
№ 109. ШТАТ ТАВРИЧЕСКОГО МАГОМЕТАНСКОГО ДУХОВНОГО ПРАВЛЕНИЯ, ВЫСОЧАЙШЕ УТВЕРЖДЕННЫЙ 14 МАЯ 1904 Г.
Печатается по изданию «Полное собрание законов Российской империи. Собрание третье. 1904». – СПб, 1907. Т. 24, Отделение 3, с. 475 (№ 24619).
1. По «Табелю о рангах» в 1904 г. гражданский чин V класса – статский советник, VII класса – надворный советник, VIII класса – коллежский асессор, X класса – коллежский секретарь.
№ 110. ИМЕННОЙ ВЫСОЧАЙШИЙ УКАЗ ПРАВИТЕЛЬСТВУЮЩЕМУ СЕНАТУ ОТ 12 ДЕКАБРЯ 1904 Г. (ИЗВЛЕЧЕНИЯ)
(…) для закрепления выраженного Нами в Манифесте от 26 февраля 1903 г. неуклонного душевного желания охранять освещенную основными законами Империи терпимость в делах веры, подвергнуть пересмотру указы о правах раскольников, а также лиц, принадлежащих к инословным и иноверным исповеданиям. Независимо от сего принять ныне же в административном порядке соответствующие меры для устранения в религиозном быте всякого, прямо в законе не установленного стеснения (…)
Официальное издание «Полное собрание законов Российской империи. Собрание третье. 1904». – СПб, 1907, Т. 24, № 25495.
Печатается по изданию «Собрание Высочайших указов, министерских разъяснений и других статей по вопросам о веротерпимости в России / Сост.: В.А. Фетлер. – СПб, 1909. с. 21-22. (Издание неофициальное).
№ 111. ЗАКОН О ВЕРОТЕРПИМОСТИ ОТ 17 АПРЕЛЯ 1905 Г.1 ИЗВЛЕЧЕНИЯ ИЗ ОСОБОГО ЖУРНАЛА КОМИТЕТА МИНИСТРОВ 25 ЯНВАРЯ, 1, 8 И 15 ФЕВРАЛЯ 1905 Г.
II. Иноверные нехристианские исповедания.
Обратившись к ближайшему рассмотрению вопросов, касающихся религиозной свободы и быта лиц иноверных исповеданий, Комитет остановился на обсуждении нижеследующих соображений, вытекающих как из общего положения дела, так и из предъявленных по сему предмету отдельных ходатайств.
1) По вопросу о пересмотре действующих постановлений о сооружении молитвенных домов иноверных исповеданий. Ознакомившись с порядком разрешения постройки молитвенных домов иноверных исповеданий, Комитет не может признать его удовлетворительным.
Что касается вопроса о постройке мечетей, то в округах, подведомственных Таврическому магометанскому духовному правлению, постройка допускается по правилам Строительного Устава и с гарантией обеспечения содержания вновь возводимых мечетей (там же, ст. 1388), однако не иначе, как с согласия епархиальной власти. Более стеснительными представляются правила о постройке мечетей в округе Оренбургского магометанского собрания, где выдача разрешения обусловливается отсутствием соблазна для православных, и в степных областях, в которых с 1883 г. правилом установлено не допускать построения мечетей свыше одной на волость.
Обозрение приведенных постановлений, свидетельствуя об их неполноте, взаимной несогласованности и широком допущении административного усмотрения, приводит Комитет к убеждению в необходимости их пересмотра, чтобы поставить порядок разрешения постройки молитвенных домов иноверных исповеданий на почву твердого и определенного закона вне зависимости от какого-либо усмотрения и от необоснованных на законе административных распоряжений. Исполнение этого поручения, по мнению Комитета, могло бы быть возложено на проектируемое им Особое Совещание.
2) О предоставлении Оренбургскому духовному собранию и Таврическому духовному правлению назначения мулл с согласия губернаторов и с оставлением существующего порядка их избрания. Министр внутренних дел2 объяснил, что по действующему закону для определения в звание мулл существует два, несколько разнящихся между собой, порядка. В Таврической губернии муллы избираются из лиц, принадлежащих к духовенству этой губернии, по происхождению от него (т. XI, ч. I, ст. 1368), при чем для получения сего звания требуется:
а) согласие приходского общества, изъявленное надлежащим порядком в общественном приговоре;
б) одобрение Таврического магометанского духовного правления;
в) утверждение местного губернского правления (там же, ст. 1369).
В округах же, подведомственных Оренбургскому духовному собранию, муллы выбираются из лиц без различия состояний, при чем для избрания требуется желание, по крайней мере, двух третей таких прихожан, которые почитаются старейшими семейств (там же, ст. ст. 1431 и 1432). Затем следует одобрение выбранных на должность лиц, которое зависит от духовного собрания, а утверждение – от губернского правления (там же, ст. 1424).
Поступившее ныне ходатайство мусульман ставит своей целью изменить изъясненный порядок в смысле предоставления утверждения в должности мулл Таврическому духовному правлению и Оренбургскому духовному собранию с согласия подлежащей губернской власти. При наличии этого условия, Министр внутренних дел не встречает препятствий к осуществлению намеченного предположения.
Комитет также обратил внимание на возбужденное одним из мусульманских обществ ходатайство о замене существующего ныне способа определения в должности муфтия и кадиев Оренбургского духовного собрания по назначению Правительства путем выборов в эти должности, производимых мусульманами всего муфтиата.
При ближайшем рассмотрении вопроса в его первоначальном объеме и в последовавшем затем дальнейшем развитии Комитет не может не выразить убеждения в том, что тот или иной порядок определения в должности духовных лиц мусульманского исповедания имеет существенное значение собственно для обществ, религиозными делами коих они призывают управлять. Поэтому этот порядок едва ли должен вызывать воздействие Правительства, которое бы шло далее политической поверки и нравственной благонадежности поставляемых духовных лиц.
В виду этого, по мнению Комитета, следует сохранить за правительственной властью право утверждать или не утверждать лиц мусульманского духовенства, а сам порядок и способ избрания их на должности предоставить свободному определению прихожан. В соответствии с указанной общей мыслью, Особым Совещанием должен быть произведен пересмотр всех законоположений о порядке избрания и назначения должностных лиц магометанского духовенства как приходского, так и высшего.
3) Об освобождении магометанских мулл и лиц высших духовных степеней от воинской повинности. Рассматриваемый вопрос останавливал уже на себе внимание Правительства при обсуждении проекта устава о воинской повинности, но не получил тогда разрешения, т.к. лица магометанского духовенства назначаются на должности уже в летах (не моложе 25 лет), превышающих призывной возраст для отбывания воинской повинности, поэтому в предоставлении им указанной льготы и не было признано надобности. Ныне вопрос этот возникает в отношении духовных лиц магометанского исповедания, призываемых на действительную военную службу из запаса.
По заявлению некоторых магометанских обществ, сделанному в представленных ими ходатайствах, при мобилизации по случаю настоящей войны с Японией в числе призванных из запаса оказалось до 300 магометанских мулл, занимавших приходские должности в мечетях, вследствие чего прихожане остались без духовных пастырей.
Относясь весьма сочувственно к заявленному ходатайству, признавая необходимость обеспечения духовных потребностей магометанского населения, Комитет остановился на той мысли, что окончательному разрешению настоящего вопроса должно предшествовать более полное выяснение как самого характера духовных должностей, которые освобождали бы от призыва на военную службу, так и числа лиц, занимающих эти должности, дабы тем поставить испрашиваемую льготу в пределы действительной необходимости, и устранить возможность злоупотреблений в пользовании ею.
Таким образом, признав желательным освобождение от призыва на действительную военную службу из запаса духовных лиц магометанского исповедания, в действительности необходимых для правильного удовлетворения потребностей духовной жизни магометанского населения, Комитет считает необходимым разработать этот вопрос и составить по оному окончательное заключение. Это задание следует возложить на проектируемое Особое Совещание.
4) Об определении в законе порядка открытия мектебе и медресе в районе, подведомственном Оренбургскому духовному собранию. Из относящихся к настоящему вопросу данных Комитет усматривает, что существующий порядок открытия низших и высших магометанских конфессиональных школ (мектебе и медресе), из которых первые соответствуют нашим церковно-приходским школам, а вторые – имеют богословский характер, представляется в настоящее время в следующем виде.
С одной стороны, закон определяет открытие школ лишь в районе, подведомственном Таврическому духовному правлению, где их учреждение, согласно ст. 1389, т. XI, ч. I, допускается с разрешения сего правления в каждом селении, независимо от количества в нем населения. Для открытия училища нужно только согласие общества и назначение достаточных для содержания средств. Никаких указаний относительно порядка открытия мектебе и медресе в местностях, которыми заведует Оренбургское духовное собрание, закон не содержит.
С другой стороны, на основании циркуляра Министерства внутренних дел от 3 августа 1892 г., учреждение магометанских конфессиональных школ поставлено в зависимость от разрешения директоров народных училищ.
Оценивая приведенные постановления и создающееся под их влиянием положение дела, Комитет не может признать его правильным, и в сем отношении считает необходимым указать на неполноту действующего закона, оставляющего открытым вопрос о магометанских школах в большей части местностей, занимаемых мусульманским населением. Нет сомнения, что подобный пробел не останется без нежелательных последствий и вызовет на практике ряд излишних затруднений и стеснений. Не менее неудобным по той же причине представляется, по мнению Комитета, и разрешение открытия магометанских школ в зависимости от усмотрения директоров народных училищ. Не говоря уже о том, что с формальной стороны административное распоряжение, последовавшее по этому предмету, не имеет оснований в действующем законе. Оно едва ли может быть признано целесообразным. Внутренняя жизнь магометанских школ представляется доселе недостаточно обследованной из-за встречаемых при этом затруднений. Отсюда следует, что распоряжение 1892 года, не достигнув своей цели, поставило дело магометанского духовного обучения в положение неустойчивое, во многом зависящее от личного усмотрения, изменчивого по месту и времени своего применения.
Приходя поэтому к заключению о необходимости обосновать рассматриваемое дело на почве определенного закона, Комитет находит подтверждение правильности этой мысли еще и в следующих соображениях.
Проживая в составе России уже в течение многих столетий, мусульманское население внутренних губерний исполняло всегда долг свой перед государством наравне с его коренными подданными и не доставляло Правительству каких-либо особых забот в политическом отношении. Будучи весьма твердым в правилах своего вероучения, население это никогда не проявляло стремления к прозелитизму3 среди русского народа. Кроме того, несмотря на сохранившиеся еще некоторые отличия внутреннего и внешнего быта, население это сроднилось с Россией и вполне ей дружественно.
В то же время существующие в деле духовного образования мусульман стеснения не могут не вызывать в них некоторого недовольства, которое поэтому и было бы желательно устранить. Между тем, по справедливому замечанию, высказанному в среде Комитета, достигнуть успеха в деле сближения мусульманства с нашей культурой возможно, идя по пути покойного Ильминского4, с пользою и исключительным усердием поработавшего в Казанском учебном округе над обучением инородцев русскому языку (при помощи преподавания им их наречий, изображенных посредством русской азбуки), или же по пути открытия в мусульманских местностях общеобразовательных русских школ.
Таким образом, Комитет признает необходимым поручить Особому Совещанию выработать правила открытия магометанских конфессиональных школ, без излишних в сем отношении стеснений, и предположения свои по сему предмету внести на утверждение Государственного Совета.
5) Об устройстве управления духовными делами киргизов Акмолинской, Семипалатинской, Уральской и Тургайской областей, а также магометанских общин на Северном Кавказе, в Ставропольской губернии, Туркестанском крае и Закаспийской области. При рассмотрении настоящего вопроса Комитет принял во внимание, что все магометанские приходы Империи (за исключением Закавказских, имеющих свои особые духовные установления) подчинены двум окружным управлениям – Таврическому и Оренбургскому. Первое управление было учреждено для Таврической и Западных губерний, второе – для всех прочих губерний и областей. Однако из ведения Оренбургского управления изъяты:
1) киргизские5 магометанские приходы в Акмолинской и Семипалатинской областях, а также Уральской и Тургайской областях, как состоящие в ведении гражданского начальства;
2) приходы в Северном Кавказе, Ставропольской губернии, Туркестанском крае и Закаспийской области.
Изъятие духовных дел киргизов из ведения Оренбургского Магометанского Духовного собрания установлено 21 октября 1868 г. Высочайше утвержденным временным положением. Это положение было принято в политических целях для возможного ослабления мусульманской пропаганды и разрыва духовной связи магометан, проживающих внутри Империи, с кочевым киргизским населением, где магометанство находилось в то время в слабом развитии. Что касается магометанских приходов на Северном Кавказе и в Средней Азии, то после издания закона и за отсутствием нового постановления, определяющего территориальные пределы ведомства сего собрания, они не состоят в его ведении, как присоединенные к Российской Империи. До настоящего времени духовные дела означенных магометан остаются вне правильного надзора со стороны правительственных властей.
Из изложенных данных Комитет усматривает, что управление духовными делами магометанских общин указанных местностей не может быть признано сколько-нибудь прочно организованным. Одни религиозные общины находятся под непосредственным контролем административной власти, а другие – совершенно изъяты из какой-либо деятельности правительственного надзора. Поэтому вполне своевременным является поставленный ныне вопрос о закономерном устройстве их религиозного быта.
Останавливаясь на способе исполнения сего предположения, Комитет находит, что такое могло бы быть осуществлено при помощи одной из следующих мер: или через присоединение указанных районов к ведомству существующих духовных округов, или же через образование новых местных центров управления их духовными делами. Сравнительная оценка изложенных мер побуждает Комитет высказаться за принятие последней меры, так как самостоятельные учреждения были бы более близки к населению, а, следовательно, и более для него доступны. Останавливаясь поэтому на мысли о предпочтительности учреждения для мусульманского населения указанных местностей особых духовных управлений на основаниях, принятых для Таврического духовного правления, Комитет, за неимением достаточных данных, затрудняется ныне же высказаться о территориальном распределении рассматриваемых районов и указать для них центральные пункты, в которых могли бы быть учреждены духовные для них управления. Предполагая предоставить разработку вопроса об устройстве названных духовных управлений проектируемому Особому Совещанию, Комитет находит возможным поручить его же соображению и выяснение последнего указанного вопроса.
Заканчивая этим рассмотрение вопросов, возникших после применения предначертаний Указа от 12 декабря 1904 г. относительно исповедания магометанской религии, Комитет остановился еще на ходатайстве о дозволении воспитывать подкидываемых детей в религии магометанских семей, принявших их на воспитание. Имея в виду, что вопрос этот требует особого соображения и не может быть прямо разрешен распространением на него статьи 808 Устава духовных дел иностранного исповедания (Устав евангелическо-лютеранской церкви), как это предположено Комитетом относительно всех христианских исповеданий, Комитет признает наиболее правильным предоставить Особому Совещанию право решить, не окажется ли возможным применить и в настоящем случае предположенные для христианских исповеданий начала.
Вследствие всего вышеизложенного Комитет постановил:
I. Предоставить проектированному Комитетом Министров Особому Совещанию по веротерпимости право разработать нижеследующие вопросы на изъясненных в настоящем журнале основаниях. Составленные законопроекты безотлагательно представить на рассмотрение6 Государственного Совета, без предварительного согласования с ведомствами. Таким образом рассматриваются вопросы:
1) о сооружении молитвенных домов иноверных исповеданий;
2) о порядке избрания и назначения должностных лиц магометанского духовенства, приходских и высших;
3) об освобождении от призыва на действительную военную службу из запаса некоторых лиц магометанского духовенства;
4) о порядке открытия магометанских духовных школ – мектебе и медресе;
5) об учреждении особых духовных управлений для киргизов Акмолинской, Семипалатинской, Уральской и Тургайской областей, а также для магометанских общин на Северном Кавказе, в Ставропольской губернии, Туркестанском крае и Закаспийской области;
6) о возможности дозволения воспитывать подкидываемых детей в религии принявших их на воспитание иноверных семей.
Такое положение Комитета Министров удостоилось Высочайшего утверждения 17 апреля.
Печатается по изданию «О веротерпимости. Закон 17 апреля 1905 г.». – М., 1905, С. 78-88. (Издание неофициальное).
1. Полное собрание законов Российской империи. Собрание третье. 1905. – СПб, 1907, Т. 25, (№ 26126).
2. Булыгин Александр Григорьевич (1851-1919) – русский государственный деятель. В 1888-1893 гг. – калужский губернатор, в 1902-1905 гг. – помощник московского генерал-губернатора. С 20 января по 22 октября 1905 г. – министр внутренних дел. В 1905-1917 гг. – член Государственного совета.
3. Прозелитизм (греч.) – в данном случае стремление завербовать возможно больше сторонников своей религии.
4. Ильминский Николай Иванович (1822-1891) – русский ученый-тюрколог и педагог. Член-корреспондент РАН. С 1861 г. – профессор Казанского университета. Был активным сторонником и деятелем политики русифицированного просветительства по отношению к нерусским народам Империи. В современной историографии, наряду с критической оценкой ряда сторон деятельности Ильминского, в целом признается значительность его просветительской работы.
5. То есть казахские.
6. Уважение – старинное «согласие».

РАЗДЕЛ II. ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО ОБ ИСЛАМЕ И МУСУЛЬМАНАХ
(по «Своду законов Российской империи»)
№ 112. СВОД ЗАКОНОВ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ. ТОМ ВТОРОЙ. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. СВОД ГУБЕРНСКИХ УЧРЕЖДЕНИЙ. ОБЩЕЕ ГУБЕРНСКОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ. ИЗДАНИЕ 1892 ГОДА. (ИЗВЛЕЧЕНИЯ)
327. Губернаторы по просьбам и требованиям приходов или приходских чинов о дозволении построить новую Магометанскую мечеть, Еврейскую Синагогу или молитвенную школу сначала удостоверяются на основании законов в точной ее необходимости и разрешают постройки на основании правил, изложенных в Строительном Уставе.
328. Предметы ведомства полиции по наблюдению за исполнением законов, охране безопасности и делам общественного благоустройства заключаются в:
4) охране неприкосновенности прав и спокойного совершения обрядов Православной Церкви и свободы иноверных исповеданий, признанных правительством, на основании установленных для сего правил.
5) приведении к присяге некоторых Магометанских духовных лиц в местностях, входящих в состав округа Таврического Магометанского Духовного Правления.
Печатается по изданию «Свод законов Российской империи» в 16 томах. / Сост. и изд.: A.M. Нюрнберг. – М., 1910, Кн. 1, т. II, ч. I, с. 36, 89-91 (издание неофициальное).
№113. СВОД ЗАКОНОВ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ. ТОМ ВТОРОЙ. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. СВОД ГУБЕРНСКИХ УЧРЕЖДЕНИЙ. ПОЛОЖЕНИЕ ОБ УПРАВЛЕНИИ АКМОЛИНСКОЙ, СЕМИПАЛАТИНСКОЙ, СЕМИРЕЧЕНСКОЙ, УРАЛЬСКОЙ И ТУРГАЙСКОЙ ОБЛАСТЕЙ. ИЗДАНИЕ 1892 ГОДА. (ИЗВЛЕЧЕНИЯ)
III. Управление духовными делами инородцев.
97. Инородцам кочевым и оседлым дозволяется иметь своих мулл, по одному в волости.
98. Муллы избираются инородцами из своей среды. Утверждение избранного лица в звании муллы, а также увольнение его с сего звания, принадлежит Военному Губернатору.
99. Возведение мечетей разрешается в Акмолинской и Семипалатинской областях степным Генерал-губернатором, в Семиреченской области – Туркестанским Генерал-губернатором, а в Уральской и Тургайской областях – Министром внутренних дел. Мечети и школы при них содержатся за счет обществ, но последним воспрещается принуждать к участию в сборах на этот предмет лиц, не изъявивших на то согласия.
100. Вакуфы не допускаются.
Печатается по изданию «Свод законов Российской империи» в 16 томах. / Сост. и изд.: A.M. Нюрнберг. – М., 1910, Кн. 1, т. II, ч. I, с. 480 (издание неофициальное).

№ 114. СВОД ЗАКОНОВ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ. ТОМ ЧЕТВЕРТЫЙ. УСТАВ О ВОИНСКОЙ ПОВИННОСТИ. ИЗДАНИЕ 1897 ГОДА. (ИЗВЛЕЧЕНИЕ)
50. В семействах, исповедующих магометанский закон, допускающий многоженство, все дети одного отца считаются нераздельно, как родные, и единственным сыном признается лишь тот, кто во всем отцовом семействе является единственным1.
Печатается по изданию «Свод законов Российской империи» в 16 томах. / Сост. и изд.: A.M. Нюрнберг. – М., 1910, Кн. 1, т. IV, с. 10 (издание неофициальное).
1. По закону о всесословной воинской повинности 1874 г., единственный сын у родителей освобождался от обязательной службы.
№ 115. СВОД ЗАКОНОВ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ. ТОМ ДЕВЯТЫЙ. ЗАКОНЫ О СОСТОЯНИЯХ. ИЗДАНИЕ 1899 ГОДА. (ИЗВЛЕЧЕНИЯ)
III. О метрических книгах для Магометан.
905. Для записки рождения, браков и смерти магометан, по ведомству Оренбургского Духовного Собрания, а также по ведомству Таврического Духовного их Правления, ведутся метрические книги по правилам, изложенным в нижеследующих статьях (ст. 906-910).
906. В начале каждого года Оренбургское Магометанское Духовное Собрание и Таврическое Магометанское Духовное Правление представляют губернскому начальству для рассылки приходским Имамам или другим духовным чинам, действительно исполняющим духовную должность в известном приходе, по два экземпляра шнуровых книг в форме, данной Министром внутренних дел, за надлежащим подписанием и печатью:
1) одни книги, в которых записывалось время рождения всякого младенца мужского и женского пола, а также имена их родителей;
2) другие книги для записки имен супругов, имен их родителей и свидетелей, времени и главных условий их бракосочетания, имени духовного лица, совершившего бракосочетание; в сих книгах должно записываться и расторжение браков, чтобы видно было: когда, кем, по какому поводу и на каком основании оное учинено;
3) третьи книги, в которых записывалась смерть всех магометан обоего пола.
Примечание: Сбор, вносимый за браки магометан, совершаемые в округе Оренбургского Духовного Собрания, включая добровольные взносы свыше установленного размера, также должен быть отображен в метрических книгах.
907. Шнуровые книги рассылаются за счет каждого прихода, и следующие за них деньги от Имама или Муллы представляются Уездному Полицейскому Управлению для отсылки в означенные в статье 906 Духовное Собрание или Духовное Правление по принадлежности через губернское начальство.
908. Имамы пишут метрические книги на татарском языке, если не знают русского.
909. Имамы или другие духовные приходские начальники по окончании каждого года, не позже февраля следующего года, оставляя при мечетях один экземпляр из сих книг, препровождают другой в ближайшее Уездное Полицейское Управление для отсылки их через губернское начальство в Оренбургское Духовное магометанское Собрание или в Таврическое Духовное магометанское Правление по принадлежности.
910. Присутственные места при рассмотрении дел требуют необходимые сведения о вышеупомянутых случаях от приходских Имамов или Мулл, засвидетельствованные ими в выписке из тех книг. Если будет нужно удостовериться в оных, то обращаются с подобным требованием через Губернское Правление к Оренбургскому Духовному магометанскому Собранию или к Таврическому Духовному магометанскому Правлению по принадлежности.
911. Правила о ведении метрических книг в Закавказье между магометанами шиитского и суннитского учений указаны в Уставе духовных дел иностранных исповеданий.
Печатается по «Свод законов Российской империи» в 16 томах. / Сост. и изд.: A.M. Нюрнберг. – М., 1910, Кн. 2, т. IX. с. 117-118 (издание неофициальное).
№ 116. СВОД ЗАКОНОВ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ. ТОМ X. ЧАСТЬ I.
СВОД ГРАЖДАНСКИХ ЗАКОНОВ. ИЗДАНИЕ 1900 ГОДА.
КНИГА I. О СЕМЕЙСТВЕННЫХ ПРАВАХ И ОБЯЗАННОСТЯХ.
РАЗДЕЛ I. О БРАЧНОМ СОЮЗЕ. (ИЗВЛЕЧЕНИЯ)
ГЛАВА III. О БРАКАХ НЕХРИСТИАН МЕЖДУ СОБОЮ И С ХРИСТИАНАМИ. (ИЗВЛЕЧЕНИЯ)
Отделение I.
79. Лицо нехристианского исповедания после Крещения может пребывать в единобрачном сожительстве с некрещеной женой; брак их остается в своей силе и без утверждения оного венчанием по правилам Православной Церкви.
80. Если жена или одна из жен магометанина или другого лица нехристианского исповедания примет св. Крещение, то брак ее может оставаться в своей силе без утверждения оного венчанием по правилам Православной Церкви, но только тогда, когда муж, остающийся в своей вере, даст обязательство:
1) рожденных от них с того времени детей, которые должны быть крещены в православную веру, ни прельщениями, ни угрозами, ни другими какими-либо способами не приводить в свой закон, и жене своей за соблюдение православной веры поношения и укоризны не наносить;
2) состоять в единобрачном сожительстве с принявшей св. Крещение до конца ее жизни или пока продолжится их брак, откинув прочих жен, если имеет. Сверх того, должно быть известно, что принявшая св. Крещение не была перед тем отлучена мужем своим от брачного с ним сожительства. В противном случае, т.е. когда муж не согласится дать вышеизложенные обязательства или когда откроется, что принявшая крещение была им отлучена от сожительства с ним, брак их расторгается. Жене дозволяется вступить в новый брак с лицом христианского исповедания.
82. Если новокрещеный имел прежде нескольких жен, то после св. Крещения он должен выбрать из них одну, с которой жить пожелает. Преимущество следует отдать жене, обратившейся в христианство, тогда брак их благословляется по церковному обряду. Сие же правило распространяется и на жен, бывших за несколькими мужьями.
83. Если ни одна из жен креститься не пожелает (ст. 82), и муж не изъявит согласия жить с некрещеной, то ему дозволяется вступить в новый брак с православной.
84. Брак остается в своей силе и тогда, когда оба супруга перейдут в христианство, даже если оный был совершен в степенях родства, что церковью запрещено.
Отделение II. О браках христиан с лицами, не принадлежащими к христианству.
85. Российским подданным православного и римско-католического исповедания брак с нехристианами, а подданным протестантского исповедания – брак с ламаитами и язычниками, вовсе запрещается.
86. Отменена.
87. Брак российских подданных евангелического исповедания с магометанами и евреями совершается на основании Устава Евангелическо-Лютеранской Церкви в России (ст. 328).
88-89. Исключены.
Отделение III. О браках нехристиан между собой.
90. Каждому племени и народу, не исключая и язычников, дозволяется вступать в брак по правилам их закона или по принятым обычаям, без участия в том гражданского начальства или христианского духовного правительства.
91. Запрещение вступать в брак до достижения женихом или невестой возраста, определенного в статье 3, распространяется как на исповедующих магометанскую веру, так и на принадлежащих к иудейскому закону подданных Российской Империи.2
92. О заключении и расторжении браков магометан делается запись в особые шнуровые книги по правилам, изложенным в Законах о Состояниях (ст. 906-911).
93. По магометанским правилам жены магометан, отбывающих обязательную военную службу, имеют неотъемлемое право выходить замуж за других, если только они имеют разводные письма. Для пресечения средств использования сего дозволения тем, кто на то не имеет права, установлены правила, изложенные в нижеследующих статьях (ст. 94 и 95).
94. Разрешается вступать в новые браки только тем женам магометан, отбывающих обязательную военную службу, которые будут иметь разводные письма от их мужей, и когда развод с ними будет сделан по магометанским законам. Только те разводные письма магометан признаются действительными, которые записаны в метрические книги по предписанному в Законах о Состояниях порядку и подписаны приходскими Имамами или Муллами. Женам магометан, получившим разводные письма, должны быть выданы выписки из метрических книг, содержащие в себе упомянутые разводные письма, чтобы они по истечении срока, назначенного в тех письмах, для записки в метрические книги непременно объявляли о своем желании вступить в новое супружество. Вменяется в обязанность приходским Имамам и Муллам при совершении второго бракосочетания рассматривать разводные письма и совершать бракосочетание только тогда, когда нет причины для спора.
95. Браки, совершенные с соблюдением всех вышеозначенных правил, и рожденные в оных дети признаются законными. Браки, основанные на неправильном разводе и заключенные вопреки правил, должны быть признаваемы недействительными.
96. Исключена.
97. Общий закон о дозволении женам лиц, лишенных всех прав состояния, выходить замуж за других мужей распространяется и на магометан по разрешению магометанских Духовного Собрания или Духовного Правления, каждого по его ведомству.
98. Постановления, содержащиеся в статьях 54 и 56 и указанные в примечании к статье 54, о разрешении супругам лиц, пропавших без вести, по прошествии пяти лет вступать в новый брак, распространяются и на жен магометан. Обязанности епархиального начальства по делам сего рода в отношении христиан должны исполняться и в отношении магометан Духовным Правлением или Собранием (ст. 97).
Печатается по изданию «Свод законов Российской империи» в 16 томах. / Сост. и изд.: A.M. Нюрнберг. – М., 1910, Кн. 3, т. X, ч. I, с. 9-11 (издание неофициальное).
1. По данной статье подобный брак был возможен лишь при соблюдении следующих условий:
а) требовалось согласие Лютеранской консистории;
б) брачный обряд совершал лютеранский священник, а не мулла или раввин;
в) дети от подобного брака должны были воспитываться или в лютеранстве, или в православии;
г) супруг-нехристианин должен был отказаться от многоженства.
Таким образом, подобный брак практически был невозможен с точки зрения шариата для мусульманина (брак мусульман может заключаться только по нормам шариата; дети мусульман могут быть только мусульманами).
2. Российским законодательством запрещалось вступать в брак лицам мужского пола ранее восемнадцати, женского пола – ранее шестнадцати лет. В Закавказье представителям коренного населения дозволялось вступать в брак несколько раньше: мужчинам – с пятнадцати, женщинам – с тринадцати лет.
№ 117. СВОД ЗАКОНОВ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ. ТОМ XI. ЧАСТЬ I.
СВОД УЧРЕЖДЕНИЙ И УСТАВОВ УПРАВЛЕНИЯ ДУХОВНЫХ ДЕЛ ХРИСТИАНСКИХ И ИНОВЕРНЫХ ИНОСТРАННЫХ ИСПОВЕДАНИЙ. ИЗДАНИЕ 1896 ГОДА. (ИЗВЛЕЧЕНИЯ)
Введение.
Статья 1. Главенствующей и господствующей верой в Российском государстве является Христианская Православная Кафолическая вера Восточного исповедания. Но и все не принадлежащие к сей Церкви подданные государства и иностранцы, пребывающие в оном, повсеместно пользуются свободным отправлением своей веры и богослужения.
Статья 2. В Российском государстве свобода веры предоставляется не только христианам иностранных исповеданий, но и Евреям, Магометанам и язычникам.
Статья 3. Духовные дела христиан иностранных исповеданий и иноверцев ведаются их особыми духовными управлениями, предназначенными к тому Верховной Самодержавной Властью.
Сии управления при исполнении своих дел и должностей поступают по правилам и уставам своей веры, но непременно соблюдают и государственные законы, по долгу верноподданнической присяги охраняют все священные права и преимущества Его Императорского Величества и законы государства.
Статья 4. В пределах государства только господствующая Православная Церковь имеет право убеждать последователей иных христианских исповеданий и иноверцев к принятию ее учения о вере. Духовные же и светские лица прочих христианских исповеданий и иноверцы не имеют права убеждать лиц, не принадлежащих к их религии. В противном случае они подвергаются взысканиям, определенным в уголовных законах.
Статья 5. Если исповедующие иную веру пожелают присоединиться к вере Православной, никто ни под каким видом не должен препятствовать им в исполнении сего желания.
Статья 8. Прием Магометан и язычников, изъявивших к тому желание, в одно из терпимых иностранных христианских исповеданий, а также наставление их духовными лицами сих исповеданий в правилах своей Церкви, допускаются не иначе, как по особым разрешениям, каждый раз для сего испрашиваемым через Министра внутренних дел. Это касается всех случаев, кроме означенных в нижеследующих статьях (ст. 9-11).
Статья 9. В Кавказском крае Главноуправляющему гражданской частью предоставляется право разрешать переход Магометан и язычников в одно из терпимых в России иностранных христианских исповеданий по их добровольным просьбам, принесенным духовному начальству. Он также имеет право давать разрешение местным духовным начальствам таких христианских исповеданий обращать в их веру Магометан и язычников по свидетельствам общества о том, что лица, обращаемые ими в христианство, не принадлежали и не принадлежат к православию.
Статья 10. Эчмиадзинскому Армяно-Грегорианскому Синоду предоставляется право принимать в Армянскую веру всех тех Магометан, которых, после просьб о принятии в христианскую веру по обряду Армяно-Грегорианской Церкви, постигнет болезнь, предвещающая неминуемую смерть. О каждом подобном случае Синод должен докладывать Главноуправляющему гражданской частью на Кавказе.
Статья 11. Заграничные Магометане (прилежащие к границам Империи) могут принимать в христианскую веру всякого терпимого исповедания.
Статья 12. Вступать в брак лицам разных христианских исповеданий между собою, а некоторым из них и с иноверцами, также дозволяется, но с точным соблюдением особых правил, определенных сем в Своде Гражданских Законов.
Статья 13. В общем кругу государственного управления духовными делами христиан иностранных исповеданий и иноверцев ведает Министр внутренних дел.
Статья 14. Предметы и порядок сношения духовных управлений с Министром внутренних дел определяются особыми для каждого исповедания и веры положениями. Производство же по оным делам при сем Министре сосредоточивается, на основании Учреждений Министерств, в Департаменте духовных дел иностранных исповеданий.
Статья 15. Все дела и случаи по иностранным исповеданиям, христианским и иноверным, не предоставленные по нижеизложенным Учреждениям и Уставам на разрешение власти, обозначенной в статье 13, представляются от нее на Высочайшее разрешение в установленном для того порядке.
КНИГА ШЕСТАЯ. О УПРАВЛЕНИИ ДУХОВНЫХ ДЕЛ МАГОМЕТАН.
1342. Местное управление духовными делами Магометан принадлежит их духовенству, высшему и приходскому.
1343. Из лиц высшего Магометанского духовенства образованы два окружных управления: Таврическое, учрежденное в городе Симферополе под именем Магометанского Духовного Правления, и Оренбургское, учрежденное в городе Уфе под названием Магометанского Духовного Собрания. Заведывание духовными делами мусульман шиитского и суннитского учений в Закавказье принадлежит шиитскому и суннитскому духовным правлениям.
1344. Таврическому и Оренбургскому окружным управлениям подчиняется все Магометанское приходское духовенство в Империи: Таврическому – Магометанское духовенство, находящееся в губерниях Таврической и Западных, а Оренбургскому – во всех прочих губерниях и областях, исключая Закавказье (Раздел III) и азиатских иноземцев из Магометан (бухарцев и других), живущих в некоторых городах западной Сибири без принятия подданства, а потому подчиненных в делах духовных общему местному гражданскому управлению и через него Министерству внутренних дел.
Примечание. Духовные дела инородцев Акмолинской, Семипалатинской, Семиреченской, Уральской и Тургайской областей управляются на основании Положения об управлении сих областей.
РАЗДЕЛ I. ОБ УПРАВЛЕНИИ ДУХОВЕНСТВА, ПРИНАДЛЕЖАЩЕГО К ОКРУГУ ТАВРИЧЕСКОГО МАГОМЕТАНСКОГО ДУХОВНОГО ПРАВЛЕНИЯ.
ГЛАВА I. О ПРАВАХ ДУХОВЕНСТВА, ПРИНАДЛЕЖАЩЕГО К ОКРУГУ ТАВРИЧЕСКОГО МАГОМЕТАНСКОГО ДУХОВНОГО ПРАВЛЕНИЯ.
1345. Духовенство, принадлежащее к округу Таврического Магометанского Духовного Правления, имеет право рассматривать и решать по правилам своей веры и в ниже определенном порядке дела Магометан духовного рода: о порядке богослужения, о обрядах, о исправлении духовных треб и о заключении и расторжении браков. Жалобы по сим делам на решения приходского духовенства приносятся Духовному Правлению, а на решения сего Правления – Таврическому Губернатору, от которого они препровождаются в Министерство внутренних дел для разрешения в установленном порядке.
1346. В случаях, определенных Гражданскими законами, вышеозначенное духовенство (ст. 1345) имеет право рассматривать и по правилам Магометанской веры решать дела о частной собственности, возникающие между Магометанами по завещаниям или при разделах наследственных имуществ. Впрочем, недовольные решениями по сим делам могут обращаться в общие судебные места с просьбой о рассмотрении и решении их дел по общим законам Империи.
1347. Сверх того, по правилам, обозначенным в статье 1399, упомянутое духовенство (ст. 1345) имеет право решать дела о неповиновении детей родителям и дела о нарушениях супружеской верности, ограничиваясь при сем лишь увещаниями и наложением духовного покаяния и исправления. Если же сочтет нужным присоединить и светское наказание, то приговор представляется Духовным Правлением к местному Губернатору, который дает сему приговору дальнейший ход по общим законам.
1348. Метрические книги в приходах о рождении, браках и смерти Магометан обоего пола обязаны вести приходские духовные по правилам и формам, предписанным в Законах о Состояниях. Духовные, не состоящие в российском подданстве, к сему действию, как и к самому совершению треб для подданных Магометан, не допускаются.
1349. Духовные лица, принадлежащие к округу Таврического Магометанского Духовного Правления, а также их дети, избавлены от телесных наказаний. Льготы чинов духовенства, принадлежащего к округу Таврического Магометанского Духовного Правления, по отбыванию податей и повинностей определяются в подлежащих Уставах по принадлежности.
1350. Чины духовенства, принадлежащего к округу Таврического Магометанского Духовного Правления, имеют все общие права свободного состояния, личные и по имуществу, а доказавшие свою принадлежность к дворянству – пользуются правами дворянскими.
Примечание. Принадлежность к Магометанскому духовенству основывается на происхождении от него и доказывается метрическими книгами и ревизскими сказками, составляемыми по Законам о состояниях. Причислять к нему лиц бывших податных состояний по одному праву происхождения от него, без определения в духовные должности, запрещается.
1351. В делах, относящихся к обязанностям духовного звания, они (ст. 1350) подлежат суду своего духовного начальства, а во всех прочих делах, гражданских и уголовных, подлежат судам светским и судятся по общим законам Империи. За поступки, противные их духовным обязанностям, они могут быть лишены своего звания, но не иначе, как по следствию, ясно доказавшему их вину, и по решению той власти, от которой зависело их утверждение в духовной должности.
ГЛАВА II. О РАЗНЫХ ЗВАНИЯХ И СТЕПЕНЯХ ДУХОВЕНСТВА, ПРИНАДЛЕЖАЩЕГО К ОКРУГУ ТАВРИЧЕСКОГО МАГОМЕТАНСКОГО ДУХОВНОГО ПРАВЛЕНИЯ
1352. В округе Таврического Магометанского Духовного Правления высшее Магометанское духовенство состоит из Таврического Муфтия, Кадия-Эскера и Симферопольского, Феодосийского, Перекопского, Евпаторийского и Ялтинского Уездных Кадиев.
1353. Таврический Муфтий является духовным главой Магометан, обитающих в Таврической и Западных губерниях, и председателем Таврического Духовного Правления (ст. 1374).
1354. Кадий-Эскер является помощником Муфтия, заведующим делами по его распоряжению и заступающим его место во время болезни, отсутствия и после его увольнения или смерти до утверждения нового.
1355. Уездные Кадии рассматривают и решают все возникающие в подведомственных им уездах дела по определенному в сем разделе порядку на основании духовных Магометанских законов.
1356. Приходское Магометанское духовенство состоит из приходских Хатыпов, Имамов, Мулл, Маязинов и служителей при мечетях.
1357. Хатыпы, Имамы и Муллы совершают богослужение в мечетях, исправляют духовные по Магометанскому закону требы во вверенных им приходах и рассматривают встречающиеся между их прихожанами дела, предоставленные власти Магометанского духовенства.
1358. Миодаррисы и Гочи, доколе состоят в сем звании, также причисляются к приходскому духовенству. Первые (Миодаррисы) имеют равные личные преимущества с Муллами, но принимают на себя рассмотрение духовных дел только тогда, когда состоят в духовном звании, т.е. в звании Муллы, Хатыпа или Имама. Последние (Гочи), приравниваемые с Маязинами, преподают учение в низших Магометанских училищах.
1359. К Магометанскому духовенству принадлежат также начальники текий – Шейхи.
ГЛАВА III. ОБ ИЗБРАНИИ И УТВЕРЖДЕНИИ В ДОЛЖНОСТЯХ
1360. Таврические Муфтии и Кадий-Эскер избираются Министром внутренних дел из Магометан духовного звания или из Магометанских дворян, не имеющих сего звания, и утверждаются в должности Высочайшей властью.
1361. Кандидаты на звание Уездных Кадиев назначаются Муфтием вместе с Кадием-Эскером и находящимися в городе Симферополе Кадиями из достойнейших приходских чинов, Хатыпов, Имамов или Мулл, и список представляется Таврическому Губернатору.
1362. Губернатор делает распоряжение о созыве к назначенному времени в город того уезда, в который предполагается определить Кадия:
1) Магометанского духовенства и мурз того уезда с Уездным Предводителем;
2) Волостных Старшин или по одному депутату вместо них от поселян каждой Магометанской волости в том же уезде.
1363. Если кто-либо из имеющих право участвовать в избрании Уездного Кадия не явится к назначенному времени, то избрание по сей причине не останавливается.
1364. Для наблюдения за порядком в делах сего собрания (ст. 1362) присутствует один из членов Губернского Правления.
1365. Член Губернского Правления объявляет собранию о предназначенных на место Кадия кандидатах, а потом баллотирование открывается обыкновенным порядком.
1366. Таврический Губернатор представляет Министру внутренних дел список баллотированных со своим о них мнением.
1367. Министр внутренних дел, рассмотрев список баллотированных кандидатов и мнение губернского начальства, представляет одного из них Правительствующему Сенату на утверждение.
1368. В Таврической губернии в звание Хатыпов, Имамов, Мулл, Маязинов и прочих служителей мечетей избираются только лица, принадлежащие к духовенству сей губернии по происхождению от него, а именно сыновья (а не дальнейшее потомство) высшего и приходского духовенства, поименованного в статьях 1352, 1356, 1358 и 1359. В Западных губерниях дозволяется избирать Мулл без различия состояний.
1369. Для получения звания Хатыпа, Имама, Муллы и Миодариса необходимо:
1) согласие приходского общества, изъявленное надлежащим образом в общественном приговоре;
2) одобрение Таврического Магометанского Духовного Правления по ниже определенным правилам;
3) утверждение местного Губернского Правления.
1370. Для определения в низшие духовные звания требуется только согласие приходского общества, изъявленное надлежащим образом в общественном приговоре, и одобрение приходских Хатыпов, Имамов или Мулл, утвержденное высшим Магометанским духовным начальством.
1371. Высшие Магометанские духовные чины: Муфтий, Кадий-Эскер и Уездные Кадии, а также приходские Хатыпы, Имамы и Муллы, при вступлении в должность по их званиям приводятся к присяге по предписанной форме.
1372. Муфтий, Кадий-Эскер и Уездные Кадии приводятся к присяге в Таврическом Губернском Правлении в присутствии Губернатора, а Хатыпы, Имамы и Муллы – в Уездных Полицейских Управлениях.
1373. Присяжный лист подписывается давшим присягу и свидетелями и хранится при делах по общему порядку.
Примечание. Присяжные листы должны быть печатные, на русском языке, с переводом на местный татарский язык по данной форме.
ГЛАВА IV. УЧРЕЖДЕНИЕ ТАВРИЧЕСКОГО МАГОМЕТАНСКОГО ДУХОВНОГО ПРАВЛЕНИЯ.
Отделение I. О составе присутствия Правления.
1374. Таврическое Магометанское Духовное Правление состоит из Таврического Муфтия, Кадия-Эскера и Уездных Кадиев (ст. 1352). Муфтий председательствует, прочие же присутствуют в качестве членов. Все они определяются в порядке, изложенном в статьях 1360-1367.
1375. При Духовном Правлении на основании штатов состоит канцелярия из секретаря, столоначальников, переводчика, журналиста и канцелярских служителей. Секретарь, после избрания и представления Таврического Губернатора, утверждается Министерством внутренних дел. Прочие определяются и увольняются Таврическим Губернским Правлением по представлениям Духовного Правления.
Примечание. Для переписки бумаг на татарский язык Духовное Правление может нанимать писцов на добровольных условиях относительно суммы, положенной для канцелярии по штату.
1376. Таврическое Магометанское Духовное Правление имеет общие права присутственного места. Оно состоит под непосредственным ведением Таврического Губернского Правления и под высшим начальством Министерства внутренних дел.
1377. Таврическое Магометанское Духовное Правление на основании общих положений не приступает к решению подлежащих его ведению дел, если в нем не присутствует хотя бы два члена кроме председательствующего Муфтия.
1378. Таврический Муфтий в качестве председателя, а Кадий-Эскер и Уездные Кадии в качестве членов сего Правления, имеют права и обязанности, присвоенные сим званиям общими законами.
1379. Муфтий, Кадий-Эскер и Симферопольский Кадий присутствуют в Духовном Правлении раз в неделю или чаще в течение всего года. Прочие Уездные Кадии присутствуют лишь в течение общего собрания, ежегодно созываемого Муфтием в январе или феврале, во время которого присутствие в Правлении является ежедневным, кроме Магометанских праздников и общих праздничных дней, когда все присутственные места свободны от занятий.
1380. В назначенное для общих собраний время (ст. 1379) единогласно или по большинству голосов рассматриваются и решаются все те дела, в которых один из постоянных членов был устранен по законным причинам, а также дела, которые не были решены по возникшему между постоянными членами разногласию, т.е. тогда, когда мнение председательствующего Муфтия противоречит мнению Кадия-Эскера и Уездного Симферопольского Кадия.
1381. Во время отсутствия или болезни Муфтия его место в Правлении занимает Кадий-Эскер.
1382. Если один из трех постоянных членов Правления из-за тяжкой долговременной болезни или продолжительного отсутствия не может в нем присутствовать, то на место его вызывается Кадий из ближайшего места.
1383. Пока Уездные Кадии присутствуют в Правлении, их должность в уезде с разрешения губернского начальства поручается кандидату, имевшему при последних выборах наибольшее число голосов.
Отделение II. О предметах Правления.
1384. Таврическое Магометанское Духовное Правление имеет в своем ведении:
1) мечети, с учрежденными при них училищами и текии;
2) вакуфы, принадлежащие к мечетям и училищам;
3) все Таврическое Магометанское духовенство и духовенство, находящееся в Западных губерниях, а также поступающие из приходов через Уездных Кадиев дела, предоставленные рассмотрению сего духовенства согласно статьям 1345-1348.
1385. Таврическое Магометанское Духовное Правление имеет книгу, в которой записываются все мечети, все находящиеся при оных училища, текии и принадлежащие к ним чины. В сей книге определяются все заслуживающие внимания обстоятельства, касающиеся мечетей, училищ и вообще Магометанских духовных. К числу таких обстоятельств принадлежит и запись в алфавитном порядке лиц, лишенных духовного звания.
1386. Таврическое Магометанское Духовное Правление печется о соблюдении надлежащего в богослужении порядка и о приличном содержании мечетей.
1387. Имея попечение о содержании училищ при мечетях, Духовное Правление наблюдает как за учением, так и за нравственным поведением учителей и учеников.
1388. Постройка новых мечетей допускается не иначе, как по правилам Строительного Устава и с обеспечением их содержания.
1389. Медресе и другие училища по распоряжению Таврического Магометанского Духовного Правления могут быть учреждены в каждом селении независимо от числа ревизских душ. Для открытия училища необходимо только согласие общества и назначение достаточных для содержания средств.
1390. Таврическое Магометанское Духовное Правление доставляет Директору народных училищ или замещающему его должностному лицу сведения о каждом вновь заводимом училище и ежегодные ведомости о числе учителей и учащихся.
1391. Наиболее важными средствами для содержания мечетей, училищ и определенного при мечетях духовенства являются недвижимые имущества, именуемые вакуфами, и денежные капиталы. Духовное Правление заведует вакуфами по определенным правилам.
Примечание. Высочайше постановлено: сложив с Таврического Магометанского Духовного Правления обязанность наблюдения за частными вакуфами в Таврической губернии, предоставить Министру внутренних дел право распорядиться передачей в местное Управление государственных имуществ всех дел, сведений и документов о частных вакуфах для общего наблюдения за упомянутыми частными имуществами на основании закона о выморочных имениях. До окончания занятий Комиссии по вопросу об упорядочении вакуфных имуществ в Крыму и назначения на должность Таврического Муфтия нового лица, управление вакуфными недвижимыми имуществами Таврической губернии передать в ведение помянутой Комиссии, которой следует заведовать сими имуществами на тех же основаниях, какие установлены для Таврического Магометанского Духовного Правления, и с соблюдением особых правил, при сем приложенных.
1392. Назначение приходских Магометанских духовных чинов на разные должности, рассмотрение жалоб на них и зависящие от духовной власти решения и распоряжения по сим жалобам составляют одну из важнейших обязанностей Духовного Правления.
1393. При назначении духовных чинов на приходские должности, Духовное Правление контролирует, чтобы приходы действительно в них нуждались, чтобы они были не моложе определенного возраста, имели нужные сведения о их должностях и были нравственными.
Примечание. В соборную мечеть надлежит определять не более одного Хатыпа, одного Имама и одного Маязина, а в мечеть простую – не более одного Имама и одного Маязина. Если жителей, приписанных к простой мечети, будет более двухсот ревизских душ, и для них необходимо будет более одного Муллы, то дозволяется добавить духовных лиц, лишь бы их число не превосходило числа, назначенного для соборной мечети. В Кадии, Ахуны, Мухтасины и Миодариссы следует определять лиц не моложе двадцати пяти лет, в Хатыпы, Муллы и Имамы – не моложе двадцати двух, а в Маязины и Гочи – не моложе двадцати одного года.
1394. После надлежащего рассмотрения, Духовное Правление докладывает об утверждении Хатыпов, Имамов, Мулл и Миодариссов Губернскому Правлению.
1395. Если будет несколько кандидатов, имеющих по своим способностям и нравственным достоинствам равное право на получение открывшегося места, то Духовное Правление отдает преимущество тому из них, кто знает русский язык.
1396. Маязины, Ферраши и другие низшие чины при мечетях, училищах и текиях определяются самим Духовным Правлением по представлению местных Хатыпов, Имамов или Мулл и по свидетельству местного полицейского начальства о их благонадежности.
1397. В конце года Таврическое Магометанское Духовное Правление представляет Губернскому Правлению общий список определенных им низших чинов для сведения.
1398. Таврическое Магометанское Духовное Правление ведет счет и имеет особые исправные списки всех духовных лиц, находящихся при должностях.
1399. Рассмотрению Таврического Магометанского Духовного Правления подлежат дела, возникающие в приходах: о порядке богослужений, об обрядах и исправлении духовных треб, о заключении и расторжении браков, о неповиновении детей родителям, о спорах по завещаниям или при разделе наследства по Магометанским законам и о других сего рода делах, которые следует решать, учитывая права, дарованные Таврическим Магометанам. Духовное Правление приступает к рассмотрению лишь тех дел, которые не подлежат ведению и разбору гражданских начальств, и только по представлению местных Хатыпов, Имамов или Мулл или по просьбам и жалобам от обществ, предварительно рассмотренным Уездными Кадиями. Просьбы частных лиц, поступающие по сим делам прямо в Правление, отсылаются Хатыпам, Имамам или Муллам для предварительного рассмотрения. На сем основании:
1) Брачные дела подлежат суду Духовного Правления, но притязания по имуществу, случающиеся при расторжении браков, подлежат разбирательству общих гражданских судов, исключая случаи, когда спорящие стороны будут просить Правление или приходское духовенство о разборе дела и будут удовлетворены его решением.
2) Виновному в прелюбодеянии Духовное Правление назначает духовное покаяние и исправление; наложение же наказаний, определенных уголовными законами, предоставляется уголовному суду.
3) Если при рассмотрении дела о неповиновении детей родителям откроется уголовное преступление, то дело отсылается на рассмотрение общего уголовного суда. Если в деле сего рода откроется спор об имуществе, и Правление не сумеет убедить обе стороны в миролюбивом окончании дела, то Правление предоставляет им право разобраться в гражданском суде. Прочие дела о неповиновении детей родителям: по бракам, по вероисповеданию, по словесному оскорблению и т.п., рассматриваются и решаются Правлением по Магометанской вере и обычаям. Если по сим делам следует определить какое-либо светское наказание, то приговор Правления предоставляется Губернатору, который дает делу дальнейший ход по общим законам.
Примечание. Степень власти Правления в решении спорных дел по завещаниям и по разделам наследственных имуществ определяется особыми правилами Гражданских Законов, как определено в статье 1346.
1400. Когда случаются дела, относящиеся и к духовной, и к гражданской части, Духовное Правление рассматривает их лишь в первом отношении, а рассмотрение в прочих отношениях предоставляет надлежащим судебным установлениям.
1401. Таврическое Магометанское Духовное Правление собирает через местных Хатыпов, Имамов или Мулл и ежегодно представляет Министерству внутренних дел точные сведения о числе прихожан обоего пола каждой мечети, о числе родившихся и умерших и о числе заключенных и расторгнутых браков.
1402. Сведения, обозначенные в статье 1401, и другие срочные сведения о числе мечетей, духовных лиц и т.п., а также донесения по таким делам, по которым Министерство внутренних дел будет прямо предлагать Правлению решения или требовать сведения, или подтверждать решения, предоставляются от Правления непосредственно Министерству. Правление имеет право доносить непосредственно Министерству в случаях, когда губернское начальство чрезмерно замедлит решение его представлений, а также если оно разрешит сии представления несообразно с общими государственными законами или с особенными постановлениями, изданными для Магометанского духовенства. Все же обстоятельства, которые требуют разрешения или по которым может понадобиться новое постановление, и вообще все дела, для решения которых может оказаться необходимым заключение местного начальства, Духовное Правление должно представлять на усмотрение Министерства внутренних дел не иначе, как через местное губернское начальство.
Отделение III. О производстве дел Правления.
1403. Таврическое Магометанское Духовное Правление в рассмотрении дел руководствуется общим порядком, предписанным законами для присутственных мест.
1404. Определения Духовного Правления пишутся на местном татарском и на русском языках. В определениях обозначаются как Российские законы, так и Магометанские законы, служившие основанием для решения.
1405. Если по делам Магометан, предоставленным решению их духовенства, нужны будут фетвы Муфтия, то они выдаются Муфтием не иначе, как после рассмотрения и решения тех дел полным присутствием Духовного Правления на основании правил, изложенных в ст. 1345 и последующих статьях.
1406. В случаях, когда решение превышает данную Таврическому Магометанскому Духовному Правлению власть, Правление передает дело со своим мнением через Губернатора в Министерство внутренних дел или в Правительствующий Сенат.
1407. Таврическое Магометанское Духовное Правление имеет свою печать с государственным гербом со следующей вокруг него надписью на российском и татарском языках: «Печать Таврического Магометанского Духовного Правления».
1408. Канцелярия Магометанского Духовного Правления находится под непосредственным начальством Муфтия, который назначает к слушанию дела.
1409. Число и звание чинов и служителей канцелярии, а также назначенное им из казны жалованье определяется штатами.
1410. Секретарь Таврического Магометанского Духовного Правления наблюдает за порядком в решении дел, и об определениях, которые он признает несоответствующими общим положениям или правилам, изложенным в статье 1345 и последующих статьях, немедленно доводит до ведома Министерства внутренних дел.
1411. Таврическое Магометанское Духовное Правление имеет от казны отдельный дом или нужное число комнат для своего присутствия и для помещения канцелярии. Присмотр за домом или частью дома, где помещается Правление, поручается одному из благонадежных чинов канцелярии по назначению Правления.
ГЛАВА V. ОБ ОБЯЗАННОСТЯХ ГУБЕРНСКОГО И УЕЗДНОГО НАЧАЛЬСТВА ПО ДЕЛАМ ТАВРИЧЕСКОГО МАГОМЕТАНСКОГО ДУХОВНОГО ПРАВЛЕНИЯ.
1412. Таврическое губернское начальство контролирует скорое и правильное решение дел Таврического Магометанского Духовного Правления и по поступившим жалобам на его медленность выносит решение.
1413. Губернское начальство по всем делам, поступающим от сего Правления, обращая на представления оного надлежащее внимание и учитывая Высочайше дарованные Таврическому татарскому народу особые права, дает со своей стороны надлежащее сим делам движение, предписывая об исполнении, кому следует, или же сообщая о них равным местам, или препровождая их на рассмотрение высшего начальства.
1414. При рассмотрении представлений о лицах, удостаиваемых Таврическим Магометанским Духовным Правлением в духовные звания, губернское начальство собирает верные о сих кандидатах сведения. Оно утверждает и представляет со своей стороны лишь тех, кто по своему происхождению, нравственным качествам, поведению и несомненной преданности Престолу и закону будут признаны совершенно благонадежными.
1415. Уездные и городские присутственные места и должностные лица по некоторым духовным делам Магометан Таврической и Западных губерний докладывают Таврическому Духовному Правлению (а не Муфтию). Но в том случае, когда действующие законы не достаточны для решения дела, они обращаются с представлениями к своему начальству по принадлежности, а не к сему Духовному Правлению.

РАЗДЕЛ II. ОБ УПРАВЛЕНИИ ДУХОВЕНСТВА, ПРИНАДЛЕЖАЩЕГО К ОКРУГУ ОРЕНБУРГСКОГО МАГОМЕТАНСКОГО ДУХОВНОГО СОБРАНИЯ.
1416. В округе Оренбургского Магометанского Духовного Собрания высшее Магометанское духовенство составляют Оренбургский Муфтий и Ахуны, а приходское при соборных мечетях – Хатыпы (Муллы), Имамы и Маязины, при мечетях простых – Имамы и Маязины.
Примечание. Для духовных лиц Магометанского исповедания по округу Оренбургского Магометанского Духовного Собрания установлен образовательный ценз по правилам, приложенным при сем.
1417. Оренбургский Муфтий – духовный глава Магометан, принадлежащих к округу Оренбургского Магометанского Духовного Собрания, и председатель сего Собрания.
1418. По делам о богослужении, об обрядах, об исправлении духовных треб, о совершении и расторжении браков, о ведении метрических книг, о разборе исков по завещаниям и по разделам имуществ, о неповиновении детей родителям, о нарушениях супружеской верности Магометанское духовенство Собрания Оренбургского ведомства имеет те же права и обязанности, которые определены в статьях 1345-1348 и 1399 о Магометанском духовенстве в Таврической и Западных губерниях.
1419. Духовные чины Оренбургского Магометанского округа и их дети избавлены от телесных наказаний. Чины сии облагаются податями и повинностями в зависимости от сословия, к которому они принадлежат, но приходы по добровольным общественным приговорам могут освобождать их, принимая отправление на себя.
1420. Если духовное лицо, принадлежащее к округу Оренбургского Магометанского Духовного Собрания, виновно в нарушении обязанностей своего духовного звания, то оно подлежит суду и взысканиям своего духовного начальства. Во всех же прочих проступках и преступлениях оно подлежит светскому суду на основании законов уголовного судопроизводства.
ГЛАВА II. О СОСТАВЕ, ПРЕДМЕТАХ И ВЛАСТИ ОРЕНБУРГСКОГО МАГОМЕТАНСКОГО ДУХОВНОГО СОБРАНИЯ.
1421. Оренбургское Магометанское Духовное Собрание составляют председательствующий Муфтий и три члена, а его канцелярию – секретарь, столоначальники, переводчик, журналист и канцелярские служители на основании штатов.
1422. Муфтий Высочайшею властью назначается на должность по представлению Министра внутренних дел.
1423. Члены Духовного Собрания и три кандидата к ним назначаются Министром внутренних дел по представлению Оренбургского Муфтия на три года каждый.
1424. Оренбургское Магометанское Духовное Собрание непосредственно начальствует над всем духовенством Магометан, исключая духовенство, находящееся в Таврической и Западных губерниях и Закавказье (ср. ст. 1344). Ему принадлежит право:
1) подвергать предварительному испытанию в знании правил Магометанского закона и удостаивать назначения избранных обществами Магометан в приходские духовные должности;
2) следить за действиями Мулл, относящимися к их духовным обязанностям, судить о мере их вины, если они нарушили сии обязанности, и определять за то взыскания. Оно может определять Муллам временное отстранение от должности и лишение духовного звания за поступки, противные духовным обязанностям. Все решения сего рода Духовное Собрание приводит в исполнение не иначе, как через посредничество Губернских Правлений, от которых зависит утверждение Мулл на приходские должности и которые не могут своей властью отменять сих решений.
1425. Жалобы на решения Оренбургского Магометанского Собрания приносятся Губернатору. Он, истребовав от сего Собрания нужные сведения и объяснения, представляет их на рассмотрение Министерства внутренних дел.
1426. В решении дел, определенных в статье 1418, и дел о построении мечетей и о назначении к ним духовных чинов наблюдается порядок, определенный в статьях 1345-1348, 1388, 1393 и 1399.
1427. В случае разногласия, дела в Оренбургском Магометанском Духовном Собрании решаются большинством голосов. Если же число голосов разделится поровну, то голос председательствующего дает перевес.
1428. В отсутствие Муфтия, его место в Собрании занимает старший после него член Собрания. Собрание обязано о всех своих положениях, принятых в отсутствие Муфтия, ему докладывать.
1429. Личные решения Муфтия не имеют силы судебных приговоров и не должны быть приняты к исполнению.
1430. Правила, обозначенные в статье 1415, контролируются уездными и городскими местами и должностными лицами согласно с Оренбургским Магометанским Духовным Собранием.
ГЛАВА III. ОБ ОПРЕДЕЛЕНИИ МАГОМЕТАНСКИХ ДУХОВНЫХ ЧИНОВ ВЕДОМСТВА ОРЕНБУРГСКОГО ДУХОВНОГО СОБРАНИЯ В ПРИХОДСКИЕ ДОЛЖНОСТИ.
1431. На избрание Муллы и других духовных чинов в Магометанский приход должно быть изъявлено желание по крайней мере двух третей прихожан, которые почитаются старейшинами семейств.
1432. Выбор Муллы и других духовных чинов (ст. 1431) среди жителей, принадлежащих к бывшему податному состоянию, должен быть произведен непременно в присутствии Волостных (Юртовых) Старшин и Сельских Старост.
1433. В выборе не должны участвовать люди, не принадлежащие к избирающему обществу, а также младшие члены семейств, т.е. неотделенные от отцов сыновья, меньшие братья, племянники и т.п.
1434. Приговор должен быть подписан всеми избиравшими лицами. После засвидетельствования в Волостном Правлении Приговора лицами, принадлежащими бывшему податному состоянию, через Волостного (Юртового) Старшину он представляется в Уездное Полицейское Управление, а оттуда – в Губернское Правление.
1435. Губернское Правление при рассмотрении приговора контролирует, чтобы избранные в Муллы и Имамы люди были верными и надежными, испытанными и признанными достойными со стороны Оренбургского Духовного Собрания согласно статье 1424 (п. 1).
1436. Во всех приходах, где Магометане принадлежат к бывшему податному состоянию, Губернское Правление утверждает выбор (ст. 1431) окончательно.
ГЛАВА IV. О МАГОМЕТАНСКОМ ДУХОВЕНСТВЕ В СИБИРСКОМ КАЗАЧЬЕМ ВОЙСКЕ.
1437. В Сибирском казачьем войске, имеющем в своих селениях Магометан казачьего сословия, относительно числа мечетей и числа духовных лиц при мечетях действуют общие правила, определенные в примечании к статье 1393. Войсковое начальство обязано контролировать, чтобы число мечетей и духовенства при них не превышало установленного по закону, чтобы излишние мечети были закрыты, но не сразу, а тогда, когда придут в ветхость, и чтобы малонаселенные Магометанские селения и вообще малочисленные приходы были соединены в один приход, если не будет больших расстояний между ними.
1438. В Сибирском казачьем войске избрание и утверждение духовных лиц к мечетям производится в следующем порядке:
1) избрание производится двумя третями принадлежащих к приходу мечети казаков Магометан как из лиц казачьего сословия, так и из не принадлежащих к сему сословию людей в присутствии Станичных Атаманов;
2) приговор общества, подписанный всеми избиравшими лицами и засвидетельствованный Станичными Атаманами, представляется на утверждение в установленном порядке;
3) до утверждения в должностях, избранных в Муллы и Имамы надлежит подвергать испытанию в Оренбургском Магометанском Духовном Собрании.
ГЛАВА V. О МАГОМЕТАНСКОМ ДУХОВЕНСТВЕ В ГВАРДЕЙСКОМ КОРПУСЕ.
1439. Срок службы для Магометанских духовных лиц Гвардейского Корпуса, поступающих в сие звание из нижних воинских чинов, равняется сроку службы сих чинов. Если духовные лица окажутся несоответствующими своему назначению из-за поведения или каких-либо других причин, то они возвращаются на военную службу до окончания узаконенного срока.
Примечание. Каждый избранный из среды нижних воинских чинов в Имамы отправляется для предварительного испытания в знании религиозных обязанностей в Оренбургское Магометанское Духовное Собрание. Ему выдаются прогоны на две лошади от места отправления до места испытания и обратно.
1440. Обозначенным в статье 1439 лицам Магометанского духовенства Гвардейского Корпуса по окончании срока службы предоставляется право на отставку на общем для нижних чинов основании.
1441. Пенсии и единовременные пособия при отставке, как им, так и их законным женам в случае их смерти, назначаются по ближайшему усмотрению начальства согласно общим пенсионным правилам, более или менее усердной службе и хорошему поведению, а также согласно производившимся им на службе окладам.
1442. Сыновья сих духовных лиц, родившиеся в бытность их отцов в нижних воинских чинах, как до поступления их в духовное звание, так и после возвращения их на военную службу согласно статье 1439, обязаны приписаться к городским или сельским обществам на основании правил, изложенных в Законах о Состояниях. Это касается и тех, кто родился во время нахождения их отцов в духовном звании.
РАЗДЕЛ III. ОБ УПРАВЛЕНИИ ЗАКАВКАЗСКОГО МУСУЛЬМАНСКОГО ДУХОВЕНСТВА ШИИТСКОГО И СУННИТСКОГО УЧЕНИЙ.
ГЛАВА I. ОБ УПРАВЛЕНИИ ЗАКАВКАЗСКОГО МУСУЛЬМАНСКОГО ДУХОВЕНСТВА ШИИТСКОГО УЧЕНИЯ.
1443. Управление духовными делами мусульман Шиитского учения в Закавказье принадлежит их духовенству, высшему и приходскому (мечетскому), на основаниях, изложенных ниже в статьях 1444-1557.
1444. В общем административном порядке надзор за точным исполнением со стороны Мусульманского духовенства законов и распоряжений правительства по губерниям и уездам Закавказья, а также надзор за Мусульманскими духовными училищами, принадлежит Губернаторам и Уездным Начальникам на общем основании.
1445. Управление Закавказского Мусульманского духовенства Шиитского учения подчиняется Министру внутренних дел на общем основании (ст. 13), причем Главноуправляющему гражданской частью на Кавказе принадлежит высший местный надзор по сему управлению.
Отделение I. О составе и устройстве управления Закавказского Мусульманского духовенства Шиитского учения.
1446. Заведывание духовными делами Мусульман Шиитского учения в Закавказье принадлежит Духовному Правлению, Губернским Меджлисам (ст. 1451), Казням и Муллам.
1447. Высшее Шиитское духовенство составляют Шейх-Уль-Ислам, члены Духовного Правления, члены Меджлисов и Казии.
1448. Приходское (мечетское) духовенство составляют Муллы, определяемые на основании статей 1466 и 1467.
1449. Закавказский Шейх-Уль-Ислам, как старшее духовное лицо в составе Шиитского духовенства Закавказья, председательствует в Шиитском духовном правлении. По всем предметам, относящимся к духовным делам, Шейх-Уль-Ислам действует в составе Духовного Правления и исполняет поручения Главноуправляющего гражданской частью на Кавказе по ревизии подведомственных сему Правлению учреждений.
1450. Шиитское Духовное Правление – высшее духовное учреждение Шиитского учения в Закавказье.
Примечание. Шиитское Духовное Правление находится в городе Тифлисе.
1451. По указанию Главноуправляющего гражданской частью на Кавказе, в каждой губернии Закавказья, в которой имеется достаточное население Мусульман Шиитского учения, а также в губернском городе, есть Меджлис под названием Губернского и под председательством местного Казия, который существует для рассмотрения дел, указанных в статье 1514.
1452. Казням принадлежит надзор за приходским (мечетским) духовенством и разбор брачных дел между Мусульманами их учения. Им предоставляется также право примирительного разбора возникающих между Мусульманами споров, с соблюдением правил, изложенных в статьях 1507-1510.
Примечание. Число и места пребывания Казиев определяются особым расписанием, утверждаемым Министром внутренних дел, по согласованию с Главноуправляющим гражданской частью на Кавказе.
1453. Приходское (мечетское) духовенство совершает богослужение в мечетях и отдельных приходах (мечетских обществах), а также религиозные обряды и требы, заведует мечетями и находящимися при них школами (ст. 1542 и след.) и обязано вести метрические книги: о новорожденных, умерших, сочетавшихся браком и разведенных, со включением в книги и брачных договоров, по правилам и формам, утверждаемым Министром внутренних дел и согласованным с Главноуправляющим гражданской частью на Кавказе. Чины приходского духовенства обязаны вести по форме, утвержденной Министром внутренних дел и согласованной с Главноуправляющим гражданской частью на Кавказе, общие списки всем Мусульманам, принадлежащим к мечетскому приходу или к отдельному мечетскому обществу. Сверх того, в определенные сроки они обязаны доставлять Казням ведомости о мечетях и школах, а также о новорожденных, умерших, сочетавшихся браком и разведенных.
Отделение II. Об определении, увольнении и перемещении лиц Закавказского Мусульманского духовенства Шиитского учения.
1454. В Закавказское мусульманское духовенство Шиитского учения могут вступать последователи оного всех состояний при соблюдении следующих условий. Они должны:
1) быть русскими подданными;
2) иметь свидетельство о прохождении испытания в соответственных для каждого духовного звания познаниях;
3) иметь не менее двадцати двух лет от роду для занятия приходских (мечетских) должностей и не менее тридцати лет для занятия высших духовных званий.
Примечание. Порядок и условия испытаний в соответственных для каждого духовного звания познаниях определяются инструкцией, утверждаемой Министром внутренних дел по соглашению с Главноуправляющим гражданской частью на Кавказе.
1455. В духовные звания не допускаются:
1) лица, состоящие под следствием или судом за преступления и проступки, а также подвергшиеся по судебным приговорам заключению в тюрьму или иному более строгому наказанию; лица, которые были под судом за преступления или проступки, влекущие за собой наказания, и не были оправданы судебными приговорами;
2) исключенные со службы по суду или из состава духовенства за пороки, или же из среды обществ или сословий, к которым принадлежат;
3) лица, объявленные несостоятельными должниками,
4) лица, находящиеся под опекой за расточительность.
1456. На должность Шейх-Уль-Ислама представляются лица, пользующиеся особым уважением по своему образу жизни и по познаниям в Мусульманском законе, преимущественно члены Шиитского Духовного Правления, а также отличнейшие из Казиев.
1457. В члены Духовного Правления преимущественно назначаются отличнейшие из Казиев.
1458. Казнями и членами Губернских Меджлисов могут быть назначаемы только лица, утвержденные Духовным Правлением в степени Ахунда, независимо от того, имеют ли они удостоверение в непричастности ни к каким запрещенным правительством обществам или учениям (мюридизму и др.), с подпиской от них, что и впредь к оным принадлежать не будут.
1459. В звание Мулл и вообще в прочие духовные звания могут быть назначены лица, удостоенные к тому Губернскими Меджлисами. Относительно таких лиц требуется удостоверение в непричастности ни к каким запрещенным правительством обществам или учениям (ст. 1458).
1460. Должности секретаря Духовного Правления и его помощников замещаются лицами, имеющими право на поступление в гражданскую службу. Определение их зависит от Главноуправляющего гражданской частью на Кавказе.
1461. Закавказский Шейх-Уль-Ислам по представлению Главноуправляющего гражданской частью на Кавказе назначается Высочайшим повелением, испрашиваемым чрез Министерство внутренних дел.
1462. Члены Шиитского Духовного Правления определяются Главноуправляющим гражданской частью на Кавказе.
1463. Председатель, члены и делопроизводитель Губернского Меджлиса определяются Губернатором по предварительному согласованию относительно председателя и членов с Духовным Правлением.
1464. Чиновники, служащие в Управлении Шиитского духовенства, пользуются правами и преимуществами служащих в общих гражданских учреждениях Закавказья. Из них писцы на общем основании определяются Духовным Правлением и Меджлисами.
1465. Казии определяются Губернатором по предварительному согласованию с Губернским Меджлисом.
1466. В приходское (мечетское) духовенство избираются лица, соответствующие требованиям статьи 1459, собранием местных обывателей из всех сословий, составляющих приходское (мечетское) общество. Они утверждаются Губернатором.
Примечание. Порядок производства выборов в приходское (мечетское) духовенство устанавливается инструкцией, утверждаемой Министром внутренних дел, по согласованию с Главноуправляющим гражданской частью на Кавказе.
1467. Для каждого приходского (мечетского) общества полагается по одному Мулле. При больших мечетях (джума-мечеть), исходя из их важности и числа приписанного к ним населения, могут состоять несколько Мулл, по одному на 150-200* дымов населения, но не более пяти. Один из них считается старшим.
Примечание. Число приходов (мечетских обществ) и Мулл при них определяется расписанием Губернатора, полагая по одному Мулле на 80-90 дымов. При особенной же разбросанности населения по усмотрению Губернатора разрешается назначать Мулл и на меньшее число дымов.
1468. Содержание приходского (мечетского) духовенства вменяется в обязанности приходских (мечетских) обществ. Размер сего содержания определяется особыми приговорами.
1469. Каждый определенный в должности по ведомству Мусульманского духовенства Шиитского учения до вступления в должность приводится к присяге на верность Его Императорскому Величеству и на точное исполнение своих обязанностей.
Примечание. Порядок приведения к присяге определяется инструкцией, утверждаемой Министром внутренних дел по согласованию с Главноуправляющим гражданской частью на Кавказе. Присяжные листы должны быть печатные, на русском языке, с переводом на татарский.
1470. Увольнение лиц ведомства Мусульманского духовенства Шиитского учения с занимаемых званий, а также увольнение их в отпуска, производится на общем основании.
Примечание. Для отлучки не более чем на две недели в пределах своего прихода, лицам, принадлежащим к приходскому (мечетскому) духовенству, разрешение не требуется, но о каждой такой отлучке лица сии должны доводить до сведения того Казия, которому они подведомственны.
1471. Увольнение в отпуск на два месяца с сохранением содержания, а также за границу, дозволяется не иначе, как с разрешения Главноуправляющего гражданской частью на Кавказе, причем увольнение за границу с целью духовного образования допускается только в те места, в которых имеются русские Консульства или их Агентства.
Отделение III. О правах и преимуществах лиц Закавказского Мусульманского духовенства
Шиитского учения.
1472. Звания Закавказского Мусульманского духовенства Шиитского учения никому не передаются по наследству, а лицам, удостоенным оных, присваиваются лишь на время действительного занятия ими духовных должностей.
1473. Лица, составляющие Шиитское духовенство, как высшее, так и приходское, свободны от платежа казенных податей и повинностей, а также от телесного наказания, пока состоят в духовных должностях.
1474. Льготы по отправлению государственных, земских и городских сборов и повинностей, которыми пользуются дома лиц Шиитского высшего и приходского духовенства, определяются в надлежащих уставах и положениях.
1475. Право освобождения от платежа казенных податей и повинностей и от телесного наказания предоставляется лицам Шиитского духовенства пожизненно, если они оставят должность по увечью или же беспорочно прослужат двадцати лет в духовных должностях.
1476. Дети духовных лиц, принадлежащих как к высшему, так и к приходскому духовенству, пользуются правом освобождения от платежа казенных податей и повинностей и от телесного наказания до того времени, пока их отцы состоят в духовном звании. Кроме сего, дети лиц, определенных в должность Закавказского Шейх-Уль-Ислама, а также дети чинов высшего духовенства, если их родители беспорочно исполняли духовные обязанности в течение двадцати лет, пользуются: первые – правами детей личных дворян, а последние – правами личных почетных граждан.
1477. В случае командировок и переездов по распоряжению правительства, лица Шиитского духовенства получают прогонные деньги из казны: Шейх-Уль-Ислам – на шесть лошадей, члены Духовного Правления и Меджлисов, Казии – на четыре лошади, прочие – на две лошади.
Примечание. Казии, в случае разъездов с целью надзора за приходским духовенством, получают необходимые для того натуральные перевозочные средства от подлежащих приходских и сельских обществ.
1478. В воздаяние усердия и благонамеренности при исполнении своих обязанностей, лица приходского духовенства наравне со всеми верноподданными Государя Императора могут в установленном порядке быть удостоены Всемилостивейших наград от щедрот Монарших, как Губернатора, так и Шейх-Уль-Ислама.
Отделение IV. Об ответственности и подсудности должностных лиц ведомства Закавказского Мусульманского духовенства Шиитского учения.
1479. Духовные лица за нарушение обязанностей духовного звания, относящихся к вере, и за все прочие проступки и преступления по исполнению обязанностей их звания подлежат взысканиям и наказаниям по правилам, изложенным в статье 1281 Устава Уголовного Судопроизводства.
Примечание. Губернские Меджлисы и Духовное Правление могут подвергать виновных покаянию, денежному взысканию до пятидесяти рублей и аресту до семи дней. Независимо от того, могут ли эти места входить с представлениями к надлежащему начальству об отрешении виновных от должностей.
1480. По делам, подлежащим уголовному суду, лица Шиитского духовенства судятся в общем порядке уголовного судопроизводства.
1481. Духовным судом судятся чины приходского (мечетского) духовенства в подлежащем Губернском Меджлисе, а прочие – в Духовном Правлении.
1482. По подлежащим уголовному суду делам о преступлениях за нарушение обязанностей их звания Мусульманские духовные Шиитского учения судятся на основании правил, изложенных в статье 1282 Устава Уголовного Судопроизводства.
Отделение V. Об обязанностях Закавказского Мусульманского духовенства Шиитского учения.
1483. Мусульманское духовенство Шиитского учения, исполняя обязанности по отправлению богослужения, обрядов и треб по правилам своей веры, вместе с тем неуклонно исполняет законы и распоряжения правительства. Независимо от собственного примера, оно обязано поучениями своими внушать единоверцам непоколебимую верность и преданность Государю Императору и послушание установленным властям.
1484. Все высокоторжественные дни по обрядам мусульманской религии должны быть чествуемы духовенством в мечетях возношением молений Господу Богу о здравии и долгоденствии Государя Императора, Государыни Императрицы, Наследника Престола и всего Царствующего Дома, согласно правилам и предписаниям по сему предмету от высшего начальства.
1485. Чины Шиитского духовенства по требованиям правительственных мест и лиц обязаны приводить Мусульман их учения к присяге, неуклонно соблюдая предписанные Шариатом условия для действительности, силы и нерушимости клятвенного обещания, а также должны увещевать обвиняемых и преступников и исполнять поручения начальства, свойственные духовному званию.
1486. Об отправлении богослужений по случаю общественных бедствий, а также о чествовании Мусульманских праздников представлениями, торжественными ходами и народными сборищами, старшее в приходе духовное лицо обязано заблаговременно предупреждать местную полицейскую власть и поступать во всем согласно ее распоряжений.
1487. В случае обнаружения между Мусульманами вредных и нетерпимых правительством толкований и учений или неблагонамеренных разглашений, каждое духовное лицо обязано отвращать от оных вразумлениями и увещеваниями и немедленно доносить о том местному начальству.
1488. Мусульманские духовные лица Шиитского учения подчиняются властям, установленным Российским правительством. Им воспрещается без особого дозволения Главноуправляющего гражданской частью на Кавказе обращаться к иностранным духовным или иным властям за какими-либо наставлениями и разъяснениями. В случае получения таковых, они обязаны немедленно их сообщить местному гражданскому начальству под опасением, что за их сокрытие будут взыскания согласно статье 257 Уложения о Наказаниях.
1489. Совершение брачных обрядов между Мусульманами Шиитского учения предоставляется исключительно их духовным лицам, определенным на основании статей 1446-1448.
1490. Закавказскому Мусульманскому духовенству Шиитского учения возбраняется совершение брачных обрядов:
1) до достижения женихом пятнадцати, а невестою тринадцати лет;
2) с безумными и сумасшедшими;
3) с женами, не получившими от мужей установленного развода, а также браков, сопряженных с насилием, обманом и увозом дочерей от родителей;
4) персидских и турецких подданных с Мусульманками Закавказья без разрешения Губернского Меджлиса, утвержденного Губернатором;
5) во всех случаях, воспрещаемых Мусульманским законом или Шариатскими постановлениями.
1491. При погребении умерших, духовенство должно руководствоваться установленными для сего общими законоположениями.
1492. Сбор для отправления за границу и сама отсылка за границу даяний Мусульман на дела благотворительности, а также доходов с мечетских, училищных и иных имуществ, именуемых вакуфами, без предварительного на то согласия Духовного Правления и разрешения Главноуправляющего гражданской частью на Кавказе, воспрещаются под опасением ответственности согласно статье 257 Уложения о Наказаниях. О всяком нарушении сего правила и обнаруженном покушении на оное Мусульманские духовные чины Шиитского учения обязаны доводить до сведения местного гражданского начальства.
Отделение VI. О Казиях.
1493. Казням в пределах, им подведомственным, принадлежит:
1) надзор за приходским (мечетским) духовенством,
2) разбирательство брачных дел.
1494. Казням предоставляется также право примирительного разбора возникающих между Мусульманами споров (ст. 1507-1510).
I. Об обязанностях Казиев по надзору за приходским (мечетским) духовенством.
1495. Казии по обязанностям надзора за приходским духовенством должны:
1) наблюдать за исполнением приходскими духовными лицами обязанностей, возложенных на них статьями 1483-1492;
2) руководить их наставлениями и указаниями для направления их действий на точное исполнение ими лежащих на них обязанностей;
3) следить за тем, чтобы к отправлению богослужений и религиозных треб и обрядов не были допущены лица, не имеющие на то права,
4) следить за нераспространением между Мусульманами вредных, нетерпимых правительством учений и за недопущением воспрещенных отношений с заграничными духовными или иными установлениями и не разрешенных начальством сборов для отсылки за границу.
1496. О всех замеченных ими уклонениях (ст. 1495) Казии обязаны немедленно докладывать местному гражданскому начальству. В случае нарушения лицами приходского духовенства обязанностей, относящихся к вере, сообщать об этом Губернскому Меджлису.
1497. Казии обязаны вести по данной форме и представлять в установленные сроки Духовному Правлению и Губернатору:
1) общие списки: один список о лицах приходского (мечетского) духовенства, а другой – о лицах, исключенных из духовного звания, отрешенных и удаленных от должностей по ведомству духовенства их учения;
2) краткие послужные списки подведомственных им духовных лиц;
3) ведомости о числе мечетей;
4) ведомости о мечетских школах;
5) ведомости о вакуфах, зекате, малимаме и других разрешенных правительством сборах,
6) ведомости о числе родившихся и умерших, а также о совершенных и расторгнутых браках, по правилам, установленным для ведения метрических книг.
1498. Порядок исполнения обязанностей Казиев по наблюдению за ведением метрических книг мечетскими школами и по управлению вакуфами и другими сборами определяется инструкцией, утверждаемой Министром внутренних дел по согласованию с Главноуправляющим гражданской частью на Кавказе.
1499. Недовольные действиями и распоряжениями Казиев по отправлению ими их обязанностей могут обращаться с жалобами по духовным делам в Духовное Правление, а по всем прочим – к Губернатору.
П. Об обязанностях Казиев по разбирательству брачных дел.
1500. Ведомству Казиев подлежат дела по заключению и расторжению браков.
1501. Дела брачные изымаются из разбирательства Казиев:
1) когда при рассмотрении откроются преступления, подлежащие уголовному суду: совершение брачных и бракоразводных обрядов по насилию, обману или в сумасшествии одного или обоих брачующихся. О таких случаях Казии сообщают Прокурору при надлежащем Окружном Суде для дальнейшего направления сих дел согласно статье 1011 Устава Уголовного Судопроизводства;
2) когда один из супругов, жалуясь на нарушение другим супружеских обязанностей прелюбодеянием, требует наказания виновного по уголовным законам.
1502. В разбирательстве брачных дел Казии участвуют не иначе, как по жалобе одного из супругов и по безуспешности увещаний к миролюбивому прекращению возникшего между супругами спора. Притязания по имуществу, случающиеся при расторжении браков, подлежат разбирательству общего гражданского суда, исключая лишь случаи, в которых обе спорящие стороны будут просить Казия и согласятся с его решением.
Примечание. Порядок постановления решений по сим делам (ст. 1502), а также обжалование оных до определения сего в законодательном порядке, устанавливается особой инструкцией, утверждаемой Министром внутренних дел по согласованию с Главноуправляющим гражданской частью на Кавказе.
1503. Жалобы на решения Казиев по брачным делам приносятся Губернскому Меджлису.
1504. При разборе брачных дел, Казии руководствуются Шариатскими правилами. В случае же сомнений или неясности, они обращаются за разъяснениями в Духовное Правление через надлежащий Губернский Меджлис.
1505. Недоумения, споры и всякого рода пререкания между Казнями о подсудности по брачным делам разрешаются тем Губернским Меджлисом, в ведомстве которого дело первоначально возникло. В важнейших случаях Губернские Меджлисы входят с представлениями в Духовное Правление. Пререкания о подсудности между Казнями разных учений, Шиитского и Суннитского, разрешаются Духовным Правлением того учения, по ведомству коего дело первоначально возникло.
1506. При производстве у Казиев брачных дел соблюдаются правила о гербовом сборе.
III. О примирительном разбирательстве у Казиев.
1507. Закавказским Мусульманам для разрешения возникающих между ними споров не возбраняется обращаться с обоюдного согласия к примирительному разбирательству у Казиев, не исключая дел, превышающих власть сельских судов.
1508. Не подлежат примирительному разбирательству:
1) дела о личных правах состояния;
2) дела, сопряженные с пользами малолетних и других лиц, находящихся под опекой;
3) дела, сопряженные с интересом казенных управлений или же земских, городских и сельских обществ,
4) дела, соединенные в чем-либо с преступлением и проступком. Кроме тех дел, которые на основании уголовных законов могут быть прекращены примирением, а также таких дел о вознаграждении за вред или убытки, причиненные преступлением или проступком, которые вменяются гражданским порядком после уголовного производства.
1509. Лицам, обращающимся к разбору Казия, не вменяется в обязанность давать предварительные подписки или иные обязательства на безусловное подчинение себя его решению. Если стороны сами пожелают предоставить Казию (как и всякому другому лицу) окончательный разбор своих споров по формальной записи на правах третейского суда без права апелляции, то это им не возбраняется.
1510. Принятое тяжущимися решение Казия (ст. 1509) может быть предъявлено у Мирового Судьи или Нотариуса. После обращения его в мировую сделку, оно приводится в исполнение на основании общих правил о примирительном разбирательстве. Решение Казия, состоявшееся по формальной записи, исполняется в порядке, установленном для третейского суда.
Отделение VII. О губернских Меджлисах.
1511. Присутствие Губернского Меджлиса образуется из местного Казия как председателя и двух членов.
Примечание. За отсутствием кого-либо из названных лиц, для составления присутствия по предложению Губернатора назначается одно из местных духовных лиц.
1512. Заседания Меджлиса для рассмотрения и решения дел, подлежащих его ведению, открываются по мере надобности.
1513. При каждом Меджлисе полагается особый делопроизводитель. Порядок делопроизводства в Губернских Меджлисах определяется инструкцией, утверждаемой Министром Внутренних Дел по согласованию с Главноуправляющим гражданской частью на Кавказе.
1514. Ведению Губернского Меджлиса подлежат:
1) дела, касающиеся порядка отправления богослужения, обрядов и исполнения духовных треб;
2) дела о проступках и преступлениях лиц приходского (мечетского) духовенства по нарушению обязанностей духовного звания, относящихся к вере;
3) жалобы на решения Казиев по брачным делам и бракоразводным процессам и пререкания между Казнями о подсудности по сим делам;
4) дела по преступлениям и проступкам Мусульман Шиитского учения в тех случаях, когда по уголовным законам полагается лишь покаяние или отсылка виновного к духовному суду;
5) рассмотрение дел и вопросов, предлагаемых на обсуждение Губернатором;
6) заведывание через одного из членов Меджлиса духовными училищами-медресе и надзор за мечетскими школами;
7) проведение экзаменов на вступление в духовное звание,
8) дела по управлению и распоряжению приходскими (мечетскими) и иными имуществами и разрешенными правительством духовными сборами.
1515. Губернский Меджлис приступает к рассмотрению дел, означенных в пунктах 2-4 статьи 1514, не иначе, как по представлениям должностных лиц, по частным жалобам или по приговорам судебных мест.
1516. Губернский Меджлис находится под высшим надзором Губернатора, который имеет право требовать от него сведения и объяснения по всем делам. Губернатору предоставляется право назначать особого чиновника из состоящих в его ведении для наблюдения за правильным течением дел в Меджлисе.
1517. Определения Губернского Меджлиса составляются по большинству голосов.
1518. Жалобы на определения Губернского Меджлиса подаются в двухмесячный срок в тот же Меджлис, который представляет оные в Духовное Правление, не позже двух недель после их получения при надлежащем объяснении или же при подлинном определении, относящемся к жалобе.
1519. Если определение Губернского Меджлиса о наложении на виновных духовных лиц взысканий (ст. 1479 и 1481) не будет обжаловано в двухмесячный срок, то оно приводится в исполнение с утверждения Губернатора.
1520. Заключения Меджлиса по религиозным вопросам представляются на разрешение Духовного Правления.
1521. Постановления Меджлиса по брачным делам, состоявшиеся вследствие требований судебных установлений, а также по делам о вступлении женщин в новый брак при существовании прежнего, о кровосмешении между лицами, не состоящими в брачном союзе, и о вступлении в брак в недозволенных степенях родства, обращаются в судебные установления.
1522. Пререкания о подсудности между Меджлисами Шиитского учения разрешаются Шиитским Духовным Правлением, а между Меджлисами разных учений – тем Духовным Правлением, по ведомству коего первоначально возникло дело.
1523. Губернские Меджлисы имеют свою печать.
1524. Прошения и следующие к ним приложения, как и все бумаги, подаваемые в Губернские Меджлисы, а также копии с решений, справок и тому подобных бумаг, подлежат гербовому сбору.
1525. Размер канцелярских пошлин за производство дел в Меджлисах, за выдачу копий, справок и т.п. и за приложение печати определяется особой таксой, утверждаемой Министром Внутренних Дел по согласованию с Главноуправляющим гражданской частью на Кавказе.
Отделение VIII. О Шейх-Уль-Исламе и Шиитском Духовном правлении.
1526. Шейх-Уль-Ислам председательствует в Шиитском Духовном Правлении.
1527. Временное исправление должности Шейх-Уль-Ислама поручается одному из членов Духовного Правления по усмотрению Главноуправляющего гражданской частью на Кавказе.
1528. О последствиях произведенных обозрений подведомственных ему учреждений (ст. 1449) Шейх-Уль-Ислам предоставляет надлежащие отчеты Главноуправляющему гражданской частью на Кавказе, а выписки из оных сообщаются им Губернаторам. Копии с сих отчетов сообщаются для сведения в Министерство внутренних дел.
1529. Шейх-Уль-Ислам о достойных внимания и поощрения заслугах лиц, служащих в Духовном Правлении, входит с докладами к Главноуправляющему гражданской частью на Кавказе.
1530. Присутствие Духовного Правления под председательством Шейх-Уль-Ислама состоит из трех членов, особо назначаемых Главноуправляющим гражданской частью на Кавказе (ст. 1457 и 1462). В заседаниях присутствия должен находиться состоящий при Правлении секретарь.
Примечание. Распределение дел и занятий между членами Правления и чинами канцелярии и вообще порядок ведения дел определяются инструкцией, утверждаемой Министром внутренних дел по согласованию с Главноуправляющим гражданской частью на Кавказе.
1531. Недостаток наличных членов для составления заседаний Духовного Правления пополняется с разрешения Главноуправляющего гражданской частью на Кавказе.
1532. По делам, возникающим между Мусульманами разных учений, Шиитского и Суннитского, и подлежащим решению Шиитского Духовного Правления, должен быть приглашен председатель Суннитского Духовного Правления с правом голоса.
1533. Как в приведенных случаях (ст. 1532), так и для обсуждения общих по управлению Мусульманского духовенства мер, с разрешения или по распоряжению Главноуправляющего гражданской частью на Кавказе составляются соединенные присутствия из всех членов Духовных Правлений Шиитского и Суннитского толка под председательством особо назначаемого лица по указанию Главноуправляющего.
1534. Духовное Правление сносится со всеми правительственными губернскими и равными учреждениями отношениями, а с Главноуправляющим гражданской частью на Кавказе – донесениями.
1535. Духовное Правление имеет свою печать.
1536. Наблюдение за правильным течением дел по Духовному Правлению Главноуправляющим гражданской частью на Кавказе поручается одному из состоящих при нем чиновников.
1537. Ведению Духовного Правления подлежат:
1) рассмотрение жалоб на постановления подведомственных ему Губернских Меджлисов, а также донесений и сообщений о действиях подчиненных ему духовных лиц, сопряженных с нарушением обязанностей Духовного звания, предание виновных духовному суду;
2) наблюдение за своевременным доставлением подчиненными ему Казнями списков и ведомостей согласно статье 1497;
3) составление из тех списков и ведомостей общих годовых сведений и представление оных Главноуправляющему гражданской частью на Кавказе;
4) составление проектов программ как для духовных училищ, так и для экзамена на духовные звания, а также проектов правил для руководства подчиненных ему духовных лиц. Проекты этого рода рассматриваются и утверждаются Министром Внутренних Дел по согласованию с Главноуправляющим;
5) проведение экзамена подчиненным ему духовным лицам,
6) рассмотрение всех вообще дел, которые по предписаниям высшего начальства будут переданы на обсуждение Духовного Правления.
Примечание. Сила статей 1524 и 1525 относительно гербового сбора и взыскания канцелярских пошлин распространяется и на Духовное Правление.
1538. Решения Духовного Правления принимаются по большинству голосов, а в случае их равенства – дело решается по тому мнению, которое принято председателем.
1539. Духовное Правление решает окончательно все дела, касающиеся отправления богослужения, обрядов и исполнения духовных треб, а также дела о браках и о тех духовных нарушениях, которые не подлежат рассмотрению светских судов.
1540. Решения Духовного Правления по делам о чинах высшего духовенства, если они приговариваются к какому-либо взысканию (ст. 1479), приводятся в исполнение: относительно Казиев и членов Губернских Меджлисов – с согласия надлежащего Губернатора, относительно членов Духовного Правления – с утверждения Главноуправляющего гражданской частью на Кавказе.
1541. Духовное Правление по всем предметам, превышающим его власть, входит с представлениями к Главноуправляющему гражданской частью на Кавказе.
Отделение IX. О Закавказских Шиитских духовных училищах.
1542. Муллам при мечетях дозволяется обучать детей Мусульман грамоте и Мусульманскому вероучению под ближайшим надзором местных Казиев, которые обязаны наблюдать за тем, чтобы в мечетских школах и духовных училищах не были распространены вредные, нетерпимые правительством толкования и учения.
1543. Открытие при мечетях новых духовных училищ допускается по мере надобности с разрешения Губернаторов и по представлениям Губернских Меджлисов с условием, чтобы необходимые на содержание оных расходы относились на доходы с духовных имуществ и другие сборы, составляемые посредством добровольных пожертвований Мусульман.
1544. Общий надзор за мечетскими школами и духовными училищами-медресе в пределах каждой губернии сосредоточен в Губернском Меджлисе. Ближайший же надзор за медресе возложен на одного из членов оного, имеющего звание Мудерриса, который обязан следить за нераспространением в названных духовных училищах вредных, нетерпимых правительством толкований и учений.
1545. Губернские Меджлисы обязаны о состоянии находящихся в их ведении медресе и мечетских школах предоставлять срочные ведомости Губернатору и Духовному Правлению.
Отделение Х. Об управлении имуществами Закавказского Шиитского духовенства.
1546. Все принадлежащие Закавказским Шиитским мечетям, мечетским школам, медресе, кладбищам и иным духовным установлениям движимое и недвижимое имущество под названием вакуфов, полученное ими законно, состоит в ведении Закавказского Шиитского духовенства и установленных над ним властей.
1547. Разрешенные правительством сборы от добровольных приношений Мусульман под названием зеката, малимама и т.п. причисляются также к составу духовных имуществ.
1548. Доходы с духовных имуществ (вакуфов), приношения и сборы в пользу духовенства и духовных установлений обращаются на предметы их назначения согласно воле жертвователей и Шариатским правилам. После удовлетворения прямых и настоятельных потребностей духовных установлений из принадлежащих им доходов и сборов, остающиеся средства по мере возможности употребляются:
1) на производство содержания должностному духовенству вместо допускаемого на первое время отпуска им такового из казны,
2) на удовлетворение нужд и потребностей других духовных установлений, не имеющих подобных источников, а также на благотворительные предприятия или предприятия, имеющие своей целью общую пользу как для духовенства, так и вообще для Закавказских Мусульман.
1549. Приобретение мусульманскими духовными установлениями Шиитского учения недвижимых имуществ на любую сумму разрешается Главноуправляющим гражданской частью на Кавказе.
1550. Продажа и обмен недвижимых имуществ духовных установлений Шиитского учения также разрешаются Главноуправляющим гражданской частью на Кавказе без ограничения в сумме. Движимые имущества могут быть проданы: на сумму до пятисот рублей – с разрешения Духовного Правления, а свыше сего – с разрешения Главноуправляющего.
Примечание. Продажа ненужного движимого и недвижимого духовного имущества производится не иначе, как с публичных торгов, на общем основании, в аукционных камерах или в Губернском Правлении.
1551. Денежные капиталы, принадлежащие духовным установлениям, вкладываются в государственные или общественные кредитные установления под проценты. Отдача сих капиталов в частные руки под верные залоги, когда такой оборот будет признан удобным и выгодным, допускается Духовным Правлением под его ответственность.
1552. По приходу и расходу всех сумм, поступающих с духовных имуществ (вакуфов), а также с пожертвований и сборов, по ведомству Духовного Правления ежегодно составляется общая смета. Эта смета составляется согласно данной Министром внутренних дел по согласованию с Главноуправляющим гражданской частью на Кавказе форме после утверждения ее Министром внутренних дел.
1553. За всякий противозаконный расход средств из духовных имуществ, доходов с них и сборов или за причиненный им ущерб виновные в том лица, которым вверено управление и сохранность духовного достояния, подвергаются наказанию, установленному за подобные действия в отношении имуществ казенных.
1554. Иски и тяжбы об имуществах, принадлежащих Мусульманским духовным установлениям, с другими ведомствами или частными лицами производятся по общим правилам гражданского судопроизводства, установленным для дел казенного управления.
Примечание. Защита интересов Мусульманских духовных установлений Шиитского учения по делам, производящимся у Мировых Судей и в Окружных Судах, лежит в обязанности Губернского Меджлиса относительно применения к статьям 1284 и 1285 Устава Гражданского Судопроизводства.
1555. Непосредственное заведывание всем имуществом, принадлежащим какой-либо мечети, училищу или иному установлению, вверяется Комиссии из наличных приходских (мечетских) духовных лиц и из местного сельского старшины или одного из депутатов городового общественного управления, или иного избранного приходским (мечетским) обществом доверенного лица под председательством старшего приходского (мечетского) духовного чина. Для хранения денежных сумм, а также поступающих от Мусульман натуральных сборов, состоит при Комиссии особое лицо, избранное Меджлисом.
1556. Заведывание духовными имуществами в пределах губернии вменяется в обязанность Губернского Меджлиса.
1557. Высший надзор по управлению Шиитскими духовными имуществами в Кавказе принадлежит Шиитскому Духовному Правлению под наблюдением Министра внутренних дел и Главноуправляющего гражданской частью на Кавказе.
Примечание. Определение порядка управления и надзора за вакуфами и другими духовными сборами предоставляется Министру внутренних дел по согласованию с Главноуправляющим гражданской частью на Кавказе.

ГЛАВА II. ОБ УПРАВЛЕНИИ ЗАКАВКАЗСКОГО МУСУЛЬМАНСКОГО ДУХОВЕНСТВА СУННИТСКОГО УЧЕНИЯ.
1558. Управление духовными делами Мусульман Суннитского учения в Закавказье принадлежит их духовенству, высшему и приходскому (мечетскому), на основаниях, изложенных в статьях 1559-1672.
1559. В общем административном порядке надзор за точным исполнением со стороны Мусульманского духовенства законов и распоряжений правительства по губерниям и уездам Закавказья, а также надзор за Мусульманскими духовными училищами, принадлежит Губернаторам и Уездным Начальникам на общем основании.
1560. Управление Закавказского Мусульманского духовенства Суннитского учения подчиняется Министру внутренних дел на общем основании (ст. 13), причем Главноуправляющему гражданской частью на Кавказе принадлежит высший местный надзор по сему управлению.
Отделение I. О составе и устройстве управления Закавказского Мусульманского духовенства Суннитского учения.
1561. Заведывание духовными делами мусульман Суннитского учения в Закавказье принадлежит Духовному Правлению, Губернским Меджлисам (ст. 1566), Казням и Муллам.
1562. Высшее Суннитское духовенство составляют: Муфтий, члены Духовного Правления, члены Меджлисов и Казии.
1563. Приходское (мечетское) духовенство составляют Муллы, определяемые на основании статей 1581 и 1582.
1564. Закавказский Муфтий как старшее духовное лицо в составе Суннитского духовенства Закавказья председательствует в Суннитском Духовном Правлении. По всем предметам, относящимся к заведыванию духовными делами, Муфтий действует в составе Духовного Правления. Сверх того, он исполняет поручения Главноуправляющего гражданской частью на Кавказе по ревизии подведомственных сему Правлению учреждений.
1565. Суннитское Духовное Правление – высшее духовное учреждение Суннитского учения в Закавказье.
Примечание. Суннитское Духовное Правление находится в городе Тифлисе.
1566. В каждой губернии Закавказья, в которой имеется достаточное население Мусульман Суннитского учения, и предпочтительно в губернском городе, по указанию Главноуправляющего гражданской частью на Кавказе есть Меджлис под названием Губернского и под председательством местного Казия, который существует для рассмотрения дел, указанных в статье 1629.
1567. Казням принадлежит надзор за приходским (мечетским) духовенством и разбор брачных дел между мусульманами их учения. Им предоставляется также право примирительного разбора возникающих между Мусульманами споров, с соблюдением правил, изложенных в статьях 1622-1625.
Примечание. Число и места пребывания Казиев определяются особым расписанием, утверждаемым Министром внутренних дел по согласованию с Главноуправляющим гражданской частью на Кавказе.
1568. Приходское (мечетское) духовенство совершает богослужение в мечетях и отдельных приходах (мечетских) обществах, а также религиозные обряды и требы, заведует мечетями и находящимися при них школами (ст. 1657 и след.) и обязуется вести метрические книги: о новорожденных, умерших, сочетавшихся браком и разведенных, со включением в книги и брачных договоров по правилам и формам, утвержденным Министром внутренних дел и согласованным с Главноуправляющим гражданской частью на Кавказе. Чины приходского духовенства по форме, утвержденной Министром внутренних дел и согласованной с Главноуправляющим гражданской частью на Кавказе, обязаны вести общие списки всем мусульманам, принадлежащих к мечетскому приходу или к отдельному мечетскому обществу. Сверх того, в определенные сроки они обязаны доставлять Казиям ведомости о мечетях и школах, а также о новорожденных, умерших, сочетавшихся браком и разведенных.
Отделение II. Об определении, увольнении и перемещении лиц Закавказского Мусульманского духовенства Суннитского учения.
1569. В Закавказское Мусульманское духовенство Суннитского учения могут вступать последователи оного всех состояний при соблюдении следующих условий. Они должны:
1) быть русскими подданными;
2) иметь свидетельство о сдаче экзамена в соответствующих для каждого духовного звания познаниях;
3) иметь не менее двадцати двух лет отроду для занятия приходских (мечетских) должностей и не менее тридцати лет для занятия высших духовных званий.
Примечание. Порядок и условия испытаний в соответствующих для каждого духовного звания познаниях определяются инструкцией, утверждаемой Министром внутренних дел по согласованию с Главноуправляющим гражданской частью на Кавказе.
1570. В духовные звания не допускаются:
1) лица, состоящие под следствием или судом за преступления и проступки, а также лица, подвергшиеся по судебным приговорам заключению в тюрьму или иному более строгому наказанию, и те, кто, будучи под судом за преступления или проступки, влекущие за собой такие наказания, не оправданы судебными приговорами;
2) лица, исключенные со службы по суду или из состава духовенства за пороки, или же из среды обществ или сословий, к которым принадлежат;
3) лица, объявленные несостоятельными должниками,
4) лица, состоящие под опекой за расточительность.
1571. На должность Муфтия назначаются лица, пользующиеся особым уважением по своему образу жизни и по познаниям в Мусульманском законе, преимущественно члены Суннитского Духовного Правления, а также отличнейшие из Казиев.
1572. В члены Духовного Правления преимущественно назначаются отличнейшие из Казиев.
1573. Казнями и членами Губернских Меджлисов могут быть назначены только лица, утвержденные Духовным Правлением в степени Эфендия, независимо от того, есть ли у них удостоверение о непринадлежности к обществам или учениям, не дозволенным правительством, с подпиской от них, что и впредь к оным принадлежать не будут.
1574. В звание Мулл и вообще в прочие духовные звания могут быть назначены лица, удостоенные к тому Губернскими Меджлисами. Относительно таких лиц в порядке, указанном статьей 1573, требуются удостоверения о непринадлежности к вредным обществам и учениям.
1575. Должности секретаря Духовного Правления и его помощников замещаются лицами, имеющими право на поступление на гражданскую службу. Определение их зависит от Главноуправляющего гражданской частью на Кавказе.
1576. Закавказский Муфтий по представлению Главноуправляющего гражданской частью на Кавказе назначается Высочайшим повелением, испрашиваемым чрез Министерство внутренних дел.
1577. Члены Суннитского Духовного Правления определяются Главноуправляющим гражданской частью на Кавказе.
1578. Председатель, члены и делопроизводитель Губернского Меджлиса определяются Губернатором по предварительному согласованию с Духовным Правлением.
1579. Чиновники, служащие в управлении Суннитского духовенства, пользуются правами и преимуществами служащих в общих гражданских учреждениях Закавказья. Из них Духовным Правлением и Меджлисами определяются писцы.
1580. Казии определяются Губернатором по предварительному согласованию с Губернским Меджлисом.
1581. В приходское (мечетское) духовенство собранием местных обывателей из всех сословий, составляющих приходское (мечетское) общество, избираются лица, соответствующие требованиям статьи 1574. Они утверждаются Губернатором.
Примечание. Порядок производства выборов в приходское (мечетское) духовенство устанавливается инструкцией, утверждаемой Министром Внутренних Дел по согласованию с Главноуправляющим гражданской частью на Кавказе.
1582. Для каждого приходского (мечетского) общества полагается по одному Мулле. При больших же мечетях (джума-мечеть), исходя из важности их и числа приписанного к ним населения, могут состоять несколько Мулл из расчета по одному на 150-200 дымов населения, но не более пяти. Один из них считается старшим.
Примечание. Число приходов (мечетских обществ) и Мулл при них определяется расписанием Губернатора из расчета по одному Мулле на 80-90 дымов. При особой же разбросанности населения, разрешается по усмотрению Губернатора назначать Мулл и на меньшее число дымов.
1583. Содержание приходского (мечетского) духовенства вменяется в обязанность приходских (мечетских) обществ. Размер сего содержания определяется особыми приговорами.
1584. Каждый определенный в должность по ведомству Мусульманского духовенства Суннитского учения до вступления в оную приводится к присяге на верность Его Императорскому Величеству и на точное исполнение своих обязанностей.
Примечание. Порядок привода к присяге определяется инструкцией, утверждаемой Министром внутренних дел по согласованию с Главноуправляющим гражданской частью на Кавказе. Присяжные листы должны быть печатные, на русском языке, с переводом на татарский.
1585. Увольнение лиц ведомства Мусульманского духовенства Суннитского учения с занимаемых ими званий, а также увольнение их в отпуска, производится на общем основании.
Примечание. Для отлучения не более чем на две недели в пределах своего прихода лицам, принадлежащим к приходскому (мечетскому) духовенству, разрешения не требуется. О каждой такой отлучке они должны сообщать тому Казию, которому подведомственны.
1586. Увольнение в отпуск на два месяца с сохранением содержания, а также за границу, дозволяется не иначе, как с разрешения Главноуправляющего гражданской частью на Кавказе, причем увольнение за границу с целью духовного образования допускается только в те места, в которых имеются русские Консульства или их Агентства.
Отделение III. О правах и преимуществах лиц Закавказского Мусульманского духовенства
Суннитского учения.
1587. Звания Закавказского Мусульманского духовенства Суннитского учения никому не передаются по наследству, а лицам, удостоенным оных, присваиваются лишь на время действительного занятия ими духовных должностей.
1588. Лица, составляющие Суннитское духовенство, как высшее, так и приходское, свободны от платежа казенных податей и повинностей, а также от телесного наказания, пока состоят в духовных должностях.
1589. Льготы, которыми пользуются по отправлению государственных, земских и городских сборов и повинностей дома лиц Суннитского высшего и приходского духовенства, определяются в подлежащих Уставах и узаконениях по принадлежности.
1590. Право освобождения от платежа казенных податей и повинностей и от телесного наказания предоставляется лицам Суннитского духовенства пожизненно, если они оставят должность по увечью, или же по служению двадцати лет в духовных должностях.
1591. Дети духовных лиц, принадлежащих как к высшему, так и к приходскому духовенству, пользуются правом освобождения от платежа казенных податей и повинностей и от телесного наказания пока отцы их состоят в духовном звании. Дети лиц, определенных в должности Закавказского Муфтия, а также дети чинов высшего духовенства, если их родители беспорочно исполняли духовные обязанности в течение двадцати лет, пользуются: первые – правами детей личных дворян, а последние – правами личных почетных граждан.
1592. В случае командировок и переездов по распоряжению правительства, лица Суннитского духовенства получают прогонные деньги из казны: Муфтий – на шесть лошадей, члены Духовных Правлений и Меджлисов, а также Казии – на четыре лошади, прочие – на две лошади.
Примечание. Казии, в случае разъездов по обязанностям надзора за приходским духовенством, получают необходимые для того натуральные перевозочные средства от подлежащих приходских и сельских обществ.
1593. В воздаяние усердия и благонамеренности при исполнении своих обязанностей, лица приходского духовенства наравне со всеми верноподданными Государя Императора, по ходатайству как Губернатора, так и Муфтия, могут быть удостоены Всемилостивейших наград от щедрот Монарших.
Отделение IV. Об ответственности и подсудности должностных лиц ведомства Закавказского Мусульманского духовенства Суннитского учения
1594. Духовные лица за нарушение обязанностей духовного звания, относящихся к вере, и за все прочие проступки и преступления по исполнению обязанностей их звания подлежат взысканиям и наказаниям по правилам, изложенным в статье 1281 Устава Уголовного Судопроизводства.
Примечание. Губернские Меджлисы и Духовные Правления могут подвергать виновных покаянию, денежному взысканию до пятидесяти рублей и аресту до семи дней. Они также могут входить с представлениями к подлежащему начальству об увольнении виновных с должностей.
1595. По делам, подлежащим уголовному суду, лица Суннитского духовенства судятся в общем порядке уголовного судопроизводства.
1596. Духовным судом в подлежащем Губернском Меджлисе судятся чины приходского (мечетского) духовенства, а прочие – в Духовном Правлении.
1597. Дела о нарушении обязанностей их звания, подлежащие уголовному суду, судятся Мусульманскими духовными Суннитского учения на основании правил, изложенных в статье 1282 Устава Судопроизводства.
Отделение V. Об обязанностях Закавказского Мусульманского духовенства Суннитского учения.
1598. Мусульманское духовенство Суннитского учения, исполняя обязанности по отправлению богослужения, обрядов и треб по правилам своей веры, также неуклонно исполняет законы и распоряжения правительства. Независимо от собственного примера, оно обязано поучениями своими внушать единоверцам непоколебимую верность и преданность Государю Императору и послушание установленным властям.
1599. Все высокоторжественные дни должны быть чествуемы духовенством в мечетях возношением по обрядам Мусульманской религии молений Господу Богу о здравии и долгоденствии Государя Императора, Государыни Императрицы, Наследника Престола и всего Царствующего Дома, согласно правилам и предписаниям по сему предмету от высшего начальства.
1600. Чины Суннитского духовенства обязаны по требованиям правительственных мест и лиц приводить мусульман их учения к присяге, неуклонно соблюдая предписанные Шариатом условия для действительности, силы и нерушимости клятвенного обещания, а также должны увещевать обвиняемых и преступников и исполнять поручения начальства, свойственные духовному званию.
1601. Об отправлении богослужений по случаю общественных бедствий, а также о чествовании мусульманских праздников представлениями, торжественными ходами и народными сборищами, старшее в приходе духовное лицо обязано заблаговременно сообщать местной полицейской власти и поступать во всем согласно распоряжениям оной.
1602. В случае обнаружения между мусульманами вредных и нетерпимых правительством толкований и учений или неблагонамеренных разглашений, каждое духовное лицо обязано отвращать от оных вразумлениями и увещаниями и немедленно доносить о том местному начальству.
1603. Мусульманские духовные лица Суннитского учения подчинены властям, установленным Российским правительством. Им воспрещается без особого дозволения Главноуправляющего гражданской частью на Кавказе обращаться к иностранным духовным или иным властям за какими-либо наставлениями и разъяснениями. В случае получения таковых, они обязаны немедленно представлять оные местному гражданскому начальству. За их сокрытие полагаются взыскания по статье 257 Уложения о Наказаниях.
1604. Совершение брачных обрядов между Мусульманами Суннитского учения предоставляется исключительно их духовным лицам, определенным на основании статей 1561-1563.
1605. Закавказскому Мусульманскому духовенству Суннитского учения возбраняется совершение брачных обрядов:
1) до достижения женихом пятнадцати, а невестой тринадцати лет;
2) с безумными и сумасшедшими;
3) с женами, не получившими от мужей установленного развода, а также браков, сопряженных с насилием, обманом и увозом дочерей от родителей;
4) персидских и турецких подданных с Мусульманками Закавказья без разрешения Губернского Меджлиса, утвержденного Губернатором;
5) во всех случаях, воспрещаемых Мусульманским законом или Шариатскими постановлениями.
1606. При погребении умерших, духовенство должно руководствоваться установленными для сего общими законоположениями.
1607. Сбор для отправления за границу и сама отсылка за границу даяний Мусульман на дела благотворительности, а также доходов с мечетских, училищных и иных имуществ, именуемых вакуфами, без предварительного на то согласия Духовного Правления и разрешения Главноуправляющего гражданской частью на Кавказе воспрещаются под опасением ответственности по статье 257 Уложения о Наказаниях. О всяком нарушении сего правила и обнаруженном покушении на оное Мусульманские духовные чины Суннитского учения обязаны доводить до сведения местного гражданского начальства.
Отделение VI. О Казнях.
1608. Казням в подведомственных им пределах принадлежит:
1) надзор за приходским (мечетским) духовенством,
2) разбирательство брачных дел.
1609. Казням представляется также право примирительного разбора возникающих между Мусульманами споров (ст. 1622-1625).
Отделение 1. Об обязанностях Казиев по надзору за приходским (мечетским) духовенством.
1610. Казии по обязанностям надзора за приходским духовенством должны:
1) наблюдать за исполнением приходскими духовными лицами обязанностей, возложенных на них статьями 1598-1607;
2) руководить их наставлениями и указаниями для направления действий их на точное исполнение ими возложенных на них обязанностей;
3) следить за тем, чтобы к отправлению богослужений и религиозных треб и обрядов не были допущены лица, не имеющие на то права,
4) следить за нераспространением между мусульманами вредных учений, нетерпимых правительством, и за недопущением воспрещенных отношений с заграничными духовными или иными установлениями и сборов для отсылки за границу, не разрешенных начальством.
1611. О всех замеченных ими уклонениях (ст. 1610) Казии обязаны докладывать местному гражданскому начальству. О нарушении лицами приходского духовенства обязанностей, относящихся к вере, сообщать вместе с тем Губернскому Меджлису.
1612. Казии обязаны вести по данной форме и представлять в установленные сроки Духовному Правлению и Губернатору:
1) общие списки: один список о лицах приходского (мечетского) духовенства, а другой – об исключенных из духовного звания, отрешенных и удаленных от должностей по ведомству духовенства;
2) краткие послужные списки подведомственных им духовных лиц;
3) ведомости о числе мечетей;
4) ведомости о мечетских школах;
5) ведомости о вакуфах, зекате, малимаме и других разрешенных правительством сборах,
6) ведомости о числе родившихся и умерших, а также о совершенных и расторгнутых браках, по правилам, установленным для ведения метрических книг.
1613. Порядок исполнения обязанностей Казиев по наблюдению за ведением метрических книг, за мечетскими школами и по управлению вакуфами и другими сборами определяется инструкцией, утверждаемой Министром Внутренних Дел по согласованию с Главноуправляющим гражданской частью на Кавказе.
1614. Мусульмане, недовольные действиями и распоряжениями Казиев по отправлению ими обязанностей, могут обращаться с жалобами по духовным делам в Духовное Правление, а по всем прочим – к Губернатору.
Отделение 2. Об обязанностях Казиев по разбирательству брачных дел.
1615. Ведомству Казиев подлежат дела по заключению и расторжению браков.
1616. Дела брачные изымаются из разбирательства Казиев:
1) когда при их рассмотрении откроются преступления, подлежащие уголовному суду: совершение брачных и бракоразводных обрядов по насилию, обману или в сумасшествии одного или обоих брачующихся. О таких случаях Казии сообщают Прокурору при подлежащем Окружном Суде для дальнейшего направления сих дел согласно статье 1011 Устава Уголовного Судопроизводства;
2) когда один из супругов, жалуясь на нарушение другим супружеских обязанностей прелюбодеянием, требует наказания виновного по уголовным законам.
1617. Брачные дела Казии решают не иначе, как по жалобе одного из супругов и по безуспешности увещаний к миролюбивому прекращению возникшего между супругами спора. Притязания по имуществам, случающиеся при расторжении браков, подлежат разбирательству общего гражданского суда, исключая лишь случаи, в которых обе спорящие стороны будут просить Казия и согласятся с его решением.
Примечание. Порядок постановления решений по сим (ст. 1617) делам, а также обжалование оных до определения сего в законодательном порядке, устанавливается особой инструкцией, утверждаемой Министром внутренних дел по согласованию с Главноуправляющим гражданской частью на Кавказе.
1618. Жалобы на решения Казиев по брачным делам приносятся Губернскому Меджлису.
1619. При разборе брачных дел Казии руководствуются Шариатскими правилами. В случае же встреченных ими сомнений или неясности, они обращаются за разъяснениями в Духовное Правление через подлежащий Губернский Меджлис.
1620. Недоумения, споры и всякого рода пререкания между Казнями о подсудности по брачным делам разрешаются тем Губернским Меджлисом, в ведомстве которого дело первоначально возникло. В серьезных случаях Губернские Меджлисы входят с представлениями в Духовное Правление. Пререкания о подсудности между Казнями разных учений, Суннитского и Шиитского, разрешаются Духовным Правлением того учения, по ведомству коего дело первоначально возникло.
1621. При производстве у Казиев брачных дел соблюдаются правила о гербовом сборе.
Отделение 3. О примирительном разбирательстве у Казиев.
1622. Закавказским мусульманам для разрешения возникающих между ними споров не возбраняется с обоюдного согласия обращаться к примирительному разбирательству у Казиев, не исключая дел, превышающих власть сельских судов.
1623. Не подлежат примирительному разбирательству:
1) дела о личных правах состояния;
2) дела, сопряженные с пользами малолетних и других лиц, находящихся под опекой;
3) дела, сопряженные с интересом казенных управлений или же земских, городских и сельских обществ;
4) дела, связанные чем-либо с преступлением и проступком. Это не касается тех дел, которые на основании уголовных законов могут быть прекращены примирением, а также таких дел о вознаграждении за вред или убытки, причиненные преступлением или проступком, которые вменяются в гражданском порядке после уголовного производства.
1624. Лицам, обращающимся к разбору Казия, не вменяется в обязанность давать предварительные подписки или иные обязательства на безусловное подчинение себя его решению. Если стороны сами пожелают предоставить Казию (как и всякому другому лицу) окончательный разбор своих споров по формальной записи на правах третейского суда без права апелляции, то это им не возбраняется.
1625. Принятое тяжущимися решение Казия (ст. 1624) может быть предъявлено у Мирового Судьи или Нотариуса. После обращения его в мировую сделку, оно приводится в исполнение на основании общих правил о примирительном разбирательстве. Решение Казия, вынесенное по формальной записи, исполняется в порядке, установленном для третейского суда.
Отделение 7. О Губернских Меджлисах.
1626. Присутствие Губернского Меджлиса образуется из местного Казия как председателя и двух членов.
Примечание. За отсутствием кого-либо из названных лиц, для составления присутствия по предложению Губернатора назначается одно из местных духовных лиц.
1627. Заседания Меджлиса для рассмотрения и решения дел, подлежащих его ведению, открываются по мере надобности.
1628. При каждом Меджлисе полагается особый делопроизводитель. Порядок делопроизводства в Губернских Меджлисах определяется инструкцией, утверждаемой Министром внутренних дел по согласованию с Главноуправляющим гражданской частью на Кавказе.
1629. Ведению Губернского Меджлиса подлежат:
1) дела, касающиеся порядка отправления богослужения, обрядов и исполнения духовных треб;
2) дела о проступках и преступлениях лиц приходского (мечетского) духовенства по нарушению обязанностей духовного звания, относящихся к вере;
3) жалобы на решения Казиев по брачным делам и бракоразводным процессам, пререкания между Казнями о подсудности по сим делам;
4) дела по преступлениям и проступкам мусульман Суннитского учения в тех случаях, когда по уголовным законам полагается лишь покаяние или отсылка виновного в духовный суд;
5) рассмотрение дел и вопросов, предлагаемых на обсуждение Губернатором;
6) заведывание через одного из членов Меджлиса духовными училищами-медресе и надзор за мечетскими школами;
7) производство испытаний на вступление в духовное звание,
8) дела по управлению и распоряжению приходскими (мечетскими) и иными имуществами, и разрешенными правительством духовными сборами.
1630. Губернский Меджлис приступает к рассмотрению дел, обозначенных в пунктах 2-4 статьи 1629, не иначе, как по представлениям должностных лиц, по частным жалобам или по приговорам судебных мест.
1631. Губернский Меджлис находится в ведении Губернатора, который имеет право требовать от него сведения и объяснения по всем делам. Губернатору предоставляется право назначать особого чиновника, из состоящих в его ведении, для наблюдения за правильным течением дел в Меджлисе.
1632. Определения Губернского Меджлиса составляются по большинству голосов.
1633. Жалобы на определения Губернского Меджлиса подаются в двухмесячный срок в тот же Меджлис, который представляет оные в Духовное Правление, не позже двух недель после их получения при надлежащем объяснении или же при подлинном определении, относящемся к жалобе.
1634. Если определение Губернского Меджлиса о наложении на виновных духовных лиц взысканий (ст. 1594 и 1596) не будет обжаловано в двухмесячный срок, то оно приводится в исполнение с утверждения Губернатора.
1635. Заключения Меджлиса по религиозным вопросам представляются на разрешение Духовного Правления.
1636. Постановления Меджлиса по брачным делам, принятые вследствие требований судебных установлений, а также по делам о вступлении женщин в новый брак при существовании прежнего, о кровосмешении между лицами, не состоящими в брачном союзе, и о вступлении в брак в недозволенных степенях родства, обращаются в судебные установления.
1637. Пререкания о подсудности между Меджлисами Суннитского учения разрешаются Суннитским Духовным Правлением, а между Меджлисами разных учений – тем Духовным Правлением, по ведомству которого первоначально возникло дело.
1638. Губернские Меджлисы имеют свою печать.
1639. Прошения и приложения к ним, как и все бумаги, подаваемые в Губернские Меджлисы, а также копии с решений, справок и тому подобных бумаг, подлежат гербовому сбору.
1640. Размер канцелярских пошлин за производство дел в Меджлисах, за выдачу копий, справок и за приложение печати определяется особой таксой, утверждаемой Министром внутренних дел по согласованию с Главноуправляющим гражданской частью на Кавказе.
Отделение 8. О Муфтии и Суннитском Духовном Правлении.
1641. Муфтий председательствует в Суннитском Духовном Правлении.
1642. Временное занимание должности Муфтия поручается одному из членов Духовного Правления по усмотрению Главноуправляющего гражданской частью на Кавказе.
1643. О последствиях произведенных обозрений подведомственных ему учреждений (ст. 1564) Муфтий представляет надлежащие отчеты Главноуправляющему гражданской частью на Кавказе, а выписки из оных сообщаются им Губернаторам. Копии с сих отчетов сообщаются для сведения в Министерство внутренних дел.
1644. Муфтий о достойных внимания и поощрения заслугах лиц, служащих в Духовном Правлении, докладывает Главноуправляющему гражданской частью на Кавказе.
1645. Присутствие Духовного Правления под председательством Муфтия состоит из особо назначаемых Главноуправляющим гражданской частью на Кавказе трех членов (ст. 1572 и 1577). В заседаниях присутствий должен находиться секретарь, состоящий при Правлении.
Примечание. Распределение дел и занятий между членами Правления и чинами канцелярии и вообще порядок ведения дел определяются инструкцией, утверждаемой Министром внутренних дел по согласованию с Главноуправляющим гражданской частью на Кавказе.
1646. Недостаток наличных членов для составления заседаний Духовного Правления пополняется с разрешения Главноуправляющего гражданской частью на Кавказе.
1647. По делам, возникающим между мусульманами разных учений, Суннитского и Шиитского, и подлежащим решению Суннитского Духовного Правления, должен быть приглашен председатель Шиитского Духовного Правления с правом голоса.
1648. Как в приведенных случаях (ст. 1647), так и для обсуждения общих по управлению Мусульманского духовенства мер, с разрешения или по распоряжению Главноуправляющего гражданской частью на Кавказе составляются соединенные присутствия из всех членов Суннитского и Шиитского Духовных Правлений под председательством особо назначаемого каждый раз лица по указанию Главноуправляющего.
1649. Духовное Правление сносится со всеми правительственными губернскими и равными учреждениями отношениями, а с Главноуправляющим гражданской частью на Кавказе – донесениями.
1650. Духовное Правление имеет свою печать.
1651. Наблюдение за правильным течением дел по Духовному Правлению Главноуправляющим гражданской частью на Кавказе поручается одному из состоящих при нем чиновников.
1652. Ведению Духовного Правления подлежат:
1) рассмотрение жалоб на постановления подведомственных ему Губернских Меджлисов, а также донесений и сообщений о действиях подчиненных ему духовных лиц, сопряженных с нарушением обязанностей духовного звания, и предание виновных духовному суду;
2) наблюдение за своевременным доставлением Казиями, подчиненными ему, списков и ведомостей по статье 1612;
3) составление общих годовых сведений и представление оных из тех списков и ведомостей Главноуправляющему гражданской частью на Кавказе;
4) составление проектов программ как для духовных училищ, так и для экзамена на получение духовного звания, а также проектов правил для руководства подчиненных ему духовных лиц. Проекты этого рода рассматриваются и утверждаются Министром внутренних дел по согласованию с Главноуправляющим;
5) производство испытаний подчиненным ему духовным лицам,
6) рассмотрение дел, которые по предписаниям высшего начальства будут переданы на обсуждение Духовного Правления.
Примечание. Сила статей 1639 и 1640 относительно гербового сбора и взыскания канцелярских пошлин распространяется и на Духовное Правление.
1653. Решения Духовного Правления составляются по большинству голосов, а в случае их равенства, дело решается по тому мнению, которое принято председателем.
1654. Духовное Правление решает окончательно все дела, касающиеся отправления богослужения, обрядов и исполнения духовных треб, а также дела о браках и о тех духовных нарушениях, которые не подлежат рассмотрению светских судов.
1655. Решения Духовного Правления по делам о чинах высшего духовенства, если они приговариваются к какому-либо взысканию (ст. 1594), приводятся в исполнение: относительно Казиев и членов Губернских Меджлисов – с согласия подлежащего Губернатора, а относительно членов Духовного Правления – с утверждения Главноуправляющего гражданской частью на Кавказе.
1656. Духовное Правление по всем предметам, превышающим его власть, входит с представлениями к Главноуправляющему гражданской частью на Кавказе.
Отделение 9. О Закавказских Суннитских духовных училищах.
1657. Муллам при мечетях дозволяется обучать детей мусульман грамоте и мусульманскому вероучению под ближайшим надзором местных Казиев, которые обязаны наблюдать за тем, чтобы в мечетских школах и духовных училищах не были распространены вредные толкования и учения, нетерпимые правительством.
1658. Открытие при мечетях новых духовных училищ допускается по мере надобности с разрешения Губернаторов по представлениям Губернских Меджлисов. Открытие разрешается с условием, чтобы расходы, необходимые на содержание оных, были отнесены на доходы с духовных имуществ и другие сборы, составляемые посредством добровольных пожертвований мусульман.
1659. Общий надзор за мечетскими школами и духовными училищами-медресе в пределах каждой губернии сосредоточен в Губернском Меджлисе. Ближайший надзор за медресе возложен на одного из членов оного, имеющего звание Мудерриса, который обязан следить за нераспространением в названных духовных училищах вредных толкований и учений, нетерпимых правительством.
1660. Губернские Меджлисы обязаны о состоянии медресе и мечетских школ, находящихся в их ведении, представлять по данной форме срочные ведомости Губернатору и в Духовное Правление.
Отделение 10. Об управлении имуществами Закавказского Суннитского духовенства.
1661. Все принадлежащие Закавказским Суннитским мечетям, мечетским школам, медресе, кладбищам и иным духовным установлениям движимые и недвижимые имущества под названием вакуфов, дошедшие к ним законно, состоят в ведении Закавказского Суннитского духовенства и установленных над ним властей.
1662. Разрешенные правительством сборы от добровольных приношений мусульман под названием зеката, малимама причисляются также к составу духовных имуществ.
1663. Доходы с духовных имуществ (вакуфов), приношения и сборы в пользу духовенства и духовных установлений обращаются на предметы их назначения согласно воле жертвователей и Шариатским правилам. После удовлетворения прямых и настоятельных потребностей духовных установлений из принадлежащих им доходов и сборов, остающиеся средства по мере возможности употребляются:
1) на содержание должностного духовенства вместо допускаемого на первое время отпуска такового из казны,
2) на удовлетворение нужд и потребностей других духовных установлений, не имеющих подобных источников, а также на благотворительные предприятия или предприятия, имеющие своей целью общие пользы как духовенства, так и вообще Закавказских Мусульман.
1664. Приобретение Мусульманскими духовными установлениями Суннитского учения недвижимых имуществ разрешается Главноуправляющим гражданской частью на Кавказе на всякую сумму.
1665. Продажа и обмен недвижимых имуществ духовных установлений Суннитского учения разрешаются Главноуправляющим гражданской частью на Кавказе также без ограничений в сумме. Движимые имущества могут быть продаваемы: на сумму до пятисот рублей – с разрешения Духовного Правления, а свыше сего – с разрешения Главноуправляющего.
Примечание. Продажа ненужного движимого и недвижимого духовного имущества производится не иначе, как с публичных торгов, на общем основании, в аукционных камерах или в Губернском Правлении.
1666. Денежные капиталы, принадлежащие духовным установлениям, отдаются на хранение в государственные или общественные кредитные установления для приращения процентов. Отдача сих капиталов в частные руки под верные залоги, когда такой оборот будет признан удобным и выгодным, допускается Духовным Правлением под его ответственность.
1667. По приходу и расходу всех сумм, поступающих с духовных имуществ (вакуфов), а также с пожертвований и сборов, ежегодно составляется общая смета по ведомству Духовного Правления согласно данной Министром внутренних дел по согласованию с Главноуправляющим гражданской частью на Кавказе форме. После ее утверждения Министром внутренних дел, она приводится в исполнение.
1668. За всякий противозаконный расход духовных имуществ, доходов с них и сборов или за причиненный им ущерб виновные в том лица, которым вверено управление и охрана духовного достояния, подвергаются ответственности, установленной за подобные действия в отношении казенных имуществ.
1669. Иски и тяжбы об имуществах, принадлежащих мусульманским духовным установлениям, с другими ведомствами и частными лицами производятся по общим правилам гражданского судопроизводства, установленным для дел казенного управления.
Примечание. Защита интересов мусульманских духовных установлений Суннитского учения по делам, производящимся у Мировых Судей и в Окружных Судах, вменяется в обязанность Губернского Меджлиса по применению к статьям 1284 и 1285 Устава Гражданского Судопроизводства.
1670. Непосредственное заведование всем имуществом, принадлежащим какой-либо мечети, училищу или иному установлению, вверяется Комиссии из наличных приходских (мечетских) духовных лиц и из местного сельского старшины или одного из депутатов мусульман городового общественного управления, или иного доверенного лица, избранного приходским (мечетским) обществом, под председательством старшего приходского (мечетского) духовного чина. Для хранения денежных сумм, а также поступающих от Мусульман сборов натурального хозяйства, при Комиссии состоит особое лицо, назначенное Меджлисом.
1671. Заведование духовными имуществами в пределах губернии вменяется в обязанность Губернского Меджлиса.
1672. Высший надзор по управлению Суннитскими духовными имуществами на Кавказе принадлежит Суннитскому Духовному Правлению под наблюдением Министра внутренних дел и Главноуправляющего гражданской частью на Кавказе.
Примечание. Определение порядка управления и надзора за вакуфами и другими духовными сборами предоставляется Министру внутренних дел по согласованию с Главноуправляющим гражданской частью на Кавказе.
Приложение к статье 1391. О вакуфных имениях в Таврической губернии.
1. Вакуфы существуют двух родов – духовные и частные. Под духовными вакуфами разумеются недвижимые имущества, а также денежные капиталы, принадлежащие Магометанскому духовенству. Пользование частными вакуфами принадлежит тем частным родам, которым они завещаны владельцами, до совершенного пресечения сих родов. После чего они обращаются в казну.
Примечание. Если владеющий частным вакуфом или магометанское духовенство нарушат правила, предписываемые для вакуфов, то виновные предаются суду. По определению оного виновные подвергаются соразмерному взысканию за убытки, причиненные казне сим нарушением.
1. О духовных вакуфах.
2. Духовные вакуфы состоят большей частью из земель в Крыму: садов, лугов, лесов и пахотных полей, отданных магометанами в пользу мечетей и училищ, частью при жизни, частью посредством духовных завещаний.
3. Духовные вакуфы в Крыму составляют неприкосновенную собственность Магометанского духовенства. Они вверены попечению Таврического Муфтия и Магометанского Духовного Правления, состоящего под его председательством, с ответственностью пред Министерством Внутренних Дел.
4. Магометанское духовное правление печется о сохранении вакуфов в целости. Однако ненужные из них могут быть проданы. Продажа разрешается: самим Магометанским Духовным Правлением – до тысячи рублей, Министром Внутренних Дел – до пяти тысяч рублей, а на всякую сумму свыше пяти тысяч рублей – Правительствующим Сенатом. Утверждение продажи предоставляется надлежащей власти в размере, назначенном для утверждения публичных торгов. При сем Магометанское Духовное Правление пользуется правами губернского места. С другой стороны, для вакуфов могут быть приобретены недвижимые имущества с разрешения самого Магометанского Правления на сумму до трехсот рублей, а с разрешения вышеозначенного Департамента – до тысячи рублей, Министра (по положению его Совета) – до пяти тысяч рублей. О приобретении на сумму свыше пяти тысяч рублей испрашивается Высочайшее разрешение.
Примечание. К межеванию вакуфных земель Духовное Правление должно отряжать своих депутатов.
5. На содержание мечетей и училищ употребляются одни только доходы с вакуфов.
6. Таврическое Магометанское Духовное Правление имеет особую книгу, в которой записывается каждый вакуф с определением, к какой мечети или училищу оный принадлежит, какие приносит доходы и на какое употребление сии доходы предназначены.
7. Всякий завещательный акт, которым вновь учреждается в Крыму духовный вакуф, должен быть или представлен для утверждения к исполнению, или явлен в течение шести месяцев. В случае неявки в сей срок, акт считается недействительным.
8. Споры о духовных вакуфах, как и о казенных имуществах, рассматриваются на основании законов в надлежащих присутственных местах по правилам гражданского судопроизводства.
9. Таврическое Магометанское Духовное Правление имеет особую ведомость для вакуфов, состоящих в споре, и в своих отчетах показывает их особо.
10. Отчеты после их рассмотрения Духовным Правлением под председательством Муфтия представляются Таврическому Губернатору, а от него – Министру Внутренних Дел.
11. О частных вакуфах.
12. Частные вакуфы остаются в том положении, в котором они находились у частных владельцев до 22 марта 1829 года, и с теми правами, которыми их владельцы дотоле пользовались, до совершенного пресечения тех родов, которым они принадлежат. Когда линия владельцев, имеющих право на частный вакуф пресечется, то местное Управление Государственных Имуществ обязано уведомить об этом начальство для взятия сего вакуфа в казну. В случае же споров, исков и претензий, следует поступать на основании общих узаконений.
Примечание. Высочайше велено: на Высочайше учрежденную в Крыму Комиссию для проверки наличности вакуфных имуществ и прав на владение оными возложить разыскание и приведение в известность частных вакуфов в Крыму, подлежащих переходу в ведение казны. До окончания возложенного на нее поручения, Комиссия должна принимать такие вакуфы, по мере их отыскания, в свое заведование на правах Управления Государственных Имуществ. Председателю Комиссии было предоставлено право требовать в случае необходимости присылки в Комиссию дел о частных вакуфах из присутственных мест и от должностных лиц всех ведомств.
13. Завещательные акты, которыми учреждается переход частных вакуфов от одного наследника к другому, должны быть представлены для утверждения к исполнению или явлены в течение шести месяцев. В случае неявки в сей срок, они признаются недействительными.
14. О всех переходящих от одного наследника к другому частных вакуфах местное Управление Государственных Имуществ должно иметь информацию. Как только родовая линия, владеющая частным вакуфом, пресечется, следует уведомлять со своей стороны начальство для обращения того вакуфа в казну.
Приложение к статье 1391 (прим.). Правила от 5 апреля 1891 года о заведовании вакуфными имуществами.
1. Вакуфные имущества, принадлежащие существующим мечетям и училищам, находятся в непосредственном ведении тех Магометанских духовных лиц, которые состоят в должностях при означенных мечетях и училищах.
2. Вакуфные имущества существующих мечетей могут быть отданы духовным лицам, в ведении которых они состоят, в арендное содержание на срок не более трех лет на условиях, утвержденных Комиссией о вакуфах.
3. Государственный поземельный налог и все земские сборы с вакуфных имуществ существующих мечетей уплачиваются из доходов с этих имуществ теми духовными лицами, в ведении которых сии имущества находятся, или же арендаторами таких имуществ. В случае накопления недостач в платеже означенных сборов, вакуфные имущества, находящиеся в ведении неисправных духовных лиц, могут быть от них временно отобраны по распоряжению Комиссии о вакуфах и сданы сею Комиссией в аренду с торгов для пополнения причитающихся взысканий из арендных платежей. Остальные средства после погашения суммы выручаемых арендных платежей выдаются подлежащим духовным лицам.
4. Размежевание вакуфных земель, состоящих в общем владении, установленными законом способами, т.е. по полюбовным соглашениям или в судебном порядке, производится распоряжением Комиссии о вакуфах. Сверх владельцев смежных земель или их уполномоченных в составлении полюбовных сказок и проектов размежевания таких дач участвуют члены Комиссии или же должностные лица духовного ведомства по особому назначению Комиссии. Все расходы по размежеванию из общих дач вакуфных земель существующих мечетей должны быть уплачены Магометанскими духовными лицами, в ведении которых означенные земли находятся, в соразмерной части из доходов с сих размежеванных земель. Подобным же способом производится и размежевание состоящих в дачах общего владения вакуфных земель упраздненных мечетей, причем все расходы по этому размежеванию производятся из особого капитала упраздненных мечетей.
5. Комиссии предоставляется право производить из капитала упраздненных мечетей заимообразные расходы на размежевание земель существующих мечетей, но займы эти должны пополняться без замедления подлежащими духовными лицами из доходов от размежеванных земель.
6. В тех случаях, когда по незначительности вакуфных участков, лежащих внутри дач других владельцев, и неудобству пользования таковыми, духовенством будет признано выгодным продать такие участки, продажа сия производится в порядке, изложенном в статье 4 приложения к статье 1391. Вырученные деньги от продажи участков обращаются в государственные процентные бумаги, проценты с которых ежегодно выдаются духовным лицам тех мечетей, которым принадлежали проданные вакуфные участки. На тех же основаниях производится продажа мелких вакуфных участков упраздненных мечетей, причем вырученные деньги обращаются в особый капитал упраздненных мечетей.
7. За пользование вакуфными землями существующих мечетей поселенные на оных татары обязаны уплачивать местному духовенству по существующему обычаю известную долю с урожая хлебов и трав (десятину), а также условленную плату за пастьбу скота и овец. Определение размера этих повинностей предоставляется добровольному соглашению между духовенством и татарами, которые не могут быть, однако, принудительно выселены с земель, на коих они водворены.
8. Все возникающие между Магометанским духовенством и поселенными на вакуфных землях татарами несогласия относительно размера повинностей за находящиеся в пользовании татар вакуфные земли разрешаются Комиссией о вакуфах, которая в сих случаях устанавливает размер этих повинностей согласно с существующими в данной местности арендными ценами. Тою же Комиссией разрешаются несогласия, которые могут возникнуть между татарами-поселенцами и арендаторами вакуфных земель, принадлежащих упраздненным мечетям, причем водворенные на таких землях татары также не могут быть принудительно с них выселены.
9. Все принадлежащие существующим мечетям и училищам капиталы должны быть сосредоточены в губернском казначействе в депозите Комиссии. Капиталы эти обращаются Комиссией в государственные процентные бумаги, и получаемые по ним проценты ежегодно выдаются духовным лицам тех мечетей, коим капиталы эти принадлежат. По мере приведения в известность вакуфных имуществ и принадлежащих им капиталов, Комиссия обязана истребовать находящиеся у духовенства капиталы и вести оным особый счет. При этом на Комиссии лежит также обязанность следить за выходом означенных процентных бумаг в тираж, заменять вышедшие в тираж бумаги новыми и приобретать на свободные суммы новые бумаги.
10. Вакуфные имущества, принадлежащие упраздненным мечетям, состоят в непосредственном заведовании Комиссии, в обязанность которой вменяется извлечение ежегодного дохода из этих имуществ посредством отдачи их в арендное содержание с торгов. С разрешения Министра внутренних дел, испрашиваемого для каждого отдельного случая, Комиссии предоставляется право отдавать вакуфные земли упраздненных мечетей в аренду с торгов или даже без торгов поселениям безземельных татар на условиях, установленных Министром внутренних дел применительно к правилам об отдаче в аренду казенных земель крестьянам.
11. При назначении торгов на упомянутые имущества, Комиссия в порядке производства, рассмотрения и утверждения торгов в точности руководствуется законоположениями, изложенными в Уставе о Казенных Оброчных Статьях, в Положении о Казенных Подрядах и Поставках. На тех же основаниях при отдаче вакуфных имуществ в арендное содержание с разрешения Министра Внутренних Дел могут быть произведены одни окончательные торги без переторжек, согласно примечания статьи 41 Устава о Казенных Оброчных Статьях.
12. Извлечение дохода из вакуфных имуществ упраздненных мечетей, оставшихся после торгов по безуспешности последних или по другим причинам, производится Комиссией в порядке, определенном в статьях 51 и 52 Устава о Казенных Оброчных Статьях. Изложенные в статье 51 того же Устава обязанности по усмотрению Комиссии могут быть возложены на местные лица Магометанского духовенства.
13. Уплата государственных поземельных налогов и земских сборов, причитающихся с отданных в содержание с торгов вакуфных земель упраздненных мечетей, вменяется в обязанность арендаторов. Это оговаривается в арендном договоре с указанием последствий неисполнения сего обязательства. Если какое-либо вакуфное имущество не находилось известное время в арендном содержании и вообще не приносило дохода, то все причитающиеся с оного сборы за это время уплачиваются Комиссией из общего капитала упраздненных мечетей.
14. Все вообще выручаемые от вакуфных имуществ упраздненных мечетей доходы обращаются в особый капитал, который хранится в губернском казначействе на депозите Комиссии и находится в распоряжении Министра внутренних дел. Из этого капитала производятся расходы, назначенные по утвержденному расписанию на содержание Комиссии, а также на размежевание вакуфных земель упраздненных мечетей. Все прочие расходы из означенного источника на потребности Магометанских мечетей, училищ и духовенства Таврической губернии разрешаются Министром Внутренних Дел в размере до девятисот рублей в каждом случае. Свободные от расходов наличные деньги сего капитала обращаются Комиссией в государственные процентные бумаги или вносятся в государственные кредитные учреждения для приращения процентов. При этом на Комиссии лежит обязанность следить за выходом означенных бумаг в тираж, заменять вышедшие в тираж бумаги новыми и приобретать на свободные суммы новые бумаги.
Приложение к статье 1416 (прим.). Правила об установлении образовательного ценза для духовных лиц Магометанского исповедания по округу Оренбургского Магометанского Духовного Собрания.
1. Членами Оренбургского Магометанского Духовного Собрания могут быть лица, успешно выдержавшие испытание по русскому языку в объеме курса городских училищ по Положению от 31 мая 1872 года (50909).
2. На должности высшего приходского духовенства (Ахунов, Хатыпов) в городах, а также Мулл, состоящих при казачьих войсках (за исключением Оренбургского) и вообще по военному ведомству, определяются лица, которые выдержали испытание по русскому языку в объеме курса одноклассного начального народного училища по инструкции от 4 июня 1875 года.
3. От кандидатов на должности сельских Мулл и Мулл при Оренбургском казачьем войске требуется предоставление свидетельства о знании русской разговорной речи и умении читать.
4. Требуемые сими правилами испытания и выдача свидетельств лицам, означенным в статьях 1-3 сего приложения, производятся особыми комиссиями, которые по распоряжению Министерства народного просвещения учреждаются в городах при учебных заведениях ведомства сего Министерства.
5. Комиссия, образуемая при данном учебном заведении, состоит из двух преподавателей светских предметов под председательством начальника заведения.
6. Лица, желающие подвергнуться тому или другому из означенных в статье 4 сего приложения испытаний, сдают экзамены по своему выбору в одном из городов губернии или области, в которой они проживают.
7. Сроки и другие подробности относительно сдачи экзаменов и выдачи свидетельств определяются Министерством народного просвещения с опубликованием сведений о сроках и форме свидетельств в местных губернских ведомостях.
8. Лица, которые имеют свидетельства об окончании курса в одном из высших, средних или низших учебных заведений (уездных училищ, городских училищ по Положению от 31 мая 1872 года (50909) или двухклассных сельских начальных народных училищ) или же прошли курс четырех первых классов средних учебных заведений, определяются на все духовные должности по округу Оренбургского Магометанского Духовного Собрания без предварительного испытания, установленного в предшествующих статьях 1-7.
Печатается по изданию «Свод законов Российской империи». Т. XI, Ч. 1. – СПб, 1896, с. 9-11, 246-294, 324-329.
№ 118. СВОД ЗАКОНОВ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ.
ТОМ XI. ЧАСТЬ I. УСТАВ ИНОСТРАННЫХ ИСПОВЕДАНИЙ.
ПРОДОЛЖЕНИЕ 1912 ГОДА. (ИЗВЛЕЧЕНИЯ)
1344. При Виленском, Варшавском, Киевском, Московском и Приамурском военных округах учреждены должности магометанских Мулл.
1349. Льготы чинов духовенства, принадлежащего к округу Таврического Магометанского Духовного Правления, по отбыванию повинностей определяются в подлежащих Уставах.
1366. Уездный Кадий утверждается в должности Губернатором с доведением до сведения Министра внутренних дел.
1367. Заменена правилами, изложенными в статье 1366.
1368. В округе Таврического Магометанского Духовного Правления в звания Хатыпов, Имамов, Мулл, Маязинов и прочих служителей мечетей избираются лица без различия состояний.
1375. При Таврическом Магометанском Духовном Правлении на основании штата существует канцелярия, состоящая из секретаря, переводчика и вольнонаемных писцов. Секретарь после избрания и представления Таврического Губернатора утверждается Министерством внутренних дел. Переводчик определяется Таврическим Губернским Правлением по представлению Духовного Правления.
1409. Заменена правилами, изложенными в статье 1375.
1419. Духовные чины Оренбургского Магометанского округа подлежат платежу повинностей, исходя из сословия, к которому принадлежат. Приходы по добровольным общественным приговорам могут освобождать их, принимая отправление на себя.
1439-1442. Отменены.
1473. Лица, составляющие Шиитское духовенство, как высшее, так и приходское, свободны от платежа казенных повинностей, пока состоят в духовных должностях.
1475. Право освобождения от платежа казенных повинностей предоставляется лицам Шиитского духовенства пожизненно, если они оставят должность по увечью или же по беспорочной двадцатилетней службе в духовных должностях.
1476. Дети духовных лиц, принадлежащих как к высшему, так и к приходскому духовенству, пользуются правом освобождения от платежа казенных повинностей, пока их отцы состоят в духовном звании. Кроме сего, дети лиц, определенных в должность Закавказского Шейх-Уль-Ислама, а также дети чинов высшего духовенства, когда их родители беспорочно исполняли духовные обязанности в течение двадцати лет, пользуются: первые – правами детей личных дворян, а последние – правами личных почетных граждан.
1488. Мусульманские духовные лица Шиитского учения подчиняются властям, установленным Российским Правительством. Им воспрещается без особого дозволения Наместника Его Императорского Величества на Кавказе1 обращаться к иностранным духовным или иным властям за какими-либо наставлениями и разъяснениями. В случае получения таковых, они обязаны немедленно представлять оные местному гражданскому начальству.
1492. Сбор для отправления за границу и сама отсылка за границу даяний Мусульман на дела благотворительности, а также доходов с мечетских, училищных имуществ, именуемых вакуфами, без предварительного на то согласия Духовного Правления и решения Наместника Его Императорского Величества на Кавказе воспрещаются. О всяком нарушении сего правила и обнаруженном покушении на оное Мусульманские духовные чины Шиитского учения обязаны доводить до сведения местного гражданского начальства.
1537. Примечание. Правило статьи 1525 относительно взыскания канцелярских пошлин распространяется и на Шиитское Духовное Правление.
1588. Лица, составляющие Суннитское духовенство, как высшее, так и приходское, свободны от платежа казенных повинностей, пока состоят в духовных должностях.
1590. Право освобождения от казенных повинностей предоставляется лицам Суннитского духовенства пожизненно, если они оставят должность по увечью, или же по беспорочной двадцатилетней службе в духовных должностях.
1591. Дети духовных лиц, принадлежащих как к высшему, так и к приходскому духовенству, пользуются правом освобождения от платежа казенных повинностей, пока отцы их состоят в духовном звании. Кроме сего, дети лиц, определенных в должность Закавказского Шейх-Уль-Ислама, а также дети чинов высшего духовенства, когда их родители беспорочно исполняли духовные обязанности в течение двадцати лет, пользуются: первые – правами детей личных дворян, а последние – правами личных почетных граждан.
1603. Мусульманские духовные лица Суннитского подчиняются властям, установленным Российским Правительством. Им воспрещается без особого дозволения Наместника Его Императорского Величества на Кавказе обращаться к иностранным духовным или иным властям за какими-либо наставлениями и разъяснениями. В случае получения таковых, они обязаны немедленно представлять оные местному гражданскому начальству.
1607. Сбор для отправления за границу и сама отсылка за границу даяний Мусульман на дела благотворительности, а также доходов с мечетских, училищных имуществ, именуемых вакуфами, без предварительного на то согласия Духовного Правления и решения Наместника Его Императорского Величества на Кавказе воспрещаются. О всяком нарушении сего правила и обнаруженном покушении на оное Мусульманские духовные чины Суннитского учения обязаны доводить до сведения местного гражданского начальства.
1652. Примечание. Правило статьи 1640 относительно взыскания канцелярских пошлин распространяется и на Суннитское Духовное Правление.
Печатается по изданию «Свод законов Российской империи». Ч. 6. Статьи к Ч. 1 тома XI. – СПб, 1912, с. 21-24.
1. К ст. 1477. В 1905 г. был восстановлен пост наместника на Кавказе.
№ 119. СВОД ЗАКОНОВ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ.
ТОМ XI. ЧАСТЬ I. УСТАВ ИНОСТРАННЫХ ИСПОВЕДАНИЙ.
ПРОДОЛЖЕНИЕ 1914 ГОДА. (ИЗВЛЕЧЕНИЯ)
1350. Примечание. Принадлежность к Магометанскому духовенству основывается на происхождении от него и доказывается метрическими книгами, составленными по Законам о состояниях, и ревизскими сказками. Причислять к нему лиц бывших податных состояний по одному праву происхождения от него, без определения в духовные должности, запрещается.
1479. Духовные лица за нарушение обязанностей духовного звания, относящихся к вере, подлежат взысканиям и наказаниям по определениям Губернских Меджлисов и Духовного Правления. За все прочие проступки и преступления по исполнению обязанностей, возлагаемых правилами Главы I Раздела III Книги VI сих Уставов на духовные лица, они подвергаются ответственности на основании ст. 1066 и последующих статей Устава Уголовного Судопроизводства (изд. 1914 г.).
Примечание к статье 1479 в издании 1896 года остается в силе.
1594. Духовные лица за нарушение обязанностей духовного звания, относящихся к вере, подлежат взысканиям и наказаниям по определениям Губернских Меджлисов и Духовного Правления. За все прочие проступки и преступления по исполнению обязанностей, возлагаемых правилами Главы II Раздела III Книги VI сих Уставов на духовные лица, они подвергаются ответственности на основании ст. 1066 и последующих статей Устава Уголовного Судопроизводства (изд. 1914 г.).
Примечание к статье 1594 в издании 1896 года остается в силе.
Печатается по изданию «Свод законов Российской империи». Статьи к Ч. I тома XI. – СПб, 1914, с. 2-3. (Издание официальное).
№ 120. СВОД ЗАКОНОВ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ.
ТОМ XII. ЧАСТЬ I. УСТАВ СТРОИТЕЛЬНЫЙ. ИЗДАНИЕ 1900 ГОДА.
ГЛАВА V. О ПОСТРОЕНИИ МАГОМЕТАНСКИХ МЕЧЕТЕЙ.
154. Построение новых мечетей допускается не иначе, как по представлениям от приходов и приходских чинов Магометанскому духовному начальству (т.е. Таврическому Магометанскому Духовному Правлению или Оренбургскому Магометанскому Духовному Собранию) и утверждению губернского начальства. Построение допускается после надлежащего удостоверения в необходимости сих новых мечетей, а также в достаточности средств для приличного их содержания.
Примечание. В Акмолинской, Семиреченской и Семипалатинской областях возведение мечетей разрешается подлежащими Генерал-губернаторами, а в Уральской и Тургайской областях – Министром внутренних дел на общем основании.
155. При сем (ст. 154) наблюдаются следующие правила:
1) чтобы при всякой мечети прихожан было не менее двухсот наличных душ мужского пола,
2) чтобы общество, которое должно составить новый приход, изъявило в общественном приговоре надлежащим образом свое согласие на предоставление средств для обеспечения содержания мечети и нужного при ней духовенства.
156. По магометанским приходам, подведомственным Оренбургскому Духовному Собранию, построение мечетей, независимо от числа прихожан, требуемого предшествующей статьей для сооружения оных, допускается только в том случае, если от построения мечети не может произойти соблазна в вере для христиан и новокрещенных татар, живущих вместе с Магометанами.
157. Таврическое губернское начальство контролирует, чтобы при построении были сохранены общие правила о публичных зданиях. Если в том же месте находятся христианские церкви, то предварительно следует согласовать с Епархиальным Архиереем.
158. Новые мечети, признанные необходимыми и обеспеченными в содержании надлежащими духовными и гражданскими начальствами, строятся по планам и фасадам, признанным прихожанами удобными, но с условием, что если постройка мечетей предположена не по Высочайше утвержденным образцовым чертежам 1844 года, особые проекты построек каждый раз должны быть утверждены местными Губернскими Правлениями (по Строительным Отделениям), а в случаях особенной важности – представлены в Министерство внутренних дел для утверждения в порядке, указанном выше в статье 40.
Примечание. В Санкт-Петербурге фасады всех зданий представляются на благоусмотрение Государя Императора.
159. При построении мечетей в селениях отслеживается, чтобы они были сооружены на площадях, а где оных нет – на расстоянии не менее двадцати сажен от строений.1
160. Виновные в построении мечетей без разрешения подлежащего начальства или же в построении оных в селениях, не в предписанном от других строений расстоянии, подвергаются ответственности по статье 1073 Уложения о Наказаниях.
Печатается по изданию «Свод законов Российской империи» в 16 томах / Сост. и изд.: A.M. Нюрнберг. – М., 1910, Кн. 3, Т. XII, Ч. I, с. 242. (Издание неофициальное).
1. Сажень – 2,1336 м. Храмы и молитвенные дома нехристиан должны были строиться на расстоянии не менее ста саженей от православных церквей.
№ 121. СВОД ЗАКОНОВ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ. ТОМ XIV. УСТАВ О ПАСПОРТАХ. ИЗДАНИЕ 1903 ГОДА. (ИЗВЛЕЧЕНИЕ)
Временные правила для паломников-мусульман.
1. Мусульмане, отправляющиеся в паломничество в Хиджаз, Месопотамию и Персию, получают паспорта особого образца. Министру внутренних дел предоставляется право устанавливать образцы заграничных паспортов для паломников-мусульман с условием, чтобы его распоряжения по сему предмету опубликовывались для всеобщего сведения, в установленном порядке, через Правительствующий Сенат.
2. Мусульмане-паломники обязаны возвращаться из паломничества только через порты Черного и Каспийского морей, назначенные для сего Министром внутренних дел, и врачебно-наблюдательные пункты по сухопутной границе. О тех и других объявляется для всеобщего сведения в установленном порядке и отмечается в паспортах (ст. 1 сего прил.).
3. В упомянутых портах и пограничных пунктах (ст. 2 сего прил.) мусульмане-паломники обязательно подвергаются врачебно-санитарной очистке и всем мерам, устанавливаемым для лиц, прибывающих из неблагополучных в санитарном отношении местностей.1
4. Карантинное или врачебно-наблюдательное учреждение делает на паспорте возвратившегося паломника отметку о произведенной врачебно-санитарной очистке. Такая же отметка делается на особом талоне паспорта, засим талон этот отсылается Губернатору, подлежащему по месту жительства или приписки паломника.
5. Губернатор по получении обозначенного в статье 4 сего приложения талона, немедленно распоряжается о принятии мер, чтобы возвратившийся паломник потребное время находился под врачебно-санитарным наблюдением.
6. Иностранные подданные мусульмане, следующие через Россию из паломничества, пропускаются в пределы Империи только через назначенные Министром внутренних дел порты и пограничные пункты (ст. 2 сего прил.), в которых подвергаются установленным санитарным мерам (ст. 3 сего прил.), о чем на их паспортах делаются соответственные отметки.
7. Паломник, уклонившийся от исполнения требования, изложенного в статьях 2, 3 или 6 сего приложения, независимо от привлечения к уголовной ответственности за несоблюдение мер предосторожности против распространения прилипчивых и повальных болезней, по распоряжению местной полицейской власти подвергается врачебно-санитарной очистке и другим врачебно-санитарным мерам, признанным необходимыми чинами местного санитарного надзора для такого паломника.
Печатается по изданию «Свод законов Российской империи» в 16 томах / Сост. и изд.: A.M. Нюрнберг. – М., 1910, Кн. 4, Т. XIV, с. 55. (Издание неофициальное).
1. О порядке путешествия в Святые места ислама см. также «Правила перевозки на судах паломников мусульман, направляющихся из Черноморских портов в Хиджаз и обратно». (Утверждены журналом Комиссии о мерах предупреждения и борьбы с чумной заразой 12 мая 1909 года). // Свод узаконений и распоряжений Правительства, издаваемый при Правительствующем Сенате. – СПб, 1909, № 1712.
РАЗДЕЛ 3. МУСУЛЬМАНЕ В ВОЕННОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ
№ 122. ПРАВИЛА ДЛЯ ОБУЧЕНИЯ ГОРЦЕВ, ПОДГОТАВЛИВАЕМЫХ ДЛЯ СЛУЖБЫ В СОБСТВЕННОМ ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА КОНВОЕ В ДВОРЯНСКОМ ПОЛКУ, СОСТАВЛЕННЫЕ УПРАВЛЯЮЩИМ ГЛАВНОЙ ИМПЕРАТОРСКОЙ КВАРТИРОЙ ГЕНЕРАЛ-АДЪЮТАНТОМ А.Х. БЕНКЕНДОРФОМ1 В 1829 Г.
Не давать свинины и ветчины.
Строго запретить насмешки дворян и стараться подружить горцев с ними.
Ружьем и маршировке не учить, стараясь, чтобы горцы охотой занимались в свободное время.
Телесным наказаниям не подвергать. Вообще же наказывать только при посредстве прапорщика Туганова2, «которому лучше известно, с каким народом как обращаться».
Не заставлять самих чистить свое платье, для чего имеются собственные служители из их крепостных.
Не запрещать умываться по обычаю несколько раз в день. Позволить каждому класть свое оружие и платье возле своей постели, как пожелает.
Не воспрещать надевать оружие, а прапорщик Туганов постарается постепенно их от этого отучить. Вне классов позволить курить трубки.
Эффендию разрешить посещать горцев, когда он желает, даже в классах. Наблюдать, чтобы во время молитвы горцев, дворяне им не мешали.
В свободное от учения время разрешить ездить верхом на своих лошадях, за которыми будет посылать прапорщик Туганов.
Не препятствовать свиданию с единоплеменниками. Наблюдать, чтобы не только учителя, но и дворяне насчет веры горцев ничего худого не говорили и не советовали переменять ее.
Наконец, разрешить по желанию иметь свои постели.
Печатается по изданию «Петин С. Собственный Его Императорского Величества конвой. 1811-1911. Исторический очерк». Изд. 2-е. – СПб, 1911, с. 61.
1. Бенкендорф Александр Христофорович (1781-1844) – граф, генерал-адъютант. Участник войн с Францией и на Кавказе. Наиболее доверенный приближенный императора Николая I. В 1826-1844 гг. – главный начальник III отделения Собственной Е.И.В. канцелярии и шеф Корпуса жандармов. С 1826 г. – управляющий Главной императорской квартирой, в ведении которой находился Собственный Е.И.В. конвой.
2. Туганов – прапорщик, затем штабс-капитан-офицер Собственного Е.И.В. конвоя.
№ 123. ПРИСЯГА МУСУЛЬМАН, ПОСТУПАЮЩИХ В ВОЕННУЮ СЛУЖБУ (ПО «СВОДУ ВОЕННЫХ ПОСТАНОВЛЕНИЙ 1869 ГОДА»).
ПРИЛОЖЕНИЕ Б К СТАТЬЕ 6. (ИЗВЛЕЧЕНИЯ)
5. Поступающие на военную службу магометане приводятся к присяге по особой форме, указанной ниже в Приложении III, на том из принятых в оной пяти языков, какой известен присягающему (пп. А-Д). Порядок приведения к присяге магометан следующий:
1) присягающий должен во время присяги держать два перста правой руки своей на раскрытом Алкоране, повторять слова присяги, которые ему читает духовное лицо магометанской веры, и по окончании клятвы целовать слова Алкорана;
2) лицо, наряженное для присутствия при принятии присяги, обязано:
а) проверять правильность выполнения оной по тому столбцу (прилож. формы), в котором татарские или другого восточного языка слова присяги изображены русскими буквами,
б) наблюдать, чтобы духовные лица магометанской веры во время чтения присяги, а в особенности при окончании оной, отнюдь не произносили фразы по-арабски «инша аллах», а по-татарски «аллах-тилясе» (т.е. Богу угодно), а также не переменяли своего места и положения, чтобы после каждого продолжительного с их стороны перерыва чтения из-за кашля, обморока и проч., они возобновляли чтение присяжного листа;
3) в тех местах, где не окажется духовного лица магометанской веры, приведение к присяге магометан должно быть возложено на кого-либо из грамотных мусульман, а если присягающий сам грамотен, то ему самому предоставляется право читать слова присяги. За неимением же грамотных мусульман и за безграмотностью приводимого к присяге, лицо, наряженное для привода его к оной, должно читать ему слова присяги, написанные русскими буквами.
А-Д: джагатайско-татарское наречие, персидский язык, турецкий язык, арабский язык, азербайджано-турецкое наречие.
Приложение III. А. Клятвенное обещание с переводом оного на джагатайско-татарское наречие, персидский язык, турецкий язык, арабский язык, азербайджано-турецкое наречие.
Я, написавший внизу бумаги сей имя свое, клянусь Господом Всемогущим в присутствии преславного Корана и произношу клятву «Валлахи, билляхи, таллахи»1 в том, что:
взял на себя и обязался служить верою и правдою Его Императорскому Величеству, моему Августейшему Владыке и Повелителю, Всемилостивейшему Императору, Самодержавному Государю всея России Николаю Александровичу, истинному и природному Наследнику Его Царства, Его Императорскому Высочеству Государю Цесаревичу, Великому Князю Алексию Николаевичу2 и Им во всем повиноваться;
на службе Их клянусь не отступать от пролития крови моей, и ради Них, не задумываясь, жертвовать моей жизнью до последнего вздоха;
предостерегать и оборонять всеми силами души и тела и всею возможностью моей все, что относится к Самодержавию Повелителя моего, Августейшего Императора, силе и власти Его, принадлежащим правам и преимуществам, как существующим ныне и узаконенным, так и тем, которые будут существовать когда-либо;
употреблять все мои усилия на исполнение всего того, что потребуют обязанности верного служения Его Величеству, так же как и того, что касалось бы пользы и блага оного.
Если же узнаю об упущениях по службе Его Величества или о случае и происшествии, которые могут обратиться во вред интересам Его Величества или хоть на сколько-нибудь нанести им ущерб, обязуюсь не только извещать об этом немедленно тех, к кому по службе должно относиться подобное уведомление, но также с поспешностью устранять и отвращать их.
Клянусь крепко хранить всякую Государственную тайну, которая бы мне открылась случайно или доверена была мне от Высочайшего Императорского Правительства;
исполнять с верностью и честью все, что потребует чин, который на меня был возложен, как по сему генеральному обещанию, так и согласно тому, что потребует всякое другое особливое и определенное обещание и, наконец, по всем приказам и инструкциям, определяемым Именем Его Величества от предустановленных надо мной Начальников.
Для личной пользы своей или ввиду собственного интереса, интереса родственника, приятеля, из личной вражды не делать ничего такого, что бы было противно требованиям моего долга службы и условиям клятвы моей; во всем вести себя так, как прилично верному слуге и честному подданному Его Императорского Величества, так как я должен буду во всем этом отдать отчет перед Богом в страшный день судный. Беру Бога Всевышнего и Правого в свидетели сей моей клятвы. Да потребует Он с меня в ней отчета вечно и беспрерывно, и да лишит Он меня Своего покрова и Своего милосердия, если я не выполню оной. И потому прошу Его послать мне помощь и возможность душевную и телесную для выполнения клятвы сей. И Бог, конечно, есть наше прибежище, и Он внемлет молитвам нашим. Заключаю сию мою клятву целованием преславного Корана. Аминь.
Печатается по изданию «Свод военных постановлений 1869 года. Ч. 2. – Войска регулярные. Кн. 6. – Комплектование войск и управлений, заведений и учреждений военного ведомства». – СПб, 1907, с. 54-58.
1. Важнейший момент клятвы – троекратное произнесение имени Аллаха, с употреблением трех частиц клятвы, имеющихся в арабском языке (ва-, би-, та-).
2. Алексей Николаевич (1904-1918) – великий князь, сын императора Николая II, с момента рождения – наследник русского престола.

№ 124. РЕЛИГИОЗНЫЕ ОБЯЗАННОСТИ ВОИНСКИХ ЧИНОВ ПО «УСТАВУ ВНУТРЕННЕЙ СЛУЖБЫ 1910 ГОДА». (ИЗВЛЕЧЕНИЯ)
549. Командиры частей обязаны оказывать содействие своим подчиненным, не исключая и прикомандированных, в исполнении религиозных обязанностей, налагаемых на них их вероисповеданием.
552. Для говенья православных назначается неделя; занятия во время говенья производятся в часы, свободные от церковных служб; говеющие освобождаются от выполнения очередных нарядов, за исключением нарядов на внутреннюю службу в своей роте; однако и эти наряды, по возможности, должны нести нижние чины других вероисповеданий.
553. В табельные и праздничные дни (Приложение 24-е), когда церковных парадов не производится, и накануне их нижние чины православного исповедания отпускаются в церкви на богослужения в порядке, установленном командирами частей.
Командиры частей устанавливают также порядок отправления в церкви своих исповеданий не православных нижних чинов.
554. Порядок размещения воинских чинов во время богослужения в войсковых церквах устанавливает начальник, в ведении которого находится церковь.
Частным прихожанам предоставляется место, остающееся незанятым воинскими чинами.
555. По распоряжению командира части, для наблюдения в церкви за нижними чинами могут быть назначены офицеры.
556. В дни больших христианских праздников все наряды в части должны, по возможности, возлагаться на чины нехристианских исповеданий.
В свою очередь, чины нехристианских исповеданий (магометане, ламаиты, караимы, евреи) в дни совершаемого по их вере и обрядам особого богослужения могут быть освобождены от служебных занятий и, по возможности, от нарядов (Приложение 25).
561. Отпевание и погребение умерших должно совершаться по обрядам их религии, с подобающими почестями, руководствуясь Правилами погребения нижних чинов и проектом правил для парадов и церемоний.
Приложение 25 к ст. 556. Расписание важнейших магометанских, далай-ламайских, караимских и еврейских праздников, в которые воинские чины означенных вероисповеданий могут освобождаться от служебных занятий для слушания богослужения, совершаемого по обрядам их веры.
1) Магометанские праздники. Гарафа на один день. Гайды-Курбан – на три дня. Гашура – на один день. Мавлюдо-Наби – на один день. Рагаиб – на один день. Мигражд-Наби – на один день. Бараэт – на один день. Ляйля-Эль-Кадр – на один день. Гайды-Фитр – на три дня.
Примечание: Календари перечисленных праздников с указанием, на какие месяцы и числа они приходятся, объявляются ежегодно в Циркулярах Главного Штаба.
Печатается по изданию «Устав внутренней службы 1910 года» – СПб, 1910, с. 176-177. 350-351.

РАЗДЕЛ 4. ОПИСАНИЕ ОРГАНИЗАЦИИ МУСУЛЬМАН В РОССИИ
№ 125. С.Г. РЫБАКОВ. УСТРОЙСТВО И НУЖДЫ УПРАВЛЕНИЯ ДУХОВНЫМИ ДЕЛАМИ МУСУЛЬМАН В РОССИИ. ПЕТРОГРАД. 1917.
ЧАСТЬ I. МАГОМЕТАНСКИЕ ОКРУЖНЫЕ ДУХОВНЫЕ УПРАВЛЕНИЯ. ИСТОРИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ.
Присоединяя к государству земли, населенные мусульманами, русское правительство считало необходимым со времени XVIII столетия прилагать заботы о правильном устройстве мусульманского духовенства, установлении в законе его положения, обязанностей и преимуществ, создании мусульманской иерархии с высшими и низшими духовными лицами и мусульманских духовных управлений.
Русский закон создал мусульманское духовенство как сословие, мулл с правами и обязанностями, установления, чуждые мусульманскому миру, не предусмотренные мусульманским правом (шариатом).
Так, в 1788 году именным указом императрицы Екатерины II от 22 сентября Правительствующему Сенату было учреждено в г. Уфе Оренбургское Духовное Собрание для заведования всеми духовными лицами магометанской веры, находящимися в России, за исключением Таврической губернии, и определен порядок определения мулл и прочих духовных лиц названной веры.
В 1831 году именным указом от 23 декабря, ввиду необходимости дать намеченному еще в 1794 г. Таврическому Духовному Правлению устройство и определить с точностью правила производства духовных дел магометан, обитающих в губерниях Таврической и некоторых западных, издано положение о Таврическом магометанском духовенстве и подлежащих ведению его делах.
Учреждение названных установлений было вызвано политическими соображениями, о которых было упомянуто в манифесте императрицы Екатерины II от 8 апреля 1783 г. по поводу присоединения Крыма к России.
В этом манифесте выражено было обещание «охранять и защищать храмы и природную веру, коей свободное отправление со всеми законными обрядами пребудет неприкосновенно».
В этих видах издавна существовавшие звания Оренбургского и Таврического муфтиев сохранены и на будущее время и учреждены вышеупомянутые установления.
В 1872 г. Высочайше утверждено положение об управлении духовными делами мусульман Закавказья и учреждены были Закавказское Магометанское Духовное Правление шиитского учения и Закавказское Магометанское Духовное Правление суннитского учения. Духовным лицам были даны большие преимущества и значение в полном смысле органов управления. Они образовали из себя магометанское духовенство как сословие, с особыми преимуществами и обязанностями. Идея регламентации духовного быта мусульман в законе, правильного устройства мусульманского духовенства получила в названном положении наибольшее развитие.
В настоящее время в Империи существуют те же четыре окружные мусульманские духовные управления.
А. Оренбургское Магометанское Духовное Собрание.
Несмотря на широту редакции ст. 1344 Св. Зак. 1896 г. т. XI, ч. 1., предоставляющей Оренбургскому Магометанскому Духовному Собранию заведование мусульманским духовенством на пространстве всего государства, за исключением округа Таврического Магометанского Духовного Правления, Закавказья, Западной Сибири в отношении иноземцев, Собрание на практике не заведует мусульманами Северного Кавказа: в Кубанской и Терской областях и Ставропольской губернии, киргизами степных областей и мусульманами Туркестанского края.
Обстоятельства таких изъятий из круга ведения Оренбургского Духовного Собрания заслуживают выяснения в интересах пересмотра законоположений о мусульманах.
По вопросу о том, каким образом произошло то явление, что местности Северного Кавказа, подведомственные названному Собранию, на практике оставались вне ведения последнего, существует несколько мнений.
По суждению Комитета Министров, магометанские приходы на Северном Кавказе и в Средней Азии не состоят в ведении Оренбургского Духовного Собрания как присоединенные к Российской Империи после издания закона, определяющего территориальные пределы ведомства сего Собрания, и за отсутствием нового закона, устанавливающего подведомственность этих приходов этому учреждению.
Государственный Совет, рассмотрев в 1894 г. представление Военного Министерства об устройстве управления мусульманского духовенства на Северном Кавказе, определил, что хотя по действующим законоположениям духовные дела мусульман названного края подчинены Оренбургскому Духовному Собранию, но последнее из-за обширности подведомственной ему территории не проявляет своего влияния в отношении Терской и Кубанской областей и Ставропольской губернии.
Исторически вопрос, почему духовные дела мусульман Кубанской и Терской областей и Ставропольской губернии остаются вне ведения Оренбургского Магометанского Духовного Собрания, получает следующее освещение.
Еще ранее учреждения Оренбургского Духовного Собрания императрица Екатерина II именным указом Правительствующему Сенату от 5 мая 1785 г. (П.С.З. № 16193) учредила Кавказское Наместничество из двух областей: Кавказской и Астраханской. В состав этих областей входили нынешние Кубанская и Терская области, и Ставропольская губерния.
После того в 1788 г. был издан высочайший указ об учреждении в Уфе Духовного Собрания магометанского закона и о передаче в ведомство его духовных чинов того закона во всех губерниях, кроме Таврической области.
Таким образом, названные местности Северного Кавказа, несомненно, были поставлены в отношении духовных дел мусульман в подчинение Оренбургскому Магометанскому Духовному Собранию.
По букве закона такое подчинение Северного Кавказа существует и до настоящего времени.
Но названное Собрание воздерживается от управления духовными делами мусульман Северного Кавказа, ссылаясь на то, что последние до сих пор не были переданы в его ведение. Отношение Собрания к этому вопросу оказывается двойственным, так как по единичным случаям оно принимало к своему рассмотрению дела мусульман названного края.
Вместе с тем, Министерство внутренних дел в своих разъяснениях по данному вопросу склонялось в пользу положения о не подведомственности названных местностей Оренбургскому Духовному Собранию.
История этого вопроса сводится к следующему.
По нескольким отдельным случаям, которые были на рассмотрении Министерства внутренних дел в период с 1898 по 1907 гг., Оренбургское Духовное Собрание высказывало точку зрения, что Терская и Кубанская области не входят в округ этого Собрания и что духовные дела кочующих народов Ставропольской губернии не переданы в ведение Собрания, а правила, относящиеся к этому Собранию, на означенные народы не распространены.
Вместе с тем, Собрание просило разъяснения, в праве ли оно давать заключения по делам, касающимся мусульман Северного Кавказа, но рассмотренным уже в Закавказском Суннитском Духовном Правлении, или когда требование о доставлении заключения исходит не от частного лица, а от правительственного учреждения.
В некоторых случаях Собрание даже отказывалось рассматривать дела мусульман Северного Кавказа, хотя были и обратные случаи, когда Собрание рассматривало дела названных мусульман и его решения признавались как заинтересованными лицами, так и местной властью.
Не возражая против точки зрения Собрания о не подведомственности ему мусульман Северного Кавказа, Министерство внутренних дел разъясняло Собранию, что разрешение общих шариатских вопросов по делам, не производящимся в Оренбургском Духовном Собрании, и по просьбам частных лиц, не проживающих в подведомственных ему приходах, не относится к обязанностям означенного учреждения, но по требованиям правительственных мест Духовное Собрание может, если оно признает возможным, дать надлежащее разъяснение или заключение, основанное на шариате.
Вместе с тем, Министерство по отдельным делам мусульман Северного Кавказа делало предложения Собранию, или рассмотреть дела в качестве третейского судьи, или дать заключение для преподнесения его руководству местных властей при разрешении однородных дел в связи с тем, что в местностях Северного Кавказа нет мусульманских духовных учреждений.
Из ведения Оренбургского Магометанского Духовного Собрания также изъяты киргизы (то есть казахи – Д.А.) Оренбургского и Сибирского ведомств на основании Высочайше утвержденного 21 октября 1868 г. Временного Положения об управлении степными областями. До того времени киргизы по делам духовным находились в ведении Оренбургского Духовного Собрания.
По положению 1868 г. заведование названными делами киргизов предоставлено местным муллам с подчинением их общему гражданскому управлению и Министерству внутренних дел.
Изъятие это допущено в политических целях для ослабления мусульманской пропаганды в степи, воспрепятствования усилению среди киргизов мусульманства, поэтому брачные и семейные дела киргизов были изъяты из ведения магометанского духовенства и подчинены народному суду. Звание указных мулл в степных областях было отменено.
Не подчинены также Оренбургскому Магометанскому Духовному Собранию мусульмане Туркестанского края в силу того, что названный край присоединен к России позже учреждения Оренбургского Духовного Собрания, и не был издан закон о подчинении мусульман края этому Собранию.
Что касается духовных дел мусульман Средней Азии, то в Положении об управлении областями Туркестанского края 1867 г. не установлено никаких правил по вопросу об управлении названными делами.
Б. Таврическое Магометанское Духовное Правление.
Права, обязанности и круг ведения названного Правления во многом совпадают с обязанностями Оренбургского Магометанского Духовного Собрания.
Духовенство округа Таврического Магометанского Духовного Правления, также как и Оренбургского Магометанского Духовного Собрания, имеет право рассматривать и решать всякие духовные дела магометан, а также некоторые гражданские дела: о частной собственности, дела по завещаниям или о разделах наследств, неповиновении детей и о нарушении супружеской верности, и ведет метрические книги.
Высшее управление духовными делами мусульман является, как и в округе Оренбургского Магометанского Духовного Собрания, коллегиальным. Местное заведование названными делами – единоличное (кадии и муллы в округе Таврического Духовного Правления, муллы – в округе Оренбургского Духовного Собрания).
Лица высшего магометанского духовенства назначаются правительственной властью, а приходские муллы избираются приходскими обществами и утверждаются в округах Оренбургского Магометанского Духовного Собрания и Таврического Духовного Правления Губернскими Правлениями.
В. Закавказские магометанские духовные правления шиитского и суннитского учений.
На тех же основаниям, что и Туркестанский край, не было подчинено существующим духовным управлениям и Закавказье, т.е. как край, присоединенный к Империи впоследствии.
Управление мусульманами Закавказья в духовном отношении организовано согласно особым Положениям 1872 г.
Устройство и регламентация общественного положения мусульманского духовенства в Закавказье были признаны необходимыми по следующим соображениям, как высказывался Кавказский Наместник.
Принимая меры для устройства всех классов населения во вновь присоединенном Закавказском крае, правительство не могло не обратить заботливости своей и на духовенство, столь многочисленное в мусульманском мире и занимающее важное место в духовной и гражданской жизни мусульман. Предоставив этому духовенству законом право рассмотрения даже некоторых гражданских дел – семейных и наследственных дел по правилам шариата, и сообщив тем самым ему влиятельное положение, правительство приняло на себя обязанность дать мусульманскому духовенству такое устройство, которое обеспечило бы как правильную организацию и отношения между собой разных степеней мусульманской духовной иерархии, так и нравственную состоятельность и благонадежность каждого из ее членов, так как в среде мусульманского духовенства постоянно имели место, ускользая от правильного надзора, личности, поддерживавшие и разжигавшие в массе дух неповиновения, вторгавшиеся в духовное управление народом.
Путем устройства мусульманского духовенства в Закавказском крае надеялись достигнуть следующих целей:
а) обеспечить за правительством средство надзора и контроля над действиями лиц, которых их религиозные убеждения часто ставят во враждебные к нему отношения;
б) противодействовать укреплению корпоративного духа в среде сословия, ищущего в такой связи членов своей силы и своего влияния;
в) воспрепятствовать вторжению в пределы наши из Персии и Турции чужеземных духовных лиц, особенно фанатически против нас расположенных;
г) ограничить, по возможности, круг действий духовенства в среде мусульманского населения, не посягая при этом на его религиозные убеждения;
д) поставить влиятельную часть духовенства в непосредственную зависимость от правительства, вернейшим способом к чему служит связать его материальные интересы со служением правительству;
е) создать, насколько возможно, надзор за духовными учреждениями;
ж) принять меры для приведения в известность разных видов духовных имуществ, которые, ускользая от контроля, направляются не в малой мере для поддержания духовенства заграничного.
Государственный Совет, обсуждая в 1872 г. проекты положений об управлении Закавказского мусульманского духовенства, находил, что необходимо дать упомянутому духовенству такое устройство, которое могло бы внушить местным жителям убеждение, что правительство не имеет в виду посягать на их религиозные верования, предоставить власти возможность надзора за духовными лицами, а также поставило бы последних, путем предоставления разных преимуществ, в зависимость от правительства. Мусульмане, составляя во многих местностях Закавказья почти сплошное население, находятся в постоянных сношениях с чужеземным духовенством, враждебным ко всему русскому. Для предотвращения вредных последствий этого, Государственный Совет считает необходимым образовать в собственных наших пределах правильную мусульманскую иерархию, члены которой, избираясь правительством или под непосредственным его надзором, находили бы материальную выгоду в содействии его целям.
Однако обсуждаемые проекты положений Государственный Совет считал пригодными лишь для Закавказского края, так как другие местности как по положению своему вдали от мусульманских держав, так и по этнографическим и другим условиям имеют весьма мало общего с Закавказским краем.
Положения об управлении Закавказского мусульманского духовенства шиитского и суннитского учений Высочайше утверждены 5 апреля 1872 г. и в настоящее время составляют статьи 1443-1672 Устава Духовных Дел Иностранных Исповеданий. Этими положениями предусмотрено содержание от казны Духовных Правлений, Губернских Меджлисов, казиев и пр., на что положена по штатам к ежегодному отпуску сумма в размере 37 880 руб.
Положение «Об управлении Закавказского мусульманского духовенства» в значительной степени разнится от Положений, действующих в других местностях с мусульманским населением. В округах Таврического Магометанского Духовного Правления и Оренбургского Магометанского Духовного Собрания дела мусульман ведаются духовными управлениями и муллами в высшей инстанции, коллегиальное начало проведено лишь относительно высших управлений, а в дальнейшем установлено единоличное заведование делами мусульман в лице мулл.
Закавказское Положение, представляя стройную систему управления духовными делами мусульман, коллегиальное начало проводит не только относительно высших управлений, но и в. Согласно этому Положению, заведование духовными делами мусульман принадлежит на первой инстанции на местах единоличным казиям и муллам, затем средним и высшим коллегиальным учреждениям: Губернским Меджлисам и Духовным Правлениям. Обязанности между этими установлениями распределяются также в определенном порядке. Муллы (мечетское духовенство) исполняют религиозные обязанности, заведуют мечетями и школами, ведут метрические книги, списки мусульман, доставляют казням сведения о мечетях и школах, новорожденных, умерших, браках и т.п.
Казии наблюдают за мечетским духовенством и разбирают брачные дела и споры о наследствах между мусульманами.
Губернские Меджлисы (из 3-х членов) ведут:
1) дела, относящиеся к богослужению,
2) дела о проступках духовенства, относящихся к вере,
3) жалобы на решения казиев,
4) дела по проступкам мусульман духовного характера,
5) дела, предлагаемые губернатором,
6) дела по заведованию школами, медресе и мектебами,
7) производство испытаний на духовное звание,
8) дела по управлению приходскими (мечетскими) имуществами и т.п.
Духовные Правления ведут:
1) рассмотрение жалоб на постановления Губернских Меджлисов,
2) наблюдение за предоставлением казиями сведений о мечетях, школах и пр.,
3) составление годовых списков или отчетов,
4) составление проектов программ для школ и т.п.,
5) производство испытаний духовным лицам,
6) рассмотрение вообще всех дел, передаваемых начальством на обсуждение Духовных Правлений.
Наряду с такой систематической подчиненностью одного установления другому, в рассматриваемом Положении находим подробную регламентацию деятельности этих установлений, а наряду с обязанностями – перечисление довольно широких преимуществ мусульманских духовных лиц. Они и их дети освобождены от платежа казенных повинностей; дети лиц высшего духовенства, прослуживших 20 лет, пользуются правами детей личных дворян и личных почетных граждан. В случае командировок, духовные лица имеют право на прогонные деньги от казны; в воздаяние усердия и благонамеренности могут быть удостоены высочайших наград.
По Закавказскому Положению мусульманские духовные лица пользуются наибольшей привилегированностью.
Между прочим, по специальному вопросу о применимости Закавказского Положения к управлению мусульманами восточной России был запрошен Уфимский губернатор Ушаков1. Последний в особой записке (1872 г.) высказал некоторые суждения о Закавказском Положении, которые сводятся к следующему. Он находил, что в этом Положении еще более, чем в положении об Оренбургском Магометанском Духовном Собрании, развита система централизации магометанских духовных дел, так как Духовное Правление поставлено во главе целого ряда подчиненных ему духовных учреждений, Меджлисов и казиев.
Закавказское Положение сообщает магометанскому духовенству характер стройной организации, регламентирует порядок ведения его духовных дел и дает более или менее правильное устройство религиозному быту мусульман, упрочивая положение духовенства и обеспечивая устойчивость религиозных форм магометанского мира. «Без сомнения, этот последний результат лежит вне цели и интересов правительства», – высказывался автор записки.
Это Положение привело к образованию мусульманского духовенства как особого разряда лиц, как сословия, которому предоставлены преимущества и прочное положение в религиозном и государственном значении.
Между тем, по мнению Главного Управления Кавказского Наместника, предоставление прав и преимуществ официальному Закавказскому мусульманскому духовенству было сделано с другой целью – противодействовать размножению духовных лиц и образованию из них особого сословия. Таким образом, практика применения Положения дала результаты, обратные первоначально намеченной цели.
ЧАСТЬ II. ПОРЯДОК УПРАВЛЕНИЯ ДУХОВНЫМИ ДЕЛАМИ МУСУЛЬМАН В ОБЛАСТЯХ, НЕПОДВЕДОМСТВЕННЫХ МАГОМЕТАНСКИМ ДУХОВНЫМ УПРАВЛЕНИЯМ.
Кубанская и Терская области.
По данным обследования, произведенного Министерством внутренних дел в 1912 году, органами для удовлетворения религиозных потребностей мусульманского населения Кубанской и Терской областей и осуществления вытекающих из них административно-судебных функций являются муллы старшие (эфендии) и младшие, кадии и горские словесные суды.2
Число мулл не ограничено, но на практике, по мере возможности, соблюдается ст. 1582 Устава об управлении Закавказского мусульманского духовенства Суннитского учения.
Мечети сооружаются по правилам Строительного Устава и разделяются на главные (соборные) и квартальные (пятивременные).
Муллы избираются общественными приговорами: для соборных мечетей – аульных сходов, а для квартальных – приговорами квартальных сходов, после сдачи экзамена при горском словесном суде по правилам мусульманского закона по программе, учрежденной Наместником на Кавказе3 в 1876 году, или по предоставлении ими удостоверения о сдаче такового экзамена при Закавказском Суннитском Духовном Правлении. Только после этого они утверждаются в должностях начальником области.
Кадии – числом четыре – избираются и утверждаются на основании общих, изданных Наместником на Кавказе в 1908 г. правил.
В обязанности мулл входит удовлетворение духовных потребностей населения и ведение метрических книг под наблюдением кадиев старшими муллами (эфендиями.)
На кадиях лежит общее наблюдение за духовенством, мечетями и мечетскими школами и поверка метрических книг. Кроме того, кадий как непременный член горского словесного суда единолично или при участии приглашенного им особо уважаемого населением и ученого муллы решает брачные дела и проводит экзамен кандидатов на духовные должности.
Горский словесный суд в присутствии своем рассматривает и решает по шариату дела наследственные и опекунские и выдает метрические свидетельства.
В случаях обжалования заинтересованными лицами решений кадия или горских судов по религиозным вопросам, означенные жалобы сообщаются Начальниками областей на заключение Оренбургского Духовного Собрания или по преимуществу Закавказского Суннитского Духовного Правления. После получения такового заключения, Начальником области выносится окончательное решение.
Метрические книги изготавливаются по формам, утвержденным Главным Кавказским Начальством для закавказских мусульман, и в двух экземплярах рассылаются старшим муллам (эфендиям).
Ведутся книги на арабском языке с обязательным, засвидетельствованным аульным старшиной переводом на русский язык.
По окончании года оба экземпляра книг препровождаются в горский словесный суд. После засвидетельствования их кадием, один экземпляр возвращается мулле, а другой – хранится в архиве суда.
С разрешения Начальника области открываются вероучительные школы – мектебе и медресе.
Согласно данным исследования, изложенная система заведования духовными делами мусульман, установленная практикой, по удостоверению местной военно-административной власти является в общем удовлетворительной. Желательно только оформить в законодательном порядке ведомственную подчиненность этих горцев одному из существующих в государстве мусульманских духовных учреждений.
Исследование также отмечает недостатки постановки метрического дела в названных областях.
Ставропольская губерния.
По данным исследования, мусульмане губернии состоят в ведении Главного Приставства кочующих инородцев Ставропольской губернии, и в административном отношении разделяются на два приставства: Туркменское и Караногайское или Акачунакское.
Духовные интересы мусульман губернии обслуживаются муллами и кадиями.
Число мулл не ограничено, достигает 150 человек (1912 г.). Избираются муллы общественными приговорами аульных обществ. После проверки знания правил веры кадием, они получают особое удостоверение, на основании которого или по соответственным удостоверениям от Закавказского Суннитского Духовного Правления или Оренбургского Магометанского Духовного Собрания утверждаются Ставропольским Губернским Правлением согласно ст. 379 Положения об инородцах.
Число кадиев издавна установлено обычаем: один кадий для Туркменского и три кадия для Караногайского народа. Кадии избираются народным собранием из числа как духовных, так и светских лиц и, не подвергаясь особому испытанию, утверждаются Губернатором.
Каждой должности кадия соответствует должность кадия наиба, то есть кандидата в кадии, избираемого и утверждаемого в том же порядке, как и кадий.
Мечети сооружаются на основании Строительного Устава.
В ведении мулл сосредоточиваются в первой инстанции брачные дела, наследственные и опекунские дела, разрешаемые по шариату, а кроме того, в пределах Туркменского приставства ведение метрических записей.
Кадий представляет собой вторую инстанцию в области шариатских дел, причем жалобы на решения мулл поступают к нему или непосредственно от заинтересованных лиц, или через инородческое управление.
На решение кадия допускается обжалование Губернатору, который передает дело на заключение Оренбургского Магометанского Духовного Собрания, Закавказского Суннитского Правления или Ставропольского городского муллы. После получения заключения, он постановляет окончательное решение.
Особых правил или инструкций для делопроизводства мулл и кадиев не имеется. Брачные и судебные дела решаются словесно, отношения же с правительственными властями происходят без соблюдения канцелярских форм, причем местные инородческие власти пишут кадиям на русском языке с переводом на казанское наречие, кадии же пишут бумаги на одном татарском языке.
Муллы за должностные проступки подвергаются дисциплинарным взысканиям со стороны губернского начальства непосредственно или через кадиев. Последние ответственны исключительно перед Губернатором.
Метрических книг в Ставропольской губернии для мусульман не установлено, но с 1900 года в качестве эксперимента в Туркменском приставстве на мулл возложена обязанность ведения метрических книг на татарском языке казанского наречия. Метрические свидетельства не выдаются.
Особняком от выборных мулл для кочевого населения стоит городской мулла г. Ставрополя, обслуживающий духовные нужды проживающих в городе оседлых мусульман. Утверждается он в должности Ставропольским Губернатором по согласованию с Оренбургским Магометанским Духовным Собранием. Он ведет метрические книги, присылаемые ему из Оренбургского Магометанского Духовного Собрания, на казанском татарском наречии. По истечение года представляет книги в Оренбургское Духовное Собрание; метрические свидетельства выдает за своей подписью.
Изложенное показывает, что управление духовным бытом мусульман Ставропольской губернии крайне примитивно и находится почти вне надзора правительственной власти, а также содействует в известной степени связи местных мусульманских народностей с заволжским татарским миром вследствие участия в их духовных делах Оренбургского Магометанского Духовного Собрания. При этом условии возможна татаризация местных мусульманских народностей. Но местные племена также очень восприимчивы и к русской культуре.
Степные области по положению от 25 марта 1891 года.
Как было выше упомянуто, киргизы степных областей Западной Сибири и Оренбургского края Временным Положением 1868 года были изъяты по делам духовным из ведения Оренбургского магометанского духовного собрания и подчинены общему гражданскому управлению, а через него Министерству Внутренних Дел для противодействия укреплению ислама среди киргизов.
В настоящее время, с введением в действие Высочайше утвержденного 25 марта 1891 года Степного Положения, порядок управления духовными делами киргизов представляется таким образом.
Местное заведование духовными делами предоставлено муллам, избираемым из среды инородцев по приговорам обществ, причем утверждение, а также устранение избранного лица от этого звания принадлежит губернатору.
Число мулл ограничено – по одному в волости. Официальные муллы установлены по тем соображениям, что надзор за деятельностью духовных лиц, признанных в этом звании правительством и потому действующих открыто, удобнее, чем за лицами, действующими тайно, под защитой тех, кто обращается к ним.
Избрание в каждой волости муллы не обязательно; не исключается отправление религиозных обрядов и треб лицами, непризнанными официально духовными. Обязанности мулл не определены и им не придано значения органов управления. Поэтому на мулл не возложено ведение метрических записей.
Муллы устранены от рассмотрения брачных и семейных дел, чтобы дела не получали разрешения по шариату и не упрочивался ислам в степных областях. Признано было даже необходимым установить правило об ответственности мулл за вмешательство в названные дела, как за самовольное присвоение власти. Брачные и семейные дела предоставлены ведению народного суда. Муллы подлежат платежу податей и другим повинностям наравне с киргизами.
Возведение мечетей допускается только с разрешения высшей административной власти. Раньше административной практикой разрешалось строить не более одной мечети на волость для противодействий развитию мусульманства среди киргизов.
После издания Высочайшего указа от 17 апреля 1905 года о свободе исповеданий, Министерство Внутренних Дел стало разрешать построение мечетей и сверх указанной нормы.
Мечети и школы при них содержатся за счет обществ без какого-либо пособия от казны, причем воспрещается принуждать к участию в сборах на этот предмет лиц, не изъявивших на то согласия.
Внутренняя Букеевская Орда, Астраханская губерния
Без всякого устройства в законе остается духовный быт киргизов Внутренней Букеевской орды, Астраханской губернии. Но вопрос о таковом устройстве возбуждался еще в 1873 году, когда Высочайше учрежденной Комиссией были выработаны основания устройства Внутренней орды, не получившие, однако, утверждения.
В 1887 году в Земском Отделе на основании работ местных комиссий в г. Астрахани был выработан проект Положения по управлению тремя киргизскими уездами Астраханской губернии (Букеевской ордой), но он также еще не получил движения в законодательном порядке.
Туркестанский край по Положению 1867 года и ныне действующему Положению 1886 г.
Образованный в 1866 году по Высочайшему повелению Особый Комитет по устройству Туркестанского края предложил организовать особое военно-народное управление, приняв за основание нераздельность военной и гражданской власти и предоставив ближайшее внутреннее управление туземным населением по всем делам, не имеющим политического характера, выборным из среды самого народа, применяясь к его нравам и обычаям.
Так, было учреждено Туркестанское Генерал-губернаторство в составе Семиреченской и Сырдарьинской областей, и составлено Положение об управлении Туркестанским краем согласно Высочайше утвержденному 11 июля 1867 года Журналу Комитета Министров.
На начале невмешательства определен вопрос о духовных делах мусульман края.
В Положении об управлении областями Туркестанского края 1867 года не установлено никаких правил по вопросу об управлении названными делами. Положение 1886 года никаких изменений в отношении духовного быта мусульман не внесло. В объяснительной записке к положению 1867 года, однако, нет указаний на то, какие основания приняты были для оставления этого вопроса без обсуждения. Практически изложенная мера привела к умалению духовных лиц среди мусульман Средней Азии. Как усматривается из объяснительной записки к проекту положения об управлении духовными делами киргизов в областях Степного Генерал-губернаторства 1876 года, Туркестанская администрация, согласно Положению 1867 года, отстраняясь от явного участия в религиозных делах туземного населения, достигла того, что влияние мусульманского духовенства значительно ослабело не только среди оседлого населения (сартов,4 таджиков), но и среди кочевников, т.к. представители духовной среды – муллы и ишаны – лишены были всяких привилегий и официального значения и низведены до общего уровня обывателей. Масса кочевников под влиянием своих обычаев, взявших верх над постановлениями шариата, стала возвращаться к обычному образу жизни и безразличию в религиозной области. Таким отношением сильно парализуется укрепление ислама среди инородцев Средней Азии.
Киргизы и другие народности Средней Азии были изъяты из подчинения Оренбургского Магометанского Духовного Собрания в 1880 годах по тем соображениям, что в таком подчинении было усмотрено препятствие к сближению их с русским народом.
Существовавшие до Положения 1867 года указные муллы в Сырдарьинской и Семиреченской областях вскоре утратили свое значение.
По упразднению в Средней Азии указных мулл, т.е. мулл, утверждавшихся администрацией при участии Оренбургского Магометанского Духовного Собрания, рассмотрение гражданских дел между туземцами о заключении и расторжении браков, о неповиновении детей родителям, о спорах по завещаниям или при разделе наследства, принадлежавшего раньше по закону приходскому духовенству – муллам, было изъято из ведения туркестанских мулл и предоставлено народному суду в целях ограничения действия шариата (мусульманского права) в духовном быте мусульман Средней Азии.
В областях Туркестанского Генерал-губернаторства духовно-религиозные отношения среди мусульман складываются в настоящее время, по сообщениям военных Губернаторов, следующим образом.
В Сырдарьинской области, как и в остальных коренных областях края, слово «мулла» никакого официального значения не имеет и обозначает просто грамотного человека, поэтому не может существовать и никакого порядка избрания или утверждения мулл. Приглашение мулл (имамов) к мечетям совершается частным образом. Среди населения области не существует никаких званий или должностных лиц, которые могли бы почитаться за мусульманское духовенство; религиозные обязанности совершаются не каким-либо определенным лицом, а кем-либо из старых, почетных или грамотных туземцев.
Предстоящие на молитве в мечетях или на религиозных собраниях называются имамами (муллы русского закона); никаких обязанностей или власти такие имамы не имеют. Назначение имама – руководить молящимися во время богослужения. Иногда прихожане для экономии соединяют в лице имама и школьного учителя. Часто имам как грамотное лицо приглашается для чтения молитв при рождении, обрезании, венчании и пр. Имам приглашается в некоторых местностях только на один месяц, на пост, а в остальное время общественных молений вовсе не бывает или имама заменяет кто-нибудь из прихожан. Имамом может быть каждый, имеющий познания в религиозных обрядностях.
Закаспийская область по Положению 6 февраля 1896 года.5
В том же положении, что и в Туркестанском крае, оставлен духовный быт мусульман Закаспийской области как местности, сравнительно недавно присоединенной к государству. Администрация не входит в рассмотрение вопросов, касающихся названного быта, и магометанские духовные лица до ныне остаются в тех же условиях, в каких они были до покорения Туркмении.
ЧАСТЬ Ш. ОБЗОР ПРАВИТЕЛЬСТВЕННЫХ ПРЕДПОЛОЖЕНИЙ ОБ УСТРОЙСТВЕ УПРАВЛЕНИЯ ДУХОВНЫМИ ДЕЛАМИ МУСУЛЬМАН В МЕСТНОСТЯХ, ГДЕ НЕТ МАГОМЕТАНСКИХ ДУХОВНЫХ УПРАВЛЕНИЙ.
Предположение по вопросу об устройстве духовных дел мусульман на Северном Кавказе.
В 1889 г. Командующий войсками Кавказского военного округа6 возбудил ходатайство перед военным министром (от 31 июля за № 133) об учреждении управления духовными делами мусульман в Кубанской и Терской областях для ослабления объединяющего отдельные народности влияния мусульманства и противодействия умножению мусульманского духовенства, проводящего самые дикие учения на почве народного невежества и возбуждения вредных инстинктов толпы. Генерал-адъютант Дондуков-Корсаков полагал необходимым ограничить число мусульманского духовенства и взять его вполне в руки администрации, но при этом находил политически вредным подчинять мусульман Кубанской и Терской областей духовному правлению Закавказского суннитского духовенства, так как такая мера привела бы к объединению мусульман обеих частей Кавказа.
Проект положения об управлении мусульманского духовенства суннитского учения в Кубанской и Терской областях был составлен применительно к Положению об управлении Закавказского мусульманского духовенства суннитского учения, но с некоторыми отступлениями. Право определения числа приходов и мулл предоставлялось начальникам областей. Все городское духовенство разделялось на высшее, избираемое и назначаемое администрацией, и низшее, утверждаемое администрацией и подчиненное надзору и контролю высшего духовенства.
Состав правления намечался из одного муфтия и двух членов с русским секретарем при достаточном содержании.
Для надзора за приходским духовенством и разрешения бракоразводных дел предполагалось сохранить кадиев (при горских словесных судах) и распространить эти должности на осетин и караногайцев.
Права и обязанности высшего духовенства сводились к заведованию бракоразводными делами, испытаниями на звание муллы, низшим духовенством и к надзору за мечетскими школами.
Расход по осуществлению названного положения в сумме 8 700 руб. предположено было отнести на специальный сбор с мусульманского населения Кубанской и Терской областей.
Проектированное положение, как отметил Департамент духовных дел, в случае его осуществления привело бы к укреплению и развитию магометанства в названных областях ввиду устройства особого духовного правления и учреждения должностей муфтия и кадиев с разделением магометанского духовенства на высшее и низшее, подчиненное надзору первого, и поручением надзора за школами кадиям и духовному правлению.
При таком устройстве муфтий и духовное правление будут до известной степени затруднять непосредственное воздействие администрации на магометанское духовенство и мечетские школы. Организованное таким образом правительством магометанство нашло бы себе опору в таких местностях, в которых издавна господствовало христианство.
Неудобства представленного проекта были отмечены и с экономической стороны. В случае учреждения на содержание духовных правлений и лиц специального сбора с местных магометан, означенные установления оказались бы далеко не в одинаковом положении с Оренбургским и Таврическим духовными управлениями, получающими содержание от казны.
Далее Департамент духовных дел отмечал, что участие светских должностных лиц в делах исключительно духовных, как предположено в проекте положения, имело бы характер ненужного вмешательства в магометанские религиозные вопросы.
Ввиду изложенных соображений, Департамент духовных дел полагал достаточным для ослабления влияния магометанского духовенства ограничиться изданием постановления о том, что разрешение постройки мечетей и утверждение мулл зависит от областного Правления согласно порядку, установленному в этом отношении для других местностей империи, открытие же новых мечетских училищ допускать с разрешения начальников областей.
Военное министерство, склоняясь к точке зрения министерства внутренних дел, предположило передать спорный вопрос на рассмотрение особой комиссии.
Собравшаяся по этому поводу 9 февраля 1891 г. комиссия под председательством военного министра7 с участием директора Департамента духовных дел иностранных исповеданий8, не обсуждая отдельных постановлений проектированного положения, нашла излишним вводить среди магометанского духовенства Северного Кавказа правильно организованную иерархию и высказалась в пользу учреждения должности чиновника особых поручений из мусульман при Главноуправляющем гражданской частью на Кавказе в целях надзора за духовенством и мусульманскими сектами.
Вследствие заключения означенного совещания генерал-адъютантом Шереметевым9, командующим войсками Кавказского военного округа, 19 октября 1891 г. за № 18029 был представлен на утверждение проект инструкции о порядке управления мусульманским духовенством суннитского учения в Кубанской и Терской областях, причем было предположено учредить новую должность чиновника особых поручений по мусульманским делам при главном начальнике края.
Рассмотрев проект инструкции, Главный штаб высказался за отклонение издания для Северного Кавказа нового закона о мусульманском духовенстве и за применение к Кубанской и Терской областям статей 97-100 Положения об управлении в степных областях, изданного в 1891 году.
Министерство Внутренних Дел присоединилось к изложенному предположению Главного штаба, но с условием, чтобы на приведение этого предположения в исполнение было испрошено разрешение в законодательном порядке.
Разделяя точку зрения Министерства Внутренних Дел о нежелательности учреждения новых духовных управлений для мусульман и принцип недопущения создания мусульманской иерархии официального мусульманского духовенства, Военное Министерство отклонило выработанные генерал-адъютантом князем Дондуковым-Корсаковым и графом Шереметевым проекты положения об управлении мусульманского духовенства суннитского учения в Кубанской и Терской областях и инструкции о порядке управления тем же духовенством. Взамен того в 1893 г. оно представило на разрешение Государственного Совета следующие предположения:
1) об учреждении при главном начальнике Кавказского военного округа должности чиновника военного ведомства для особых поручений по делам мусульманского духовенства;
2) об установлении по отношению к мусульманскому населению Тверской и Кубанской областей правил, которые сводятся к следующему: мусульманам дозволяется иметь своих мулл по одному на селение, имеющее не менее 300 человек мужского пола; муллы избираются населением, а утверждаются и устраняются начальником области. Возведение мечетей разрешается командующим войсками Кавказского военного округа. Мечети и школы содержатся за счет обществ, но без права принуждения к участию в сборах на этот предмет; вакуфы не допускаются.
Соединенные Департаменты Законов, Государственной Экономии, Гражданских и Духовных Дел Государственного Совета на заседании 12 ноября 1894 г., рассмотрев представление Военного Министерства, нашли, что основная мысль представления о необходимости упорядочения духовных дел магометан Северного Кавказа заслуживает полного сочувствия.
Однако учреждение новой должности чиновника особых поручений явилось бы отступлением от проведенного в нашем законодательстве начала, согласно которому местный надзор за духовными делами лиц иностранных исповеданий осуществляют общие органы управления. Такое отступление было бы истолковано мусульманами в смысле признания правительством особого значения за магометанством в Терской и Кубанской областях.
Осуществление других, предположенных в проекте Военного Министерства правил привело бы к двойственной подведомственности магометанского духовенства на Северном Кавказе: по делам избрания и утверждения мулл, построения мечетей и обеспечения их содержанием – Командующему войсками Кавказского военного округа и областным Начальникам, а по всем прочим делам, входящим в круг прав и обязанностей магометанского духовенства, – Оренбургскому духовному собранию. Подобный порядок был бы практически неудобен и не отвечал бы высказанному Главным Кавказским начальством взгляду о необходимости непосредственного подчинения деятельности названного духовенства контролю местной администрации. Поэтому надлежало бы сообразить, не следует ли с изданием обсуждаемых правил изменить также и соответственные постановления Устава Духовных Дел Иностранных Исповеданий, в связи с чем Соединенные Департаменты Законов, Государственной Экономии, Гражданских и Духовных Дел Государственного Совета постановили: возвратить представление Военному Министру для дополнения в связи с изложенными суждениями (1894 г.).
В исполнение изложенного мнения Государственного Совета в 1903 г. был выработан местными властями и представлен Главноуправляющему гражданской частью на Кавказе князю Голицыну новый вариант положения об управлении мусульманским духовенством Терской и Кубанской областей, причем в основание этого положения был принят прежний принцип Кавказского начальства, т.е. ограничение числа магометанского духовенства и полное подчинение его местной администрации.
Означенный проект не получил движения ввиду воспоследовавших указов от 12 декабря 1904 г. и 17 апреля 1905 г. об укреплении начал веротерпимости и учреждения Особого Совещания по делам веры под председательством графа А.П. Игнатьева 2-го.10
По предложению последнего и по распоряжению Наместника на Кавказе, в июне 1906 г. состоялось Особое Совещание представителей мусульман Терской и Кубанской областей, которое выработало положение об учреждении в г. Владикавказе самостоятельного духовного правления для мусульман Северного Кавказа с выборным муфтием во главе. Это положение также не получило движения в виду закрытия Особого Совещания по делам веры под председательством графа Игнатьева (28 мая 1906 г.) и учреждения законодательных установлений (то есть Государственной Думы – Д.А.).
Во всяком случае, Особое Совещание высказалось в пользу предположения Действительного Тайного Советника Череванского11 об учреждении нескольких новых духовных управлений, в том числе Кавказского с местонахождением в г. Тифлисе и включением его в район Северного Кавказа, в для противодействия стремлению магометан к объединению на почве религиозных интересов.
Ставропольская губерния.
Ставропольский Губернатор, Действительный Статский Советник Янушевич12 по вопросу об устройстве духовного быта мусульман в Ставропольской губернии высказался, что за большой отдаленностью местонахождения Оренбургского Магометанского Духовного Собрания представлялось бы более удобным подчинить духовные учреждения Ставропольской губернии Закавказскому Суннитскому Духовному Правлению (в г. Тифлисе). Если же имеет основание появившееся в газетах известие о возможности учреждения особого Духовного Правления в г. Владикавказе, то, конечно, причисление местных мусульман к Владикавказскому округу будет совершенно целесообразным.
В обоих случаях в г. Ставрополе, по мнению Действительного Статского Советника Янушевича, желательно иметь губернский меджлис по правилам, изложенным в ст. 1626 и последнем Уставе Духовных Дел. Такое учреждение, с одной стороны, явилось бы объединяющим и контролирующим действия местного мусульманского духовенства, а с другой – ведало бы всеми другими, перечисленными в приведенной статье делами, которые в данное время из-за неимения губернского меджлиса поступают в Духовное Правление.
В таком положении вопрос об устройстве управления духовными делами мусульман Северного Кавказа находится и в настоящее время. К этому надобно добавить, что на всеподданнейшем отчете о состоянии Терской области и Терского казачьего войска за 1909 год против указания Наказного Атамана Терского казачьего войска13 на возможность упорядочения религиозного вопроса в области лишь путем учреждения самостоятельного мусульманского духовного правления и мусульманской духовной семинарии, с преподаванием в ней помимо богословских предметов и светских наук как на арабском, так и на родном языке учащихся с параллельным изучением и русского языка, Император Николай II собственноручно отметил: «с этим Я не согласен».
По вопросу об устройстве духовных дел мусульман в некоторых местностях Закавказья.
Действие положений «Об управлении Закавказского мусульманского духовенства Шиитского и Суннитского учений» 1872 г., как было раньше упомянуто, распространяется не на все Закавказье.
Эти положения введены в действие только в тех частях Закавказского края, которые находятся в гражданском управлении, т.е. в Тифлисской, Елисаветпольской, Эриванской, Бакинской и Кутаисской (в прежних границах последней) губерниях. В отношении же управления духовными делами мусульман в остальных частях Закавказья: в Батумской, Дагестанской и Карской областях, Закатальском и Сухумском округах и Черноморской губернии, никаких правил еще не установлено в законе.
Правда, в 1890 году при Главном Управлении Кавказского края был разработан проект положения об общественном управлении и поземельном устройстве коренного населения Карской области и Артвинского и Батумского округов Кутаисской губернии.
Согласно этому положению, управление мусульманским духовенством в названных местностях предположено было установить на основании общего положения об управлении Закавказского мусульманского духовенства суннитского учения и Высочайше утвержденного 5 апреля 1872 г. расписания должностей по управлению Закавказского мусульманского духовенства суннитского учения. Причем установленный ст. 69-83 выше приведенного закона губернский меджлис намечено было открыть только в г. Карее для Карской области, в Артвинском и Батумском округах Кутаисской губернии учредить только казиев, по одному в каждом, с подчинением их Тифлисо-Кутаисскому меджлису (п. 6 проекта).
В объяснительной записке к проекту было отмечено, что порядок управления мусульманским духовенством и школами не был правильно установлен до того времени, поэтому устроить административный надзор за этим важным органом является настоятельно необходимым, т.к. применением вышеуказанного положения достигается установление надзора и контроля над духовенством подобно другим частям Закавказского края.
Но помянутый проект дальнейшего движения не получил.
Затем вопроса об устройстве духовного быта мусульман в вышеперечисленных местностях Закавказья коснулось в 1906 г. Особое Совещание по делам веры под председательством графа А.П. Игнатьева, которое хотя и находило, что пересмотр действующих в Закавказье узаконений по мусульманству выходит из круга возложенных на Совещание задач, ибо мероприятия, касающиеся Закавказья, могут исходить только от Наместника Кавказского, тем не менее, считало возможным указать на желательность единообразия в выработанных положениях: общем – об управлении делами мусульманской веры, и частном – по тому же предмету для Закавказского края.
Дальнейших мероприятий по настоящему вопросу не было.
Таким образом, к настоящему времени в Закавказье остается неустроенным управление духовными делами мусульман в Батумской, Дагестанской и Карской областях, Закатальском и Сухумском округах и Черноморской губернии.

Предположение Действительного Тайного Советника Череванского об утверждении окружного духовного управления для киргизов.14
В докладе, представленном в виде записки по делам веры мусульман-суннитов Особому Совещанию по делам веры 1905/6 г., действительный тайный советник Череванский, принимая во внимание ходатайства киргизов и признавая постановления Степного Положения по делам веры инородцев стеснительными для духовной жизни киргизов, а также исходя из соображений, что нельзя продлевать бесконечно неясное и ненормальное положение вероучительства в столь значительной части населения нашей страны, полагал необходимым взамен этих постановлений:
А. Разрешить открытие Киргиз-кайсацкого окружного управления по делам веры, нисколько не поощряя этим нивелировку киргиз-кайсацкого народа с татарской национальностью.
Б. Крут действия этого правления распространить на все группы киргиз-кайсацкого населения Империи, за исключением числящихся в областях Туркестанского Генерал-губернаторства и Закаспийской области. Правлению этому должны быть подчинены мусульмане всех народностей, проживающие в районе правления, в том числе и татары.
Особое Совещание вполне согласилось с выраженной в упомянутой записке мыслью об образовании наряду с несколькими новыми мусульманскими духовными управлениями и духовного правления для киргизов.
Мнение Тургайского Губернатора по вопросу об устройстве управления духовными делами мусульман Тургайской области.
Наряду с этим предположением нельзя не привести отзыв Тургайского Губернатора15 от 1913 года по вопросу о порядке управления духовными делами магометан в Тургайской области.
Существующий порядок управления названными делами в области, сосредоточивающий все дела такого рода в ведении областной администрации, Действительный Статский Советник Эверсман находил вполне удобным и весьма целесообразным как для наилучшего и ближайшего контроля за деятельностью местного магометанского духовенства, так и для возможности надлежащего его подбора. Он признавал нежелательным учреждение для киргизов особого магометанского духовного правления, а тем более включение области в округ Оренбургского Духовного Собрания. Такое включение подчинило бы мулл-киргизов, не зараженных пока мусульманским фанатизмом, влиянию фанатиков-татар.
В действующих законоположениях по духовным делам магометан Тургайской области Действительный Статский Советник Эверсман полагал бы необходимым внести лишь две поправки:
1) разрешить киргизам увеличить число мулл до одного на аул, вместо разрешенных теперь по одному на волость, для борьбы с появлением тайных духовных лиц среди киргизов,
2) установить обязательное ведение муллами метрических книг в устранение многих неудобств, происходящих ныне от отсутствия метрических записей.

Мнение Уральского Губернатора по вопросу об устройстве управления духовными делами мусульман Уральской области.
По мнению и. д. Военного Губернатора, Вице-губернатора Уральской области, Действительного Статского Советника Мордвинова, включение этой области в округ какого-либо из существующих высших магометанских духовных установлений не желательно. Надзор за мусульманскими духовными делами в Уральской области по-прежнему следовало бы сохранить за местной администрацией.
Главной задачей русской государственной власти в области мусульманских воздействий на местное население Действительный Статский Советник Мордвинов признавал отстранение чуждого зауральской степи татарского элемента и уменьшение престижа магометанского духовенства. В соответствии с этим он полагал:
1) что на должность мулл в Уральской области должны быть избираемы исключительно лица, принадлежащие к избирающему их обществу,
2) что требование знания русского языка надлежит установить только для тех мулл, которые состоят учителями мектебов и медресе, не заботясь вовсе о их большом или малом знакомстве с догматами мусульманского вероучения,
3) что рассмотрение муллами шариатских дел и ведение ими метрикаций не желательны и не вызываются необходимостью, так как для разбора всякого рода дел между кочевниками имеются народные судьи, которые судят по обычному праву, рассматривая и те дела, которые могут рассматриваться и по шариату. Метрикацию же возможно возложить на должностных лиц общественного управления, без особых погрешностей выполняющих аналогичные обязанности по текущей статистике.
Предположение об устройстве духовного быта киргизов
Внутренней Букеевской орды Астраханской губернии.
Высочайше утвержденным Положением Комитета Министров от 16 июня 1876 г. управление Внутренней киргизской ордой передано от Оренбургского Генерал-губернатора в ведомство Астраханского Губернатора. Это было сделано для того, чтобы путем постепенного сближения с русским населением ввести орду в общий существующий в губернии строй управления с отступлениями, присущими кочевому быту киргизов.
В 1888 г. был выработан в Земском Отделе проект по управлению тремя киргизскими уездами Астраханской губернии (Внутренней ордой), в котором управление духовными делами киргизов намечено было применительно к Временному Положению от 21 октября 1868 г. Проект дальнейшего движения не получил.
Предположение Степного Генерал-губернатора барона Таубе16 об изъятии татарского населения степных областей из ведения Оренбургского Магометанского Духовного Собрания и о распространении на это население действия ст. 98 Степного положения от 25 Марта 1891 г.
Действие Временного Положения от 21 октября 1868 г. распространялось лишь на киргизов степных областей. В Высочайше утвержденном Степном положении от 25 марта 1891 г. термин «киргизы» заменен термином «инородцы».
В связи с этим возникает вопрос, какие народности надо разуметь в данном случае под упомянутым термином. Текст Степного положения указывает эти народности: киргизы, дунгаи, таранчи.
Подчинение действию названного положения татар, проживающих в степных областях, в положении не предусмотрено. Таким образом, татары упомянутых областей состоят на общем основании в ведении Оренбургского Магометанского Духовного Собрания. Но высшая администрация края неоднократно возбуждала представления о распространении на татар действия положения об управлении этим краем, чтобы совершенно устранить вмешательство Оренбургского Магометанского Духовного Собрания в дела мусульман степных местностей из-за неудобства порядка, по которому часть магометанского духовенства находится в ведении названного Собрания, другая же часть подчинена действию Степного положения.
Так, Степной Генерал-Губернатор, генерал Колпаковский17 в 1888 г. по поводу настойчивого домогательства татар г. Кокчетава, при участии Оренбургского Духовного Собрания, о разрешении им построить в названном городе мечеть просил разъяснить Оренбургскому Духовному Собранию о недопустимости вмешательства его в духовные дела мусульман Степного края, в том числе татар. Вопрос был разрешен административным путем. Министерство Внутренних Дел Постановлением от 13 ноября 1888 года за № 5994 предложило Оренбургскому Магометанскому Духовному Собранию принять изложенное требование Степного Генерал-губернатора к неуклонному исполнению, сославшись при этом на ст. 252 Временного Положения 1868 г. о не подведомственности названному Собранию киргизов.
В 1900 г. для возможного ослабления мусульманского фанатизма, поддерживаемого в кочевниках местными и пришлыми татарскими муллами, Степным Генерал-губернатором бароном Таубе вновь был возбужден перед Министерством Внутренних Дел вопрос об изъятии из ведения Оренбургского Духовного Собрания всего местного мусульманского населения, не исключая татар, а также о распространении в законодательном порядке действия ст. 98 Степного Положения от 25 марта 1891 года и на татар степных областей.
Дальнейшее рассмотрение и разрешение возбужденного Степным Генерал-губернатором вопроса было задержано тем, что в Министерстве Внутренних Дел был поставлен на очередь вопрос об общем пересмотре Степного положения от 25 марта 1891 г. в связи с новыми требованиями быстро развивающейся гражданской жизни в степных областях к системе местного управления. Предположения образованного в 1903 г. Совещания по пересмотру Степного положения не получили разрешения в законодательном порядке.
Предположения по вопросу об управлении духовными делами мусульман Туркестанского края.
Первый Туркестанский Генерал-Губернатор, Генерал-Адъютант фон-Кауфман18 не находил нужным подчинять Туркестанских мусульман какому-либо духовному управлению с магометанской духовной иерархией и считал необходимым предоставить местному исламу пребывать в том же положении, в каком он находился раньше, не допуская лишь в среду фанатичных туземцев и косных элементов вроде поволжских татар.
Согласно представлению Генерал-адъютанта фон-Кауфмана, в 1880 г. Министром Внутренних Дел было предложено Оренбургскому Муфтию не распространять своей деятельности на Туркестанский край.
При преемнике Генерал-адъютанта фон-Кауфмана Генерал-лейтенанте Черняеве19 была образована Комиссия для разработки проекта особого духовного управления для мусульман края. По мысли этой комиссии, управление должно было состоять из 8-ми членов мусульман и секретаря и ведать делами мусульманской религии, вакуфами и конфессиональными школами и пр. Но этот проект не получил осуществления. После Генерал-лейтенанта Черняева и Генерал-губернатора генерал Гродеков20 распустил комиссию, и вопрос о местном духовном управлении был передан на обсуждение Министерства Внутренних Дел.
В 1898 г. после Андижанского восстания Туркестанский генерал-губернатор, генерал от инфантерии Духовской21 вновь возбудил вопрос о духовном управлении мусульман края. Был выработан проект «Временных Правил об управлении духовными делами, учебными заведениями и вакуфными имуществами мусульман Туркестанского края». В силу этих правил предполагалось, что имамы и служащие при мечетях лица избираются обществом, коему принадлежит мечеть, из своей среды и утверждаются в звании, а также отстраняются от него уездными начальниками. В местностях с киргизским населением лица других народностей могут быть утверждены в упомянутом звании лишь в исключительных случаях. Правила эти были представлены преемником генерала Духовского, генерал-лейтенантом Ивановым22 в 1901 г. Начальнику Главного штаба с просьбой «не отказать в ходатайстве о возможно скорейшем разрешении настоящего вопроса». Но переписка, представленная на рассмотрение подлежащих ведомств, осталась без дальнейшего движения. По-видимому, генерал-лейтенант Иванов и последующие главные начальники Туркестанского края не считали особенно необходимым настаивать на регламентации положения мусульман в этом крае.
Обнародованные затем указы от 12 декабря 1904 г. и 17 апреля 1905 г. о свободе исповеданий и манифест от 17 октября 1905 года исключали возможность применения к местным мусульманам каких-либо стеснительных вероисповедных правил.
Предположение об образовании для Туркестанского края особого правления
по делам мусульманской веры.
В духе упомянутых актов Высочайшей воли Комитет Министров в 1905 г. высказался, между прочим, в пользу образования для Туркестанского края особого правления по делам веры.
Этот вопрос затем был обсуждаем на особом совещании по делам веры под председательством графа А.П. Игнатьева. Туркестанский генерал-губернатор, генерал от кавалерии Тевяшев23 в мнении, представленном на названном совещании, выразился самым категорическим образом как против присоединения края к Оренбургскому муфтиату, так и против учреждения самостоятельного правления. При этом генерал-губернатор в согласии с большинством своих предшественников повторил, что местное население «совершенно не знает и никогда не знало духовенства» и что вообще «каждый правоспособный мусульманин, если он обладает достаточной грамотностью и знанием необходимых отрывков Корана, может сделаться «имамом (муллою)». Избирание это не изменяет его гражданского положения: «сегодняшний имам может быть заменен новым без каких бы то ни было формальностей, по простому желанию прихожан, причем смена эта вызывается очень часто тем соображением, что новый имам соглашается брать дешевле за исполнение своих обязанностей, чем его предшественник. В настоящее время должности имамов в громаднейшем большинстве случаев ничего заманчивого из себя не представляют: мечетей так много (десятки тысяч), приходы так малы, требования, предъявляемые к имамам, так ничтожны и, наконец, вознаграждение так скудно, что занятие такой должности не может привлекать мало-мальски образованного в мусульманском смысле туземца». Иная картина получится при регламентации духовного управления, тогда первыми кандидатами на должности имамов явятся «самые нежелательные, с политической точки зрения, элементы, так как с мусульманской ученостью неразрывно связан и фанатизм».
Генерал-губернатор высказался также за то, чтобы не была передаваема в ведение мусульманских духовных лиц регистрация браков, смерти, рождения и проч., а предоставлена была ведению администрации, так как шариат не устанавливает тесной связи с религией означенной регистрации.
Таким образом, как политические условия, так и самый уклад жизни Средне-Азиатских мусульман не вызывают, по свидетельству генерал-губернатора, необходимости в регламентации вероисповедных дел.
К этим соображениям присоединилось и Особое Совещание по делам веры графа А.П. Игнатьева. Находя, что в пределах Туркестанского края в отношении мусульманства получало полное осуществление начало отделения церкви от государства, названное совещание, согласно с заключением действительного тайного советника Череванского, не усматривало оснований к изменению установившегося там порядка управления духовными делами мусульман.
В крае продолжала применяться политика невмешательства генерал-адъютанта фон-Кауфмана в религиозную жизнь местных туземцев. Население по-прежнему само избирает себе мулл без всякого утверждения со стороны администрации, без вмешательства Оренбургского духовного собрания.
Изложенная политика невмешательства никаких недоразумений или затруднений на практике не вызывала. Туркестанский генерал-губернатор, генерал от кавалерии Самсонов24, как усматривается из дел Министерства Внутренних Дел, считал необходимым продолжать эту политику и на будущее время, признавая ее правильной по существу. Высшая администрация края находит бесцельным устанавливать для областей края утверждение мулл губернаторами, так как местные власти не в состоянии знать нравственные и умственные качества кандидатов в муллы, тем более судить о их богословских познаниях. Определение мулл путем общественных выборов нежелательно в виду крайней и вопиющей несостоятельности туземного выборного начала, основанного на широкой системе подкупов, и в виду того, что избирание мулл с одобрения русской администрации сделает должности мулл заманчивыми для туземцев, очень честолюбивых и тщеславных, и узаконит класс туземного мусульманского приходского духовенства. Ныне ничего не значащий в глазах русской власти имам (мулла), ни на что не претендующий, приобретает значение должностного лица, с значением которого необходимо считаться. Исторический же опыт показывает, что система игнорирования магометанской веры и ее служителей способствовала постоянному упадку сплоченности народа, исповедующего ислам, и даже в некоторых случаях облегчала присоединение к христианству.
Разрозненность мусульманских духовных лиц вносила разногласия во взгляды на религиозные требования и толкования ислама и тем ослабляла его влияние. Лишенный внимания государства ислам постепенно теряет свое значение в жизни исповедующих его людей. Путем лишь полного его игнорирования возможно, по мнению высшей администрации края, надеяться на изменение уклада жизни вошедших в состав Империи мусульман. Глубоко верная мысль «о разжижении мусульманской солидарности» и была одной из основных задач деятельности устроителя Туркестанского края, генерал-адъютанта фон-Кауфмана.
Утверждение мулл русской властью привело бы к тому, что официально признаваемое духовенство обратится лишь в одобренных правительством проводников нетерпимых и враждебных нам воззрений ислама, потому что утверждаемые муллы, стремясь к исполнению велений своего закона, который для них непреложен и вечен, и существуя всецело на иждивении мусульманского населения, совершенно не могут преследовать государственные интересы за отсутствием каких-либо реальных к тому выгод.
Тождественные взгляды были высказаны и военными губернаторами Сырдарьинской, Самаркандской и Ферганской областей, входящих в состав Туркестанского края.
Особую точку зрения на рассматриваемый вопрос высказал начальник Закаспийской области, генерал-лейтенант Шостак. Он признает необходимым установить в законе избрание мулл и их утверждение властью начальника области. По этому поводу канцелярия Туркестанского генерал-губернатора сделала возражение, что точка зрения генерал-лейтенанта Шостака не совпадает с предыдущей практикой администрации Закаспийской области. Областное начальство до последнего времени всячески избегало допущения «в народ» мулл с богословским образованием из Бухары и Хивы, чтобы они не распространяли ислама среди туркмен, народа не религиозного и не фанатичного, и не направили его прирожденной воинственности в рамки воинствующего ислама. «Едва ли в наших интересах официально насаждать среди народа, живущего еще в младенчестве, ислам во всей его мощи», – замечает по этому поводу канцелярия Туркестанского генерал-губернатора.
В виду изложенного канцелярия в соответствии со взглядами генерал-губернатора, генерала от кавалерии Самсонова полагала избрание мулл в Туркестанском крае всецело предоставить самому населению и по-прежнему не вмешиваться в его религиозную жизнь. Существующий порядок вполне удовлетворяет духовным интересам мусульманского населения Туркестанского края и ходатайств об изменении его со стороны населения не возбуждалось.
Предположения Комитета министров в 1905 году об учреждениях
новых мусульманских духовных управлений.
По обнародовании указа Правительствующему С